Чарльз Мэнсон: подлинная история жизни, рассказанная им самим

Чарльз Мэнсон: подлинная история жизни, рассказанная им самим
Автор:
Перевод: Т. Давыдова
Жанр: Биографии и Мемуары
Год: 2006
ISBN: 5-91007-002-9

 В конце июля и в августе 1969 года произошли восемь весьма загадочных убийств. Они были совершены со зверской жестокостью, только вот дикие звери не пользуются ножами и пистолетами, а после убийства не оставляют посланий, неровно выведенных кровью жертв. Среди убитых были беременная Шэрон Тейт-Полански и ее друзья. Через короткое время полиция арестовала нескольких человек, оказавшихся связанными тесными узами «семьи», которую возглавлял Чарльз Мэнсон. Все они были осуждены на смертную казнь, которую впоследствии заменили пожизненным заключением. Обстоятельства происшедшего были раздуты СМИ в грандиозный скандал, что во многом и сделало Мэнсона всемирно известной культовой фигурой: если «фрукт - это яблоко», то «жестокий убийца - это Мэнсон».

Нуэль Эммонс познакомился с Чарльзом Мэнсоном задолго до этих событий, угодив в тюрьму за автомобильную кражу, но первоначальное их знакомство было недолгим. Второй раз их пути пересеклись в 1960 году, когда Эммонс вновь оказался в тюремной камере. После этих перипетий Эммонс стал заниматься фотожурналистикой и сотрудничать с несколькими американскими и европейскими журналами. В 1979 году он вышел на Мэнсона, отбывающего пожизненное заключение, и стал брать у него интервью. Продолжительные беседы Эммонса с Чарльзом Мэнсоном и стали этой книгой.

Отрывок из произведения:

Нуэль Эммонс родился в Оклахоме. Еще ребенком вместе с родителями он переехал в Калифорнию. Там Нуэль, детство которого пришлось на времена Великой депрессии, и вырос. С Чарльзом Мэнсоном он познакомился в 1956 году, угодив в тюрьму за автомобильную кражу, но первоначальное их знакомство было недолгим. Второй раз их пути пересеклись в 1960 году, когда Эммонс вновь оказался в тюремной камере. После этих перипетий Эммонс стал заниматься фотожурналистикой и сотрудничать с несколькими американскими и европейскими журналами. В 1979 году он вышел на Мэнсона и стал брать у него интервью. Пространные беседы Эммонса с Чарльзом Мэнсоном и вылились в эту книгу.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Рассказы – истории из альпинистской жизни.

С сайта http://piligrim-andy.narod.ru

Лирическая повесть, основанная на воспоминаниях, рассказывает не только о жизни и подвигах одного из выдающихся грузинских альпинистов Михаила Хергиани (1935-1969), но и о его товарищах по восхождениям на горные вершины, о соревнованиях по скалолазанию в СССР и зарубежом в 40 — 60-х годах XX века. Погиб при попытке рекордного восхождения на стену Sualto массива Civetta в итальянских Доломитовых Альпах. После того, как Хергиани сорвался со стены, падающий камень перебил страховую верёвку. Похоронен в родном селе Местиа.

        Автор — Мирон Хергиани, грузинский прозаик, брат Михаила Хергиани.

С сайта irsl.narod.ru

Мы с Джеком побывали в Украине. Поездка получилась просто замечательная, хотя и не без шероховатостей. Путь из Киева в Запорожье на автобусе был чудесным. Особенно было приятно за Джека. Он — большой любитель природы, а ее, как известно, у нас просто навалом. Вот он всю дорогу и сворачивал шею в разные стороны, любуясь полями, реками и лесами, которые в начале осени, действительно, выглядят необыкновенно красиво. Ну и особняки вдоль дороги, особенно в Киевской области, впечатляли. Джек все время поражался: это же надо, сколько богатых людей живет в этой бедной стране! В Америке, чтобы одну такую махину отстроить, нужно по меньшей мере заработать полмиллиона. Ну да, у нас нужно столько же. Но украсть… Тяжелый, между прочим, труд. В Запорожье мы приехали в 2 часа ночи, немного раньше, чем предполагалось, поэтому нас никто не встречал. Мы выгрузились на Бородинском, до дома было рукой подать, но не с нашим багажом. Мы стояли на пустынной дороге глухой ночью, как три тополя на Плющихе (третьим был огромный чемодан). Мне даже стало слегка не по себе: вдруг какие-нибудь случайные запоздалые прохожие попросят нас поделиться наличностью и припасенными для родных и близких подарками. Хорошо, если обойдется без топора… Джек безмятежно насвистывал и с любопытством озирался вокруг… И в это время придорожные кусты зашевелились. Из них вынырнули два пацана и бодрой рысцой потрусили… в противоположную от нас сторону, неся наперевес что-то тяжелое. «Ага, аккумулятор где-то сняли!..» — пронеслось у меня в голове. Дальше все происходило, как в киношном боевике. Непонятно откуда выскочила милицейская машина, из нее вылетело несколько стражей порядка, в мгновение ока они настигли злодеев и заломили им руки… Не дремлет, родная милиция! Чуть позже, когда преступники уже были обезврежены и сидели в машине, я подошла к милиционерам и спросила о мобильнике. Дескать, вот приехали раньше, а сын не встречает, была бы премного благодарна, если бы дали воспользоваться телефоном. «Телефон денег стоит!» — лукаво улыбаясь ответил страж. Я порылась в сумочке и из мелких нашла только доллар. Блюститель порядка громко рассмеялся и начал усаживаться в машину. «Так вы что, так и уедете? А мы? Вдруг у нас кто-то чемодан взаймы попросит?» — я еще шутила, но мне было уже не до смеха. «А откуда вы?» — спросил милиционер. Почему-то стесняясь, я сказала, что из Америки. «Точно попросит!» — весело ответил человек в погонах и автомобиль растаял в темноте… К счастью, скоро появился сын и мы уже без приключений доехали до дома.

