Царство полуночи

Царство полуночи

Подземелье.

Таинственный мир, в катакомбах которого обретают новую жизнь голливудские звезды и рок-идолы, превращенные в вампиров загадочным доктором Вечность. Время от времени эти звезды-вампиры возвращаются в шоу-бизнес под новыми именами. Сходство с кумирами прошлых эпох идет им только на пользу.

А маленькие странности, типа ночного образа жизни и упорного нестарения, Лос-Анджелес и за настоящие причуды-то никогда не считал!

Но Доун Мэдисон — юная каскадерша, ставшая оперативницей частного детективного агентства, которое занимается паранормальными преступлениями, — уже прекрасно понимает, с кем имеет дело, и не собирается сдаваться «ночным охотникам» — будь они хоть трижды звезды.

Однако теперь происходит нечто неожиданное: исчезает отец Доун, Фрэнк Мэдисон. И у нее и ее друзей есть все основания полагать, что к этому исчезновению причастны именно вампиры Подземелья…

Отрывок из произведения:

Джессика Риз вернулась с работы домой, не подозревая, что в ее платяном шкафу, среди костюмов и нарядов, что колыхались от малейшего движения, затаился неизвестный. Вооруженный флаконом дезинфицирующей жидкости и длинным ножом, убийца терпеливо ждал своего часа. Сначала надо перерезать жертве горло, а уж потом можно с удовольствием глотнуть ее крови.

Сегодня ночью взойдет его звезда.

Одежда в полиэтиленовых чехлах из химчистки словно вбирала в себя весь воздух. Засада превращалась в тягучее, выматывающее бдение.

Рекомендуем почитать

Над этой повестью я работал с декабря 2002 по январь 2003 года. Написана она специально по просьбе редактора Стивена Джонса для его антологии «Странные тени над Инсмутом», посвященной портовому «городку с дурной репутацией», плоду фантазии Лавкрафта. Населен Инсмут Глубоководными — амфибиями, внешне похожими на людей, но стоящими на более низкой ступени развития и поклоняющимися Владыке Ктулху в его обители Р'лайх. «Порча» — одно из немногих произведений по Мифам Ктулху, вышедших из-под моего пера в последние годы. Если не считать неизбежных, даже обязательных декораций и прочего, эта повесть довольно быстро отстраняется от литературного влияния Лавкрафта, чтобы стать на все сто процентов оригинальным произведением. По моему мнению, она ничуть не уступает «Рожденному от ветра», написанному тридцатью годами ранее.

«Порча» увидела свет в издательстве «Fedogan & Bremer», в вышедшей ограниченным тиражом антологии «Странные тени над Инсмутом». Публикация была приурочена ко Всемирному конвенту фэнтези, состоявшемуся в городе Мэдисон, штат Висконсин, в ноябре 2005 года.

Стая.

Клан вервольфов, осевших в Нью-Йорке. Они объединены властью умного, многоопытного вожака Джереми Данверса. Они умеют не привлекать к себе внимания и казаться обычными людьми. И они лично следят за тем, чтобы оборотни, нарушившие закон Стаи или напавшие на людей, были найдены и уничтожены…

Но на этот раз Стае грозит опасность.

Кто-то снова и снова похищает представителей «народов Тьмы» — вампиров, оборотней, демонов, ведьм и магов…

Кто эти похитители? Как им удается захватить в плен нелюдей, каждый из которых обладает мощными, нечеловеческими способностями?

Как ни странно, раскрыть эту смертоносную тайну, с огромным риском для себя, предстоит не мудрому Джереми и его могучим, бесстрашным «старым волкам» — а единственной в Стае волчице, юной Елене Майклс, и ее возлюбленному — молодому, отчаянному Клею…

