Бульварный эпос

ВИКТОР МЯСHИКОВ

Бульварный эпос

Пестрый глянец книжных обложек на уличных лотках нестерпимо режет глаз русского интеллигента, будь он хоть "либерал", хоть "патриот". Каждый настоящий писатель, критик и литературовед считает своим долгом периодически обрушить гнев на криминальное чтиво. Считается, что именно этот мутный поток детективов и триллеров размыл фундамент великой русской литературы, унес массового читателя от родного континента в безбрежное море пошлости. То есть люди, лет десять назад взахлеб читавшие Булгакова, Платонова, Рыбакова, Аксенова и т. д., в одночасье, испробовав полуграмотного Доценко с его "Бешеным", подсели на кровавые боевики.

Другие книги автора Виктор Алексеевич Мясников

Виктор Мясников

ИГРА ПО-КРУПНОМУ

Прямо на стеклянные кабинки охранниц наклеены копии приказа директора завода: в связи с отсутствием наличия и т. п. все работники завода могут гулять до первого сентября без содержания, вход строго по специальным вкладышам в пропуска.

Вовец постоял пару минут, задумчиво изучая бюрократический стиль документа. Надо же, не поленились распечатать в заводской типографии, чтоб на каждом углу налепить. Но делать нечего, и он отправился из проходной на улицу через широкую дверь под издевательским транспарантом "Спасибо за ваш труд!" Знал бы, ни за что не стал отпуск брать, лучше бы денег заработал. А с другой стороны, зарплату, небось, не раньше сентября дадут. Куда ни кинь, кругом клин. Расчитывал у ребят немного деньжат перехватить до получки, а теперь придется как-то самому выкручиваться. Поди, все цеховые мужики где-то на халтурах, и он мог быть в одной из бригад, да опоздал.

"Изумруд – камень смерти" (Полная авторская версия) Третий роман из цикла о Вовце Меншикове. Артель охотников за драгоценными камнями пытается отыскать в окрестностях Екатеринбурга месторождение изумрудов. Но изумруды интересуют и многих других – новых русских, бандитов, авантюристов всех мастей, милицию и госбезопасность. Столкновение неизбежно. На фоне красот уральской природы развязывается настоящая война. Главный герой романа – Вовец Меншиков – благодаря своим умениям не только выбирается из кровавой коловерти, но и находит нечто более драгоценное, чем изумруды. Он находит любовь.

Мясников Виктор

Нас научили

Нас научили не прощать,

Стрелять без промаха и драться Нас научили убивать

И отучили улыбаться.

Солдатская песня

1. 09. 1984 года

В дальнем, самом тихом и сумеречном углу разом приподнялись над тощими подушками взъерошенные головы дедов. Ненавистное, вымучивающее ощущение постоянной настороженности - дежурный зуммер тревоги, тонко просигналив, разбил утренний сон, заставил напрячься, подобраться в ожидании неведомой опасности.

Трилогия о Вовце Меншикове ("Людоеды", "Игра по-крупному", "Изумруд – камень смерти") Главный герой трилогии – обычный работяга. Он просто пытается выжить в современной России, стараясь сохранить свое человеческое достоинство и жизнь. "Людоеды" – самый первый и самый шокирующий роман Виктора Мясникова. Он объясняет это так: "Первый читатель – это редактор издательства. Я сразу поставил цель сочинить сюжет, какого еще не было, и закрутить так, чтобы самый тертый редактор, через руки которого прошли сотни детективов, не мог оторваться. Мне удалось". Жестокие и даже беззастенчиво откровенные схватки с врагами. Крайне тяжёлое торжество добра.

"Игра по-крупному" – второй роман трилогии о Вовце Меншикове ("Людоеды", "Игра по-крупному", "Изумруд – камень смерти") Суровые 90-е. Отправился рыбачить на озеро и пропал главный инженер оборонного завода. Наверное, утонул. Вовцу предложили подзаработать – поучаствовать в поисково-спасательных работах. Но вскоре ему самому пришлось спасаться. В прибрежных болотах он обнаружил нечто такое, что за ним началась настоящая охота. Снова жестокие и беззастенчиво откровенные схватки с врагами. Крайне тяжёлое торжество добра.

