Час дождя

— Мне рекомендовали вас, как уникального специалиста по Виртуальным Реальностям. — Мультимиллиардер Дэн Вудворт, напряжённо застывший в уютном кресле за своим рабочим столом так, словно спинка кресла была раскалена и не позволяла потерять бдительность хоть на миг, изобразил на постном лице копию со знаменитой улыбки Джоконды, но, очевидно, перепутал палитры, потому что улыбка вышла обжигающе ледяной.

Дик Бейкер спокойно с достоинством кивнул, еле видимый в недрах огромного — больше похожего на двуспальную кровать, кресла для посетителей, — и, в свою очередь, попытался одарить Вудворта обворожительной (насколько позволяла изуродованная правая половина лица) улыбкой.

Другие книги автора Гарм Видар

Привычный путь от космопорта до жилых кварталов занял у Прайда втрое больше времени, чем обычно. Да еще на перекрестке 176-й и 965-й улиц авто Прайда угодило в пробку. Группа молодчиков, одетых в черные гидрокостюмы, вытащила из притормозившего впереди лимузина предполагаемого мутанта и долго, усердно, с профессиональным знанием дела, била.

Экзекуция проходила при обоюдном молчании.

Прайд закурил, отвернулся и стал разглядывать гигантскую серую стену, в которую город почти упирался своей северной окраиной. Издалека стена казалась сделанной из обычного бетона. На самом деле это было не так. Стена представляла собой циклопическую сферу, наполовину врытую в землю, осязаемо плотного силового поля, изолирующего от внешнего мира зону спецкарантина. Таких зон в окрестностях города было несколько. А сколько их было всего никто толком не знал.

Гарм ВИДАР

ВЕДЬМА

- Ну, ты горазд заливать! Недаром тебя Треплом все кличут, - Хромой оскалил в злой усмешке огромные кривые зубы и метнул косой звериный взгляд в сторону кровати на которой безмятежно развалился Трепло, мечтательно устремив взор свой к безобразному серому бетону, низко нависающему над головой. - Ты же из приюта в зону ни ногой, с тех пор как твои родители сдали тебя отцу настоятелю на воспитание... продали!

- Не продали, - беззаботно ухмыльнулся Трепло, а - для общего блага обменяли на ящик рыбных консервов!

Двухголовый синий мутант, невосприимчивый ко всем негативным воздействиям, начинает подозревать, что живущий в бункере Учитель не говорит ему правды…

Гарм ВИДАР

НА ПУТИ К ШАМБАЛЕ

Выкатившийся из-под ноги камень стремительно исчез в дымке, выстлавшей дно ущелья. И канул беззвучно.

- Высоковато мы забрались, - пробурчал оступившийся неспортивного вида "скалолаз" своему спутнику, закрепившемуся чуть выше на отвесной стене. Попутчик был явно более опытен: он невозмутимо подтягивал сорвавшегося "скалолаза" за страховочный трос. "Неспортивный" с философским видом висел в тумане экзотической грушей, почитая за благо не вмешиваться в процесс собственного спасения.

— Могу предложить комплект голографических видеофильмов из популярной серии «Титаны стучат в барабаны».

— Нет.

— Есть атомные аккумуляторы для вакуумных примусов «Галактический Робинзон».

— Нет.

— Магнитные ботинки с подогревом — «Старый Космический Волк»?

— Нет.

— Новинка! Мечта любого космодесантника, в оригинальной упаковке…

— Нет.

— Какой вы, однако, несговорчивый покупатель.

— Нет.

— Как же нет, когда — да!

Гарм ВИДАР

ТРИ КРУГА НЕНАВИСТИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

1

"Сейчас начнется", - вяло подумал Блейк. Как всегда перед Прорывом, у него начала стремительно неметь левая половина лица. Блейк провел рукой по щеке: щетина росла неравномерно, клочками, обминая обожженные участки.

Студент суетился и трещал без умолку - стандартная реакция новичка.

Блейк тихо выругался сквозь зубы и подтянул поближе огнемет, так чтобы в любой момент им можно было воспользоваться.

Гарм ВИДАР

АЛИБИ

- Это тот, кто вам нужен, капитан.

- Но это же...

