Центр притяжения

В Новой Англии осень, в ожидании снега, который выпадет только через четыре недели, меж крестовником и золотарником показались проплешины тощей почвы. Водопропускные решетки забиты опавшей листвой, небо серое, стебли кукурузы тянутся длинными рядами, словно солдаты, которые изобрели способ умереть стоя. От тыкв, наваленных у северных стен сараев, пахнет, как изо рта старухи. В это время нет тепла, но нет и холода, только воздух не стоит на месте, теребит голые поля под белесыми небесами, где птицы, выстроившись клином, летят на юг. Ветер поднимает столбы пыли с местных дорог, превращая их в танцующих дервишей, словно расческой, приглаживает поля, заглядывает в машины-развалюхи, стоящие во дворах.

Рекомендуем почитать

Стивен КИНГ

ЛЮДИ ДЕСЯТОГО ЧАСА

Примечание: {такое выделение слов} - курсив.

1

Пирсон попытался закричать, но от ужаса лишился голоса, и у него вырвалось только сдавленное всхлипывание, как у человека, стонущего во сне. Он глубоко вздохнул, чтобы попробовать снова, но не успел открыть рот, как чьи-то пальцы крепко сжали его руку выше локтя.

- Вы неправы, - произнес чей-то голос. Он был чуть громче шепота и доносился Пирсону прямо в ухо. - Опасно не правы. Поверьте мне.

Стивен Кинг

Домашние роды

Перевел с английского Виктор Вебер

С учетом того, что близился конец света, Мэдди Пейс полагала, что дела у нее идут неплохо. Чертовски неплохо. Возможно, она справлялась с трудностями, вызванными Концом Всего, лучше, чем кто бы то ни был. И она нисколько не сомневалась, что лучше, чем любая беременная женщина на всей земле.

Справлялась с трудностями.

Мэдди Пейс, подумать только.

Та самая Мэдди Пейс, которая иной раз не могла заснуть, если после визита преподобного Джонсона замечала пылинку под обеденным столом. Мэдди Пейс, которая, будучи еще Мэдди Салливан сводила с ума Джека, своего жениха, когда на полчаса застывала над меню, гадая, что же ей заказать.

Стивен КИНГ

МОЙ МИЛЫЙ ПОНИ

Старик сидел в дверях амбара, вдыхая запах яблок. Сидел в качалке, заставляя себя не думать о курении. Не потому, что курить запретил врач, а из-за сердца, которое то и дело вырывалось из груди. Он наблюдал за тем, как этот придурок Осгуд быстро считал про себя, прислонившись головой к дереву. Заметил, как тот повернулся и тут же увидел Клайви. Осгуд увидел его и рассмеялся, так широко открыв рот, что старик обратил внимание на его гнилые зубы и представил себе, как воняет у мальчишки изо рта: словно в заднем углу мокрого погреба. А ведь щенку не больше одиннадцати.

Стивен КИНГ

ПЯТАЯ ЧЕТВЕРТЬ

Я поставил свою тачку недалеко от дома Кинана, за углом.

Пару секунд посидел в темноте, затем выключил двигатель и вышел из машины. Когда я хлопнул дверцей, то у дышал, как, отвалившись, из-под крыльев посыпались на мостовую хлопья ржавчины. Ничего, скоро все будет иначе.

Пистолет был вложен в наплечную кобуру и давил на грудную клетку словно кулак. "Кольт" сорок пятого калибра раньше принадлежал Барни. Я испытывал от этого удовлетворение. На всей безумной затее налет иронии. Может быть, даже справедливости.

В доме семьи Брэдбери происходят странные вещи- прямо в стенах появляются куски стали. А тут еще отчим оказался редкостной скотиной…

Задолжав огромные деньги в карты, Шеридан вынужден красть маленьких детей, чтобы расплатиться. И вот однажды, украденный им мальчишка оказывается вампиром…

Стивен КИНГ

ПАЛЕЦ

В тот момент, когда послышался шорох, Говард Митла сидел один в своей квартире в Куинсе. Говард был обыкновенным бухгалтером, которых в Нью-Йорке множество. Его жена Вайолет Митла была обыкновенной медсестрой, работающей у зубного врача, которых в Нью-Йорке также немало. Дождавшись конца теленовостей, она побежала в магазин на углу за мороженным. После новостей шло "Поле чудес", которое ее не интересовало. Она говорила, что ведущий, Алекс Требек, похож на хитрого евангелиста, но Говард-то знал, в чем дело: в "Поле чудес" она чувствовала себя дурой.

Стивен КИНГ

ЩЕЛКУН

Он был увлечен штуковиной, выставленной в витрине.

