Будущее неопределенное

БОЛЬШАЯ ИГРА ЗАВЕРШАЕТСЯ! Наступают дни гнева, дни выбора, дни искупления. Возвращается с огнем и мечем мститель. Приспело время исполнения Великого Пророчества. «Во гневе сойдет Освободитель в Таргленд. Боги да бегут от него; склонят они головы свои перед ним, падут ниц у ног его.» Близок час смерти самой Смерти, но сильно и могущественно зло, и исход игры – где-то в БУДУЩЕМ НЕОПРЕДЕЛЕННОМ…

Отрывок из произведения:

ПЕНТАТЕОН, ПЯТЕРО ВЕРХОВНЫХ «БОГОВ» ВЕЙЛОВ:

Висек, Прародитель; Эльтиана, Владычица; Карзон, Муж; Астина, Дева; Тион, Юноша, собирающие обманом или устрашением ману с местного населения, столетиями разыгрывая Большую Игру, в которой роль пешек уготована людям…

Множество их миньонов, известных как аватары[1], наихудшими из них – Палатой – верховодит.

Зэц,

Рекомендуем почитать

Словно прислушавшись к многочисленным стенаниям читателей, сетовавших на то, что в предыдущей книге цикла о самом ведьмаке было сказано слишком мало, пан Анджей «исправился». В этой книге мы вновь будем наблюдать такую сложную и неоднозначную жизнь «простого» ведьмака. В поисках Цири он готов объехать весь мир. И в этих стремлениях он не одинок, хотя и странная компания окружает его…

Неунывающий трубадур — любимец и любитель женщин, бандит с большой дороги Золтан Хивай, гном со звучным именем Персиваль Шуттенбах, Мария Барринг по прозвищу Мильва — лучница от Бога и, ни много ни мало, — вот он, сюрприз от мастера — вампир. Мир уже перевернулся с ног на голову, если ведьмак путешествует в одной компании с существом, которое по долгу и призванию обязан беспощадно уничтожать…

Хитрый сюжетный финт или еще один урок мудрости, гуманизма, терпимости? Не все те враги, кто против нас, как и не все те друзья, кто с нами. Жизнь — чертовски сложная штука, чтобы судить о ней в черно-белых тонах.

Еще вчера молодой Ричард был всего лишь лесным проводником, а нынче ему выпал на долю тяжкий жребий Искателя Истины. Тяжкий, ибо магия не приносит радости, а за истину, как и за могущество, расплачиваются дорогой ценой. Тяжкий — ибо Искателю Истины надлежит вступить с величайшим из черных магов трех королевств, безжалостным Даркеном Ралом, повелителем Д'Хары, в смертельную схватку за обладание тремя волшебными шкатулками Ордена, одна из которых дарует бессмертие, вторая — семерть, а третья — несет гибель всему живому...

Это – Роберт Асприн, каков он есть.

Блестящий, неожиданный – и ошеломительно смешной.

Это – полет воображения, каким он только может быть.

Свободный, непредсказуемый – и забавный.

Это – юмор, юмор и еще раз юмор!

Не пропустите!

Это – лучшее, что создал Асприн.

Не культ, не легенда – «МИФ».

Великолепный миф.

Гомерически смешная, лихая, озорная сага о невероятных приключениях юного мага Скива Великолепного, его друга и наставника – демона Ааза, его домашнего питомца дракона Глипа и их поразительно пестрой компании.

Их было трое. Трое тех, что никогда не знали друг друга, пока однажды, в грозный час опасности, их жизни не сплелись воедино в нить меча и магии. Их было трое… Юноша, променявший, во имя мести за погубленную любовь, роскошь и богатство на лихую воровскую «профессию». Принц без надежды на корону — веселый и беспутный повеса, менее всего годный для исполнения высокого жребия героя. Юная девушка, обладающая великим даром власти над ЛЮБЫМИ магией и колдовством, сколько ни есть их в подлунном мире. Их было трое — ровно столько, сколько предначертала Судьба, дабы отыскать похищенный кем-то магический Камень огня, хранящий людские земли от страшной гибели. Отыскать — или погибнуть в пути.

Бесстрашный Ричард Сайфер, Искатель Истины, силою магии победил грозного Даркена Рала, но, сам того не ведая, нарушил Второе Правило Волшебника. Порвалась завеса между мирами, и силы зла вырвались на свободу. Потоками льется кровь, самое темное и страшное пробуждается в людях. Предательства, измены, убийства, войны… Еще немного — и вырвется на свободу Владетель Подземного мира, и тогда никто не избегнет страшной участи. Лишь Ричард способен восстановить завесу и спасти мир. Но готов ли он, пусть даже во спасение мира, принести в жертву жизнь своей возлюбленной?

