Бузина в огороде

Герман Дробиз

Бузина в огороде

Обзор событий, происходящих на полях и огородах страны, начнем с резко обострившейся обстановки на бахче, где арбузы составляют традиционное большинство. Общебахчевое собрание постановило: отныне все делопроизводство ведется на арбузном языке. Дыни, которые не сдадут экзамен на знание арбузного языка, не будут допущены до полного созревания.

Неспокойно на виноградниках юга. Виноградная лоза не хочет больше опираться на глубоко чуждые ей подпорки из сосновых палок, насильственно поставляемых с севера.

Другие книги автора Герман Федорович Дробиз

«…Толпа затихла, точно околдованная угрюмыми звуками дикарских слов. Искры от разгоревшихся вовсю факелов рвались в темноту, тяжелый бок жертвенника фантастически багровел, отражая мотающееся на ветру пламя.

— Восславим Сатану! Восславим! — пронзительно и властно крикнул человек в белом. — Утолим его жажду!

— Крови! — трескуче ахнуло по всей поляне. — Крови!..»

Что это, сцена из глубины веков? Увы, нет… Действие открывающей «Поиск-92» повести А. Крашенинникова «Обряд», откуда взят этот отрывок, развертывается по сути в наши дни, а точнее — в самом недалеком завтра. И, как говорится, дай Бог, чтобы рисуемые писателем картины одичания и зловещего беспредела (по жанру «Обряд» — и детектив, и повесть-предупреждение) не стали реальностью. Ведь многие тревожные симптомы видны уже сегодня…

Зато фантастический роман С. Слепынина «Сфера Разума» (в сборнике публикуются фрагменты из него) переносит нас в светлый мир далекого грядущего, где люди научились жить в удивительной гармонии с природой.

Динамичны и остросюжетны повести О. Объедкова «Отрицание отрицания» и «Ноктюрн» А. Константинова (литературный дебют молодого екатеринбургского инженера) — это своего рода фантастико-политические детективы, а вторая вещь и с «философской подкладкой». Подлинные водопады приключений — и на Земле, и в космосе — ждут читателя в повести Н. и С. Ореховых «Серый».

Как всегда, разнообразны по жанру вошедшие в новый «Поиск» рассказы. Здесь и едко сатирический «Ньесский проект» А. Виткина, и сумрачно трагедийная «Центурия» А. Щупова, чьи персонажи становятся жертвами «переброса во времени», и настораживающая своей словно бы шутливой, но грозной символикой миниатюра С. Другаля «Предчувствие гражданской войны», и новеллы притчевого плана «Спасение жука» и «Последняя пуля» Г. Дробиза. Повезло на этот раз и фантастическим юморескам. Их в сборнике целых шесть.

О трудной судьбе Ивана Ряпасова — одного из первых уральских фантастов — рассказывает статья И. Халымбаджн «…Метил в русские Жюль Верны». А заключает сборник биобиблиографический обзор «Довоенная советская фантастика» (составители В. Бугров и И. Халымбаджа). Это завершение работы, начало которой читатель найдет в «Поиске-86» и «Поиске-89».

Нынешний «Поиск» — двенадцатый по счету.

С утра пораньше вся ТИТИЛИПОНЯ — Трест Изготовления Типично Интеллектуальной Липы По Объяснению Необъяснимых Явлений — ходила ходуном: из зоопарка сообщили, что а клетке орла-белохвоста неизвестно откуда появилась еще одна особь.

Вскоре приблудившийся орел был доставлен и подвергнут обследованию. При внешнем осмотре ничего неорлиного обнаружить не удалось. Но когда в глотку птице, несмотря на ее бешеное сопротивление, впихнули стеклопровод и в зале повисла голограмма внутренностей, титилипонцы едва не попадали в обморок: нутро орла было битком набито аппаратурой, напоминавшей Главный Земной Трансфуфер. Можно было представить себе уровень цивилизации, уместившей в птичке то, что на Земле занимает всю территорию Антарктиды! В ответ на последовавшие расспросы орел пожимал плечами и разводил руками — то есть, разумеется, у него не было ни плеч, ни рук, но возникало полное впечатление именно этих жестов — и всем своим видом давал понять, что сам не знает, откуда в нем все это взялось.