«Властелин червей» — еще одна из повестей, в которой мне удалось вырваться из-под влияния Лавкрафта… с неизбежной, разумеется, на него оглядкой. Ибо как можно написать историю в духе Мифов, не затрагивая их традиционных тем? В общем, можно или нельзя, но я старался. В 1982 году, то есть спустя год после того, как я, отслужив двадцать два года, демобилизовался из армии, Кирби Макколей решил, что ему разумнее сосредоточить свои усилия как агента на продвижении на рынок куда более перспективного, нежели моя скромная персона, клиента (кажется, это был некто по имени Стивен Кинг). Тогда я послал Полу Гэнли из издательства «Weirdbook Press» — полупрофессиональной фирмочки, представленной, собственно говоря, только им самим, — экземпляр «Властелина червей». Реакции Пола не заставила себя ждать. Повесть ему понравилась, и он купил ее у меня, слово в слово, уже после первого прочтения. Позднее до меня дошло, что я мог бы для начала попытать счастья в журнале «The Magazine of Fantasy and Science Fiction», где шестью годами ранее уже вышел «Рожденный от ветра». Мое новое произведение было из той же оперы. К тому же там мне наверняка бы заплатили больше, а уж в том, что лишние деньги мне не помешали бы, сомневаться не приходилось. Однако журнал «Weirdbook Magazine» уже давно публиковал мои произведения, так что мы с ним были в некотором роде друзья. «Властелин червей» — это также мое любимое детище. Действие в нем происходит сразу после Второй мировой войны, а главный его герой — оккультный детектив Титус Кроу. Здесь он еще молод, так что все его приключения и превращения еще далеко впереди. Повесть впервые увидела свет в семнадцатом номере журнала «Weirdbook Magazine», в 1983 году, а недавно была переиздана в составе моего сборника «Гарри Киф. Некроскоп и другие странные герои».

Отступим на пару лет назад от «Властелина Червей». В апреле 1980 года, проходя последний год службы в тренировочном центре королевской военной полиции, я совершенно случайно отослал издателям два экземпляра новеллы «Дом над прудом». Это была не более чем ошибка с моей стороны, а ни в коем случае не обычная практика, поскольку подобного рода промахи, как правило, становятся предметом ехидных замечаний. В общем, один экземпляр был отправлен Лину Картеру, который пытался возродить «Weird Stories» — серию многотиражных сборников в мягкой обложке, выходивших в издательстве «Zebra». Второй же экземпляр достался моему хорошему другу, Франческо Кова, на тот момент обретавшемуся в Генуе. Кова как раз подыскивал стоящие рассказы для своего замечательного итало-англоязычного журнала «Kadath», и я пообещал ему помочь. Эта новелла, на мой взгляд, — одно из лучших моих произведений. По крайней мере далеко не худшее, потому что и Картер, и Кова купили ее и опубликовали, к моей великой досаде, почти одновременно — в журналах «Weird Stories» и «Kadath» соответственно. За последнюю четверть века эта история переиздавалась еще не раз и лучше всего прозвучала в моем сборнике «Вампирский шабаш», опубликованном в издательстве «Fedogan & Bremer».

Кстати, когда вышеупомянутый сборник вышел из печати, он моментально стал бестселлером «Fedogan & Bremer». Быть может, я тут и ни при чем, но на следующем Всемирном конвенте фэнтези это издательство получило награду в номинации «Лучший сборник рассказов».

Я сочинил эту повесть в конце 1972 — начале 1973 годов. В Америке мои авторские права представлял Кирби Макколей. Повесть, объемом в двадцать пять тысяч слое, оказалась слишком длинной для публикации в журнале Эда Фермана «The Magazine of Fantasy and Science Fiction», и мне пришлось сократить ее до пяти тысяч слов. В период работы над ней я уже был штаб-сержантом и проходил службу в немецком городке Целле. По вечерам, да и в любое время суток, когда выпадала свободная минутка, я отдавал себя писательству. Эта повесть увидела свет в 1975 году, в декабрьском номере вышеупомянутого журнала, и тотчас удостоилась номинации на Всемирную премию фэнтези — полагаю, за оригинальность замысла. Увы, награды она так и не получила. Спустя два года «Рожденный от ветра» был опубликован в сборнике «Ужас в Оукдине». За последнюю четверть века повесть переиздавалась дважды и до сих пор остается одним из любимых моих произведений.

Эта новелла была написана в первой половине 1972 года. Кирби Макколей продал ее от моего имени редактору Эдварду Берглунду для антологии, которую планировалось назвать «Ученики Ктулху». И «Кошмар на ярмарке» действительно был в ней опубликован — в 1976 году, издательством «DAW Books», в симпатичном томике в мягкой обложке, ныне ставшем библиографической редкостью. С тех пор повесть не раз перепечатывалась в различных антологиях — например, совсем недавно в моем авторском сборнике «Под торфяниками и в прочих темных местах», выпущенном издательством «TOR». Влияние Лавкрафта нигде не заметно так, как в этой повести!

