Былинка-жизнь

Один из королевских сыновей — ЧУДОВИЩЕ! Так гласит древнее поверье, коему поневоле вынуждены следовать и молодой правитель магических земель, и его прекрасная королева. И, согласно поверью, отличить Чудовище от Истинного принца в силах лишь дева из колдовских Плоских Земель — будущая невеста будущего короля… Однако — кто из двух принцев обречен жребию Разрушителя, а кому надлежит стать Спасителем? Юная хранительница их судеб не узнает этого, пока не настанет час Предначертанного…

Отрывок из произведения:

— Ну? — нетерпеливо спросил король. Он, сам того не замечая, изгрыз уже себе все ногти и собирался приняться за бороду, недавно отпущенную в качестве символа державного достоинства. Известно ведь, что чем окладистее и гуще борода у главы государства, тем благополучнее дела во вверенных ему городах и весях, тем большее почтение вызывает он у соседей, тем более уважаем в родных пределах подданными, которые платят ему оброк или воинскую повинность. Кожа не привыкла к бороде и еще чесалась, и рука сама собою тянулась к подбородку, стоило хоть чуть-чуть выпустить ее из-под контроля. К счастью, Агарь успела вовремя. Ее явление между теней спасло королевскую бороду, а вкупе с нею и государственный престиж, потому что нервничал Клаус ничуть не меньше, чем любой другой молодой муж в подобных, пусть даже и радостных обстоятельствах.

Рекомендуем почитать

И весёлое ж место — Берендеево царство! Стоял тут славный град Сволочь на реке Сволочь, в просторечии — Сволочь-на-Сволочи, на который, сказывают, в оны годы свалилось красно солнышко, а уж всех ли непотребных сволочан оно спалило, то неведомо… Плывут тут ладьи из варяг в греки да из грек в варяги по речке Вытекла… Сияет тут красой молодецкой ясный сокол Докука, и по любви сердечной готова за ним хоть в Явь, хоть в Навь ягодка спелая — боярышня Шалава Непутятична…

Одна беда: солнышко светлое, катавшееся по небу справно и в срок, вдруг ни с того ни с сего осерчало на берендеев — и вставать изволит не вспозаранку, и греть-то абы как. Всполошились все: и князья, и бояре, и дружинники, и простые резчики. Ничем солнышко не умилостивить, сколько бы берендеек-идолов в жертву ему ни принести…

Вот уже больше десяти лет, как закончилась последняя Война магов. Чернокнижники давно подчиняются Службе Контроля за Магией, дети в обязательном порядке проходят проверку на магические способности, волшебников, преступивших закон, лишают магического дара Слухачи-Инквизиторы…

Так было. Но будет ли так и дальше? Ведь в провинциальном городке живет юная Агата Мортимер – дочь легендарных магов – преступников, чьи дерзкие эксперименты с материей и послужили причиной к началу Войны.

И сейчас в девушке пробуждается наследственная Сила, с которой, похоже, не в силах справиться даже самые опытные Инквизиторы. Сила, необычная хотя бы тем, что нарастает всякий раз, когда Агата оказывается – или думает, что оказывается, – в опасности…

В этом мире на равных сосуществуют эльфы, орки, вампиры, оборотни, люди, рожденные в нем, – и люди, занесенные в него из далекого будущего.

Здесь воюют беспрерывно, а ненавидят с наслаждением и со вкусом – северные земли напирают на южные, люди и оборотни грызутся, как одержимые, а представители Старших народов плетут хитрые интриги, намереваясь поставить, наконец, на место представителей народов Младших.

Здесь начинается история лихого парня по прозвищу Квазимодо – бродяги, авантюриста, непревзойденного бойца и ловкого вора. Он вместе со своим отрядом дезертировал из Объединенного флота – и хорошо знает, что за это и ему, и его бойцам светит петля.

Будущего у него нет. Планов тоже нет – да и не может быть.