Автор книги — известный летчик-парашютист — рассказывает читателям о своей жизни, о развитии парашютного спорта в России, о прыжках с предельно больших высот.

Автор книги был арестован и обвинён в шпионаже в пользу России и в незаконном экспорте предметов оборонного назначения, что грозило 10-летним тюремным заключением, хотя обвинение было совершенно абсурдным. Обычная тактика ФБР – принудить обвиняемого до суда признать себя виновным частично в обмен на обещание смягчить приговор. Такую «сделку со следствием» настоятельно предлагал заключить и обвинитель Сугру.

Но Сугру не примирился с такой участью и добился того, что через три месяца смог покинуть США и вернуться домой.

В книге описываются мало известные русскому читателю события в США, которые показывают нравственное падение администрации, в частности, попустительство интенсивному ввозу кокаина в США из Никарагуа в связи со скандальной операцией «Иран-Контрас», что привело к катастрофическому росту наркомании и уличной преступности, вплоть до бунтов, для подавления которых пришлось привлекать войска с бронетехникой. Описывается глобальная сеть электронного шпионажа, развёрнутая спецслужбами США.

Молодая стюардесса в декрете решает рожать в Таиланде. Чтобы заработать немного денег, она организует "подпольную" службу доставки, перевозя в чемоданах посылки из Таиланда в Россию и обратно. В очередной раз оставшись без дохода, главная героиня идет на подработку в детский сад, где скоро становится руководителем.

За несколько лет работы в садике ей предстоит научиться жизни на тропическом острове, имея на руках своих детей, пьющего мужа и чужих малышей…

Комментарий Редакции: И остросюжетная проза, и иронический детектив, и даже – криминальный роман. Но наибольшую остроту добавляет совсем уж сбивающий с ног факт: это многоярусное блюдо подано под соусом искренней и честной автобиографии…

Книга содержит нецензурную брань.

Опросы показывают, что Юрий Гагарин – главный герой отечественной истории ХХ века. «Юрий Гагарин» Льва Данилкина – попытка «окончательной», если это возможно, закрывающей все лакуны биографии «красного Икара»; хроника жизни – и осмысление, что представляют собой миф о Гагарине и идея «Гагарин». Интервью с очевидцами и ревизия российских и иностранных источников помогли автору ответить на базовые вопросы. Является ли Гагарин всего лишь воплощением советского дизайна – или он в самом деле был обладателем неких уникальных качеств? Что на самом деле произошло 12 апреля 1961 года? Как первый космонавт справлялся с «гагариноманией» – статусом самого знаменитого человека планеты? Что такое Гагарин: продукт строя и эпохи – или ее зеркало и оправдание? Существовал ли конфликт между ним и политическим руководством СССР? Какова подлинная причина его гибели? Был ли его успех всего лишь везением, результатом осознанного жизнестроительства – или осуществлением некоего высшего замысла? Что было бы с Гагариным и СССР – не погибни «первый гражданин Вселенной» в марте 1968-го и доживи он до наших дней?

Прозу Николая Лескова читали все, но знают его по двум-трем текстам. Названный Львом Толстым писателем будущего, самый недооцененный русский классик XIX столетия и человек-скандал прокладывал свой путь в стороне от исхоженных дорог русской словесности и сознательно выламывался из привычных схем, словно нарочно делал всё, чтобы перед ним закрылись двери гостиных и редакций, а его книги не встретились с читателем. С Крестовским он посещал петербургские трущобы, с Чеховым – злачные места. Недоучившийся гимназист прошел на государственной службе путь от письмоводителя до члена министерского Ученого комитета, ненавидел и нигилистов, и обер-прокурора Синода Победоносцева. Современники подозревали его в связях с тайной полицией, а советские пролетарии считали своим. Любя всё диковинное и яркое и в жизни, и в литературе, он сконструировал собственный сочный лексикон, работой с языком предвосхитил авангардные эксперименты начала XX века.