Порвалась дней связующая нить – и дни вечного лета сменились днями зимы. Зимы голода, тревоги и смерти. Ибо мертвы высокие лорды, хранившие мир в королевствах, пали жертвами черного предательства – и воцарился над миром кровавый хаос войны. Ибо подняли головы грозные властители – и началась великая битва, в которой наградою победителю станет Железный Трон Семи Королевств.

Страшные настали времена – времена отваги и отмщения, интриги и магии. Ныне дева повстречает безумца, а брат занесет меч на брата. Ныне убитые восстанут – и пойдут тропою Тьмы. Ныне вонзится холодная сталь в холодные сердца.

Ныне грядет предначертанная пророчеством БИТВА КОРОЛЕЙ…

В 2001 году вышла ОДИННАДЦАТАЯ МИФическая история Роберта Асприна – одиннадцатая из Мифического его сериала!

Читатели!

Поклонники!

Вы ждали долго.

Вы – ДОЖДАЛИСЬ!

Перед вами – новые приключения Скива, Ааза и пестрой компании их друзей.

КОММЕНТАРИИ ИЗЛИШНИ!

Синяя комната в недрах скалы. Четверо ждут. Вошел пятый – на одежде пыль дальних дорог.

– Я был прав. Звездный Всадник по уши в этом деле. – Он тяжело упал в кресло. Остальные молча ждали продолжения.

– Мы потеряли дюжину крепких парней, но оно того стоило. Я опросил людей, сопровождавших его ученика в Малик-Таус. Похоже, они не врут. Это ученик Звездного Всадника.

– Прекрасно, – сказал тот, кто принимал решения. – Но где же сейчас Звездный Всадник? И где Джеррад?

Другие книги автора Дэйв Дункан

Орды северян-завоевателей из Вигелии хлынули на юг. И никому не одолеть диких викингов, которых поддерживают не только жрицы могущественного ордена всевидящих Свидетельниц, но и дружины оборотней — веристов, не знающих себе равных в бою.

Пала под натиском вигелианцев и богатая Флоренгия, и дожу Селебры, согласно условиям унизительного мира, пришлось отдать своих четырех детей — Дантио, Бенарда, Орландо и Фабию — в заложники победителям.

Прошли годы. Бенард стал знаменитым скульптором, Орландо — одним из самых сильных и жестоких веристов. Фабию вырастили как знатную северянку. Дантио же считают умершим…

Но на детей Селебры по-прежнему взирают боги. Хитрые и умные боги, вечно враждующие между собой и, не задумываясь, использующие смертных, как пешки в своих опасных играх.

У них — свои планы на Фабию и ее братьев. Пока боги ждут. Но скоро начнут действовать…

Большая игра началась! И ничто уже не в силах помешать исполнению таинственного пророчества: «Близок приход уничтожившего Смерть, Освободителя.

В семисотое Празднество явится он в Сусс. Нагим и плачущим придет он в мир, и Элиэль омоет его. Она выходит его, оденет и утешит. Возрадуйтесь же и провозгласите избавление ваше, ибо он несет смерть самой Смерти».

Неисповедимы пути пророчества – но определены в ПРОШЕДШЕМ ПОВЕЛИТЕЛЬНОМ.

Для Уолли Смита закончилась борьба с самим собой — он стал Лордом Шонсу, воином высшего ранга, и его меч считается одним из самых блистательных клинков, находящихся на службе у Богини. Но главная его задача все еще не выполнена — он пока не постиг смысла сутры-загадки, которую задал ему полубог. Возможно, к этой сутре имеют отношение таинственные колдуны, с которыми Уолли сталкивает неумолимая логика событий?

«Обретение мудрости» — второй роман трилогии Дэйва Дункана «Седьмой меч», начатой романом «Воин поневоле (Путь воина)».

Это – мир дождей и туманов, высоких замков и таинственных полумонашеских орденов, в коих из поколения в поколение передается умение улавливать чужую магию. Это – мир, где воины принимают имена Клинков и становятся клинками, защищающими тех, с кем связаны магическими Узами… Ныне же верность, лучшее из качеств Клинка, обернулась для отважного сэра Бомона опалой и ссылкой – ведь правящий ныне король полностью подчинен власти своего тестя, полубезумного царя варварской Скиррии, а тот не остановится ни перед чем, лишь бы разрушить силу Клинков – и завладеть тайной связующих их Уз…

Американский писатель Дэйв Дункан придумал фантастическую страну, обитатели которой, живущие бок о бок со сказочными народами – троллями, джиннами, эльфами, дварфами, гномами, – обладают удивительными магическими способностями. До поры до времени им удавалось держать колдовские силы под контролем, но амбициозный чародей подчинил себе магов и пытается завладеть миром. В противоборство с ним вступают волшебник Рэп и его единомышленники.

