Буэнас ночес, Буэнос-Айрес

Буэнас ночес, Буэнос-Айрес
Автор:
Перевод: А. Александрова
Жанр: Контркультура
Год: 2006
ISBN: 5-17-030654-7

Книга, которую называют «праздником, который всегда с тобой» эры диско. Книга, за которую Гилберта Адэра критики называли «Набоковым гей-тусовки». Книга, сюжет которой практически невозможно воспроизвести — ибо сюжет в ней не значит ровно НИ-ЧЕ-ГО. Трагическая, смешная и поэтичная прозаическая баллада о «золотом веке» ночной жизни и кошмаре, которым завершился последний взлет «гедонистической культуры восьмидесятых».

Отрывок из произведения:

Отчет, который я собираюсь написать, а вы — прочесть, отчет, представляющий собой наполовину дневник, наполовину коллаж из некоторых событий моего прошлого, который я печатаю на маленькой оливково-зеленой машинке «Оливетти», будет, вероятно, единственной возможностью, которая мне когда-нибудь представится до того, как скобки моей жизни закроются, спросить себя: кто я такой, кем был в последние двадцать четыре года? Никому, кроме Денниса, я никогда не рассказывал, что со мной происходило, и ему, и только ему одному, решать, будет ли это опубликовано, и если будет, то когда. Что ж, пусть все идет, как идет. Впрочем, я хочу, чтобы вы поняли: что бы ни значилось на обложке, это не роман, даже не постмодернистский роман, как такие книги иногда игриво именуют. Все, что вы прочтете на следующих полутораста страницах, — правда, абсолютная правда, ничего, кроме правды.

Другие книги автора Гилберт Адэр

Тема обоих романов Адэра — любовь и смерть, но если в первом — история гибельной страсти стареющего писателя к молодому голливудскому актеру, то во втором — первая любовь и взросление юного американца на фоне майских событий 1968г. во Франции. Адэру удается с тончайшим психологизмом и кинематографической зримостью рассказать о темных глубинах человеческого сердца.

Поначалу был «Ход Роджера Мургатройда», иронично и тонко обыгрывающий реалии романа Агаты Кристи «Убийство Роджера Экройда». Потом появилось «Убийство в стиле» — название, относящее читателя к «Происшествию в Стайлз», и сюжет, изящно контрастирующий с «Зеркало треснуло».

…Знаменитая актриса убита — прямо во время съемок, на глазах у десятков людей. Однако НИКТО из свидетелей не заметил ровно НИЧЕГО!

Полиция — в растерянности. И тогда за дело берутся автор детективов Эвадна Маунт, обладающая талантом детектива-любителя, и ее лучший друг — инспектор Скотланд-Ярда Трабшо.

Их выводы — подозреваются практически все люди из окружения убитой. ВОЗМОЖНОСТЬ совершить преступление была у каждого.

Но… почему ни у кого из подозреваемых нет мотива?..

Перед вами – удивительный роман.

Роман, в котором причудливо переплетаются мотивы самых известных детективов Агаты Кристи, а на их основе создается новая, увлекательная криминальная интрига!

…Совершено загадочное убийство.

Подозреваются все обитатели и гости уединенного, занесенного снегом особняка.

Расследование ведет… сама Королева Английского Детектива!

Гилберт Адэр — писатель, которого Айрис Мердок назвала «последним эстетом от современной беллетристики». Стиль его, легкий без легкомыслия и «литературный» без выспренности, не подкупает читателя простотой непосредственности, но — затягивает, точно в паутину, в сплетение мыслей и чувств, эмоций — и импрессий.

Читать прозу Адэра приятно, отчаянно интересно и — увлекательно в лучшем смысле этого слова.

Превращать детективы в блистательно-интеллектуальную «игру ума» — или, наоборот, стилизовать интеллектуальную прозу под классический детектив — пытаются многие. Однако мало кому удавалось сделать это так легко и изящно, как получилось у Гилберта Адэра в романе «Ключ от башни».

…История загадочного обмена машинами двух немолодых, печальных людей кажется поначалу всего лишь любопытным анекдотом.

Кажется.

Поначалу…

Перед вами — книга, жанр которой поистине не поддается определению. Своеобразная «готическая стилистика» Эдгара По и Эрнста Теодора Амадея Гоффмана, положенная на сюжет, достойный, пожалуй, Стивена Кинга…

Перед вами — то ли безукоризненно интеллектуальный детектив, то ли просто блестящая литературная головоломка, под интеллектуальный детектив стилизованная.