Еще один экскурс в прошлое. Эту новеллу я написал тридцать восемь лет назад. Название пришлось Дерлету по вкусу. Создавалась вещь в декабре 1967 года, в разгар так называемой холодной воины, когда я служил в военной полиции и патрулировал улицы практически полностью блокированного Берлина. Как уже говорилось ранее, в ту пору я находился под безусловным влиянием лавкрафтовской прозы, поэтому не стоит удивляться, что новелла написана пышным слогом (каюсь, моя вина) и кишит прилагательными (тут уж повинен Лавкрафт). Атмосфера ужаса — также в духе Лавкрафта, правда, подана она не столь тонко, как хотелось бы. Будь ГФЛ жив и занимайся он по-прежнему литературным творчеством, он бы наверняка сумел сделать из этой вещицы что-нибудь поприличнее. Хотелось бы также думать, что пришелся бы ему по душе и сам сюжет — как Дерлету, который в 1971 году опубликовал «Вместе с Суртсеем» в антологии «Темные истории»…

Огюст Дерлет опубликовал мои первые рассказы в 1968 году, так что в первой половине 1970-х годов я еще считался новичком в литературе. Я все еще служил в британской армии, в городе Лестере. Эта новелла была выпущена (в конечном итоге) издательством «Arkham House», но мне пришлось ждать целых семь лет, прежде чем я увидел ее в твердой обложке — в антологии, давно уже не переиздававшейся. «Ужас в Оукдине» — типичная работа дебютанта, находящегося под сильным влиянием Лавкрафта, и одна из нескольких повестей, которые не переиздавались до настоящего времени…

Другие книги автора Крис Мари Грин

Подземелье.

Таинственный мир, в катакомбах которого обретают новую жизнь голливудские звезды и рок-идолы, превращенные в вампиров загадочным доктором Вечность.

Время от времени эти звезды-вампиры возвращаются в шоу-бизнес под новыми именами. Сходство с кумирами прошлых лет идет им только на пользу.

А маленькие странности типа ночного образа жизни и упорного нестарения Лос-Анджелес и за настоящие причуды-то никогда не считал! Но однажды мальчишка-киноактер отказался принимать новое имя и новую легенду — и ему все равно, что со дня его «гибели» прошло двадцать три года.

Ползут слухи. Неистовствует желтая пресса — однако кто и когда принимал ее всерьез? Уж точно не полиция!

И тогда за расследование берется частное детективное агентство, чьи сотрудники — латиноамериканская ведьма необыкновенной красоты, карлик-ясновидящий и юная каскадерша Доун Мэдисон — привыкли к ЛЮБЫМ неожиданностям…

Популярные книги в жанре Ужасы

После чудовищной катастрофы чужое сердце вернуло его к жизни — и полностью ее изменило! Отныне стоит семнадцатилетнему Лукасу забыться сном — и он видит мир глазами индейца: вот по бескрайним зеленым лугам, переходя с рыси на галоп, бежит белый конь, а над ним высятся горы с тающими снегами и небо цвета индиго… Теперь Лукас — последняя надежда народа, от которого его отделяют тысячи километров, и с ним рядом девушка, готовая разделить все тяготы пути!

«…Меня смыло волной за борт переполненной беженцами лохани. Долгое время я провел в воде, служа кормом для рыб. Ветры и течения отнесли мое тело от Бангкока к берегам Камбоджи. Там я угодил в противоторпедное заграждение, установленное мертвослужащими с дредноута «Уроборос».

– Эй, дружище! – окликнули меня матросы. Они подошли к заграждению на катере. Дредноут, похожий на стальной остров, стоял на якоре неподалеку. – Ты мертв?

– Мертв, – булькнул я…»

Да никакая она вам не была спортсменка.

Вообще её звали Кимберли, а кликуха у неё была Кимба Белая Дорога, потому что тащилась обычно с порошков. Она встречалась с одним пацаном — Джейсон Начальник, как он себя называл, — а тот по жизни в основном ширялся до розовых слонов и играл в смертогонки на своем Ви-рексе с мощняцкими запараллеленными кровавчиками (единственный вид спорта, о котором Кимба в те времена имела представление)… Ну, да она была жизнью довольна. Им вместе было в кайф.

Мистер Вейль страдал аллергией на рекламу.

Даже от самого ненавязчивого ролика у него серьезно ухудшалось самочувствие и по коже начинали расходиться нездорово-розовые пятна с четко очерченными краями, похожие на странный солнечный ожог, как будто он позагорал в сворачивающих кровь отсветах нейтронной звезды.

И аллергия эта была ему ну крайне некстати — не в последнюю очередь потому, что он работал главным текстовиком в компании «Утилита Ворд Смит 4.5 и сыновья», наиглавнейшем рекламном агентстве всего города.