«Разящий клинок» – первая часть сериала «Избранники».

В странной последовательности выстраиваются события в жизни инженера-химика Уолли Смита. Энцефалит, безвременная смерть — и новая жизнь в новом теле и совершенно непривычном мире, где боги вмешиваются в дела людей, где планета имеет форму тора, где мечи все еще остаются самым страшным оружием…

Роман Дэйва Дункана «Путь воина» открывает трилогию «Седьмой меч», которая считается одним из наиболее серьезных вкладов этого автора в жанр «научной фэнтези».

Колдуны должны быть побеждены — такова воля Богини. И Лорд Шонсу — и он же бывший инженер-химик Уолли Смит — возглавляет поход против владеющих магией приверженцев алчного Бога Огня.

Но кроме миссии, порученной ему Богиней, у него есть и собственная цель. Сутра-загадка полубога становится все менее таинственной, смысл ее строчка за строчкой открывается воину седьмого ранга, и скоро, очень скоро он постигнет значение последней строки…

Границы владения землян в космических просторах раздвинулись слишком широко — и это оказалось проклятием человеческой расы. Слишком удалены друг от друга планеты Империи, чтобы можно было оказать достойное сопротивление жестоким ударам Братства — искусственно выведенных суперлюдей, считающих себя стоящими на новой ступени эволюции. Но человечество нацнелило в самое сердце Братства тайное оружие — адмирала Вауна. Все называют его героем, и только он сам знает, что он — предатель... 

Популярные книги в жанре Фэнтези

Елена Hавроцкая

КАЖДОМУ - СВОЕ

Запел петух, крылом взмахнув,

и расколол короткий клюв

стекло безлунья и божбы,

и обнажилось дно судьбы,

Ты плачешь. Подтвердил рассвет,

что мира и забвенья нет.

Сальвадор Эсприу

+++

"Маленький мальчик смотрел на меня широко распахнутыми от ужаса глазами, потом спросил дрожащим голосом: "Ты уже умерла?". Я отвесила ему тяжелый подзатыльник и убежала под свист, улюлюканье и крики: "Смотрите, мертвячка! Мертвячка! Мертвячка!"... потому что лишь дети могут видеть голых королей и неприкаянных бродячих нежитей..."

Интерес к магии пробудила во мне одна девушка, когда я проходил курс антропологии. Звали ее Энн и она числила себя в знатоках белой магии, хотя мне так и не привелось увидеть, чтобы хоть одно произнесенное ею заклинание подействовало. Скоро она потеряла ко мне интерес и вышла за кого-то замуж, после чего и я к ней потерял интерес. Однако магия к тому времени стала темой моей курсовой работы по антропологии. Магия всецело овладела моим воображением.

Новацкович Нина

Nikolay II

СОКРОВИЩЕ

Я проснулся от голода. Сколько сейчас, интересно, времени? День сейчас или ночь? Лучше, конечно, ночь, когда Желтый Глаз спит и повсюду темно и прохладно. Как здесь. Тьма окутывала меня как одеяло, но я видел свою лодочку, видел рябь на воде, видел, как плеснула хвостом рыба... Черт, как я хочу есть! Какая разница, какой теперь час, если здесь всегда темно.

Я запрыгнул в лодку и оттолкнулся от берега. Привычно поймал рыбу, привычно положил ее в рот, привычно разжевал... Я был сыт и готов размышлять.

Марианна Орлова

Последнее предупреждение

- Эй, Дик!

Парень, оживленно рассказывающий что-то своей спутнице, обернулся. Его улыбка быстро погасла, преобразившись в страдальческую гримасу.

- Hарвались, - тихо сказал он девушке. - Ладно, не первый раз, выберемся.

- Это шериф? - недоуменно спросила его спутница. - А какого дьявола ему от тебя надо?

- Вот именно, что дьявола, - сплюнул парень и постарался придать своему лицу как можно более вежливое выражение. - Чем могу быть полезен, мистер Эганс?

Петр Пикес

Доpога к моpю

(pассказ)

Иногда мне кажется, что ничего этого не было. И это почти пpавда. Hе найти нигде тех мест, где я жил, и мои дpузья никогда не были там, где нахожусь я тепеpь. Любое утвеpждение пpавдиво в этом светлом месте, но когда я думаю, что ничего из того, что я сейчас опишу не было, я начинаю pаствоpяться в лазуpном небе. Ведь тогда выходит, что никогда не существовал я сам! Я стаpаюсь не pазмышлять об этом. Я бегу и у меня есть надежда. И иногда мне кажется, что я слышу шум пpибоя.

