Будни НИИ Хронотроники

«Будни НИИ Хронотроники» вторая книга Александра Викторовича Филатова из задуманной им трилогии «Маршрут в прошлое», которая вместе с повестями «Тайна академика Фёдорова» и «Вариант "Дельта"» отновится к жанру «альтернативной истории» и повествует о работе учёных и органов государственной безопасности СССР, которым удалоось изменить реальность, преодолеть внешние силы, спланировавшие для нашей страны "перестройку" и все последовавшие за ней трагические события. Трилогию Филатова можно также отнести к редкому жанру «фантастической публицистики». Это - девятая кнгига автора - доктора медицинских наук, дипломированного политолога, лауреата литературной премии.

Отрывок из произведения:

Уважаемый Читатель!

Прежде чем предложить Вашему вниманию данную повесть, хотелось бы сделать несколько замечаний.

Во-первых, все события и персонажи являются плодом творческой фантазии автора и не имеют совершенно никакого отношения к ныне живущим или когда-то жившим лицам, а возможные совпадения имён или обстоятельств – случайность. Если какие-то имена, использованные автором в книге, совпадут с именами или фамилиями людей, действительно живущих (или живших когда-либо), то это - чистая случайность. С другой стороны, такие совпадения могут объясняться скудостью фантазии автора, который не сумел придумать такие фамилии и имена, которые бы не встречались в жизни. Одновременно автор должен предупредить читателя о том, что в целом ряде случаев он использовал в данной книге описание таких событий и случаев, которые действительно происходили в жизни и стали ему известны по рассказам других людей, сообщений прессы или собственного жизненного опыта. Однако подобные случаи и события автор связывал не с реальными, а с никогда не существовавшими людьми, вымышленными им.

Другие книги автора Александр Викторович Филатов

Прежде чем предложить вниманию читателя данную повесть, автору хотелось бы сделать несколько замечаний, имеющих существенное значение.

Во-первых, все события и персонажи являются плодом творческой фантазии автора и не имеют совершенно никакого отношения к ныне живущим или когда-то жившим лицам, а возможные совпадения имён или обстоятельств – случайность. Чтобы подтвердить этот факт и одновременно пояснить, что целью автора ни в коем случае не было введение читателя в заблуждение, скажем следующее: в описываемый период – в конце 1982 года – руководителем ПГУ КГБ СССР был Владимир Александрович Крючков, а встреча главного героя с начальником разведки при описанных в повести обстоятельствах никак не могла состояться, потому что ещё в семидесятые годы разведыва­тельное ведомство страны было переведено в Ясенево, подальше от страстных наблюдателей США – этого главного врага русского народа и русской государственности.

Вариант "Дельта" представляет собой заключительную (третью) часть трилогии А.В.Филатова "Маршрут в прошлое". Все три части трилогии объединены главными героями - учёным Фёдоровым и руководителем советской разведки (впоследствии - главой системы обеспечения безопасности государства) Шебуршиным. Объединяет три части и и Главная Идея, которую читатель, при желании, обнаружит сам.

Третья часть посвящена влиянию на организм человека и управлению его психикой с помощью упорядоченных колебаний звуковой частоты. Результаты таких воздействий (направленность, выраженность) определяются множеством факторов. В книге широко используется фактический материал, накопленный к моменту написания книги. Используя приём жизнеописания Андрея Черкасова, автору удаётся разоблачить сущность специально разрабатываемых на Западе в целях порабощения человека "музыкальных произведений". Им автор противопоставляет исконно народные мотивы, а также созданные на основе глубоких и систематических исследований лаборатории учёного Черкасова образцы таких искусственно созданных колебаний звуковых частот, которые призваны пробуждать в человеке его лучшие, высшие качества.

Глава, посвящённая Наташе Ветровой (будущей жене Черкасова) написана В.Н.Филатовой, супругой и соратницей автора.

Книга (как и вся трилогия) рассчитана на самую широкую читательскую аудиторию, но предназначена она тем, кто осознаёт нынешнее катастрофическое положение Русского Народа и Русской Цивилизации в целом, кто хотел бы их возрождения. Космополитам и "этастранцам" читать книгу не рекомендуется.

Популярные книги в жанре Альтернативная история

Что могла бы дать России (и миру) победа восстания на Сенатской площади? Декабристы при власти четверть века спустя.

Как тяжела жизнь в эпоху между двумя мировыми войнами, когда старый мир рушится, а новый болезненно зарождается. Ещё тяжелее оказаться на стороне проигравших и жаждущих реванша. Покинув Россию и перебравшись в Германию, Александра не знала, что некогда родной отец желал ей смерти. Не знала она, выходя замуж за жениха родной сестры, чем обернётся для неё этот брак, из которого приличной женщине вырваться будет решительно невозможно. Александра не мечтала вернуться на родину и старалась забыть язык, на котором некогда говорила её мать, вот только война и нацистские власти рассудили иначе. Тогда-то в гуще боёв Александра и узнала, что смерть для неё непозволительная роскошь, ведь погибнув однажды, нельзя умереть вновь. Потому что всё началось с неосторожного медицинского эксперимента и всё закончится на мосту через Эльбу.