Кен был готов к зомби-апокалипсису. Его друзья, (те немногие, что у него были) всегда говорили: «Если случится так, что зомби захватят мир, мы пойдем домой к Кену». И это не потому, что Кен был участником движения за выживание в экстремальных условиях. Нет, он им не был. Он не просиживал часами в интернете, разглядывая фотографии черных, не опознанных вертолетов, не обсуждал теории заговора, и его мало волновало, когда же тайные владыки «Нового Мирового Порядка»/«Бильдербергского клуба»/ «Черной ложи»/ «Иллюминатов» сделают свой решающий ход и захватят власть на планете путем принудительных вакцинаций населения или тотального истребления человечества. И Кен не был повернут на оружии. То есть оружие у него имелось — револьвер «Кольт» 38-го калибра и винтовка «Ремингтон» 30/06 — но не было никаких тайных складов с боеприпасами и взрывчаткой, попрятанных по лесам. И он не просыпался по утрам в ужасе, что за ночь правительство отменило Вторую поправку к Конституции. Кен не верил в то, что апокалипсис грянет в 2012 году, так же как не верил десять лет назад во всеобщую истерию 2000-го года. Он не боялся ни комет, ни астероидов, ни Луны готовой сойти с орбиты и врезаться в Землю. Его не пугали гигантские вспышки на Солнце, пришествие планеты Нибиру, превращающийся в супер вулкан Йеллоустон, и любая другая теория которыми пестрил интернет, предрекая неизбежный конец света.

Если что-то и соблазнило меня начать эту книгу, не похожую ни на что написанное мною за двадцать уже протекших лет моей литературной жизни, так это, в первую очередь, возможность целиком погрузиться в жизнь мечтательную, когда я устаю порой от жизни реальной.

Пишу ли роман, сочиняю ли драму, я самым естественным образом повинуюсь требованиям эпохи, в которой развертывается мой сюжет. Различные местности, люди, события просто навязаны мне неумолимой точностью топографии, генеалогии, исторических дат; необходимо, чтобы язык, одежда и даже походка моих персонажей гармонировали с представлениями, бытовавшими в ту эпоху, что я пытаюсь воссоздать. Мое воображение, сопротивляющееся реальности, подобно человеку, посетившему руины замка, вынуждено ступать по каменным обломкам, продвигаться по темным коридорам, сгибаться, пробираясь через потайные ходы, чтобы составить более или менее точный план здания в те времена, когда здесь играла жизнь, когда радость наполняла его смехом и пением, а горе будто призывало откликнуться эхом на рыдания и крики. Во всех этих поисках, во всех этих исследованиях и требованиях мое «я» исчезает; во мне сочетаются Фруассар, Монтреле, Шателен, Коммин, Со-Таванн, Монлюк, Этуаль, Таллеман де Рео и Сен-Симон; индивидуальность уступает место таланту, вдохновение уступает место эрудиции; я перестаю быть актером в большом романе собственной жизни, в большой драме собственных чувств, становлюсь хроникером, летописцем, историком, повествую моим современникам о событиях давно минувших дней и о впечатлениях, произведенных этими событиями на персонажей, действительно существовавших или же сотворенных моей фантазией. Но о впечатлениях, производимых на меня событиями нашей повседневности, этими страшными событиями, колеблющими почву у нас под ногами и омрачающими небо над нашими головами, мне говорить запрещено. Дружеские привязанности Эдуарда III, ненависть Людовика XI, прихоти Карла IX, страсти Генриха IV, слабости Людовика XIII, любовные связи Людовика XIV — об этом я рассказываю все; но о дружеских привязанностях, утешающих мое сердце, о ненависти, ожесточающей мою душу, о прихотях, возникающих в моем воображении, о моих страстях, о моих слабостях, о моих любовных связях — говорить не осмеливаюсь. Я знакомлю моего читателя с героем, жившим тысячу лет тому назад, но сам остаюсь для читателя неизвестным; по своему желанию я заставляю его любить или ненавидеть персонажей, и мне нравится внушать читателю любовь или ненависть к ним, хотя сам я читателю безразличен. Есть в этом что-то грустное, что-то несправедливое, чему я хочу противиться. Я стараюсь быть для читателя чем-то большим, нежели повествователь, о ком каждый составляет представление в зеркале собственной фантазии. Я хотел бы стать существом живым, осязаемым, неотделимым от общей жизни, наконец, чем-то вроде друга, настолько близкого всем, что, когда он приходит куда бы то ни было — в хижину или во дворец, — не требуется его представлять, поскольку все его узнают с первого же взгляда.

Лена недавно пережила развод и теперь в одиночку воспитывает дочь Настю. В попытках уйти от тоски, обрести любовь и восстановить здоровье, главная героиня решает посетить целительницу, проживающую в одном из ветхих домов заброшенного хутора.