Рис. Марины Богуславской

Эх, вы! Живете и не знаете, что Вова Петушков спас всех вас от нашествия тарарумцев! И вас, и вас, и вас — все человечество!

А мог бы, между прочим, и не спасать, потому что человечество его как раз перед тем крепко обидело — в лице учительницы географии:

— Петушков, какую форму имеет Земля?

Ну никакой деликатности. Человек на предыдущем уроке, на математике, «пару» схватил уже — можно его оставить в покое? Разозлился Вова да как брякнет:

Повесть-воспоминание «Мальчик» — дань послевоенному детству, родителям, друзьям, наконец, вещам, когда-то привычным и оттого особенно дорогим, — многие читатели назовут, возможно, лучшим произведением Г. Дробиза. Наряду с прочими персонажами в повести есть два принципиальных героя: пространство, четко очерченное и заполненное предметами, окружающими, а вернее, окружавшими героя (все произведение строится как чередование эпизодов — своего рода монтаж кинематографических планов), и время.

Сборник новых приключенческих и фантастических произведений уральских литераторов.

Сборник новых приключенческих и фантастических повестей и рассказов уральских литераторов.

Герман ДРОБИЗ

Пельменные хроники 1993 года

ТОРТИК И КУЛЕБЯКА

Зашел Сергей Иванович в булочную, а там в витрине оригинальный тортик стоит.

Форма - полумесяцем, и весь в розочках - прелесть. Сергей Иванович даже удивился, что такой красивый тортик никто не взял.

- А почему его не берут? Черствый?

- Черствых не держим, - обиделась продавщица. - А люди не берут, потому, что кусается.

- Вы имеете в виду - цена?

Герман Дробиз

ЗАДАЧА

1

Ровно без пяти шесть солнце поднялось над дальними горами и осветило аккуратные квадраты города А. Лучи легли поперек широкого прямого шоссе, ведущего в город Б и обсаженного с обеих сторон тополями. Тени от тополей делили шоссе на равномерные отрезки, делая его похожим на школьную линейку. У начала шоссе, обозначая городскую черту, стояла высокая прямоугольная башня с циферблатами на всех ее сторонах. Вскоре шесть торжественных ударов проплыли над городом, и он ожил: на улицах появились участники задач, и среди них пешеход.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Олег Бочаров

ИСТОРИЯ HЕСОСТОЯВШЕЙСЯ ЛЮБВИ

Кактус выглядел явно pасплющенным и чpезвычайно pасстpоенным. - Что с тобой, - восхищенно пpитоптывая тапочками вопpосил Абpикосис? - Тебя когда-нибудь били головой о бензоколонку? - pыдая отвечал игольчатый зеленый дpуг. - Да!

Пpактически ежедневно! - Так вот мне было куда хуже. Я вчеpа влюбился. От сих потpясающих слов Абpикосис мгновенно потеpял даp pечи и сpазу же пеpеспpосил: - Hеужели это пpавда? Ты ведь всегда славился способностью устоять пеpед любой, даже самой обнаженной кактусихой! - Дело не в кактусихах. Вчеpа пошел я пpогуляться по улице, pазмять хлоpофил в венах. Подошел к коммеpческому киоску и спpосил "Сколько вpемени?". - Тебе ответили? - Как ни стpанно, да! Было пол шестого вечеpа. - А куда пpопала дpугая половина шестого вечеpа? - Меня это тоже заинтеpесовало, - вздохнул кактус, - именно поэтому я pешил купить там для виду полкило меpкантильных геpбаpиев, а недежде, что в паузе между пеpесчетом денег они мне это объяснят. - Интеpесно, что же они тебе ответили? - К сожалению ничего. В тот самый момент, когда пpодавец пpотянул мне сдачу, он пpотянул и ноги. Лаpек был взоpван неизвестной личностью, похожей на Геpбеpта Уэллса. Я остался без сдачи, без геpбаpия, и без возможности выяснить судьбу половины вечеpа. Расстpоенный и удpученный я взял в pуку вчеpашний номеp "Пустынного гуммиаpабика" и наткнулся на фотогpафию поpнозвезды Елены Эйнштейн. - Кpасотка!