- Спокойствие, только спокойствие, капитан! У него необычайно острый слух.

В самом дальнем углу, самого захудалого бара, какой только мог встретиться на Большой Звездной Дороге, сидел самый выдающийся частный детектив Союза 66 - Галактик (так по крайней значилось в путеводителе по спиральной Туманности С-07).

Опершись на гипертрофированную переднюю пару ложноног, Великий Детектив изучал меню двумя наборами фасеточных глаз. Каждый глаз состоял из 161-го зоркого с металлическим отливом инфраглазка.

Гарм ВИДАР

ЛАБИРИНТ

- Чего они хотят? - спросил капитан Бар, уныло глядя себе под ноги.

Лингвист Чив устало поморщился и невнятно пробормотал:

- Они говорят, что мы должны пройти последнее испытание: нечто подобное лабиринту.

- "Нечто подобное", что означает сие мудреное изречение? раздраженно фыркнул капитан Бар.

- В нашем языке нет адекватного эквивалента, - обиделся Чив.

- Ну хорошо, - вздохнул Бар, - переведите им, что мы согласны.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Рене Зюсан

Геометрическая задача

Когда я излагаю свою идею, все неизменно пожимают плечами. Меня это не удивляет - такова участь всех новаторов. Люди считают их сумасшедшими, пока истина не становится очевидной. Тогда все поражаются: как они не додумались до этого сами! А мою теорию очень легко могут проверить. И не гениальные ученые или совершенные электронно-вычислительные машины, а вы, я, любой, кто имеет простое начальное образование.

Быть или не быть захудалой планетке членом могущественной Галактической Федерации? - вот вопрос, который предстоит решить молодому культурологу. Но неожиданно история приобретает детективный характер, и герой оказывается в эпицентре головокружительных событий.

Когда я впервые сюда попал, сестры неправильно записали мою фамилию. В новый сияющий картотечный шкаф попала карточка на фамилию «C-a-x-t-o-n». С тех пор прошло четыре года, алюминиевый шкаф больше не блестит, а моя амбулаторная карта грозно раздулась.

Это будет последний наш ночной разговор. Я, как обычно, восседаю в пижаме в удобном старом кресле перед высоким, от пола до потолка, окном и любуюсь лужайкой, озаренной лунным светом. Пахучий ветерок слегка колеблет занавеску. Ты приходишь из теплой ночи, снимаешь пояс с инструментами, присаживаешься на угловую койку и берешь апельсин из моей вазы с фруктами. Иногда наши беседы длились часами, иногда тебя звали чинить подтекающий кран или заменять пробку. Ты аккуратно застегивал свой пояс и уходил обратно в ночь, не спеша преодолевая расстояние до одного из соседних корпусов. Торопливость - помеха ремонту. Твои слова. Еще я помню, как ты приговаривал: всегда искать простейшие причины, не забираться в изотерику и устранять поломку с первого раза, не то сестры обязательно повторят вызов.

Гарри кивнул и как бы нехотя сказал:

– Ладно, я возьму эти монеты.

Посетитель облегченно вздохнул.

– Спасибо, – сказал он. – И спасибо за ужин.

С этими словами он направился к двери.

– Всегда пожалуйста, – помахал на прощание Гарри. – Заходите еще.

Он бросил мимолетный взгляд за окно, чтобы определить, не начинает ли светлеть небо на востоке.

Какого черта! Включенное освещение не оставляло никаких шансов рассмотреть, что делается на улице, но и погасить свет он не мог, даже если в его заведении не было ни одного посетителя.

Родителей я не виню — даже после всего, что случилось. Свое решение они приняли не по капризу — им обоим в детстве и юности пришлось несладко. Мой дед со стороны отца страдал маниакально-депрессивным синдромом. О его переменчивом нраве слагали легенды. Семейство поминутно бросало из огня дедовых громокипящих страстей в пламя его отчаяния. Когда отец женился, он мечтал, чтобы в его доме не умолкали музыка и смех маленькой девочки; и разумеется, он хотел быть уверенным в том, что дочь не унаследует болезнь своего деда. Отец родился в восьмидесятых, когда ген биполярного синдрома еще не был открыт, а подавлять его научились вообще лишь много лет спустя. Как жаль, что генная инженерия не удовольствовалась умением удалять ненужные гены и двинулась дальше. Но я отвлекаюсь… У моей матери, напротив, было идиллическое детство (возможно, даже слишком идиллическое): она считалась вундеркиндом и пятнадцать безмятежных лет концертировала как скрипачка, срывая восторженные аплодисменты, пока не обнаружила, что детская виртуозность еще не предполагает гениальности во взрослом возрасте. Узнав истинные пределы своих способностей, она закусила губу и поклялась, что для ее дочери не будет ничего невозможного.