Есть только бесконечные, смертельно опасные приключения – да слабая надежда выжить…

Лучших из лучших призывает Ладожский Князь в свою дружину. Из далеких селений спешат на его зов избранные. Но полон путь опасностей и неведомых страхов – лесные и водяные духи, нечисть и оборотни заступают дорогу отважным избранникам Князя. Далеко, за грань реальною, за кромку мира уходят герои, чтобы отобрать жертву у всесильного и безжалостного Триглава. Есть ли что-то на свете, чего не одолеют бесстрашные витязи Белеса? Все осилит отважное и любящее сердце, когда впереди его ждет светлая ЛАДОГА.

…И прогремел над лесом гром, и небо стало уже не голубым – оранжевым, и солнце, уже не золотое – зеленое! – упало за горизонт. Так начались приключения четверых молоденьких ребят, участвовавших в ролевой игре – и не сразу понявших, сколь короток Путь из мира нашего – в мир другой.

В мир, где «Гэндальф», «Фродо», «Тролль Душегуб» и «Эльфийка Эльнорда» – уже не прозвища, но – имена. Имена воителей. В мир, живущий по закону «меча и магии». В мир, где королеву возможно обратить телом – в вампира, душою же – в призрака… В мир, где «погибшие души» вселяются Епископом-чернокнижником в искусственные тела безжалостных Рыцарей Храма…

В этом мире то, что четверо друзей считали игрой, станет – реальностью…

В этом мире давным-давно забыли, что такое солнечный свет. В незапамятные времена люди продали чужакам из-за моря каждый свою частицу света, и повсеместно воцарилось тьма. Крылатые прислужники тьмы наводят ужас на мирных жителей, и уже никто не отваживается бросить им вызов. Но однажды в мире тьмы появляется тот, кому суждено вернуть свет…

В этой удивительной книге автор предлагает фантастическую версию исторических событий, предшествующих крещению Древней Руси. Знают бессмертные Жрецы Белеса, что князь Владимир собирается призвать на Русь новую веру. Гневается Скотий Бог на своих слуг, требует смерти князю – чтобы не воссияло над Киевом Красное Солнышко. Но приходит герой – молодой знахарь из Приболотья – и заступает дорогу честолюбивым воеводам и коварной нежити, ограждает князя от занесенного над ним меча.

Один из самых скандальных романов о Средиземье, вызвавший неоднозначную реакцию и бурные споры в среде знатоков творчества Толкиена, принадлежит перу неоднократного лауреата премий фантастического конгресса «Странник», лауреата АБС-премии Кирилла Еськова.

Это – не продолжение великой эпопеи Профессора, а вариант возможного толкования происшедших в ней событий, своеобразный апокриф «Сильмариллиона», проекция мира, созданного фантазией английского писателя, на реальную действительность.

«Профессор Толкин ошибался – не так все было, совсем не так». Классическая фраза любого поклонника фэнтези. Но как же тогда было? Может, именно так, как рассказано в истории о последнем Кольценосце? И вообще – как выглядела бы история о Кольцах Всевластия, будь она рассказана не победителями, а побежденными? Так ли уж абсолютна и непоколебима была в величайшей из войн Средиземья расстановка сил Добра и Зла? Все мы слышали уже тех, кто выиграл, – так послушаем же тех, кто проиграл…

Другие книги автора Наталия Борисовна Ипатова

Масштабная космическая опера, которую можно сравнить лишь с Барраярским циклом Л.М. Буджолд. Этот роман о звездных сражениях и о любви, горечи утраты и радости победы. Космическая фантастика, сделанная в «имперской традиции» и являющаяся началом грандиозного цикла.

Прекрасную младшую дочь графа д’Орбуа спасает от верной гибели таинственный юноша, владеющий невозможными для человека способностями.

Перед вами — повесть Наталии Ипатовой, известной отечественным поклонникам фэнтези по романам «Король-Беда и Красная ведьма» и «Король забавляется».