Перед вами «Закрытая книга» — новый роман Гилберта Адэра…

Тема обоих романов Адэра — любовь и смерть, но если в первом — история гибельной страсти стареющего писателя к молодому голливудскому актеру, то во втором — первая любовь и взросление юного американца на фоне майских событий 1968г. во Франции. Адэру удается с тончайшим психологизмом и кинематографической зримостью рассказать о темных глубинах человеческого сердца.

Популярные книги в жанре Контркультура

Сколько времени Джи проводил в туалете, не знал даже он сам. Скорее всего, эта привычка перешла к нему от отца, который частенько уединялся в уборной для прочтения очередной лажной фантастической книжки. Судя по тому, с какой скоростью книжки заменялись новыми, отец нашел лучший в мире способ ухода в нирвану. Ничто тебя не отвлекает, любого рода мысли в положении сидя, со спущенными штанами, не засоряют твою голову, ты готов для полного и качественного восприятия. Джи перенял этот гениальный способ и проводил в туалете по несколько часов в день, добиваясь тем самым поразительного прогресса в изучении философии. Он пошарил рукой рядом с унитазом и поднял кипу журналов с пола. Philosophy Review 6/99. Зенон, Платон, чья-то докторская работа о философском взгляде на manic depression, культурологическая роль комиксов в США… Джи с интересом пролистал до комиксов. Навороченный дизайн не позволял читать пару последних сантиметров текста, и ему приходилось останавливаться и додумывать окончания и проглоченные предлоги. Суть статьи сводилась к довольно оригинальной идее: комикс является способом стилизации реальности, и, в свою очередь, комикс, как общественный феномен, получив популярность в послевоенной Америке, наравне с антиутопической фантастической литературой, повлиял на мировоззрение среднего американца. Если вспомнить, что в послевоенное время повсюду наблюдался бурный рост детoпроизводства… там так и было написано — детoпроизводства… то сейчас Америкой правят те люди, мораль и смысл жизни которых были установлены комиксами про космических героев и первопроходцев. Стилизованное отображение реальности в свою очередь стилизовало американскую жизнь, упростив ее до предела. Этим и объясняется тот факт, что все европейцы считают американцев шумными и самодовольными детьми.

Я поехал в Англию брать интервью у пионеров Power Flying с глубочайшим чувством обиды на своего редактора. За последний десяток лет я повидал такое количество "прогрессивных" видов спорта, что мой интерес к ним пропал навсегда. Самые, казалось бы, безумные идеи сегодня находят воплощение в новом виде спорта. Поначалу вся эта тенденция была хотя бы нова, но со временем приелась.

Хотя, конечно, с редактором не поспоришь — пришлось браться за работу. Про Power Flying я никогда в жизни не слышал, поэтому стал наводить справки еще в Москве. И сразу же узнал, что про Power Flying из моих коллег тоже никто ничего не знает. "Значит редактор бросил меня на какой-то неперспективный проект", проносилось в моей голове. Поэтому я решил не забивать себе мозги "серьезной подготовкой" и прямиком направился на интервью с Майклом Киннерсом и Роном Дювье, основоположниками Power Flying.

Dominus inferus vobiscum!

С каждым днем непоправимо меняется мясо. Наглотался снотворного — на хуй такую жизнь. Откачали: санитар заветной скобой раздвинул зубы, теплый брат проткнул желудок шлангом. Невозможно резину в рот, только когда любовь, и то легче спьяну. Привезли на скромный курорт, подальше от суконных мыслей. Нет ничего лучше воды: смывает, утешает. Сидим на берегу в полумасках, слушаем прохожих. Все приехали лечиться, смертельно больны, но надеются. У простых людей мечты: хотят накопить, построить, обставить. Мы же знаем, что непредсказуемое разбухнет, взорвется, проглотит всех. Тем не менее, рад, что откачали. Теперь сдержанный немецкий свет, неназойливые облака. Мальчик ходит в перчатках: тантрическая экзема. Дружил с гвардейцем, полиция написала: несчастный случай. Не так чистил ружье. Всё бы ничего, но руки покрылись злорадной сыпью, стыдно до дрожи. Виноваты экзамены, думает врач. Их заставляют зубрить, глаза портятся от экрана. Покидаем приют, мчимся на север. В машине много лишних деталей, на поворотах дребезжит частица, засевшая в селезенке мотора. Это было памятное колечко картье, сползло с отрубленного пальца. На обочине — замок hermitage, здесь раз в семь лет робин-красная-шапка встречается с уильямом де сулисом. Подрочить водителю, тот корчится, но рулит. Благородный прибор заляпан белым. Стрелка бьется, негодуя. Двести двадцать. Надо найти пристанище, но кругом мелкий лесок, поля и поляны. Ни постоялых дворов, ни хлебосольных усадеб. Туман, будто пастухи курят, ерзая в мокрой траве.

