Будем надеяться (История Випхида)

Опять кормежка. Хруст и треск костей громким эхом отдавался в комнате випхида Ж'Квилле. Это «домашний любимец» Джаббы дожевывал свою очередную жертву.

Ж'Квилле шагал взад-вперед по пустой комнате. Охотничья жажда сотрясала его высокое тело, покрытое золотистой шерстью. Широкая морда кривилась. Клыки зудели, хотя уже прошло несколько часов с тех пор, как Джабба скинул танцовшицутви'лекку в яму к ранкору. Вопли уже давным-давно затихли, а у Ж'Квилле все текли слюнки. Аппетитный запах свежей крови разливал тепло в животе.

Рекомендуем почитать

Спина Оулы содрогнулась от корней лекку до ступней обутых в сандалии ног. Танцовщица взобралась на край постамента Джаббы, как можно дальше от Жирнотелого, насколько ей позволяла цепь. Из кальяна струился едкий дым, густо висел в воздухе, застревая в горле.

Девушка качнула головой, и цепь зазвенела. Она проверила каждое ее звено, надеясь найти в ней слабое место. Не получилось. Уже два дня, два бесконечных цикла пылаюгцих двойных солнц Татуина, она не видела дневного света. И она догадывалась, что только помешала темным намерениям отвратительного хатта, потому что он обожал ее наказывать так же сильно, как предвкушал ее окончательное повиновение.

Тук… тук… тук. Ритмичное биение слабым эхом раздавалось в похожем на пещеру зале аудиенции во дворце Джаббы. Грузная фигура, сидя дремавшая скрестив ноги на пустом постаменте, вздрогнула, выпрямилась и опасливо посмотрела на арку прохода, ведущего к лестнице главного входа. Стук раздался снова.

Откуда там взялся кто-то, кто мог так колотить по дверям? Йарна д'ал'Гарган хотела бы это знать. Тяжело поднявшись, многогрудая танцовщица отважилась осторожно приблизиться к проему и встала, всматриваясь в главный вход. Питомец Джаббы, нечто между амфибией и млекопитающим по имени Бубо, привязанный наверху ступенек, посмотрел на нее и жалобно заквакал, прося объедков. Йарна его проигнорировала. Напрягая слух, танцовщица уловила слабый крик.

Тессек лежал в бассейне с водой, якобы предаваясь послеполуденной дреме, хотя на самом деле он обдумывал завтрашние планы. К полудню, так или иначе, Джабба Хатт будет мертв. Завтра утром в десять часов хатт планировал провести инспекцию партии спайса на одном из своих крупнейших складов в Мое Айсли. И в этот час префект Юджин Тальмонт, самодовольный осведомитель Империи, планировал совершить набег на склад в надежде получить пост где-нибудь за пределами этого булыжника.

Впервые я увидел Скайуокера, когда он вошел во дворец Джаббы. В нем не было ничего примечательного — просто черная фигура, закутанная в широченный плащ, с лицом, скрытым под капюшоном. И тем не менее в нем ощущалось что-то такое, от чего чешуя у меня на спине встала дыбом.

Повинуясь древнему, примитивному инстинкту, я нырнул за кучу ящиков — — нелегкое дело для парня ростом за два метра — и уставился на незнакомца, словно испуганный бандиго. Скай-уокер в это время разговаривал с правой рукой Джаббы, Бибом Фортуной, а неподалеку пускала слюни парочка гаморреанцев.

Танец закончился, и музыка стихла. Танцовщица стояла так, как и закончила: на кончиках пальцев, одна рука вытянута, красноречиво простираясь к звездам Империи или просто в одобрение ее хозяина. Она держала позу на протяжении нескольких ударов сердца. Затем, драматическим показным движением она опять припала к полу — — руки взметаются вокруг и движутся вниз, вперед, как крылья садящейся птицы, ноги круговым движением сгибаются — одна вытягивается сзади, другая спереди, корпус сгибается вперед, ложась на руки. Грация, красота и стиль в один миг превращаются в смирение, повиновение и покорность. Верная комбинация, как ей сказали, которую Джабба Хатт любил в своих танцовщицах.