Peter Pike's

Hаследник мага

Пpедлагаю Вашему вниманию сумбуpный pассказ, сочиненный мной несколько лет назад. Киньте в меня чем нибудь тяжелым.

1

Было темно. Костеp, наконец, pазгоpелся и осветил pасписанные изобpажениями людей и стpанных животных стены. Глаза защипало от дыма. Hа улице гpохотал штоpм. В нескольких шагах от этого кpошечного здания волны сотpясали чеpные скалы. Сквозь узкие окна были видны падающие в моpе извилистые молнии. Поpывы ветpа задували в единственную комнату капли дождя и пpогоняли дым. Дpожа от холода, Стик подсел поближе к костpу. Он насквозь пpомок, пока добpался до этого убежища. Человек, котоpый pазжег костеp, достал тpубку и пpинялся набивать ее табаком.

Погуляй Юрий

Что сказали ее глаза?

Припорошенные снегом ели-титаны. Огромные деревья, чей белый наряд придает лесу торжественный вид. Мягкий хруст снега. Это забавное ощущение, когда нога ступает на белое покрывало, прорывает его, вроде бы находит опору, но затем проваливается еще глубже. В жизни также... Думаешь: "Все, хуже не будет" - и в этот момент становится совсем плохо. Мороз кусает щеки, пробирается под шапку, и та сжимает голову шерстяными тисками. Неприятно, зато как здорово прийти домой и стянуть ее с головы. Сразу кажется, что весь мир стал легче.

Погуляй Юрий

Ритм

-Левой! Левой! Раз! Два! Три! Третья шеренга - шире шаг!

Ритм давно правит телом. Всем в мире управляет он и вопли сержанта. Левой! Левой, твою мать! Левой! Даже сердце послушно отбивает великий марш.

-Эй, пехота, как шагается? - пролетают мимо двое Бешеных Кирасиров. Один из них, розовощекий безусый юнец, шутливо салютует свободной от поводьев рукой.

Пехота молчит. Команды "отвечать" не было. Лишь - Левой!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Странные ветры повеяли над пустошами и бездонными озерами – и восстали стихийные духи, и демоны стали вселяться в людские тела. А юный шотландец Тоби Стрэнджерсон, похоже, сумел помешать всем, кто имеет в этом мире власть, ибо по следу его, гонимого, из последних сил защищающегося, пустились и сассенахские воины, и могучий король-чародей, и, что опаснее всего, повелительница демонов леди Вальда – чернокнижница с лицом богини и душой дьявола…

Схватка сил Добра и Зла в фантастической стране Пандемии становится все яростнее. Кровожадный Чародей Зиниксо собирает порабощенных им волшебников в столице Империи, чтобы в день летнего солнцестояния дать сокрушительный бой горстке сторонников короля Краснегара Рэпа, которые стоически поддерживают магическую завесу над Тхамом. Победа Зиниксо, казалось бы, предрешена, но в ход событий вмешивается живое божество. Роман «Живое божество» - четвертая, заключительная часть сериала «Избранники».

М.Дунтау, Г.Цуркин

Церебровизор

С языка собаки капала кровь, а глаза ее смотрели преданно и печально. Они словно спрашивали окружающих:

"Ну за что вы меня так истязаете?"

Нервное лицо инженера Ковдина мучительно искажалось, и всегда он старался ускользнуть в сторону от этого мрачного зрелища. Он становился около окна и молча негодовал, видя сухую, сутулую спину профессора. А профессор усыплял собаку, вскрывал череп и, обнажив серовато-розовый мозг, долго копался в нем своими длинными, гибкими пальцами. Не спеша он накладывал микроэлектроды на нужные центры раздражения и еще напевал что-то бравурное.

М. ДУНТАУ

ЖЕРТВЫ БИОЭЛЕКТРОНИКИ

Юмореска

Это необыкновенное утро началось для тети Фени (так звали ее клязьменские старожилы) вполне обыкновенно. С половины восьмого она уже проворно семенила по привычному маршруту. В руке у нее позвякивал бидон с молоком.

Небольшая сухонькая фигурка ее бодро мелькала во дворах, а острый носик совался во все интимные детали быта покупателей молока.

Приближаясь к дому номер двадцать девять, она уже вспоминала, что хозяин его - Прокопий Матвеевич, и что сейчас он в отпуске, и что жена его - женщина с мужским характером, и что недавно она его... Да разве можно перечислить все, что знала тетя Феня!