Центавры

Наступила весна. На сверкающем небе солнце склонялось. Его косые лучи, проглядывая сквозь зеленеющий купол дубов-великанов и огромных буков, оживляли все. Сероватые и коричневые стволы деревьев искрятся.

Мхи и папоротники блестят и переливаются розовыми и голубыми тонами, благодаря покрывающей их массе всевозможных цветов.

Воздух наполнен благоуханием фиалок. В переплетающейся листве чирикают птицы. Кусты трещат. Четвероногие, пробираясь сквозь чащу, вдыхают спустившуюся свежесть.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Ей пришлось стать человеком, чтобы найти его, а ему… На какие жертвы придётся пойти человеку ради своей баньши?

Книга первая романа «Свидетели Рассвета».

Игорь Арсентьевич Смирнов. Россия, 1928.

Дебютировал рассказом «Близкая Со-Леста» в антологии «Талисман» (1973). Автор неопубликованных фантастико-приключенческих романов «Гармана» и «Гармагон».

Бог Шутник обещал народу рэка приход избавительницы — она будет править Медным Архипелагом и освободит рэка от гнета завоевателей-луаринов.

Однако никто не подозревает, что ключом к свободе станет девчонка Али Хоумвуд — совсем недавно ее звали Алианна из Пиратского Обрыва.

Рабыня?

Наследница древнего клана лазутчиков?

Она и сама не понимает, как исполнить предначертанное и почему выбор Шутника пал именно на нее…

Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.

Но истина состоит в том, что ни один писатель вообще ничего не пишет сам. Тут работают совсем другие существа. Например, мне часть книг продиктовал жуткий тип в желтой маске, часть намурлыкал котенок с золотой цепочкой на шее, а рассказы, вошедшие в этот сборник, сочинил маленький зеленый гоблин, живущий в моем правом ботинке. Он часто что-нибудь такое выдумывает – а я внимательно слушаю и записываю. В левом ботинке у меня тоже живет гоблин – но его я не слушаю. Он такую чушь городит…

Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.

Но истина состоит в том, что ни один писатель вообще ничего не пишет сам. Тут работают совсем другие существа. Например, мне часть книг продиктовал жуткий тип в желтой маске, часть намурлыкал котенок с золотой цепочкой на шее, а рассказы, вошедшие в этот сборник, сочинил маленький зеленый гоблин, живущий в моем правом ботинке. Он часто что-нибудь такое выдумывает – а я внимательно слушаю и записываю. В левом ботинке у меня тоже живет гоблин – но его я не слушаю. Он такую чушь городит…

Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.

Но истина состоит в том, что ни один писатель вообще ничего не пишет сам. Тут работают совсем другие существа. Например, мне часть книг продиктовал жуткий тип в желтой маске, часть намурлыкал котенок с золотой цепочкой на шее, а рассказы, вошедшие в этот сборник, сочинил маленький зеленый гоблин, живущий в моем правом ботинке. Он часто что-нибудь такое выдумывает – а я внимательно слушаю и записываю. В левом ботинке у меня тоже живет гоблин – но его я не слушаю. Он такую чушь городит…

Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.

Но истина состоит в том, что ни один писатель вообще ничего не пишет сам. Тут работают совсем другие существа. Например, мне часть книг продиктовал жуткий тип в желтой маске, часть намурлыкал котенок с золотой цепочкой на шее, а рассказы, вошедшие в этот сборник, сочинил маленький зеленый гоблин, живущий в моем правом ботинке. Он часто что-нибудь такое выдумывает – а я внимательно слушаю и записываю. В левом ботинке у меня тоже живет гоблин – но его я не слушаю. Он такую чушь городит…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Все началось с того, что Фарлоу приснился сон, очень яркий и реалистичный. Он выбрался из моря на песчаный пляж; берег был ему неведом. Проснувшись, он осознал, что его пижама мокрая, а на ногах остался песок…С каждым сном Фарлоу открывались все новые детали мира, в который он попадал: сначала он стал различать абрис неземной красоты города Эмильона, а потом – всадников, спешащих к нему с совершенно определенной целью. Фарлоу опасался, что янычары из Эмильона убьют его…

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение. Оставлены только полные статьи.

В НОМЕРЕ

А. Гребенников, Г. Прашкевич — Юрьев день

Если в мире начинаются чудеса, это всегда к переменам. Юрьев день — это и есть перемены. Перемены в жизни людей, перемены в жизни целых стран, перемены в истории всего мира… К добру они ведут или к худу?

Юрий Иванов- Ботанический сад

Нам-то хорошо, у нас таланты на дороге не валяются. Впрочем, таланты разные бывают… А будет ли мир, где творческие личности составляют абсолютное большинство, столь же великодушен к изгоям от рождения, как мы великодушны к гениям? Всеобщее счастье творчества, насажденное с благими намерениями. Торжество прозорливой науки над слепым случаем рождения. Найдется ли место сказке в этом детерминированном мире?

Антон Конышев — Воин: последний подвиг, или Сказ о простом человеке

Когда всё вокруг рушится, когда Враг непобедим, потому что невидим и всесилен, когда нет надежды на будущее и не на что опереться в прошлом — что человеческого остаётся в человеке? Или правда, что все подвиги совершаются от отчаяния?

Юлия Зонис — Гимн уходящим

Отдаленное будущее. Планета Ямато. Мир, где сказка о славном прошлом стала повседневностью. Молодой принц Дайдзиро, второй в ряду наследования императорского престола, посвятил себя искусству создания иллюзий — ши-майне. Принца не волнуют государственные заботы, и жизнь его кажется безоблачной — вплоть до того момента, когда над планетой нависают тени чужих кораблей…

Сергей Карлик — Активатор

Супермены бывают разные. Он — не гений, не герой, он обычный. Но обладает способностью заставлять людей принимать его точку зрения в любом вопросе. Однако в реальной жизни на любого супермена всегда найдется желающий стать его хозяином…

Александр Голубев — Вторая фаза

Если новый капитан не соблюдает морских традиций, если он чересчур высокомерен и придирчив, экипаж судна может задаться вопросом: с человеком ли они имеют дело?

А также: Сплошное беззаконие -

В статье анализируется работоспособность знаменитых азимовских Трех Законов Роботехники

Зловещее пламя XXI века

Существовал ли гиперболоид инженера Гарина на самом деле?

Опасность захвата мира страховыми компаниями

Достоверная русскоязычная версия рок-оперы Тима Райса и Эндрю Ллойд Уэббера в эквиритмическом переводе Вячеслава Птицына.

Важнейшим из немногочисленных нововведений, допущенных в этом издании оперы, является включение дополнительной сцены „Будет ли все вновь так?”, написанной авторами в 1971 году для сценической постановки и вошедшей в фильм Н. Джюисона.

При исполнении допускались незначительные отклонения от первоначального текста, приведенного здесь.