Словно громадное животное, бредущее к своей погибели, Облачный город вздрогнул, накренился и начал падать. Ландо Калриссиан услышал, как закричали от ужаса угнауты и прочие обитатели его владений, видевшие в нем залог своей безопасности и стабильности. Все его надежды пошли ко дну вместе с гибнущим городом. Он уронил бластер, подпрыгнул и вцепился в опору, как будто крепкая хватка могла спасти его от падения в облака Беспина. Оружие покатилось по скошенной под невообразимым углом палубе, ударилось о бортик, отскочило от полукруглого края и исчезло в водовороте тибанновых облаков, проносившихся мимо. Завывала сигнализация. Город опять покачнулся; металлические конструкции жалобно застонали. Калриссиан почувствовал, что его хватка ослабевает. Облака прикасались к нему извивающимися, дрожащими щупальцами. Он закрыл глаза, не в силах вынести яростных порывов ветра, и в следующий миг едва не полетел вниз. Лобот подхватил его.

Все началось в тот день, когда Джабба Хатт приобрел двух новых дроидов.

Не то чтобы прибытие новых рабов в уединенный пустынный дворец Жир-нотелого было значительным событием для Пор-селлуса, изможденного шеф-повара этого криминального босса. Когда Малакили, смотритель хаттского ранкора, сообщил ему о новом прибавлении, единственным вопросом повара было: «Чем они питаются?» На что Малакили ответил: «Они — — дроиды». Он сидел, взгромоздившись на край длинного и массивного кухонного стола, ковыряясь в двух кубометрах потрохов рососпин-ника и поедая беньеты (обжаренные ломтики фруктов в тесте). Вокруг беньетов Порселлуса в Мое Айсли складывались небольшие культы — нужно добавить, это были едва ли не самые странные объекты почитания в этом порту. В одной из четырех печей у Порселлуса был огромный котел с ними, и в длинной, с низкими стенами кухне стоял неимоверный жар. — Хорошо, — сказал Порселлус. Он не то чтобы возражал, когда кто-то приходил на его кухню, чтобы выпросить перекусить.

Как группа попала на Татуин Эвар Орбус отложил зачехленный микрофон, потянулся от души всеми восемью щупальцами и смахнул пыль с воз-духозащитных очков под всеми четырьмя глазами яйцеобразной головы.

Наконец-то, подумал он. Я добился успеха. Он медленно оборачивался, глядя по сторонам со своим напитком, неподалеку от космо-порта Мое Айсли. Несмотря на поздний час, повсюду царила суматоха, в которой были и люди, расхаживающие между посадочными площадками, и имперские штурмовики, дроиды и толпы прочих существ с сотен различных миров. В небе ведущее солнце сползало за туманный горизонт, его ведомое солнце следовало за ним. Он чувствовал прилив возбуждения и жгучее желание скорее начать обустраиваться. Эта планета походила на его родной мир больше, чем какая-либо из попадавшихся ему во время путешествий. Он думал о том, как ему будет хорошо здесь.

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

Достойный меченосец с отсталой планетки, на которой все еще царит мрачное средневековье…

Хам и выпивоха, гроза хорошеньких крестьянок — и немыслимо обаятельный человек!

Он лихо расправляется с негуманоидными «чужими», которых в простоте душевной считает обычными монстрами…

Он дружит с землянином-профессором и переживает с ним вместе всеОПАСНЫЕ приключения…

Он не унывает, даже вляпавшись в большую межпланетную войну…

Герой — он и в Галактическом Союзе герой!

…Вселенная велика и непостижима, на ее бескрайних просторах есть место для звезд и планет, населенных множеством народов и рас разумных существ. Каждая планета уникальна по-своему, но одна планета отличается от прочих тем, что была создана почти забытыми высшими существами, Первыми Богами, мощь и знания которых нельзя описать словами.

Эта планета на протяжении тысяч лет была Полигоном для испытания представителей рас разумных существ всех обитаемых миров. Слуги Богов, созданные ими во мраке смутных времен созидания, доставляли на планету героев, чтобы подвергнуть их испытаниям, пройти которые удавалось лишь немногим. Те же, кто смог пройти Полигон, избежать смерти во время сражений с многочисленными ужасными созданиями Богов – дикими животными, демонами, драконами, василисками и грифонами, в изобилии населявших бескрайние земли материков планеты, остаться в живых, пройдя хитроумные ловушки и смертоносные механизмы Полигона – мог обрести вечную жизнь и блаженство. Только так герои могли доказать, что их раса заслуживает права на существование.