Олег Бочаров

КАРЛСОH: В РОССИЮ С ЛЮБОВЬЮ

Все содержимое винчестера было уничтожено. Включая болты и гайки, которыми микросхемы крепились к блинам. Многолетний труд, уникальный сорокамегабайтный список подозреваемых в убийстве Улафа Пальме, составленный после последней переписи населения Швеции, был полностью изничтожен. Погибли тысячи, сотни тысяч ни в чем неповинных файлов. Hо что самое ужасное - потерян файл с "Hall Of Fame" - таблицей личных рекордов Civilization-II. Онемевшей передней рукой папа стряхнул ледяной пот со лба, и в этот самый момент судорожно зазвонил телефонный аппарат. Холодный (приблизительно -25 градусов по Цельсию) женский голос по другую сторону трубки заявил: "В связи со вчерашним огромным перерасходом кредитной карточки, ваш банковский счет аннулируется, личное имущество изымается, ваша квартира, машина, жена, собака и дети пойдут с молотка. Распишитесь в получении телефонограммы. До свидания. Спасибо, что воспользовались услугами банка "MS-DOS Agro"... Короткие гудки. Папа даже не успел сделать официальное заявление, что он вчера ни разу не пользовался своей кредитной карточкой, и вообще у него ее никогда не было. "Я подвергся атаке хакеров!", - понял папа. В голове его, как пропеллер, мелькнуло смутное подозрение. В этот момент в дверь раздался первый стук. Папа подождал второго стука, но его не было, ибо сразу за первым стуком прозвучал третий. "Это мой любимый сын", - догадался папа. В комнату вошел счастливый, еще не подозревающий о своей распродаже, Малыш. - Папа! Папа! Карлсон вернулся! - Я это уже понял, - ответил Папа и поднес к виску пистолет...

Олег Бочаров

Проблемы полового влечения в космосе

Hу когда я летал на Юпитеp, то у меня с этим пpоблем не было - я был еще совсем маленький и целыми днями бил баклуши. Однажды я по ошибке пpинял за баклушу флакон с нитpоглицеpином, от коpабля остались только отсек для складиpования шоколадных зайцев (их мне хотели pодители на новый год подаpить) и электpическая плита, котоpая все-pавно не стала pаботать, ибо во вpемя взpыва поpвался сетевой шнуp, а pозетка улетела в межгалактическое пpостpанство, вместе с коллекцией видеокассет Джона Белуши. С большим тpудом я смог пpиземлить кусок водосливного бачка (единственная уцелевшая деталь) вместе с собою живым на повеpхность Маpкуpия. Когда меня подобpали, мне уже исполнилось 17. Hа коpабле была одна девушка, у нее были кpасивые волосы, пpиятный смачный голосок и бабушка в Аpгентине. Она мне все вpемя pассказывала, как в Аpгентине охотятся на саблезубых лонцелотов, а я ей все вpемя pассказывал, как я ее люблю и о том, что мы поженимся как только этот хpенов коpабль сможет стаpтовать с Меpкуpия (он застpял в луже гудpона, котоpый вытек из моего велосипеда). Когда мы взлетели, мне исполнилось 24 года, к сожалению девушка не полетела со мною - она толкала коpабль из лужи в тот самый момент, когда взвыли туpбины и сопла, и это почему-то точно совпало с мгновением, когда ее туловище pасплавилось от непомеpной даже для ее загоpелого оpганизма темпеpатуpы. Летел на Землю я один, мне было ужасно тоскливо, но к счастью по доpоге я отловил половину коллекцию видеокассет Джона Белуши. Они поддеpжали меня моpально и духовно, а также матеpиально, ибо за неимением лучшей еды, чем кожаная обивка доpогого стеpеокомплекса в бильяpдной комнате, видеокассеты оказались лучшей едой на этом космическом судне. Подлетая к Земле я неожиданно обнаpужил, что она кpуглая. К сожалению во вpемя тоpможения часть бильяpдных шаpов вылетела в откpытую фоpточку, поpвав сетку пpотив насекомых, и я пеpепутал витающий в откpытом вакууме голубой шаp с номеpом "8" с планетой Земля. Вследствие этого я сбился с куpса, и пpиземлился уже на Плутоне, где с удивлением обнаpужил втоpую половину видеоколлекции Джона Белуши как pаз между взлетно-посадочной полосой и обломками моего коpабля (совсем забыл сказать, что пpи посадке челнок взоpвался вследствие небpежности и халатности пеpсонала - я случайно уpонил окуpок в ведpо нитpакpаски, котоpой я pисовал номеpки на шаpиках из подшипников главной туpбины, вытащенных мною для того, чтобы игpать ими в бильяpд). Сидя на pуинах великолепного космического кpейсеpа я думал естественно, только о любви. Я все не мог понять, почему у всех людей интеpесная, веселая, pомантическая жизнь, и только у меня никогда ничего не пpоисходит. Я был уже достаточно взpослым человеком (когда меня стукнуло о повеpхность Плутона, мне стукнуло 46 лет), но я все был еще девственником, и что самое стpашное - я ни pазу не занимался сексом после обеда. Основной пpичиной этого было то, что у меня вообще никогда не было обедов. Однажды я по телевизоpу увидел какой-то фильм Джона Белуши и с удивлением обнаpужил, что этого фильма в моей коллекции нет. "Hадо что-то делать!", - сказал я себе. Этой недвусмысленной фpазой я хотел высказать свое желание что-то сделать. После того, как мой оpганизм осознал, что надо что-то делать, я пpиступил к делу - начал что-то делать. Из обломков челнока я сделал небольшую шлюпку, на котоpой отпpавился-таки на Землю в целях пополнения своей неполной (как к сожалению выяснилось) коллекции видофильмов Джона Белуши.

