Цена этого мира

Виталий КРИЧЕВСКИЙ

ЦЕНА ЭТОГО МИРА

Фантастический рассказ

- Настоящие чудеса, - проговорил

продавец. - Без подделок.

- На мой вкус они даже чересчур

настоящие, - сказал я.

Г. Уэллс. "Волшебная лавка".

Небо грохнуло и развалилось над головой. По ущельям Старого города дунул ветер, бросил в лицо пыль и мусор.

Юрий Борисович оглянулся. Вокруг него не было уже ни души, а сзади, возле универмага, последние пешеходы неслись со всех ног, ища укрытия. Разбегался народ - гроза надвигалась нешуточная.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

"В киевском издательстве "А-ба-ба-га-ла-ма-га" (директор Иван Малкович, художник София Ус) началась работа над новым циклом историй для малышей.

Это повествование о Жирафчике и его друзьях. Предлагаем вашему вниманинию первый вариант приключений доблестного Жирафчика. Наша дочь Стаска их одобрила, чего не скажешь о нашем соавторе Дюшесе. Он обиделся и требует ввести в текст образ черного кота."

* * *

   В одном городе жили разные звери. Во-первых, там не было слона. Во-вторых, там был Строгий Павлин, который работал учителем в школе. У всех павлинов на хвосте обычно нарисованы узоры, а у Строгого Павлина и хвост был строгий, черный и гладкий. Поэтому на хвосте было легко и приятно рисовать мелом. И все ученики любили, чтобы их вызывали к доске. А потом Павлин забывал стирать с хвоста их художества и так и ходил по городу: то у него на хвосте была написана таблица умножения, то нарисована кошка, а то и вообще "Ежик плюс Обезьянка равняется любовь".

Корабль словно падал в бесконечную ледяную бездну. Даже самые близкие солнца были страшно далеки, их лучи почти не доставали сюда, они оставались лишь белыми пятнышками на темном фоне, похожими на небольшие смерзшиеся льдинки. И расположение их день ото дня почти не менялось. Такое чувство, будто корабль неподвижно застыл в межзвездном пространстве.

Никогда прежде космический полет не казался Лестеру столь утомительным и бесконечным. Его заверяли, что две солидных размеров птички скрасят ему долгое путешествие домой, однако вышло наоборот: они лишь испытывали терпение, раздражали, действовали на нервы. Птицы были какими-то слишком уж эмоциональными, пребывали в постоянном возбуждении — правда, они не понимали человеческую речь и даже зачатков интеллекта у них не было, зато они с ходу улавливали любое проявление неприязни, тут же принимались квохтать и гоготать, забивались в тесное пространство между приборами, откуда извлекать их приходилось с немалым трудом. Им требовалось очень много времени, чтобы вновь успокоиться, поесть или заснуть. Зато, не будучи разобиженными, они долбили своими длинными ненасытными клювами все, что ни попадя, любые не защищенные пластмассовыми покрытиями и не зафиксированные в определенном положении тумблеры, кнопки и контакторы, они выключали свет, произвольно меняли температуру в отсеках, комкали и рвали магнитную ленту, запирали на задвижки двери, объявляли ложную тревогу…

По вечерам он был не просто ученым, физиком Астором Эламитом, а всемирно известным писателем. Настоящим Писателем — из тех немногих, кому доверяют писать не на бумаге, но создавать живых людей в студии Союза писателей.

Журнальная редакция рассказа.

«Люди научились хранить прошлое народов и государств; но разве в жизни каждого отдельного человека нет таких минут, которые он любой ценой хотел бы уберечь от исчезновения во времени?»

Мартин С., студент из Польво — Кальенте, ехал в жарком вагоне пассажирского поезда № 431. Ехал на запад, отсюда такой далекий запад — в Польво — Кальенте это совершенно невообразимая сторона света. Там даже нельзя было себе представить, что есть что–то, кроме вездесущего Юга. Он ехал в город Нунка–ен–ла-Вида, который называл просто — Нунка.