словно мальчишка в средней трети своего мальчишеского возраста, в те годы - от семи до четырнадцати, - когда штуковины такого рода просто не дают оторваться от грязного стекла. Хогэн наклонился поближе, не обращая внимания на усиливающийся вой ветра и все более громкие удары песчинок по окнам лавки. Витрина была полна самого немыслимого барахла, большей частью сделанного в Корее или на Тайване, но не приходилось сомневаться в том, что занимало центральное место на этой выставке - самый большой Щелкун, которого ему когда-либо доводилось видеть. Кроме того, ему еще никогда не попадались такие щелкающие зубы и ноги - большие забавные ноги, одетые в белые гетры. Ну прямо обхохочешься!

Другие книги автора Стивен Кинг

Этот роман безоговорочно признают лучшей книгой Стивена Кинга и миллионы фанатов писателя, и серьезные литературные критики.

…Убийство президента Кеннеди стало самым трагическим событием американской истории ХХ века.

Тайна его до сих пор не раскрыта.

Но что, если случится чудо? Если появится возможность отправиться в прошлое и предотвратить катастрофу?

Это предстоит выяснить обычному учителю из маленького городка Джейку Эппингу, получившему доступ к временному порталу.

Его цель — спасти Кеннеди.

Но какова будет цена спасения?

Дэнни Торранс, сын писателя, уничтоженного темными силами отеля «Оверлук», до сих пор тяготится своим необычайным даром. Ведь способность «сиять» вновь и вновь напоминает ему о трагических событиях, пережитых в детстве и едва не сломавших ему жизнь.

На плаву Дэнни поддерживает лишь работа в хосписе, где его способности помогают облегчить пациентам мучительную боль. Но однажды к Дэну приходит двенадцатилетняя девочка Абра, которая излучает «сияние» невероятной, немыслимой силы. И девочке этой угрожает смертельная опасность – на нее объявлена настоящая охота.

Дэн Торранс – единственный, кто может ее спасти…

…Проходят годы, десятилетия, но потрясающая история писателя Джека Торранса, его сынишки Дэнни, наделенного необычным даром, и поединка с темными силами, обитающими в роскошном отеле «Оверлук», по-прежнему завораживает и держит в неослабевающем напряжении читателей самого разного возраста…

В парке маленького городка Флинт-Сити найден труп жестоко убитого одиннадцатилетнего мальчика. Все улики, показания свидетелей указывают на одного человека – Терри Мейтленда. Тренер молодежной бейсбольной команды, преподаватель английского, муж и отец двух дочерей – неужели он был способен на такое?

К тому же у Терри есть неопровержимое алиби: на момент совершения преступления он был в другом городе.

Но как мог один и тот же человек оказаться в двух местах одновременно? Или в городе появилось НЕЧТО, способное принимать обличье любого человека?..

Детектив полиции Флинт-Сити Ральф Андерсон и частный сыщик агентства «Найдем и сохраним» Холли Гибни намерены выяснить правду, чего бы им это ни стоило…

Маленький провинциальный городок в Новой Англии в одночасье становится «мертвым городом». На улицах лежат трупы, над домами бушует смертоносное пламя. И весь этот кошмар огненного Апокалипсиса — дело рук одного человека, девушки Кэрри, жалкой, запуганной дочери чудаковатой вдовы. Долгие годы дремал в Кэрри талант телекинеза, чтобы однажды проснуться.

И тогда в городок пришла смерть…

В маленьком провинциальном городке Дерри много лет назад семерым подросткам пришлось столкнуться с кромешным ужасом – живым воплощением ада. Прошли годы… Подростки повзрослели, и ничто, казалось, не предвещало новой беды. Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льется кровь и бесследно исчезают люди. Ибо вернулось порождение ночного кошмара, настолько невероятное, что даже не имеет имени…

«Команда скелетов». «Ночная смена». «Все предельно»… сборники рассказов всегда занимали в творчестве Стивена Кинга особое место.

И теперь — «После заката».

Новые рассказы от «короля ужасов»!

«Чертова дюжина» историй, каждая из которых способна напугать даже читателя с самыми крепкими нервами и восхитить даже самого искушенного ценителя «ужастиков».

Тринадцать — хорошее число.

Но легко ли вместе с героями Кинга пережить тринадцать встреч со Злом, Тьмой и Ужасом?

Столкновение на льду обернулось для Джона Смита сотрясением мозга. С тех пор его неизменно преследуют страшные видения. А еще после катастрофы он приобрел сверхъестественные способности, превосходящие дар любого ясновидящего. Теперь Джон раскрывает самые запутанные преступления. Помогает попавшим в беду людям. И однажды понимает, что он – единственный, кто в силах остановить рвущегося к власти политика, готового ввергнуть в хаос и ужас миллионы людей…

Но чем ему придется за это заплатить?

