Чаша тьмы

Черный маг стоял у черты. Черта рассекала мир надвое. По одну сторону была живительная искрящаяся смерть, восхитительная, завораживающая, сводящая с ума гибель, по другую – все кончалось и не было ничего. Ни пленительного могильного плена, ни восхитительной кладбищенской гнили – ничего… Только унылая пустота жизни, присыпанная тусклым пеплом человеческого существования. Странные существа, схожие с тенями, лишенные магии, обреченные на жизнь, копошились в этой пустоте, и маг не мог подарить им радость смерти. Хотя должен был. Он обещал.

Он… Маг Смерти. Убийца. Лучший убийца Ордена Черных Башен. Маг, убивший себя, но задержавшийся на Пороге, чтоб нести смерть другим.

Отрывок из произведения:

– Маги – это такие специальные общественно бесполезные субъекты, которые прилагают максимум усилий для того, чтобы это их основное качество было замечено и надлежащим образом оценено активным большинством человечества, – заметил как-то Мур своему другу Великому Магу Курту. Ответ Великого Мага история сохранила, но меня до сих пор в ту сокровищницу старинных манускриптов не пускают. А чтоб убедить тамошних драконов в моей непричастности к гнусному племени сказителей, занимающихся предосудительным разглашением секретной информации, у меня не хватает четырех амулетов и двух артефактов. Так что простите великодушно.

Рекомендуем почитать

Если после долгих странствий и поисков удача, наконец, улыбнулась тебе — оглянись на всякий случай: вдруг смотрит кто недобрым взглядом?

Если вокруг твоей жизни ошиваются некие зловещие маги, заволакивая все вокруг смутным туманом — оглянись еще раз: вдруг заметишь что-то, что пропустил в первый?

Ну, а если ты хоть раз слышал, как под тяжелыми шагами неведомого мягко прогибается мир — оглянись трижды: мало ли что?

И если тебе повезет и никакая злокозненная мерзость не собирается незамедлительно тобой полакомится — тогда вперед! Дуй, что есть духу, приятель! Хватай свою удачу в охапку! Хватай и тащи подальше отсюда! И не смотри, что брыкается. Это ее проблемы. Пей ее полными пригоршнями — тебе повезло, парень. Так тоже бывает.

Великая Война?

Священная битва Добра со Злом?

А, может быть, просто Великая Ловушка, поставленная в незапамятные времена?

Поставленная тем, кому и Зло, и Добро равно безразличны, тем, для кого и Светлые, и Темные – обыкновенная пиша?

Внезапная победа грозит превратиться в окончательное поражение. И есть лишь одна надежда. В зыбком, неверном свете костра глазам ясновидцев и магов предстает огненный, пламенеющий меч, Меч Рассвета.

Он, и только он, способен спасти мир. Спасти мир от подымающейся из пустоты и мрака гигантской тени Пожирателя Миров. Вот только хватит ли у него сил поверить в свое предназначение и стать собой? Хватит ли у него сил родиться? Родиться – и обрушиться на врага?

Другие книги автора Сергей Николаевич Раткевич

Если кто не помнит, так после той самой истории с книгой о фаласских ядах Эрика, ледгундского лазутчика, забрал себе в ученики Хьюго Одделл, гном-лекарь и по совместительству петрийский предатель, рыцарь и шут герцога Олдвика, лучший разведчик Олбарии и прочее и прочее. И не для того, чтобы продолжить обучение мальчишки на ниве тайной службы, а разглядев в нем невероятный талант сказителя и художника. Однако первое, что сделал "благодарный ученик", так это попытался прирезать своего наставника и сбежать. За что он и был награжден признательностью и… новой жизнью. В которой отныне нашлось место не только слепому повиновению, крови и жестокости, но любви, радости и пониманию. Но если бы все на том и успокоилось, не было бы этой книги.

Время золота, время серебра.

Кто такие гномы? Непревзойденные горных дел мастера? Или же непревзойденные воины-цверги? Опасно или выгодно для Олбарии соседство с подгорной страной Петрией?

… Это было давно. Подземные воители-цверги вышли из пещер Петрии, чтобы захватить земли жителей "верхнего мира" — землю людей. Казалось, ничто не может остановить победоносное шествие закованного в стальную броню гномьего шарта, покорявшего один край за другим. Таны Олбарии готовились принять последний, неравный бой, но неожиданно пришла помощь. Эльфы Изумрудных Островов встали рядом с олбарийцами, и захватчики были разбиты. Побежденные поклялись никогда не поднимать меч на победителей, и им разрешили вернуться в свои пещеры.