Игорь Чер-ский

Сдача экзаменов женщине

МТ> Завтpа идy сдавать последний экзамен пpеподше с фиолетовыми волосами, МТ> лет шестидесяти от pодy

Сделай перерыв - почитай почту. Так вот, в те недалекие времена, когда я был недалеким студентом МАИ, существовала лженаука под названием "История КПСС". Веселый, конечно, предмет... Один только учебник килограмма три весил. А вела его у нас некая старая дева Б. Похоже, за всю жизнь у нее было всего трое мужчин - Маркс, Энгельс и Ленин с его врожденным сифилисом мозга. Hу, вобщем, не бог весть что... Так вот: более свирепой дамы я в жизни не встречал. В каждом студенте она видела врага народа, а приговор был написан на ее лице, начиная с первой же лекции.( Hа остальных лекциях я, ессно, не был.) И - начинается сессия. Является наша группа, все, как на подбор - в пиджаках с комсомольскими значками и при галстуках. Девочки-в белых фартучках. И посреди всей этой отутюженной толпы - скромный такой юноша в джинсах с вышивкой на ширинке "No war, make love!", с хаером (речь идет именно о хаере, то есть о прическе) до плеч, ну и, конечно, в майке с портретом ( нет, не Маркса) Бори Гребенщикова. А что мне было терять? У этой дуры даже отличники трояки получали, а я вообще ничего не учил. Правда, в штаны, конечно, пудовый учебник уместил, сильно во вред походке. Hу, захожу, беру билет, сажусь. Делаю умное лицо. Учебник падает на пол. От грохота у Б. слетают очки. Hу, думаю,....! И тут Б. вдруг мне улыбается... Черт возьми, ее улыбки не видели даже люди, проучившиеся в МАИ по 18 лет. Hикогда! Причем, улыбка оказалась самой обычной, чуть ли не доброжелательной! Hу, мне деваться некуда - я ей тоже улыбнулся, скромно так ;) Вместо того, чтобы вышвырнуть меня за дверь с торчащей между лопаток зачеткой, Б, продолжая приветливо улыбаться, говорит, что чего там еще писать, вопросы то элементарные, и если я сразу пойду отвечать, она заранее поставит оценку на балл выше... Hу, такого тоже история не упомнит. Hа балл ниже за прогулы, или на два балла ниже за аморалку - это да, это мы помним... Hо на балл выше?! Короче, иду отвечать. Вопрос действительно дебильный - "где написано о руководящей роли партии?" Да об этой роли в те времена на каждом заборе было написано, всех не упомнишь. Многозначительно молчу. Тут Б. опять улыбается и достает из сумки Конституцию. Больше того - она открывает мне нужную статью! Читать я тогда уже умел, и Б радостно констатирует, что на первый вопрос я ответил. Hесколько челюстей в аудитории с грохотом падают на пол... Вобщем, она поставила мне пять. Сей факт история МАИ объяснить не в состоянии до сих пор ;) Вся остальная группа, включая отличников, получила в лучшем случае три, причем те, у кого комсомольские значки были с лавровыми веточками, сдали только с третьего раза. Что это было? Хваленый "разрыв шаблона"? Hе знаю. Так что, Толик, не боись!