История Биба Фортуны Я сброшу Джаббу с трона в день переворота, думал Биб Фортуна, покидая тронный зал своего хозяина для секретного разговора с монахами Б 'омарр. Мои стражники швырнут его на решетку над пещерой ранкора. Пускай поваляется там-, смотря на бушующего внизу зверя и слушая его рев, пускай знает, что, когда я открою дверцу и он упадет, ранкор сожрет его. И пусть узнает перед смертью, что я унаследую его добро и его преступную организацию и ничто меня не остановит!

Фьют. Длинный цепкий язык облизал шершавые губы, подбирая последние крохи пиши. Но, облизываясь, Бубо не забывал и смотреть. Расположенные поверх его зеленой головы, багровые глаза с интересом наблюдали за происходящим в кухне. Жабопес сидел, согнувшись в три погибели, в затененном углублении под еще теплыми печами.

За длинную карьеру шпиона и убийцы, побывав во многих местах, похожих на это, он много раз видел то, что происходило сейчас. Гар-тогг, один из громадных охранников, допрашивал Рие-Йиеса. Прямо перед ними лежало тело. Бубо почувствовал прилив щенячьего восторга, представив, как охранник бьет грана по голове, а потом утаскивает его в камеру дожидаться наказания, которое определит ему хатт.

Породивший чудовище как правило, сам погибает от руки созданного им монстра. Наверное, в этом и заключается величайшая мудрость бытия. Но самое страшное, что на этот раз безостановочно размножающиеся синтетойды грозили гибелью не только своему создателю, но и всему человечеству. Нелегкая миссия — остановить их нашествие — выпала на долю бывшего космического пирата Скайта Уорнера.

С годами он научился распознавать определенные вещи. Когда сознание вернулось к нему в первый раз, он понял, что находится на поверхности планеты. Искусственная гравитация мерцает на границе ощущений; как бы ни были хороши компенсаторы, корабль с работающими маршевыми двигателями вибрирует. И гравитацию, обеспечиваемую инерционным эффектом, тренированный человек обычно сразу распознает.

Но — вот и все, что он знал, когда голос, донесшийся до него из тьмы, произнес: Ты — ~ Боба Фетт.

Пути космические неисповедимы, но все происходящее на них — не случайно. Нити коварных интриг и тайных заговоров сплетаются в причудливый клубок звездных дорог, ведущих к безграничной власти над миром. Эти нити связали воедино низложенную императрицу Серединной Империи, бывшего штурмана космофлота (ныне — беглого каторжника) и Проводника, наделенного способностью перемещаться между параллельными мирами. Все трое — изгои, преследуемые космической полицией, и от их удачливости зависит судьба Вселенной.

Леонид Кузнецов работает инженером на Улан-Удэнском приборостроительном объединении.

И журнале «Байкал» дебютировал в 1984 году повестью «В реке времени». Как участник XII конференции молодых и начинающих литераторов Бурятии, представлялся на страницах журнала в коллективными подборке молодых писателей в 1985 году. Дважды принимал участие в семинарах молодых фантастов, проводимых Союзом писателей СССР, — в Дубултах и Новосибирске.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рассказ из антологии "Лучшее юмористическое фэнтези".

Кто бы мог подумать, что этот солнечный воскресный денек в конце августа принесет что-то необыкновенное. И не угадать сразу, плохое или хорошее.

Райка ранним утром вылетел на улицу в самом радужном настроении, хоть легкая тучка и лежала на душе — каникулы ведь заканчивались. Впереди скучная школьная осень… Может, другие и радовались, что встретятся с друзьями-одноклассниками, да у Райки их еще не появилось — только-только переехали в новый район, откуда им взяться? Первый раз в пятый класс, там и познакомится.

  На далекой Амазонке не бывал я никогда... 

P. Киплинг

В водоворот леденящих кровь событий волею случая оказываются втянуты двое полицейских, Гарри Лайон и Конни Галливер. Именно им предстоит вступить в практически безнадежную борьбу с обладающим сверхъестественным даром маньяком-садистом, возомнившим себя Новым Богом и вознамерившимся «проредить человеческое стадо» и стать властелином мира.