С тех пор прошли века. Эльфы исчезли, Петрия затаилась, а в мире людей честь все чаще уступала подлости, а меч — кинжалу. Занятым войнами и интригами олбарийцам стало не до старых врагов. А зря…

Сканирование, распознавание, вычитка — Молчаливый Глюк, Хоси

Мелкий бес Недотыкомка, писарь тайного приказа в Кащеевом царстве, сделал ставку на богатыря Ивана-Дурака и едва не поплатился вострой своей головенкой. В те далекие трудные времена, когда коты еще ходили босыми, принцесса Перепетуя отправилась в Разбойничий Лес, совершенно не задумавшись о последствиях. А природного таланта, коим обладал начинающий поэт Элам, оказалось явно недостаточно, чтобы обратить на себя внимание могущественного главы Ордена Виршетворцев…

Впрочем, что мы вам рассказываем. Читайте сами!

Роман Злотников, Сергей и Элеонора Раткевичи, Майк Гелприн и другие друзья, коллеги и ученики замечательного русского писателя Михаила Успенского в сборнике фантастических произведений, посвященных его памяти!

Сначала это был просто сон: в нем горели города и умирали люди, а короли, бывшие союзники и друзья, ставшие смертельными врагами, посылали своих воинов убивать друг друга. Но даже самый страшный сон может стать явью, особенно если его видит маг, сильный, могущественный, злобный и обуреваемый совершенно человеческой жаждой власти и желанием рассчитаться за прошлые обиды. И вот Ирлассен, столица Вирдисского королевства, лежит в развалинах, а вокруг нее идет яростное сражение. На кону судьба Теарна и Ирнии. Только захватчиками почему-то оказываются совсем не те, кому по задумке тайного постановщика кровавого спектакля была отведена эта роль. Удастся ли трем королевствам, трем правящим домам выпутаться из колдовской паутины? Хватит ли на это мудрости и терпения?

Аннотация:

Это четвертая книга из цикла "Ирния и Вирдис". Поскольку профиль серии изменился, а потом серия и вовсе закрылась, четвертая книга так и осталась неопубликованной. Наверняка кому-то из тех, кто прочитал первые три книги, хотелось бы узнать, чем закончилась эта история.

Когда три армии и три короля исчезли в трех разных порталах, ведущих на три разные войны, а королева Грэйн осталась одна, задумчиво глядя на свои руки, только что сотворившие небывалое, Верген переглянулся со своими спутниками.

С некоторыми людьми постоянно что-нибудь случается. С другими же, напротив, не происходит ничего достойного упоминания. Писать о первых — сплошное удовольствие. О вторых — непосильный труд. Ну что, в самом деле, напишешь о том, о ком и сказать-то нечего? Еще попробуй запомнить, как его зовут-то, бедолагу. Те же, о которых есть что порассказать, опять-таки делятся на тех, кто, увы, погиб и, тех, кому, — быть может вопреки логике, законами природы, общественному мнению и здравому смыслу, удалось все же как-то выжить. Не знаю. Лично мне неинтересно писать о погибших. Я пишу о тех, кто выжил. Это мой принцип. Герои не должны умирать. Да, наверное, иногда это случается — и пусть их хоронит какой-нибудь другой автор, потому что я пишу о выживших.

Кто защитит город от ночного ужаса? Старый бюрократ с кинжалом в руках и молодая охотница за нежитью? Но случилось непредвиденное. Измена ходит рядом — и даже старый друг, давний товарищ оказывается тайным врагом. Охотница сама становится дичью, и теперь все зависит от нее. Сумеет ли она обмануть погоню, выжить и победить Стаю, когда минувшее вторгается в настоящее?

Кто такие гномы? Непревзойденные горных дел мастера? Или же непревзойденные воины — цверги? Опасно или выгодно для Олбарии соседство с подгорной страной Петрией?

...Это было давно. Подземные воители-цверги вышли из пещер Петрии, чтобы захватить земли жителей «верхнего мира» — землю людей. Казалось, ничто не может остановить победоносное шествие закованного в стальную броню гномьего шарта, покорявшего один край за другим. Таны Олбарии готовились принять последний, неравный бой, но неожиданно пришла помощь. Эльфы Изумрудных Островов встали рядом с олбарийцами, и захватчики были разбиты. Побежденные поклялись никогда не поднимать меч на победителей, и им разрешили вернуться в свои пещеры.

С тех пор прошли века. Эльфы исчезли, Петрия затаилась, а в мире людей честь все чаще уступала подлости, а меч — кинжалу. Занятым войнами и интригами олбарийцам стало не до старых врагов. А зря...

Популярные книги в жанре Фэнтези

История о любви и не только… Грустная и печальная, но несмотря на это, на мой взгляд, красивая.

Воскресное утро в городском парке выдалось молчаливым и задумчивым. Ни шороха ветерка, ни птичьего щебета, будто затянувшаяся минута молчания накрыла пространство невидимым куполом. Легкая, почти незаметная дымка скрадывала очертания дальних деревьев и кустов, привнося свою толику нереальности в изученный Виктором до трещинки на асфальте сквер. Несмотря на полный штиль, было свежо и прохладно. На кряжистой дубовой ветке, тяжелой аркой накрывавшей желто-красную аллею, сидел глухарь.