Книга Майи Кучерской, написанная на грани документальной и художественной прозы, созвучна произведениям ее героя – непревзойденного рассказчика, очеркиста, писателя, очарованного странника русской литературы.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Американский моряк немецкого происхождения Вильям Виллис (Уильям Уиллис) считается одним из наиболее старых мореплавателей, проделавших одиночные путешествия. Представлена хроника первого плавания У. Уиллиса на плоту из семи бальсовых бревен, названном "Семь сестричек", от берегов Перу через Тихий океан до островов Самоа (23 июня — 12 октября 1954 г.). Спутниками шестидесятилетнего мореплавателя были только кошка и попугай.

В знак признания замечательного путешествия на плоту "Семь сестричек" на протяжении 6700 миль, от Перу до Самоа, Уильяму Уиллису был вручен диплом Нью-Йоркского клуба приключений, в котором Уиллису присвоено почетное пожизненное членство.

"На плоту через океан" (The Gods Were Kind) - это первая книга знаменитого одиночного мореплавателя Уильяма Уиллиса переведенная и изданная на русском языке. (Начиная с 60-х годов, имя и фамилию автора (William Willis) переводчики стали переводить на русский как "Уильям Уиллис").

На русском языке данный труд был издан только один раз. В дальнейшем был опубликован перевод книги-хроники второго путешествия У. Уиллиса "Возраст не помеха" (An Angel On Each Shoulder), выдержавший два русскоязычных издания в 1969 и 2003 гг.

Лежа на диване, пока Лена хлопотала на кухне, Федор предавался приятным воспоминанием. «Золотая молния» и «Бриллиантовый град» стояли на стенке прямо перед глазами и ласкали взор. Только что он – уже в который раз! – посмотрел видеозаписи двух матчей «Интеллектуального града». Перипетии игры Федор успел выучить почти наизусть и главным образом любовался на экране Людой. Жаль, что не удалось сдержать данное Лене перед свадьбой обещание, но упустить такую пленительную и роскошную женщину как Люда оказалось выше его сил. Она провожала его до поезда и горько разрыдалась в купе, так что даже Федор еле сдержал слезы жалости – он и не подозревал в себе такой сентиментальности. Люда звонила несколько раз ему на работу. Каждый раз от звука ее голоса сжималось сердце, и он слышал, как она тихо плачет на другом конце провода.

У, гласная, счетом двадцатая, буква русской азбуки; в церковной, она двояка: ук или ик, и или; в счислении четыреста. сокращ. у. угол, ук. указ; усл. условно; умалит. умалительное.

У! междомет. страха, укора, позора; ух. У, какие страсти! У, бесстыдница какая! У, каки глазища уставил! Уа церк. Уа, разоряяй церковь, и тремя денми созадаяй! Марк. | У церк. нареч. част, не, знач. не уже, нет еще, еще не. Не у прииде час мой, Иоан. | У, предлог с род. пад. при, подле, близ, возле; | во время; | от. У костра и щепы. У наших у ворот девок хоровод, песня. У горя не без смеху. Царь велит им быть к себе, и они бывают у руки, целуют руку, Котошихин Сижу у моря да жду погоды. У всякого празднества не живет без дуровства. У дела быть, дело знать. Чиновник не у дел, числится на службе, без должности. У кого девка хороша? – У матки. У кого сын умен? – У батьки. Невеста с приданым: у рук, у ног пальцев по две дюжины без мала, только четырех не достало. У горя и промысл. У часу гнев, у-часу милость. Не у рук стряпня – пачкотня. Не у продажи дело стало (поговорка купцов, при уступке товара). /| У кого, у чего, выражает также принадлежность, личное владенье, связь, зависимость. У страха глаза велики. У кого детки, у того и бедки. Что у меня, то и у тебя, все равно, поравну. Он пришел ко мне, и сидит у меня, в доме, жилище. Я дал ему приют у себя. У себя ли барин? дома ли. У кого он учился? | От. У меня не уйдешь! У горя некуда деться. | У, южн. зап. пск. вор. в, и наоборот, в говор. вм. у: у доме, в'тебя, вм. в доме, у тебя; говор. и увменя. увтебя. Сверх сего в пск. твер. часто приставляют вначале эту любимую гласную, вм. о, или без всякого толку: ущера, уколица (ощера, околица); уск-осок, успокой, украек, усдоба (скосок, покой, самый край, сдоба) и пр. Слитно, предлог у выражает: окончанье, совершенье (упасть, уйти); вмещенье (в строку не упишешь, это не уложится); умаленье (боль унимается: увечье, урезка); по смыслу слова, значенья эти впрочем весьма разнообразны: уделить часть, отделить и отдать; унести, убрать, уехать, удалить, -ся, в знач. прочь откуда; уговор, условие, обязательство; ухаживать за кем, ходить около, угождая, служа и пр.

Новая книга Михаила Веллера раскрывает тайны человеческих конфликтов и парадоксального устройства общества. Как всегда, язык автора легок и ироничен, а открытия неожиданны. «Человек в системе» продолжает темы бестселлеров «Все о жизни» и «Великий последний шанс».

— Систематизировать банальное так, чтобы сами напрашивались выводы столь же явные, сколь оригинальные, — вот в чем вопрос, тот самый, ага.

— Многие знают — не многие понимают.

— Молитва. А теперь, Господи, помоги мне переварить то, чем я так славно угостился. Шучу. Цитата.