— И ты решилась? — с сомнением в голосе спросила смуглая брюнетка в домашнем платье. — Ведь это непросто, Сэсс. Дом, крошечная дочь, высокооплачиваемая работа и безупречная репутация. Неужели вы рискнете все это потерять? Ты, наверное, даже и не представляешь, какой крохотный шажок в сторону от общепринятых правил достаточно сделать хотя бы одному из вас, чтобы обрушить на себя лавину неприятностей. Санди — романтик, но ведь у тебя-то трезвая голова.

Вторая книга масштабной «имперской» саги, начатой романом «Врата Валгаллы». Все хотят обладать Тецимой — самым страшным оружием в Галактике. Для этого в ход идут любые средства — от пиратских рейдов до попытки развязать глобальную войну. Но будущее пока еще не определено...

Сказано так — уже прикосновение к крови умирающего мага дарует коснувшемуся великую Силу. Но Сила приходит лишь с заклятием, заклятие же всегда имеет некое УСЛОВИЕ. И заклял, умирая, жестокий король своего наследника-сына так: «С каждой одержанной победой Сила будет расти, ну а проиграешь — придется все начинать заново». Но — умер король. И рос его сын, оттесненный от власти могучими баронами, никому не нужный и не известный. Рос он — и росла его Сила, поджидавшая часа первой победы… Часа, когда молодой король начнет мечом и магией биться за отцовское наследство. Часа, когда недруги назовут его новым именем — Король-Беда. Ибо каждый, коснувшийся его крови, пожалеет о том, что он не погиб…

Прекрасную младшую дочь графа д`Орбуа спасает от верной гибели таинственный юноша, владеющий невозможными для человека способностями.

Владетель древнего замка Гилиан — оборотень, наделенный даром перекидываться в лиса, — полюбил повелительницу эльфов Маб — и вызвал тем ненависть короля Оберона.

Юная ведьма, которая с детства выдает себя за мужчину, рискует собственной жизнью, дабы силой своей магии спасти молодого рыцаря, дерзнувшего вызвать гнев короля Ричарда…

Перед вами — новые повести Наталии Ипатовой, известной отечественным поклонникам фэнтези по романам «Король-Беда и Красная ведьма» и «Король забавляется».

Читателей ждет возвращение в город, где совместно (но далеко не мирно) проживают люди, эльфы, орки, тролли и другие создания.

Баффин никогда не смотрит в глаза, выдавая нам очередное задание. Глаза у него непрерывно и беспорядочно перемещаются: с декоративного пресс-папье на настольные часы гномской работы, подаренные коллективом к юбилею, с часов на чернильницу, с чернильницы – на третью пуговицу моего жилета, на немытую чашку, на ворону в окне. Будь в нашем лейтенанте хоть на кончике ногтя магии, он бы и ворох бумаг перелистал взглядом. Как дисциплинированные подчиненные, мы с Дереком Бедфордом, младшим офицером по прозвищу Рохля, следуем направлению мысли начальника. И направлению его взгляда. И в руки себя берем разве что на вороне.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Вадим Румянцев

Утро в Альквалонде

Я стоял на палубе белого корабля, неторопливо поворачивающего на север, и смотрел на медленно удаляющиеся светильники гавани Альквалонде, тусклое мерцание которых противостояло кромешной тьме, готовой опуститься на мир. Никто не мог сказать, наступит ли когда-нибудь конец этой страшной ночи, но, похоже, немногие сейчас размышляли об этом. Даже я сам время от времени не выдерживал и опускал взгляд на лезвие меча, рукоять которого судорожно сжимал обеими руками.

Вера Сергеева

Hовая Маргарита

Посвящается М. Булгакову

Вступление

Здравствуй, читатель ! Мы с тобою давно не виделись, не правда ли ? Много лет назад я обещал показать тебе Вечную Любовь и для этого отправил моих героев на тот свет. Я солгал тебе, читатель ! И я прошу за это у тебя и у них прощения. Я завел моих героев HЕ ТУДА. И теперь им придется выбираться САМИМ.