Жизнь удивительна и чудесна, когда вы молоды и невинны. И даже то, что вы оборотень, не очень портит эту самую жизнь. А то, что в борьбе за власть враги не остановятся ни перед чем, даже перед убийством вашего любимого дяди и друга, да еще и вас подставят? Если вашим единственным близким человеком становится вампир, и это при учете того, что вампиров вы ненавидите? Если вы не знаете, кому верить, а покушения и предательства сыпятся одно за другим? Приходится учиться не доверять никому, а за все ошибки платить самостоятельно. Только не увлекайтесь истреблением врагов, возможно, мир не так уж и плох.

действо в четырёх явлениях с эпиграфами (четверостишие из "Песенки лиловой улицы (посвящение М.Шагалу)" Игоря Жука)

Когда-то юный Дьюранд, младший и ненаследный сын провинциального барона, поверивший в таинственное пророчество, предсказавшее ему власть, силу и любовь прекраснейшей из дам, решил стать странствующим рыцарем, совершающим подвиги и участвующим в турнирах.

Но подвиги скверно оплачиваются, а турниры случаются не так уж часто — и вскоре молодой рыцарь становится одним из самых знаменитых наемных капитанов своего мира. Спрос на него и его отряд неизменен: бароны задумали сбросить безумного короля с трона, могущественные феодалы грызутся между собой, как волки, — а на Севере зреют семена восстания.

Дьюранд постепенно привыкает сражаться за звонкое золото и верить, что все на свете продается и покупается. Все ли? Ведь однажды наступит время, когда ему придется сделать выбор между рыцарской честью — и предательством, между зовом Высших сил — и богатством, славой и любовью.

Пророчество сделано. Можно ли противостоять ему?

...в сухом остатке: тетка просто грохнула мужа, даже не прикопав. Сурово.

Произведение закончено. Если правка и будет, то небольшая, и под настроение. Спасибо за помощь Лене Картур и Жене Прокопович. Свете Агеевой благодарность за редактирование.

Произведение окончено. Переназвала потому, что наконец подобрала более-менее удовлетворяющий меня вариант. Спасибо за помощь Лене Картур. КРОМЕ НАЗВАНИЯ НИКАКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТЕ НЕТ. И не будет уже.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Наберусь литературной смелости и расскажу вам, уважаемые читатели, правдивую историю своей жизни. Некоторым фактам моей биографии вы вправе не поверить, потому что даже в наш век космонавтики, электроники и психотерапии они граничат с чудесами. Но это уж ваше дело, верить или не верить мне, а моё дело – без прикрас и без утайки поведать вам, что происходило со мной.

Я буду описывать всё, как было на самом деле, и только не стану упоминать фамилий действующих лиц, чтобы одни из них не возгордились, а другие не обиделись. О своей настоящей фамилии я тоже умолчу. Дело в том, что сейчас я пользуюсь уважением начальства и товарищей по работе и боюсь, что недавно наладившаяся жизнь может пошатнуться, если окружающие узнают, что это именно я пережил такие приключения. А некоторым населённым пунктам, с коими связаны мои воспоминания, я буду давать условные названия, чтобы их жители не возымели ко мне претензий.

Теперь, когда у каждого есть личные крылья и когда каждый знает, что он может в любую минуту употребить их для полёта, – теперь на Земле крылья эти утратили свою популярность. На планете нашей пользуются ими главным образом некоторые романтически настроенные влюблённые да ещё сельские письмоносцы в отдалённых районах во время весенней распутицы.

И уже мало кто помнит, как трудно было Алексею Потаповичу Возможному изобретать эти крылья, и пробивать своё изобретение сквозь различные барьеры, и осуществлять всеобщую крылизацию человечества.

С непривычки долго думать у него разболелось в висках.

Раньше как славно было – жизнь себе текла, и думать нечего. Жизнь текла под парусами удачи.

Ну, хорошо, соберемся подумать: в чем дело.

Разве молодость была не права?

Потрем виски, так, полегчало. Ведь первая половина как хороша была, ни на что несмотря? Крепко, славно жилось.

– Ты редиску с сыром будешь есть, а то я выбрасываю? – жена брезгливо-осторожно держала пакет с бутербродом.

Что такое придумать рассказ? Поймать рыбку легче, чем придумать рассказ. Отбить у морской скалы кусок камня легче, чем придумать рассказ. Добиться взаимности и сделать хорошенькую матерью своих детей – это и то легче, чем придумать рассказ.

Но написать рассказ гораздо труднее, чем придумать рассказ.

Я отдыхаю на Южном берегу Крыма. Надо мной измываются все. А ведь приехал я после сезонной усталости только для того, чтобы надо мной в прямом и приятном смысле этого слова измывалось Черное море.