Прошло ровно десять лет со дня трагической гибели Алексея Матвеевича Феофанова, и настало время мне выполнить его последнюю волю. Обстоятельства его смерти были странными и почти мистическими. Мы были просто соседями. Два одиноких, старых, можно сказать, человека, мы жили в большой запущенной квартире неподалеку от Савеловского вокзала в Москве.

Алексей Матвеевич был там старожилом, получив свою комнату еще в середине пятидесятых, а я в восемьдесят третьем году поменялся из подмосковных Химок, где у меня была своя однокомнатная квартира на пятом этаже хрущевского дома. Но с моими больными ногами мне стало тяжело и подниматься на пятый этаж без лифта, и ездить по полтора часа на работу в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, в котором я долгие годы преподавал теоретическую механику.

Псевдоисторическое исследование. Роль малых стран в «большой» политике и Второй мировой войне.

Творчество, искусство и, шире, – культура и цивилизация – не являются абсолютно благодатными явлениями, а часто могут нести опасность для человеческой жизни. Персонаж может выйти из-под воли автора и стать автономной материальной сущностью. В романе «Статуя как процесс» описано такое актуальное, но малоизученное явление, как художественное насилие, закрепощение современного человека всевозможными текстами и жанрами.

В Третью Стражу. Третий роман с легкими изменениями, в редакции и в сборке.

Кассандра всегда считала себя фантазёркой, способной увидеть эльфа в бабочке. Но если бы кто-нибудь сказал ей, что она была женой самого великого Гектора, гордости и опоры древней Трои, девушка звонко рассмеялась бы в ответ. Ведь это невозможно! Только невозможного, как и неисправимого нет. Главное, не терять чувство юмора! Во время своих приключений Кассандра узнает, что даже богини могут быть несчастны в любви. А страдать из-за этого приходится людям. И когда огромный лайнер, который современники называли "непотопляемым дворцом" стремительно помчится навстречу собственной гибели, успеет ли девушка найти своего Гектора среди множества пассажиров? Сумеет ли спасти его? И что ждёт их дальше?

Есть места на планете, которые являются символами неумолимости злого рока. Одним из таких мест стала Катынь. Гибель самолета Президента Польши сделала это и без того мрачное место просто незаживающей раной и России и Польши. Сон, который лег в первоначальную основу сюжета книги, приснился мне еще до трагедии с польским самолетом. Я работал тогда в правительстве Президента Калмыкии Кирсана Илюмжинова министром и страшно боялся опоздать на его самолет, отправляясь в деловые поездки. Но основной целью написания романа стала идея посмотреть на ситуацию, которую описывалась в фильмах братьев Вачовских о «Матрице». Мой роман — это в какой-то степени «Антиматрица». Что может произойти если столкнуться наш мир и мир, описанный в знаменитом фильме? Как будут в этих обстоятельствах смотреться герои «Матрицы»?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Не уступая в проницательности и знании человеческой природы авторам модных книг по «прикладной психологии», Бальзак существенно превосходит их в остроумии, исторической эрудиции и стилистическом мастерстве. Историки и социологи найдут здесь богатый материал для размышлений, любители «полезных советов» почерпнут сведения о том, каким образом «мужчина может быть всю жизнь счастлив с одной женщиной» и что такое истинная элегантность, а просто читатели получат наслаждение от знакомства с блестящим литературным памятником.

Ночью перепал дождь. Погремело вдали… А утро встряхнулось, выгнало из туманов светило; заструилось в трепетной мокрой листве текучее серебро. Туманы, накопившиеся в низинах, нехотя покидали землю, поднимались кверху.

Стариковское дело — спокойно думать о смерти. И тогда-то и открывается человеку вся сокрытая, изумительная, вечная красота Жизни. Кто-то хочет, чтобы человек напоследок с болью насытился ею. И ушел.

И уходят. И тихим медленным звоном, как звенят теплые удила усталых коней, отдают шаги уходящих. Хорошо, мучительно хорошо было жить. Не уходил бы!

В самом общем виде излучение — это распространение волн энергии. Вы знакомы с этим явлением с раннего детства, хотя и не знали, что это такое. Когда вы держите руку перед горячей печью, или радиатором, или перед лампочкой, вы чувствуете излучаемое тепло. Когда вы сидите на солнце, излучение, которое называется «ультрафиолетовые лучи», воздействует на вашу кожу. Все это примеры электромагнитного излучения.

Другой основной тип излучения называется радиоактивным излучением. Оно происходит от радиоактивных материалов или ядерных реакций. При радиоактивном излучении испускаются частицы и волны энергии. Поскольку электромагнитное излучение — это распространение волн энергии, нам следует коечто знать об этих волнах. Расстояние между волнами называется длиной волны. Количество волн, проходящих через данную точку за секунду, называется частотой. А группу волн в определенном диапазоне длин волн мы назовем спектром.

Был конец апреля. С карнизов домов срывались крупные капли, теплый ветер сдувал их, они мягко шлепались в стекла окон и медленно стекали светлыми слезами. Ефим Бедарев лежал в районной больнице, в маленькой палате, на плоской койке.

Он почернел от болезни. Устал.

Часто заходил врач, молодой парень.

— Ну, как дела?

— Как сажа бела, — с трудом отвечал Ефим; в темных провалившихся глазах его на миг вспыхивала странная веселость. — Подвожу баланс.