Познакомься же с ними заново, читатель. Прошло столько лет, мои герои изменились. Ты не узнал бы теперь их, читатель. Они сами себя не сразу узнали. Воланд отпустил косичку и бороду. Мастер стал ниже ростом и полнее. У Маргариты - черные глаза (как, впрочем, у Мастера и Воланда), а разные они теперь у Азазелло. Все герои являются членами всемирной некоммерческой компьютерной сети ФидоHет, которая их всех объединила. И роман теперь пишет Маргарита, потому что Мастер помешался на ЮHИКСе.

Владимир Шевчук

Кукольник

Скучен театp, когда на сцене видишь не людей,

а актеpов. В.Ключевский

Часть 1 (Кукольник)

Глава 1 (Встpечи)

Уже битый час, я гpимасничал и паясничал. Идиотизмы появлялись в голове мгновенно, пpактически не заставляя себя ждать. После выпитой вчеpа водки, голова и желудок, сговоpившись, мстили мне. Все болело пpосто стpашно, но я пpодолжал игpать. А зpители видя мои, натуpальные, коpчи, pукоплескали им, как неоpдинаpным шуткам. Я теpпел, еще одна миниатюpа, и можно будет уйти со сцены. Одна маленькая кукольная миниатюpа, и долгожданный отдых. Театp истеpически pжал над последней шуткой, а я уходил со сцены, махая подмастеpьям, что поpа выносить кукольную сцену. Зpители pазбpедались, зная, что тепеpь уже так не посмеешься. Мои постановки были фаpсом, я издевался над собой и зpителями. Я был кукольником и куклой. 23-11-98 // 19:21 Так, стаканчик, чего нибудь гоpячительного, чтоб унялась голова. Я только вышел за кулисы, как ко мне подскочила молоденькая девчонка, и вместо обычных, в данном случае цветов, поднесла мне сотку коньяка с шоколадкой. Моему удивлению не было пpедела. - Девушка. Пpостите. - Я только откpыл pот, чтоб сказать как шокиpован таким подходом, но она уже скpылась, ныpнув туда, откуда я только что вышел. Я подскочил к кулисам, и выглянул в зал. Ее уже не было - Чеpт. Чеpт. Чеpт. Я выпил сотку бpосив стакан в угол, и уже pазвоpачивал шоколадку, когда подбежавший конфеpансье (мой бpат) подал мне полотенце. - Кукольник, ты сегодня пpевзошел сам себя. Теат сошел с ума. Завтpа мы сгpебем столько денег, что можно будет ползимы пpовести в этом пpекpасном гоpоде - Я молча улыбаясь вытиpался полотенцем. - Чтоб их завтpа свести с ума, сегодня пpийдется конкpетно запpавиться. А меня только что "долбанули поддых", неожиданным подношением. Я показал ему полусъеденную шоколадку и стопку. - Кто-то тебя понял. Hу и ситуация - Потом на мгновение задумавшись, он с pаскpытым от удивления pтом спpосил - А как она сюда пpошла? Ведь подмастеpья никогда и никого не пpопустят зная твое безумие. - Это значит, что либо они ее знали, либо поняли, что она безумна так-же как и я. - Hо ведь по идее никто не должен понимать, что в твоем театpе, веpшится что-либо неестественное. Я сомневаюсь, что кто-либо смог соединить все твои сказки с истоpическими данными, и получить пpавильный ответ. - Да неужели. Ты хочешь сказать, что вы - мои pодные, понимаете, что пpоисходит с живыми куклами в этом миpе - Я бpосил на него, внезапно потяжелевший взгляд, что его аж согнуло - Hикто не может знать, что я не кукольник, а кукловод. Дожевав шоколадку я напpавился к маленькой сцене, к зpителям, и своему любимому набоpу кукол. Я касался игpушек, и их лица менялись пpевpащаясь в пpичудливые маски, плохо скопиpованные с лиц живущих людей. Я не знал, кем становится та или иная кукла. Я видел лица лишь после пpевpащения, а пpедставление pождалось во вpемя пpоцесса. Я коснулся своей любимой куклы - золотой пpинцессы, и у нее появилось лицо моей давешней знакомой. Завеpшив пpоцедуpу инициации, я наконец-то бpосил свой взгляд в полупустой зал. "Чтож сегодня совсем неплохо, даже если половина сбежит во вpемя пpедставления". Я низко поклонился зpителям, и взял нити. -------- Вpемя пpопало. Я скользил в потоках неведомого обмана. Я не сообpажал, я сам стал куклой, котоpая двигала пальцами, не имея возможности освободиться, и лишь изpедка улавливая фpагменты, твоpящегося действа. Вpемя появилось. Я ложил последнюю куклу в ее ящичек. Зpители уже втоpой pаз за день бесновались, что было само по себе удивительно. Хотя может пpосто попалась такая публика. Я взглянул на тpяпичную пpинцессу, и коснувшись ее лица ощутил боль, а затем она вновь стала стаpой тpяпичной куклой, с неумело наpисованным, каким-то дpевним художником, лицом. Hо боли у нее больше не было, всю боль я забpал себе. Я спускался со сцены оглушенный шумом, и болью. Кто-то подал мне очеpедной стакан с коньяком. Я выпил, и осмотpелся. Hикого не было. Только бpат, выходил из подсобки с полотенцем и стаканом минеpалки. Он в очеpедной pаз был шокиpован. - Опять неожиданный подаpок - Он в очеpедной pаз был шокиpован. - Hет, тепеpь долгожданный - Я улыбнулся пеpедавая ему пустой стакан. - Сегодня ты сыгpал что-то умопомpачительное. Половина зpителей до сих поp сидят и хлопают, по всей видимости даже не сообpажая об этом. А дpугая половина, вылетели отсюда окpыленные какими-то безумными идеями. Вечеpом гоpод опять сойдет с ума - Он ухмыльнулся потиpая pуки. - Ладно pадоваться, ты не помнишь какое место сбоpа я упоминал. - Ты сказал "Пусть тpактиp 'Ритуал' станет источником вашего величия". - Источником...? Интеpесно, неужели сегодня я одаpил людей, ничего не отняв. Ладно я пошел, устpою себе дневной сон. А то после вчеpашней ночи, я думал, что вообще не смогу подняться. Отдав ему полотенце, я пошел в свою комнату, где не pаздеваясь мгновенно пpовалился в очеpедной свой кошмаp. 24-11-98 // 10:21:03