- Ваше Величество, он пришел, - слуга, неслышно выросший на пороге тронного зала, низко поклонился, подметая каменный пол широким рукавом.

- Кто? - вскинул брови король, который в эту минуту скучающе вертел в руках зеленое яблоко, разглядывая его со всех сторон.

- Он называет себя... - на этом месте слуга на миг запнулся, потом старательно развернул хрустнувший пергамент, - "рыцарь Круглого стола, сэр Галахад".

Среди окруживших трон придворных пронесся легкий, почти неощутимый шепоток. Дунул ветерком в листве - и нет его. Король прищурился.

Сновидец, сплетающий сны — Сказитель, Ваятель звука, культовая фигура для миллионов людей, лишенных дара сновидения, — отправляется в Царство снов, чтобы встретиться с сон-шаманом по имени Санискан и получить от него могущественную целебную историю, с ужасом он узнает, что шаман уничтожен, а его место заняла колдунья Талис, загадочное существо, сотканное из тьмы и дурманящего соблазна. Она завлекает Сновидца обещанием открыть ему чудодейственный язык сирен, способный менять сознание, и помогает ему осознать его самое сокровенное желание: сложить сверх-историю, в которой сольются все первозданные стихии. Но сначала он должен исполнить смертельную миссию для таинственной чародейки.

Дорогие читатели! Это третья часть моей истории про девушку с удивительным и необычным внутренним миром. Первые две части называются «Красавица Леночка и другие психопаты» и «Красавица Леночка: Психопаты не унимаются!»

беседы с участковым Егорушкиным о литературе

Возможно, будь тут какой-нибудь старый дзенский

мастер, он бы пошел и пнул, сидящего на цепи пса,

чтобы всех постигло внезапное пробуждение.

Jack Kerouac

«The Dharma Bums»

В подвале разрушенного дома, по Советскому проспекту,

археологами из Москвы обнаружен подросток,

Издание этого сборника нарушает последнюю волю автора, Ольги Комаровой (1963-1995). Ольга не хотела, чтобы ее рассказы, впервые увидевшие свет на страницах тогда еще машинописного "Митиного журнала", когда-либо переиздавались. Она отказалась от всего написанного, настоятельно просила уничтожить рукописи.

Ольга Комарова была первым, в буквальном смысле первым автором "Митиного Журнала". Когда в 1984 году мы собирали пробный номер, надеясь на то, что журнал не будет похож ни на одно из существовавших в ту пору многочисленных машинописных изданий, художник Кирилл Миллер принес небольшую рукопись — рассказ своей приятельницы из Москвы. Это была "Крыса" — первый опыт в прозе двадцатилетней Ольги Комаровой. Рассказ, открывший вышедший в январе 85-го первый номер "Митиного Журнала", стал своего рода эстетическим манифестом издания. Можно сказать, что именно благодаря Ольге журнал состоялся.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Будущее. Человечество, наконец, доросло до высоких нравственных принципов. Везде царит мир, и насилие запрещено и искоренено. Но что делать, когда экипаж корабля далеко от дома попадает в ситуацию, когда применить силу необходимо? А никто из людей не умеет убивать, он никогда не сталкивался с такой ситуацией. Тогда выбирается человек, и ему в мозг загружают умение спустить курок, и как это надо делать, а также всю информацию, что накопило человечество за всю свою историю, когда умело воевать…

Мужчины всегда боролись за благосклонность избранницы. В прошлые века это были рыцарские поединки и дуэли, в наше время — кулаки, а в будущем это будут виртуальные схватки. Только любовь неизменна во все времена.

В кошмарном мире будущего Ричард придумывает фильмы. Благодаря его фантазии люди увидят чудесную природу, чистое небо, разных животных. Вот только олени у него хищники и охотятся на рогатых волков…

Выходя из подпространства вблизи одинокой звезды, главный герой стал невольной причиной уничтожения непонятного объекта. Теперь его мучает совесть, а вдруг это был корабль чужой цивилизации? И его каждый год тянет туда, как преступника на место преступления.