Виктор Мясников

ОРУЖИЕ УРАЛА

ГОРОД МАСТЕРОВ

Есть города, названия которых сразу вызывают в памяти блеск клинка. Шелестящее слово Дамаск - и вспоминается подброшенный в воздух шелковый платок, на лету рассеченный взмахом сабли из дамасской стали. Толедо - лязг узких прямых мечей о доспехи, стремительный выпад шпаги заносчивого испанского гранда. Золинген - звенит, блестит и переливается парадное оружие германских офицеров, а вот оно уже слегка потускневшее - боевой трофей, память о прошлой войне.

Виктор Мясников

ВОДКА

Автор предупреждает, что почти все события в романе подлинные. По понятным причинам географические названия и имена героев изменены до неузнаваемости.

НОЧНОЙ ПРОРЫВ

Красная струйка трассирующих пуль резко чиркнула над самой кабиной КАМАЗа, врезалась далеко впереди в асфальт дорожного полотна. Срикошетировала вверх недружным веером, рассыпалась замедляющимися алыми огоньками на фоне звездной черноты южного неба.

Виктор Мясников

ВОГУЛЬСКАЯ ЦАРИЦА

Когда филфак возвращается из фольклорной экспедиции, вся общага некоторое время стоит на ушах. Девчонки привозят не только величальные да обрывки былин, но ещё и сказки, именуемые по науке эротическими, свадебные загадки того же рода и особо ценимые мужчинами "страмные частухи", - они передаются из уст в уста, потешая курилку и вгоняя в краску первокурсниц.

Но на этот раз появилось нечто новенькое - стр-р-рашные истории про покойников. Сашка Елькин тут же поволок Козулина на посиделки.

Популярные книги в жанре Публицистика

Влад Смоленский

22 апреля 2002 0

“ОТ КОНЯ СВОЕГО?..”

В последние недели муссируются слухи о некоем заговоре, имеющем своей целью устранение Путина от власти. Во главе группы якобы стоит премьер правительства. К нему сегодня тянутся различные группы "недовольных" Путиным олигархов, региональных баронов, думцев и прочего политического планктона.

После того, как Касьянов посетил США и заручился осторожной поддержкой Вашингтона, он стал все больше дистанцироваться от Путина и его команды. При этом Касьянов достаточно ловко использует американское давление на Путина, шантажируя президента своей готовностью "пойти навстречу" Бушу куда более смело и открыто, чем это делает Путин.

26 августа 2002 0

ТАБЛО

l Согласно информации, переданной из Далласа, "посиделки" высшего военного руководства США на ранчо президента Буша, состоявшиеся 23 августа, были посвящены проработке военных, политических и информационных аспектов готовящегося нападения на Ирак, сроком которого названа "вторая половина сентября". Характерно, что на этой встрече, в отличие от госсекретаря К.Пауэлла, отправленного вместо Буша получать дозу антиамериканской критики в ЮАР на очередную международную конференцию по вопросам устойчивого развития под эгидой Всемирного Банка, присутствовал и во многом определял ее тон вице-президент Р.Чейни, глава "ястребов" в вашингтонской администрации. Было принято решение "идти до конца", независимо от поддержки "мирового сообщества" и Конгресса, в связи с чем представители президента поспешили заявить о том, что до сих пор действует санкция Конгресса на удары против Ирака, полученная еще отцом нынешнего президента США Дж.Бушем-старшим в 1991 году. Логика здесь проста: необходимо "ввязаться в драчку", а там саттелитам и союзникам будет некуда деваться — они все равно поддержат "лидера свободного мира". Фактическое подтверждение этим планам предоставила Великобритания, чьи самолеты уже приняли совместно с американскими участие в бомбардировке территории Ирака (провинция Басра). Прозвучавшая из уст министра обороны США Д.Рамсфельда критика в адрес России за недавнее заключение договора об экономическом сотрудничестве с Ираком, по той же информации, не является серьезной, поскольку санкции на установление "более доверительных отношений" Кремля со "странами-изгоями", включая Ирак и КНДР, были получены Москвой у Вашингтона. Основным же смыслом договоренностей между Путиным и Бушем якобы является согласие России не блокировать агрессию США против Ирака через механизмы Совета Безопасности ООН в обмен на обязательство американской стороны погасить долг Ирака перед РФ "после победы"…