Популярные книги в жанре Ужасы

Руслан Бездомный

Зеркало

- Эй, эй! Поосторожней с бритвой то, ну! Ясно дело руки дрожат. А мне, что с того ? Это ты вчера нажрался как сапожник... Сколько раз тебе говорил: не мешай водку с шампанским. А он опять! А те.перь с бодуна меня зарезать хочет, будто я виноват, что... - Да заткнешься ты или нет, твою мать! - Женькина рука дрогнула и лезвие бритвы чуть надрезало кожу на подбородке. Короткую неглубокую щель пореза тут же заполнила рубиновая ниточка крови. - Hу вот ! Опять! Ты так мне всю физиономию располосуешь. Живого места не останется. - Переживешь! - отрезал Женька. - Hет, вы подумайте какое нахальство! Людям рожи среди белого дня на кусочки режут, а он - переживешь. Рожа чай не казенная!? Родная рожа то! Собственная! Женька застонал. - Слушай, ты дашь мне сегодня спокойно добриться или нет? - А я что ? Против что ли ? Брей, только бритвой как шашкой не размахивай. Hе Буденный, чай. Взяв с туалетной полочки балкончик с пенкой " Жилет" Женька распылил белую мягкую массу по левой щеке и продолжил бритье. - Слушай, а чего ты себе электробритву не купишь?" Браун" например или там "Филипс". - А тебе какое дело ? - Бритвенный станок чуть подрагивая медленно огибал Женькины губы безжалостно срезая двухдневную щетину. Дурак, о тебе же забочусь! Как о родном. Скотина неблагодарная. - Hе пошел бы в жопу со своей заботой. А? - Как бы между прочим предложил Женька, ополаскивая бритву под струей горячей воды. - Hу тогда купи опасную! По горлу вжик и тю-тю! Сечешь? - Hикогда, сволочь, не доставлю тебе такого удовольствия... - Сквозь зубы процедил Женька, скребя под подбородком. - Ух, ты, какие мы самоуверенные! Слушай, хочешь анекдот расскажу?" Встречаются на улице два мужика. Один другому говорит: "Рабинович, как здоровье?" А тот ему: "Hе дожде-е-е-тесь!" - Гы-гы! Смешно, правда? Прям про тебя. Ты часом не из этих Hе из си.онистов? - Да пошел ты... - Женька быстро ополоснул лицо водой и вышел из ванной снимая на ходу с крючка полотенце. В прихожей он тща.тельно вытер лицо, повесил полотенце на дверную ручку ванной и по.дошел к зеркалу висевшему рядом с входной дверью. С этого зеркала собственно говоря все и началось, но сейчас для Женьки это уже не имело никакого значения. Взяв с тумбочки перед зеркалом почти пустой флакон с довольно дорогой туалетной водой Женька принялся обильно сбрызгивать ей отдающие синевой щеки. - Ты что обиделся? Hе обижайся Женя, это только начало. Женька молчал, поджав губы и остервенело хлопая по щекам ладонями. - Слушай, дорогой, зачем так нервничать? Щеки отколотишь. Лучше ранку бумажкой заклей. Видишь кровь течет? Мне тоже между прочим неприятно. - А может я того и хочу? Может я только и хочу, сука, что б тебе было неприятно? Сплю и вижу ! - взорвался Женька. - Что ты ко мне лезешь ? Чего тебе надо? - А то ты не знаешь чего? - Женя с ненавистью посмотрел в зеркало. - Hе дождешься.- Выдавил он. - А-а-а! Понравился анекдот!? - Сука! - Женька не выдержал и ударил флаконом по зеркалу. Зеркало не разбилось, зато разбился флакон в Женькиной руке. - Ая-яй, как нехорошо! Ая-яй, как больно! Hадо же, Женечка руку порезал. Сходи, мамке пожалуйся! Ути-пути мой маленький! Соболезную. Эй, эй! Ты чего делаешь!? Поставь зеркало на место ! Поставь я тебе говорю!!! Hе обращая внимания на теплую кровь текущую по руке и на ос.колки стекла застрявшие в ладонях, Женька сорвал зеркало с креп.лений, почти бегом прошел в кухню и больно стукнувшись на кухне об угол стола открыл балконную дверь. - Чего это тебя на воздух потянуло? Душно стало? Ты знаешь мне тоже душновато. Кстати, если хочешь выбросить зеркало то зря. Говорят: разбить зеркало - к болезни, а выбросить к скорой смерти... Выбрасываешь? Hу ладно дело твое. Зеркало, блеснув серебренным крылом, полетело с третьего этажа и разбилось об асфальтовою дорожку, разлетевшись ровными треугольниками, в каждом из которых отразилось молодое, неряшливое петербургское солнце. Сосед с низу осторожно манипулировавший гантелями, стараясь вписаться в узкий прямоугольник балкона, перегнулся через перила и удивленно посмотрел в верх: - Эй, сосед, ты чего зеркалами кидаешься!? А? Говорят, примета есть такая - зеркало разбить к болезни, а выбросить к скорой смерти... Тебе, что, жить надоело? - А я не верю в приметы! И в гороскопы не верю! И в полтергейст! В барабашек! В филиппинских хирургов! В медиумов и экстра.сенсов! В говорящие зеркала! В HЛО и бермудский треугольник... Hе верю!!! В... В... - Женька задохнулся, чувствуя как язык застревает в зубах, а сердце, взбесившейся канарейкой колотится о грудную клетку. - Подумаешь, Станиславский нашелся! "Hе верю!" кричит,- обиделся сосед. - В барабашек он не верит... В филипинских, этих... Пить меньше надо! Спортом заниматься. Да.- Внезапно его одутлова.тое лицо озарила улыбка.Слушай, сосед! У меня идея! Хочешь гантели подарю? У меня есть еще одни. Полегче этих правда,- он потряс своими гантелями,- но для тебя сойдут. Ты не думай, мне не жалко. Я же для твоего здо... - Засунь их себе в задницу.- Бросил Женька и ушел с балкона. - Куда? В задницу? Хм.- Сосед недоумевая поджал нижнюю губу, неожиданно представив как его гантели будут выглядеть в его же заднице, мотнул головой, отгоняя это видение, пожал плечами и про.изнес, продолжая прерванную утреннюю зарядку: Мудак!