Андpей Шиpоких

Hовогодняя ночь

Мела метель. Легкие, словно пух, снежинки, кружась в замысловатом танце, искрами загорались и гасли в ярких цветных огнях новогодних гирлянд. Холодный ветер слегка пощипывал нос и щеки. Было морозно. Выдыхаемые мною пары воздуха мгновенно превращались в серебристую пыльцу, которую тут же подхватывал и уносил ветер. Hесмотря на погоду, народу на улице было множество. Слышались музыка, песни и смех. Hе обходилось дело и без обычных новогодних персонажей, деда Мороза со Снегурочкой. Часто, с треском и грохотом взлетали в небо ослепительные ракеты, запускаемые шумной веселой ребятней.

Штыркова Катерина

Открытое с...

Через две минуты подействует. Я откинулся назад, прикрыл глаза и стал терпеливо ждать. Вот оно. Цветные круги перед глазами, ощущение оторванности от сиденья. В сознании открывается дверь в другой мир. Я осторожно вхожу и оглядываюсь. За последнее время мир изменился. Беззаботные девчонки, раньше всегда встречавшие меня у входа, теперь лежали на воздушных шарах в немыслимых позах. Большой, красивый замок, на который я потратил уйму времени, теперь был разрушен. Здесь побывал тот, кто ненавидит меня. Мой мир это то, что осталось прекрасного из всего того, что было у меня. Я не злой человек, но это переполнило меня. Я разозлился. Я ходил по некогда прекрасному островку счастья, и злоба переполняла меня. Я не смогу все восстановить, у меня просто не хватит времени. Hо с таким миром, спокойно жить я не смогу. Месть. Вот мое лекарство. Вот, что мне поможет. Я найду вандала и отомщу. Это будет страшная месть. Это будет справедливая месть. Кто-то стучал за дверью. Мне не хотелось не с кем общаться, но стук продолжался. Я подошел к двери.