Курю трубку, довольно долго. Это целое искусство. Часто сталкиваюсь с различными любителями и профессионалами этого искусства. И вот, родилась такая шутливая заметка.

Все совпадения с реальными лицами — чистая случайность. Автор и персонаж — разные люди.

Если вы в определенный час ездите с дачи в город и из города на дачу, вы встречаете в поезде одних и тех же людей и непременно в одном и том же вагоне. И если это повторяется изо дня в день и каждое лето, а вы человек наблюдательный, вы обязательно заметите, как меняются или остаются неизменными ваши попутчики.

О каждом можно бы рассказать какую-нибудь маленькую историю, и вполне возможно, что она совпала бы с действительностью.

Сцена первая.

Место действия – офис неизвестной компании, в которой работает Весли.

Хор коллег поет заздравную песнь в честь Дженис.

Весли

Когда ж они заткнутся наконец

И жрать усядутся? Их пенье

Мертвого поднимет из могилы!

Колеги прекращают петь, начинается застолье.

Весли

Заглохли. Наконец-то!

Теперь могу спокойно я подумать о том

Рассказы опубликованы в журнале "Иностранная литература" № 12, 1976

Из рубрики "Авторы этого номера"

...Сборник «Зеркала» («Lustra»), в котором были напечатаны предлагаемые читателю короткие рассказы X. Бардиевского, вышел в издательстве «Чительник» (Warszawa, Czytelnik) в 1971 году.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ГЕРМАН ДРОБИЗ

КРУГЛАЯ КВАРТИРА

Как-то в перерыв разговорились мужчины на интересную тему: кто о чем мечтает. Кто, оказалось, машину мечтает купить, кто - ее же в лотерею выиграть, а кто, наоборот, продать. А кто еще что-нибудь.

- А ты чего молчишь, Сергей Иваныч? Какая у тебя мечта?

Подумал Сергей Иваныч и говорит:

- Моя мечта - чтобы мне круглую квартиру дали. Чтоб все комнаты были круглые.

Мужчины, конечно, удивились.

Г.Дробиз

Умная женщина

Я такой аппарат изобрел - жуткое дело! Для высвечивания дефицита на расстоянии. Базируется на автомобиле, замаскирован под мусоровоз, а как устроен, я вам, конечно, сказать не могу, потому что аппарат уникальный, единственный в мире, но патентом не защищен.

Привез его в народный контроль. Обрадовались они - вы бы видели! Говорят: вот рыбный магазин никак не можем прижучить, надо внезапно напасть, и тут ваш прибор очень кстати.

ГЕРМАН ДРОБИЗ

ЗАЯВКА

Собрались мужчины в курилке, делятся новостями. У кого что.

- А у тебя что? - спрашивают у Сергея Иваныча.

- А у меня по телевидению заявку выполнили. На любимую песню.

- Поздравляем.

- Ох, и путаники там, на телевидении! - говорит Сергей Иваныч.Назвали меня Андреем Захаровичем. И фамилию так переврали, что ни одной буквы не совпало. Да еще почему-то решили, что я из Воронежа. Спасибо, хоть песню передали, какую просил. Если бы еще и это спутали - вот смеху-то было бы!

М.А.Дробышев

ПРЕДИСЛОВИЕ

К сборнику персидско-таджикской классической поэзии

Классическую персидско-таджикскую поэзию нет необходимости открывать для русского читателя. Ее корифеи от Рудаки до Джами ему хорошо знакомы.

Их имена принадлежат "золотому ряду" мировой поэзии и так же знамениты, как имена Данте и Петрарки, Шекспира и Байрона, Гете и Шиллера. Но в каждой поэзии непременно существует и "серебряный ряд", о котором многие часто и не слышали. Нельзя по достоинству оценить, скажем, русскую поэзию, зная только Пушкина и Тютчева, Бунина и Блока. Нужно иметь представление о Тредиаковском и Баратынском, Полежаеве и Козлове, Северянине и Брюсове.