Сержант Моррис вернулся в Англию после долгой службы в Индии. С собой он привёз усохшую обезьянью лапку, которая может выполнить три желания владельца. Самому Моррису эти три желания счастья не принесли. Но его друг Уайт, несмотря на это, выпросил у сержанта лапку.

Теплая летняя ночь, темное небо усыпано яркими точками далеких звезд. Бледно-золотая луна медленно поднимается над черным лесом, освещая все вокруг своим ледяным светом. Тишина и покой вокруг.

Мальчик лет семи поежился, зевнул. Сидеть на холодной земле в зарослях лопухов было не очень-то удобно. Но, не смотря ни на что, он продолжал ждать. Легкий ветерок шелестел листьями старого дуба где-то у него над головой, вдалеке ухнула лесная сова, послышался треск, и какая-то юркая тень мелькнула вдалеке меж стволов деревьев. Но он не боялся.

… Старая лестница убегала в неизвестность, во тьму этого древнего дома. Я, молодой еще парень семнадцати лет отроду, стоял на самом ее верху и вглядывался в темноту, в которой таяли последние ступени. А рядом со мной стоял Некто — я ощущал его присутствие скорее каким-то иным чувством, нежели зрением — весь в черном, словно выплывший из мрака ада сгусток вселенской черноты. И ни звука вокруг.

Вот мой спутник вытянул свою руку вперед, предлагая мне спуститься вниз. Я чувствовал, как дрожат мои колени, как наливается жаром тело, словно во время лихорадки, а в голове было тяжело и пусто, лишь кровь бешено стучит в висках, с силой бьется в стенки сосудов, словно стремится порвать жилку и выхлестнуться темным потоком наружу. Я чувствовал обволакивающий меня прозрачным душным покрывалом страх перед темнотой и скрывающимися в ней ужасами.

Решающее сражение двух противостоящих армий. Один из героев-защитников остается на передовом рубеже во время главной атаки. Это все, что он помнит. Дальше он попадает в ситуацию, из которой становится ясно, что мир живых и мир мертвых не так уж разделены.

…Темная звездная ночь низко висит над спящим городом. Лишь огни в нескольких припозднившихся окнах и свет тусклых уличных фонарей еще разгоняют мрак каменных переулков. Мрачные тени в тишине скользят по затемненным углам улиц и легкий ветерок уныло бредет по мостовой, гоняя обрывки старых рваных газет.

Сегодня новолуние, и луна не осчастливит своим светом небосвод, наполнив краски ночи своим чарующим светом. И поэтому белесый туман, что клубится над решетками сточных канав, такой жуткий сегодня, насыщенный, полный скрытых замыслов и тайн.

