Быки, медведи и миллионеры

Дорогие друзья!

Перед вами замечательная книга, рассказывающая о том, как люди становились трейдерами и управляющими крупными фондами. Какие взлеты и падения они переживали, где находили силы и черпали вдохновенье для новых побед! Какого труда это все стоило и стоило ли вообще.

Работа успешного управляющего активами на рынке сравнима с искусством музыканта, тонко чувствующего невидимую руку дирижера — рынка. Прочтя книгу, понимаешь, что легких денег не бывает. И те, кто добился успеха — не просто везунчики, а профессионалы, обладающие большими знаниями, опытом и колоссальным самообладанием. Расходуя силы, время и деньги, каждый из них, подобно известному музыканту или мастеру боевых искусств, годами оттачивал свое мастерство, прежде чем стать очередным человеком–легендой.

Рекомендуем почитать

Ричард Смиттен

Серия «Великие профессионалы»

"Уолл-Стритт никогда не меняется, меняются деньги меняются участники, меняются акции, но Уолл-стритт никогда не меняется, потому что не меняется природа человека".

Джесси Ливермор

Навсегда вошедший в историю художественной инвестиционной классики как главный герой бестселлера "Воспоминания биржевого спекулянта", Джесси Ливермор многими считается лучшим трейдером в истории. Теперь впервые реальная история жизни одного из наиболее занимательных и успешных фигур Уолл-Стрита возрождается в образе Джесси Ливермора в книге "Жизнь и смерть величайшего биржевого спекулянта". Взгляните с близкого расстояния на жизнь, рассуждения и финансовые подвиги этого легендарного трейдера сквозь призму разговоров с семьей, профессиональных успехов и разработанных им революционных методов заключения сделок. Подробно описывая историю личной жизни Ливермора, автор данной книги, Ричард Смиттен живо изображает нигде ранее не раскрывавшуюся частную сторону этого человека-загадки. Одновременно автор обучает вас принципам заключения сделок, методам выбора времени и стратегиям управления денежными средствами, которые, если Ливермор оставался им верен, помогли ему в течение жизни заработать несколько состояний.

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

Толстых Валентин Иванович

СОКРАТ И МЫ

ЛИЧНОСТЬ, МОРАЛЬ, ВОСПИТАНИЕ

Серия художественно-публицистических и научно-популярных изданий

ГАЛИЛЕЙ ПРОТИВ ГАЛИЛЕЯ

ЗАГАДКА ЗИЛОВА

ДРАМА ИРТЕНЕВА

Разные очерки на одну и ту же тему

Материальное и духовное, нравственный идеал и моральная практика, знание и сознание, разум и человеческая чувственность - эти "классические" проблемы воспитания по-новому встают и решаются в современных условиях. Взяв в союзники искусство с его способностью целостно подходить к человеку, доктор философских наук В. И. Толстых на примере разных человеческих судеб и характеров раскрывает смысл активной жизненной позиции личности, значение ее усилии в отстаивании своих убеждений и достоинства. Второе издание книги (первое вышло в 1981 г.), рассчитанной на широкие круги читателей, доработано с учетом партийных документов последнего времени.

Борис УСТИМЕНКО

ЗЁРНА НЕ ПРОРОСЛИ...

Письмо в редакцию с неожиданным предложением к читателям

В марте 1978 года китобойная флотилия "Владивосток" снялась в свой семнадцатый промысловый рейс. А перед уходом в плавание меня навестил мой старый друг моряк и вручил пакет с пшеницей.

- Все-таки на девять месяцев в море уходишь, - пояснил он, добавочный источник питания не помешает. Будешь проращивать пшеницу и есть по утрам с медом...

На настоящий момент, да и, собственно говоря, всегда существуют две оппонирующие друг другу поведенческие установки. Первую из них можно назвать картезианской и она гласит «я мыслю, следовательно, я существую». В самом деле, человек может сказать себе: «мои предки эффективно мыслили вследствие чего появился я, я мыслю эффективно, вследствие чего могу позволить себе иметь детей». Этому взгляду мы можем только способствовать. Мы все заинтересованы в том, чтобы так и было.

