Будет больно. Мой эротический дневник

Что сейчас модно читать?

«Casual» Оксаны Робски – о частной жизни российских миллионеров и их гламурных подругах.

«Духless» Сергея Минаева – о светской жизни столичной буржуазии.

И, конечно же, книгу, которую вы держите в руках, – «Будет больно. Мой эротический дневник» Оксаны НеРобкой – самые откровенные подробности из жизни «столичной штучки» – модной, дерзкой и очень расчетливой.

А кто сказал, что будет не больно?

Отрывок из произведения:

5 лет, апрель

…Не пойму, почему другим детям нравится, когда Иван-царевич побеждает Кощея Бессмертного? Какая скука! Герой скачет на лошади, обнимает спасенную невесту. Что же тут захватывающего? По-моему, самый лучший момент в этой сказке – когда Царевич в цепях стоит перед своим врагом…

Очень мало интересных сказок. Приходится выдумывать свои. Вчера бумажную принцессу украл дракон. Принц кинулся на поиски, но был взят в плен. Его долго мучили. Он стал рабом. К тому моменту судьба принцессы меня уже не интересовала. Чтобы фигурка девушки не мозолила глаза, я разрезала ее ножницами на мелкие кусочки. После чего ножницы (они же – дракон) возвратились к любимому занятию – издеваться над принцем. На ночь я заперла его в стеклянную темницу стакана. Там он и сидел до самого вечера, пока мама не привела меня домой из детского сада.

Другие книги автора Оксана НеРобкая

Гламур становится историей. На смену ему в мягких мокасинах неспешно, но уверенно идет РОСКОШНЫЙ МИНИМАЛИЗМ – новое увлечение российской элиты. Отныне актуально иметь ИДЕАЛЫ, выглядеть ПРОСТО, но ДОРОГО, жить скромно, но со вкусом, ценить качество и комфорт, презирать понты и осуждать сверхпотребление, любить, а не просто заниматься сексом и больше читать книги Оксаны НеРобкой.

У нее есть всё. И это всё – прекрасно.

Работа дает возбуждение и удовлетворение, любовник – технически совершенный секс.

Отличная квартира вызывает зависть.

Она успешна, молода, красива, самодостаточна…

Она всего достигла сама… Но… Клетка обязательств, условностей, dress-кодов… Это не для нее.

Она найдет своего ученика – свое «извращение», свой выход.

Она «сделает» всех: подруг, любовников, коллег, конкурентов, наемных убийц. И даже саму себя.

Все планы рухнут. Всё будет иначе. По-другому!

Новый роман от автора «Будет больно», «Иметь банкира», «Лизать сахар».

О чем сейчас модно мечтать?

О богатом муже! Только в Москве 250 тысяч очень богатых мужчин. Например, Андрей Малахов и Олег Дерипаска.

О большой любви! Говорят, что она есть, и к некоторым даже приходит. Например, к Ксении Собчак и Тине Канделаки.

Об исполнении тайных желаний! (А они есть у каждого из нас. Например, о сексе втроем или…)

Мечты – это сахар! Вредный для организма, но такой приятный для души!

Оксана НеРобкая – большой знаток «сладкой жизни». Сахар – ее стихия! Хотите лизнуть кусочек?

Что сейчас модно делать?

Завтракать в ресторанах Аркадия Новикова. (Кто знает, вдруг повезет и рядом окажется симпатичный миллионер!)

Одеваться в бутиках в Третьяковском проезде. (Может быть, другой миллионер захочет оплатить вашу покупку!)

И, конечно же, читать книгу «Иметь банкира». (Банкиры, как правило, все миллионеры.)

Оксана НеРобкая знает, как модной, дерзкой и очень расчетливой женщине «…иметь банкира».

На этот раз всем будет приятно.

Популярные книги в жанре Эротика

…Книга называлась "Ноктюрн. Книга ночных походов". Эдельмену это название казалось дурацким и глупым. Но нет. Это была книга о чудесах. О силе.

И вот что странно: продавщица в книжном магазине понятия не имела о том, чем владеет и что продает…

…Прежде чем все человеческое в ней угасло, она успела уловить тот миг, когда он понял все. Понял, что очутился в объятиях порождения тьмы…

За каждую наркоманку, умершую в своей лачуге, полной мусора, должна быть сорвана роза, цветущая в роскоши. Справедливость — просто справедливость. И кто-то должен за этим следить. Кто-то должен поддерживать равновесие…

Еще один рассказ из лучшей антологии «эротических ужасов».