Проснувшись в собственной постели, стоит удостовериться, а вы ли это на самом деле?

Офицер Уилл Джемисон умер за неделю до того, как я заглянул в мастерскую Симпсона. Вообще, я не собирался туда приходить, но когда Брэнди, девушка Джоэла, упомянула о случившемся, это выдернуло меня из моего собственного горя и заставило двигаться. На похороны офицера Уилла собралась половина города, но той, кто должен был плакать сильнее всех, там не было. И ничто, кроме разве что Божьей воли, не могло успокоить ее. Ей, наверное, было очень плохо, хуже, чем все думали.

Впервые человечеству грозит полное вымирание. В космосе – сектанты разрушили Луну, и её осколки угрожают городам Земли, а из-за неудавшегося эксперимента из Меркурия создают чёрную дыру, и она уже влияет на Солнце.Но и это ещё не всё: случайно, вместе с Лунным грунтом, на Землю завозят штамм неизвестной болезни. Учёные находят лекарство против неё, но под его воздействием болезнь мутирует, подвергая мутациям и людей.И дальше только хуже…Читайте «Армагеддон», чтобы узнать будущее.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Это бред! На почве неумеренного потребления пива», — Рик тупо смотрел на этикетку, и в его голове было так же пусто, как и в головах авторов дизайна изучаемого шедевра. Но в этикетке был некий пикантный нюанс.

— Вы не подскажете, какое сегодня число? — глуповато улыбаясь, спросил Рик у соседа по столику, с отрешённым видом поглощающего пиво из такой же банки, как и та, которую держал в руках Рик.

— Семьдесят второе, — без особого энтузиазма буркнул сосед и с подозрением посмотрел на свою банку. — Вроде свежее, срок хранения истекает только через два цикла — сто тридцать шестого числа…

Часы на Старой Башне, расположенной рядом со зданием магистрата, равнодушно пробили четыре раза.

— Господи, я же обещал Анне вернуться сегодня пораньше! — Брайан споткнулся и остановился в нерешительности. Перед глазами стоял кровавый туман. Сквозь густую багровую пелену едва пробивался яркий дневной свет, и уже почти невозможно было различить контуры редких прохожих, деловито снующих по улице.

Чёрное пламя безумия, круша вс` на своём пути, медленно обволакивало разум.

— Ну, что берёшь? — плюгавый презрительно скосил единственный глаз на Грегора и снисходительно ухмыльнулся.

— Дороговато, — неуверенно промямлил Грегор, понимая, что уже проиграл.

— Не хочешь — не бери! — буркнул плюгавый и сделал вид, будто собирается уходить.

— Куда же вы?! — испуганно воскликнул Грегор, зябко кутаясь в плащ, несмотря на то, что вечер был тёплый и даже душноватый, как перед грозой. — Ну, что вы в самом деле… Я… я согласен.

Если в сердце нет любви, человек мертв. Живым он притворяется. Такова своеобразная точка отсчета для всего творчества Виктории Токаревой, лучшей, тончайшей исследовательницы этого прекрасного чувства. Любовь в произведениях писательницы не всегда бывает нежной — в ней есть место и для боли, и для непонимания. Но в повседневной, будничной суете любовь — луч света, а счастье, даже недолгое, — единственное, ради чего стоит жить… Виктория Токарева — признанный мастер современной литературы. Каждая ее книга неизменно пользуется огромной популярностью, а фильмы поставленные по сценариям писательницы — «Джентльмены удачи», «Шла собака по роялю» и многие другие, — входят в «золотой фонд» нашего кино. В этот том включены как совсем новые произведения Токаревой, так и те, что уже давно полюбились читателям.