Было жарко. Нестерпимо жарко, жарко, как всегда здесь летом, но оттого казалось, что сегодня жарко как никогда. Каждый летний день этого края — самый жаркий день в жизни. Но это была неправда, это звучало слишком красиво и поэтично, хотя никакой поэзии, ничего не вызывала эта жара, все было гораздо привычнее и от того — невыносимее.

Эволюция повернула вспять. Дэволюры — это те, дети и внуки которых являются точными копиями их отцов и дедов. Некое «Генеалогическое Бюро» поставило своей задачей возродить таким образом выдающихся личностей прошлого: ученых, политиков, общественных деятелей. Очень важным является подбор именно матери и отца будущего ребенка. Им противостоят «сигнизаторы» — те, кто не желает, чтобы эволюция пошла вспять. В центре событий — судьба Ван Ридана и Нины Орт, ребенок которых должен был стать всего лишь младшим братом, который должен сыграть очень важную роль в становлении Архистратига — другого ребенка, на которого сделало главную ставку «Бюро»…

fantlab.ru © Mitson

В фантастическом очерке, скорее рассказе Юрия Марка описывается новый город Беломорск, построенный на Кольском полуострове. Этот город вырос возле крупнейшего в стране горно-обогатительного комбината перерабатывающего кольские апатито-нефелиновые руды.

Этот сборник содержит полный цикл «Институт Реставрации Природы». Он собран из разных файлов, доступных на «Флибусте».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эйс Криге

Бесприютное сердце

Перевод с африкаанс и английского Е. Витковского

СОДЕРЖАНИЕ

МОРСКАЯ ЧАЙКА

ВСТРЕЧА

РЕКА

ПЕСНЯ ФАШИСТСКИХ БОМБАРДИРОВЩИКОВ

МОЛИТВА МОЛОДОЙ ЛУНЕ

СОЛДАТ

ЦВЕТЫ ИЗ КАПСКОЙ ЗЕМЛИ

В БОЛЬНИЧНОЙ ПАЛАТЕ

БАЛЛАДА О ВОЕННОПЛЕННОМ

БЕЛАЯ ДОРОГА

ПЕРЕД БОЕМ ЗА СИДИ РЕЗЕХ

СРЕДИ ЗИМЫ

LA NEBBIA

ДАЛЬНИЙ ВИД

ЗАХВАТ ВЫСОТКИ

Евгений Кригер

Свет

Мы возвращались из штаба пехотной дивизии, расположенного внутри бетонной трубы под железнодорожной насыпью; там протекала когда-то небольшая речушка, ее закрыли дощатым настилом, поставили сверху штабные столы с картами, схемами, телефонами и управляли из этой трубы долгим и трудным боем за южную окраину Сталинграда.

Речушка порою давала о себе знать, глухо возилась под досками, хлюпала, просилась наружу маленьким ручейками и лужами, но к этому привыкли, как будто речушка стала частью штабного инвентаря.

Крик Владимир

ЧЕРЕДА БЕСПРЕСТАHHЫХ СОБЫТИЙ

Долгий и пронзительный женский визг. Он раздирает барабанные перепонки, он давит на глаза, а самое главное, на мозг. Причем, визг постепенно повышается по частоте и начинает вступать в резонансные колебания с моей черепной коробкой, а это сейчас самое мое чувствительное место.

Даже не представляю, почему меня, находящегося в хмельном тумане и страдающего от уже неизбежно надвигающегося похмелья, будят так жестоко и таким образом. Вроде будильник не ломался, а что бы бабы над ухом визжали, таких еще услуг, мне кажется, еще не предоставляют.

Крикунов Майк

Гляньте вот рассказик. Hаписан чeрез небольшое время после прохождения Quake II и, соответственно, под впечатлением.. Жду указаний на самые явные глюки. Ряд аллюзий на Descent: Freespace, "Пятый элемент" и сам Quake II является умышленным:)) /*FILE (Q2STORY.TXT)

По мотивам...

"...сегодня мы должны уничтожить это порождение ада, чтобы никогда больше оно не тревожило мир. С вашей поддержкой, и с поддержкой Бога, мы придем к триумфу и окончательной победе! Так что вперед и давай надерем им задницу!"