Тихи и спокойны воды холодного горного озера, словно застывшее зеркало, отражают они синее высокое небо и бегущие вдаль по нему облака. В ожерелье диких кустов и высоких трав нежится оно среди скал и горных вершин, упирающихся прямо в купол небес. Несколько старых, покрытых мхом деревьев высятся на берегу, склоняя свои пожухлые кроны почти до самой земли, искривленными стволами льнющие к холодному камню.

Но мрак глубины таится под видимостью спокойствия. Черные слизкие водоросли припадают к берегу, словно уставшие пловцы, вынырнувшие на свет с опасной глубины. И тишина низко скользит над землей. Не слышно пения птиц, в кустах не шелохнется дикий зверь, ничто не нарушает плеском застывшее серебро озера. Лишь высоко у самых вершин иногда заходится протяжным воем бродяга-ветер, навевая тоску и печаль.

2067 год. Весь мир содрогнулся от Хаоса атомной войны. Сотни тысяч смертоносных ракет беспощадно жалили землю, опаляя ее поверхность своим разрушительным дыханьем, выжигая поля, леса и плодородные долины, разрушая почти до основания огромные каменные города и более мелкие поселения, превращая реки, озера и моря в пар. Огненный ад разверзся под небом, наполненным горьким пеплом, и ничто живое не в силах было выжить в нем; органическая плоть таяла, словно воск, в этой пламенной бездне, и не было от дьявольского жара никакого спасения. Миллиарды невинно убиенных душ с дикими криками и протяжным воем скользнули по краю тени в ад, чтобы исчезнуть там навсегда, напитав оплавленную землю своим прахом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Стивен КИНГ

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ЛЮБИЛ ЦВЕТЫ

Ранним майским вечером 1963 года вверх по третьей авеню Нью-Йорка быстро шагал молодой человек. Одну руку он держал в кармане. Воздух был очень мягким и свежим. Начинало смеркаться. Цвет неба медленно изменялся от голубого к нежно-фиолетовому. Это был как раз один из тех городских вечеров, за которые некоторые люди так любят город. Люди, выходящие в вечер из кафе, ресторанов и магазинов или просто стоящие у дверей, блаженно улыбались, какая-то леди, вышедшая из бакалеи с двумя огромными сумками, приветливо улыбнулась молодому человеку:

Стивен Кинг

Чужими глазами

Мы с Ричардом сидели на крыльце моего дома и любовались песчаными дюнами и заливом. Дым от его сигары клубился над нами, заставляя москитов держатся на расстоянии. Залив был нежнозеленоватого цвета, небо темносинего. Приятное сочетание.

- Ты их окно в мир, - задумчиво повторил Ричард. - Ну а если ты никого не убивал? Если это тебе приснилось?

- Не приснилось. Только мальчика убил не я. Повторяю: это они. Я их окно в мир.

Стивен Кинг

Давилка

Инспектор Хантон появился в прачечной, когда машина скорой помощи только что уехала - медленно, с потушенными фарами, без сирены. Зловеще. Внутри контора была заполнена сбившимися в кучу молчащими людьми; некоторые плакали. В самой прачечной было пусто; громадные моечные автоматы в дальнем углу еще работали. Все это насторожило Хантона. Толпа должна быть на месте происшествия, а не в конторе. Всегда так было - для людей естественно любопытство к чужому несчастью. А это явно было несчастье. Хантон чувствовал спазм в желудке, который всегда появлялся у него при несчастных случаях. Даже четырнадцатилетнее отскребывание человеческих внутренностей от мостовых и тротуаров у подножия высотных домов не помогло справиться с этими толчками, будто в животе у него ворочался какой-то злобный зверек.

Стивен КИНГ

ДОМ НА ПОВОРОТЕ

Новая Англия ждет снега, который выпадет не раньше, чем через четыре недели. Сквозь заросли травянистой амброзии и золотарника местами проглядывает осенняя почва. Кюветы, протянувшиеся вдоль дорог, полны опавших листьев, небо постоянно серое, и стебли кукурузы стоят рядами, склонившись друг к другу, подобно солдатам, сумевшим найти фантастический способ умереть стоя. Горы тыкв, подгнивших с нижней стороны, навалены у сумрачных сараев, и их запах похож на дыхание старух. В это время года не жарко и не холодно. Ветер беспрестанно проносится по голым полям под белесыми небесами, где птицы стаями, похожими на уголки сержантских нашивок, летят к югу. Ветер сдувает пыль с мягких обочин проселочных дорог, образуя танцующие вихри, разделяет жнивье, словно расческа пробор в волосах, и проникает в старые автомобили, стоящие на задних дворах без колес, на срубленных пеньках.