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники

Это маленький цикличек pассказиков, котоpые были написаны мной в 16 лет.

Поскольку pеакция на мои пpоизведения сpеди pусскоязычного населения совеpшенно не однозначна, этим постингом, я делаю попытку объяснить, что автоp ни капли не скpывающийся за именем PОмуль Смиpнов, действительно неноpмальный идиот, котоpый ни капли не пpетвоpяясь пишет о том, о чем он пишет.

Заpанее пpиношу извинения за возможные опечатки в текстах и нехватку кое-где знаков пpепинания. надеюсь что отсутствие этих знаков ПPЕпинания не станет поводом для всенаpодного пинания...

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники. 16

Вpемя за чеpтой гоpода.

Жизнь в Сипеpгpаде не пpекpащалась ни на минуту. Гоpод был похож на муpавейник или улей, в котоpом непpестанно что-то кишит, кто-то кого-то тащит и каждый считает своим долгом боpоться за выживание, даже если ему ничего не угpожает.

Только стаpые покосившиеся Большие Сипеpские Воpота и остатки позолоты на их стpанного вида столбах с финтифлюшками, могли бы еще помочь вспомнить то вpемя, когда гоpод являл собой совсем дpугое зpелище.

Константин Соловьев

ОДHАЖДЫ, К СЕВЕРУ ОТ КАДАРА...

А дальше было... Помнишь эти сны?

Он был король и воин в черных латах

Она была дриада, сон звезды

И встретились они в лесных палатах

Amorphis

Они действительно не успели уйти далеко.

Я нагнал их к вечеру, когда багровое солнце стало таять за холмами, стекая за край света широкими потоками, а первые звезды были похожи на крошечных робких светлячков.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Дорога в У.», по которой Александр Ильянен удаляется от (русского) романа, виртуозно путая следы и минуя неизбежные, казалось бы, ловушки, — прихотлива, как (французская) речь, отчетлива, как нотная запись, и грустна, как воспоминание. Я благодарен возможности быть его попутчиком.

Глеб Морев

Обрывки разговоров и цитат, салонный лепет заброшенной столицы — «Дорога в У.» вымощена булыжниками повседневного хаоса. Герои Ильянена обитают в мире экспрессионистской кинохроники, наполненном тайными энергиями, но лишенном глаголов действия.

Дмитрий Волчек

Лен Сабуров — специалист по аномальным явлениям, считавший когда-то реинкарнацию мистикой и бесовщиной, становится реальной жертвой своих заблуждений. Перефразируя поэта: Лей, отдав концы, не умирает насовсем. Душа его, отягощенная опытом, воспоминаниями и нерешенной задачей по поимке вселенского злодея Артура Дюпона, пробуждается в теле обыкновенного пятилетнего пацана Саши Королева и требует действия. Более того, людей, подобных Сабурову, оказывается множество, что влечет за собой события курьезные, драматические и совершенно невероятные.

Наша контора называется Профилактикой совсем не потому, что мы пытаемся предотвратить стихийные бедствия и спасти как можно больше людей. Ее деятельность направлена на предотвращение гораздо более серьезной катастрофы общечеловеческого масштаба. И имя этой катастрофе — Бог. Он уже есть — и принялся менять привычный мир. А потому задача всепланетной спасательной службы — любой ценой найти и уничтожить Бога и восстановить статус-кво. Как бы дико это ни звучало и ни казалось неосуществимым. И надо успеть, пока Землю не захлестнул хаос, пока Господь не осознал своего могущества и последствия его реформаторской деятельности не сделались необратимыми...