В предлагаемый советскому читателю сборник включены романы «Жажда», «Нетерпеливые», «Любовь и фантазия», принадлежащие перу крупнейшего алжирского прозаика Ассии Джебар, одной из первых женщин-писательниц Северной Африки, автора прозаических, драматургических и публицистических произведений.

Романы Ассии Джебар объединены одной темой — положение женщины в мусульманском обществе, — которая для большинства писателей-арабов традиционно считалась «закрытой».

Текст публичной лекции лорда Дансени, издававшийся неоднократно, в том числе отдельной брошюрой. Этот текст лег в основу лекций, читавшихся во время американского турне Дансени. Возможно, именно его прослушал Лавкрафт, когда посещал выступление заокеанского гостя.

Александр Проханов

20 февраля 2014 11

Политика

25 лет, как мы ушли из Афганистана. А всё это - как вчера. Я прошёл с войсками с момента их ввода до вывода. Я двигался с полками, но не держал ни автомата, ни гранатомета. В моих руках были блокнот и авторучка. Я был художник, писатель, "певец во стане русских воинов".

Дворец Амина медового цвета в предместьях Кабула. Зловоние гари. Брошенные на ступени окровавленные бинты. Кольца гранат. Иссечённые осколками стены. Здесь, этаж за этажом, ступень за ступенью, продвигался спецназ Комитета госбезопасности, добивая охрану, прорываясь на верхние этажи, туда, где находился деревянный резной золочёный бар, простреленный автоматной очередью. Здесь был уничтожен Амин.

Постолимпийские игры

Политика и экономикаВ России

Как распорядиться Сочи наследством Олимпиады-2014

 

Каким станет Сочи после зимней Олимпиады? Курортным городком, задыхающимся под тяжестью своей дорогостоящей инфраструктуры, или динамично развивающимся мегаполисом? Эксперты утверждают, что при грамотном использовании олимпийского наследия экономический эффект от Игр может длиться до 30 лет. А бизнес-мотор начинает работать на полную силу уже через 3—5 лет.

Редакционная статья

section class="box-today"

Сюжеты

Вокруг идеологии:

Народная истина Донецкой области

Не хватает идейности

Модель эволюции

/section section class="tags"

Теги

Вокруг идеологии

Долгосрочные прогнозы

Молодые демократии

Политика

Украина и ЕС

Украина

Происшествия и катастрофы

/section

Массовое убийство людей в Одессе стало поворотной точкой в украинском кризисе, сделав практически осязаемыми такие варианты развития событий, которые еще недавно рассматривались преимущественно как гипотетические. И в связи с этим возникает несколько вопросов, которые хотелось бы проговорить четко и без недосказанности.

Книга знаменитого журналиста, музыкального критика и радио-ведущего Михаила Марголиса посвящена Борису Зосимову, культовой фигуре российского музыкального мира. В увлекательном, почти приключенческом романе раскрывается удивительная история жизни невероятного медиа-менеджера и продюсера, для которого нет ничего невозможного: организовать концерт Metallica и AC/DC в Москве за три недели, создать музыкальный канал MTV, подружить Алсу с князем Монако.

Завораживающая панорама молодой музыкальной индустрии России 1990–2000-х годов переплетается в этой книге с забавными анекдотами из жизни Бориса Зосимова и его многочисленных друзей, с лирическими зарисовками и тонкими историческими наблюдениями. Эта книга предназначена для всех, кто интересуется российской музыкальной индустрией, и станет настоящим подарком для любителя необыкновенных историй о рок-н-ролле, который все еще жив.

