Было или не было

Эта «штука» о том, как один сумасшедший вообразил себя писателем, и потом, что естественно для тех и для других, стал представлять себя поочередно то влюбленным, то потерявшим любимую, говорящим животным и римским прокуратором, и даже Спасителем и Сатаной…

Он сам себя обвинял и оправдывал, вещи вокруг нас выглядели для него не так, как видим их мы, и от этого наш герой казался со стороны еще более ненормальным.

В минуты просветления (а таковые случались) мечтал он об успокоении, ибо рай ему ни в каких фантазиях не являлся, да и не заслуживал подобный выдумщик Света по его собственному убеждению. Однако человек этот «выписал» себе истинное счастье вполне реально — дом, сад, свечи, лист бумаги и перо, чашка кофе, может быть…

За мной, слушатель!

Простите, Михаил Афанасьевич, если что не так…

Отрывок из произведения:

Мастер у окна… Издалека, кажется с Патриарших прудов, доносится вальс духового оркестра… Мастер садится к столу, берет лист бумаги и карандаш…

МАСТЕР:
Когда душа и разум
устанут от разлук,
одной случайной фразы
достаточно, мой друг…
Одной небрежной темы
и двух удачных нот…
И вот уже не те мы…
И мир уже не тот.
Другие книги автора Михаил Афанасьевич Булгаков

«Белая гвардия» — не просто роман, но своеобразная «хроника времени» — хроника, увиденная через призму восприятия «детей страшных лет России». Трагедия издерганной дворянской семьи, задыхающейся в кровавом водовороте гражданской войны, под пером Булгакова обретает черты эпической трагедии всей русской интеллигенции — трагедии, отголоски которой доносятся до нас и теперь…

— Дядь Иван, а дядь Иван!

— Што тебе? Мыло, мочалка имеется?

— Все имеется, только умоляю тебя: уйди ты к чертям!

— Ишь, какая прыткая, я уйду, а в энто время одежу покрадут. А кто отвечать будет — дядя Иван. Во вторник мужской день был, у начальника станции порцыгар свистнули. А кого крыли? Меня, дядю Ивана!

— Дядя Иван! Да хоть отвернись на одну секундочку, дай пробежать!

— Ну, ладно, беги!

Дядя Иван отвернулся к запотевшему окошку предбанника, расправил рыжую бороду веером и забурчал:

Цепи красных, офицерская рота, публика в ресторане, цыганский хор.

АКТ IКартина первая

Вечер в квартире Болотовых в Симферополе. Слышен ветер. Болотова сидит за роялем.

Болотова. Песнь моя летит с мольбою… песнь моя… Нет, скучно. Я больна. И не могу понять, не знаю, что тревожит сердце, и почему меня томит предчувствие. Озноб, я не могу согреться. А там, снаружи, ветер, ветер…

Стукнула дверь. Появляется Маша.

Первоначально кажется, что это крыса царапается в дверь. Но слышен очень вежливый человеческий голос:

— Можно зайти?

— Можно, пожалуйте.

Поют дверные петли.

— Иди и садись на диван!

(От двери.) — А как я по паркету пойду?

— А ты тихонечко иди и не катайся. Ну-с, что новенького?

— Нициво.

— Позвольте, а кто сегодня утром ревел в коридоре?

(Тягостная пауза.) — Я ревел.

— Почему?

— Меня мама наслепала.

«Бег». Знаковое для творчества Михаила Булгакова произведение.

Произведение глубокое, многоплановое и многозначное, в котором судьба поколения, опаленного огнем войны и революции, предстает во всем величии подлинной трагедии.

В книгу также вошли классические, до сих пор не сходящие с театральных подмостков пьесы Булгакова, являющие собой иную грань яркого, масштабного таланта...

Итак, я остался один. Вокруг меня — ноябрьская тьма с вертящимся снегом, дом завалило, в трубах завыло. Все двадцать четыре года моей жизни я прожил в громадном городе[1] и думал, что вьюга воет только в романах. Оказалось: она воет на самом деле. Вечера здесь необыкновенно длинны, лампа под синим абажуром отражалась в черном окне, и я мечтал, глядя на пятно, светящееся на левой руке у меня. Мечтал об уездном городе — он находился в сорока верстах от меня. Мне очень хотелось убежать с моего пункта туда. Там было электричество, четыре врача, с ними можно было посоветоваться, во всяком случае, не так страшно. Но убежать не было никакой возможности, да временами я и сам понимал, что это малодушие. Ведь именно для этого я учился на медицинском факультете...

Герои поэмы Николая Гоголя (1809–1852) «Мертвые души» (1842) здесь погружены в атмосферу пореволюционной России, где особенно вольготно чувствуют себя в эпоху нэпа. Порой они парадоксально, почти мистически совпадают с реальными современниками Булгакова.

Похождения Чичикова — это «Мертвые души», прочитанные Булгаковым глазами Бердяева в контексте русской революции.

В то время как раз, как вели Никанора Ивановича, Иван Бездомный после долгого сна открыл глаза и некоторое время соображал, как он попал в эту необыкновенную комнату с чистейшими белыми стенами, с удивительным ночным столиком, сделанным из какого-то неизвестного светлого металла, и с величественной белой шторой во всю стену.

Иван тряхнул головой, убедился в том, что она не болит, очень отчетливо припомнил страшную смерть Берлиоза, но она не вызвала уже прежнего потрясения. Иван огляделся, увидел в столике кнопку, и вовсе не потому, что в чем-нибудь нуждался, а по своей привычке без надобности трогать предметы позвонил.