Странная женщина, представившаяся Анной Павловной, руководит таинственной организацией под названием «Центр» и, недолго думая, приглашает Лену присоединиться к ним в борьбе за будущее человечества: она уверена, что девушка обладает неординарными способностями. Последние сомнения уходят, когда среди агентов организации Лена замечает своего давнего знакомого Сашу, в которого была влюблена много лет назад.

Поддавшись вспыхнувшим чувствам, девушка погружается в иллюзию, будто жизнь наконец-то налаживается. Однако законы своеобразной общины требуют куда больше лишений, чем казалось в самом начале.

Комментарий Редакции: Мистическая и полная замысловатых сюжетных поворотов история, каждая следующая страница которой будет удивлять все сильнее.

Мрачный и промозглый Париж объят холодной агонией ужаса: кто-то или что-то убивает ни в чем не повинных людей весьма изощренным способом.

Несчастный Пьер – единственный подозреваемый в этом кошмарном деле – из последних сил пытается не только очистить собственное имя, но и сохранить свой самый страшный секрет. Секрет, опускающий на его душу кровавую тень бесчеловечных злодеяний, к которым он не имеет ни малейшего отношения…

Комментарий Редакции:

Детектив в сочетании с мистикой – вот рецепт бессонницы, который заставляет видеть жуткие очертания в желтом свете прикроватной лампы. «Перевернутый шут» напомнит про забытое чувство страха и тревожного ожидания леденящей кровь развязки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Зло неистребимо, и настойчиво тянет свои когти даже из могилы. Казалось, давным-давно уничтожен Креншинибон, зловредный магический кристалл, подчинявший себе своих владельцев. Но не тут-то было. Старый слепой дракон Гефесус, чье огненное дыхание когда-то испепелило опасный артефакт, теперь, спустя годы, становится проводником злой воли камня и его хранителей. Он становится Королем Призраков, чудовищным монстром, которому подвластна сама смерть. Это стало возможно, потому что прежние законы мироздания пошатнулись. Магия словно одичала — Пряжа Мистры распадается, и ее неуправляемые нити непредсказуемо воздействуют на тех, кому не посчастливилось оказаться у них на пути. Так пострадала Кэтти-бри, возлюбленная супруга Дзирта До’Урдена, и темный эльф отправляется за помощью к своему старому другу Кэддерли, настоятелю Храма Парящего Духа.

Калла — обычная старшеклассница, но тем, кто знает ее близко, известно, что она принадлежит к касте Воинов — волков, умеющих обращаться людьми. Ими управляют Хранители, опираясь на поддержку ужасных Призраков. Воинам запрещено общаться с обычными людьми. Калла не простой Воин, она вожак стаи молодых волков из клана Найтшейд. Ее судьба предопределена с самого рождения. Хранители хотят объединить молодежь из двух древних кланов, чтобы создать новую стаю. Калле суждено выйти замуж за молодого вожака другого клана, красивого и сильного волка по имени Рен. Девушка покорна воле Хранителей и ждет заключения союза. Однажды во время дозора в лесу она спасает от лап медведя красивого юношу. Калла знает, что нарушила закон, и боится заслуженной кары. Спасенный юноша оказывается новым учеником. Вновь встретившись с ним, Калла понимает, что не в силах сопротивляться взаимному влечению. Между ним и ее миром существует таинственная связь.

Тысячелетиями потомки земного человечества сражались с могучим противником – берсеркерами, машинами, единственной задачей которых является уничтожение всего живого. До сих пор ум и изобретательность помогали людям одолевать врагов, идущих к своей цели с тупым упорством бездушных компьютеров. Но вдруг один из этих компьютеров каким-то чудом обрел дар полководца, позволяющий ему одерживать победу за победой. Люди нарекли его Шивой. Его существование равноценно смертному приговору не только всему человечеству, но и всему живому в Галактике. Шива должен быть уничтожен. Но пока люди готовили удар по нему, Шива сделал ход первым – и нанес удар по крохотной станции на самом краю Галактики, хранившей важнейшие секреты человечества. В битве на равных сошлись Жизнь и Смерть…

В книгу вошли произведения двух авторов. В первой, фантастической, повести В. Крижевич рассказывает о необычных явлениях в зоне Бермудского треугольника, о тех приключениях, которые случились с учеными, изучающими гигантскую воронку-водоворот.

Вторая повесть А. Миронова — о сложной, кропотливой работе наших следственных органов, которую довелось проводить, распутывая клубок военных событий.

СОДЕРЖАНИЕ:

Валентин Крижевич. Остров на дне океана

Александр Миронов. Одно дело Зосимы Петровича

Рецензент П. А. Мисько

Художник Ю. К. Зайцев