НЕВЕДОМОЕ: БОРЬБА И ПОИСК

МАРИНА СЫЧЕВА, ГЕНРИХ ИСКРЖИЦКИЙ

Город XXI века

Знаменитый "Наутилус" XIX века француза Жюля Верна сегодня воплотился в атомных подводных лодках. Гиперболоид инженера Гарина, придуманный в 20-е годы нашего столетия А. Толстым, в наши дни материализуется в лучах лазера. Созданные воображением американца А. Азимова в конце 30-х годов роботы помощники человека, уже через четыре десятилетия стали неотъемлемой частью современной науки и техники.

Наука – это специфическая деятельность людей, главной целью которой является получение знаний о реальности.

Знание – главный продукт научной деятельности, но не единственный. К продуктам науки можно отнести и научный стиль рациональности, который распространяется во все сферы деятельности людей; и различные приборы, установки, методики, применяемые за пределами науки, прежде всего в производстве. Научная деятельность является и источником нравственных ценностей.

Книга посвящена анализу произведений Эрнста Мулдашева, якобы обнаружившего в пещерах Тибета предков человека (атлантов и лемурийпев), а также якобы нашедшего «Город богов» и «Генофонд человечества». Попутно в доступной форме разбираются и другие лженаучные теории и мистификации, связанные с именами мыслителя Козырева и Нострадамуса, Блаватской и Кирлиан, а также многочисленные модные увлечения — фэншуй, пирамиды, жезлы фараона, нумерология, информационная память воды, бермудский треугольник, истуканы острова Пасхи, биополя, Атлантида, круги на полях, НЛО и рисунки на плато Наска.

Стенограмма лекции  ведущего российского демографа Анатолия Вишневского (прочитана 22 ноября 2007 года в клубе bilingua).

Демографическое положение в мире, в России, тенденции прошедших десятилетий и прогнозы на будущее - популярно, доступно для неспециалистов и со множеством наглядных графиков.

Ответы на вопросы из зала.

На фоне технологий XXI века полет человека на Луну в середине прошлого столетия нашим современникам нередко кажется неправдоподобным и вызывает множество вопросов. На главные из них – о лунных подделках, о техническом оснащении полетов, о состоянии астронавтов – ответы в этой книге.

Автором движет не стремление убедить нас в том, что программа Apollo – свершившийся факт, а огромное желание поделиться тщательно проверенными новыми фактами, неизвестными изображениями и интересными деталями о полетах человека на Луну.

Разнообразие и увлекательность информации в книге не оставит равнодушным ни одного читателя. Был ли туалет на космическом корабле? Как связаны влажные салфетки и космическая радиация? На сколько метров можно подпрыгнуть на Луне? Почему в наши дни люди не летают на Луну? Что входит в новую программу Artemis и почему она важна для президентских выборов в США? Какие технологии и знания полувековой давности помогут человеку вернуться на Луну? Если вы готовы к этой невероятной лунной экспедиции, тогда: «Пять, четыре, три, два, один… Пуск!»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».

Наш современник Алексей Смирнов, злой волею судьбы заброшенный в середину XV века, за восемь лет жизни в Константинополе, казалось бы, добивается всего – немаленькой государственной должности, красавицы жены, сына, большого количества друзей…

Но все это благополучие внезапно рушится – Алексея обвиняют в подготовке заговора против императора Византии – базилевса. Чтобы избегнуть неминуемой смерти, защитить семью и разоблачить врагов, наш герой бежит из узилища, и, поселившись инкогнито в отдаленном районе имперской столицы, негласно проводит собственное расследование, устанавливая истинных заговорщиков.

Немало трудностей приходится преодолеть Алексею – но смелость и решительность делают свое дело…

Не сплю. Опять не сплю. Бессонница – это кошмар, преследующий меня уже много лет.

Холодные струи дождя за воротник. Автомат студит пальцы, но его суровая, уверенная сила греет, убеждая, что всё будет хорошо.

Три часа ночи. Сон исчез. Совсем исчез, будто не было дневной усталости, беготни и лиц, лиц, лиц. Не тех лиц, что мелькали под прицелом «калашникова». Многие из них нигде, никогда не мелькают. Давно. Странно, что моя физиономия реальна. Лучше, а вернее, правильнее было бы, если её мелькание остановилось там, тогда. И справедливее. Перед богом и людьми. Взял – отдай!