В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ВИКТОР МЯСНИКОВ

ЦЕЙТНОТ

Аккомпаниатор заболел, да и сама Анна Георгиевна чувствовала себя неважнецки. Март - такой простудный период года. Чуть-чуть порепетировав без музыки, она отпустила группу и к четырем уже была дома. В почтовом ящике, кроме газеты, оказался пакетик из белой бумаги, не больше сигаретной пачки величиной, накрест перехваченный черной ниткой.

Войдя в квартиру, Анна Георгиевна громко позвала: "Девочки!" Но дочери не выбежали в коридор, на вешалке не оказалось их дубленочек - очевидно, ушли погулять. Сняв шубу она прошла на кухню, пожав плечами, в недоумении разорвала черные нитки и развернула пакет. Лист бумаги, покрытый с внутренней стороны ровными рядами букв, содержал комочек ваты.

Виктор Мясников

Экономика мейнстрима

Общеизвестно: спрос рождает предложение - платежеспособный спрос. Но говорить я собираюсь не столько о книжном рынке как таковом, сколько о влиянии покупательского спроса на "большую" литературу, она же "серьезная", она же мейнстрим. И о том, чего следует здесь ожидать в обозримом будущем.

Вопрос первый: кто потребитель не чтива, но современной серьезной литературы в сегодняшней России? По традиции считается, что это интеллигенция - врачи, учителя, инженеры, то есть в основном бюджетники. А поскольку у бюджетников денег на книги нет, то и платежеспособный спрос с их стороны почти отсутствует. Им бы по своей специальности самое актуальное прикупить, чтоб не дисквалифицироваться, а единственный на весь городок номер "Нового мира" или "Знамени" читают по кругу в очередь. В сегодняшней России покупателем на рынке литературного мейнстрима выступает средний класс. По данным еженедельника "Эксперт" (2000, № 34-35), а они заслуживают доверия, к среднему классу можно отнести примерно 10 процентов (в Москве 20 процентов) трудоспособного населения, определяющего личный доход суммой свыше 300 у. е. Средний возраст 32,8 года. Подавляющее большинство имеет высшее образование, почти треть неплохо владеет иностранными языками. В статье О. Блаженковой и Т. Гуровой "Класс" этот социальный слой охарактеризован так: "Средний класс в России - ярко выраженная и довольно целостная группа людей не только по уровню дохода и социальному статусу, но и по образу мыслей и стилю жизни". Особо следует отметить, что деловые люди составляют лишь половину этой группы, а почти четверть - "свободные художники". Эти данные позволяют сделать вывод, что именно средний класс становится интеллектуальной элитой страны и его культурные запросы весьма высоки. Это он - главный потребитель театрального искусства, современной живописи и литературы. Кстати, вы заметили, что в крупных городах, где счет театров идет уже на десятки, большинство их если не процветает, то по крайней мере себя кормит? И отнюдь не за счет детских утренников и распределения билетов через профкомы.

Виктор Мясников

ИЗУМРУД - КАМЕНЬ СМЕРТИ

- Пап, скоро придем?

Вовец оглядывается на сына. Олежка пыхтит и обливается потом. Да, раскормила его мать. И разнежила. Никакой выносливости.

- С полчаса еще, потерпи. - Вовец останавливается, поджидая. - Идем-то всего ничего - двадцать минут. Неужели устал?

- Не-ет, - тянет Олег и замедляет ход, - так просто спрашиваю. А здесь нельзя? Это ведь уже отвал?

- Здесь нет ничего, пустая порода. Сейчас наверх поднимемся, а там дорога ровная.

Виктор Мясников

ЛЮДОЕДЫ

(УТИЛИЗАТОРЫ)

Вовец открыл глаза и ничего не увидел - темнота, ни зги. Во рту "эскадронная конюшня", как говаривал покойный дед. Голова трещит так, словно в виски по гвоздю-сотке заколотили, а по затылку кувалдой шандарахнули. Желудок схватили такие спазмы, что Вовца скорчило. Ни охнуть, ни вздохнуть. Словно какой-то невидимый во мраке садист засунул ему в глотку свою волосатую лапу по самый локоть и теперь тискает желудок огромной ладонью. Нет, так пить нельзя... Чтоб ещё хоть каплю? Лучше сразу застрелиться...