Популярные книги в жанре в стихах

Катя Зуева

Сказки рассказки

Ночка скрылась, солнце встало.

Ниже гор, поверх глубин

Море волны поднимало.

Жил у моря гном один.

По ночам он книги правил.

Гном на книги вёл учёт.

Днём нас сказкой позабавил

И до вас она дойдёт.

Катя Зуева - сказка Емеля и туча

Было дело, ветер свищет

И шумит он высоко,

Толи смотрит, то ли ищет

Как забрать чего легко.

На дороге три деревни

Король Генрих V.

Герцог Глостер, Герцог Бедфорд — братья короля.

Герцог Эксетер, дядя короля.

Герцог Йоркский, двоюродный брат короля.

Граф Солсбери.

Граф Уэстморленд.

Граф Уорик.

Архиепископ Кентерберийский.

Епископ Илийский.

Граф Кембриджский.

Лорд Скруп.

Сэр Томас Грей.

Сэр Томас Эрпингем, Гауэр, Флюэллен, Мак-Моррис, Джеми

Шуто-трагедия в двух действиях, в стихах.

«Лишь надо меру знать. Увы! и я не спорю,

Что много есть для вас причин законных к горю

С тех пор, как Трумф, немчин, красой твоей пленясь,

Проклятых свах заслал и, за отказ взбесясь,

А более за то, что любишь ты Слюняя,

Вошел войною к нам, все грабя и пленяя;

Премудрый твой отец Вакула, светлый царь,

В сенате будучи, спускал тогда кубарь,

Когда о близкой толь беде ему сказали.

Все меры приняты: указом приказали,

Чтоб шить на армию фуфайки, сапоги

И чтоб пекли скорей к походу пироги…»

В книгу «Зимовье зверей» вошли русские народные сказки о животных в пересказе Игоря Васильевича Павлова: «Лиса и волк», «Лиса и дрозд», «Лиса и заяц», «Белка и волк», «Тетерев и лиса», «Лев, волк и лиса», «Мужик и медведь», «Еж и заяц», «Лиса и журавль», «Медведь и лиса», «Зимовье зверей»

Политические рифма

Драматическое повествование в стихах о протопопе Аввакуме.

Сказка, как считается, ложь, да в ней намек – добрым молодцам урок. Что за урок кроется в сказках, сказать затруднительно, рассказывают их много веков, но никто не стал ни умней, ни добрей, разве что всласть повеселился. А вот что за намеки, рассчитанные на добрых молодцев, догадаться нетрудно. Даже в самых, казалось бы, хрестоматийных сказках, где речь идет о любви и последующем браке, таких намеков предостаточно: с чего бы работника Балду поповские дети зовут тятей? А про насмешливые переделки известных сюжетов весьма фривольного содержания не следует и говорить. Потому часть произведений, включенных в этот сборник, где собраны стихотворные сказки о любви и браке, красным девицам и детям обоего пола читать не рекомендуется, не про них писано.

Уильям Шекспир

Генрих VI

Часть третья

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Король Генрих VI.

Эдуард, принц Уэльский, его сын.

Людовик XI, король француёский.

Герцог Сомерсет

Герцог Эксетер

Граф Оксфорд сторонники

Граф Нортемберленд } короля Генриха.

Граф Уэстморленд

Лорд Клиффорд

Ричард Плантагенет, герцог Йоркский.

Эдуард, граф Марч,

ёатем король Эдуард IV

Эдмунд, граф Ретленд

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

"Пруд Белых Лилий" — продолжение полюбившегося русским читателям романа "Остров в море" — истории о двенадцатилетней Штеффи, оказавшейся на острове в Швеции в начале Второй мировой войны. Повзрослевшая Штеффи получает стипендию и отправляется учиться в Гётеборг, где она будет жить на пансионе в семье Сёдербергов. Главное — она теперь будет находиться совсем рядом со Свеном, с которым познакомилась летом! Но что-то не складывается в новой жизни Штеффи, на вид вполне благополучной… "Что происходит с родителями? Что такое настоящая дружба? А настоящая любовь? Что лучше — правда или ложь?" — все эти вопросы переполняют ее. И берег пруда Белых Лилий становится для Штеффи местом, где она может побыть одна и попытаться разобраться в себе…

Книга «Год жжизни» основана на Интернет-дневнике Евгения Гришковца.

Живой журнал Евгений начал вести чуть больше года назад. Этот текст почти документ.

Год жизни. Нормальной человеческой жизни с волнениями, переживаниями, радостями и огорчениями, фильмами, музыкой, переездами. Всем тем, что и является жизнью. Всего год или Целый год.

Так же как и у Вас.

Выдающегося казахского советского писателя, крупнейшего ученого — академика Академии наук КазССР, доктора филологических наук, профессора и видного общественного деятеля Мухтара Ауэзова знают не только в его родной советской стране, но и далеко за ее пределами. С интересом и любовью читают ныне его произведения миллионы читателей на разных языках народов мира.

В 1957 году тепло отмечался юбилей, связанный с шестидесятилетием со дня рождения и сорокалетием творческой деятельности замечательного писателя. Он был награжден высшей правительственной наградой нашей страны — орденом Ленина.

Жизнь на сцене маняща и непостижима. В ожидании славы дни бегут в окружении бутафорской роскоши, сплетен и интриг. Под неизменным слоем грима скрывается беззащитное лицо женщины, актрисы, так и не научившейся существовать в этом Зазеркалье. А может быть не стоило и учиться?.. Созданный ее воображением мир театра подарил ей гармонию, которую невозможно найти в реальной жизни…