Она поддела ногтем торчащую щепку. К ее удивлению, отломилась не одна щепка, а целый кусок плохо покрашенного дерева, обнажив внутренность перил — мягкую и пористую, как губка. Сначала ей показалось, что дерево шевелится. Эллен бессмысленно уставилась на него — и поняла, что древесина кишит термитами. Вскрикнув от отвращения, она попятилась при виде этого мира, случайно приоткрывшегося перед ней, тут же вернулась в дом и заперла за собой дверь.

Было так странно заниматься с ней любовью. Как будто он резал или рубил ее твердое, белое, полупрозрачное тело. Каждый раз ему требовалось все больше и больше усилий, чтобы она ощутила хоть что-то…

Ирина Кошель

…Юля увидела Олега Григорьевича много, много лет спустя в частной картинной галерее «Аванж». Она узнала его, теперь поседевшего, слегка располневшего, но все еще импозантного… Она поняла, что он–то ни за что не распознает в рыхлой смотрительнице давно им забытую отчаянную девчонку из пансионата на Клязьме.

Рассеянным взглядом известный мэтр скользил по стенам, где были представлены перформансы. Пришли новые свободные времена, и молодые художники постарались вставить перо шестидесятникам. Один перформанс на тему песен Окуджавы изображал веселую дворнягу, трахающую породистого кобелька. Под картинкой была надпись: «А Шарик вернулся, и он голубой».

Странная, почти призрачная женщина с сомнительным прошлым и практически без будущего вынуждена вести столь же странную охоту за призрачной, нигде не изданной рукописью неожиданно умершего писателя. Расследование обстоятельств его жизни приводят к ошеломляющему изучению природы автобиографии и ужасающих серых зон между правдой и искусством вымысла. Максим Якубовски любит женщин, и это видно. За невообразимым кружевом порно, за занавесом детектива, за мозаикой совпадений и несоответствий лежит всего лишь история любви. Трогательная, печальная и пронзительная.

— Приветствую вас, Андрей, на борту моей космической станции. Как вам известно: здесь я и мои помощники занимаются исследованиями в области генной инженерии. Я считаю данную науку современным аналогом Черной науки средневековья. Гермес бы с одобрением отнесся к тому, что здесь творится. Это место, где чистая наука обретает телесность.

— Звучит многообещающе. Вы говорите с такой любовью.

— Верное замечание, хоть я и старик, все же не растерял душевный огонь за годы рутинной работы. Да, пока я и не добыл из генов ребиса, продлевать жизнь могу уже сейчас.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

– Эй, Чандлер, – ухмыльнулся надзиратель Ларри Грани, – ставлю пятьдесят против одного, что тебя осудят. Как думаешь, а?

– Пошел к черту, – огрызнулся Чандлер.

– Ну, давай, выкладывай. Что ты приготовил судье?

Чандлер не ответил. Он даже не взглянул на тюремщика. Человека, находящегося на полпути в преисподнюю, уже не волнует чье-либо мнение.

– Теперь слушай, – произнес надзиратель. – Возможно, тебе вскоре удастся приобрести несколько друзей. Что скажешь? У тебя будет в десять раз больше шансов, если ты сознаешься. Ну, как?

Конут родился в 2166 году. В свои тридцать лет он уже профессор математики, посвятивший себя теории чисел. Основное его занятие – чтение лекций по курсу «Мнемоника[1] чисел» в крупнейшем университете мира. Конут полностью поглощен этой темой и лишь изредка позволяет себе отвлечься, предаваясь абстрактным, расплывчатым мечтам о девушках.

Это не удивительно. Ведь Конут не женат и не может не страдать от одиночества.

Его маленькая комнатка на восемнадцатом этаже Башни Математиков ничем не отличается от множества соседних спален – те же лиловые стены и кремовый потолок, но если бы вы оказались здесь этим ранним утром, вы обратили бы внимание на странные звуки – не то шорох, не то слабое жужжание. Дело не в дыхании спящего Конута. Еле слышный шорох доносится от электрического будильника: как-то раз его уронили на пол, и за погнутый корпус стала задевать шестеренка. Еще один будильник издает нечто вроде ворчливого жужжания.

Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, – горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.

Произведения блистательного петербургского поэта и прозаика Вадима Шефнера вошли в золотой фонд отечественной литературы. Обойденный официальным признанием и многочисленными премиями, он был и остается одним из самых ценимых любителями родной словесности авторов.