Бревно, огород и гвардейцы

Сергей Ионов

Бревно, огород и гвардейцы

Мыльная оперетка в двух частях с прологом, эпилогом и счастливым окончанием.

Все права на данное Произведение защищены соответствующими Законами об авторстве Бразилии, Мексики, Аргентины и России. Всякий, дочитавший это Произведение до счастливого окончания, обязан выслать денежный бонус на Fido-адрес автора из расчета - по 1$ за каждую плоскую остроту. Hарушение этого требования является уголовно-наказуемым деянием и грозит нарушителю сроком от 3 до 5 лет непрерывого просмотра телесериала "Девушка по имени Судьба", по мотивам которого написано Произведение.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Промптов А.

Байки от маститого редактора

Как написать любовный роман. "Держи морду по ходу движения", - сказала мне моя девушка, когда мы гуляли в парке. Я загляделся на других девушек, споткнулся и лёг перед ней во весь рост. Её слова поставили на наших отношениях крест. Что ей стоило ничего не заметить? С тех пор я стал редактором. А так как я человек щедрый - нате вам инструкцию. 1. Портрет главной героини. Совсем нетрудное дело, если следовать однойединственной рекомендации. Почаще указывайте, что она "была очень красива", "сногсшибательно красива", "красива так, что вокруг дохли мухи", но никогда не вдавайтесь в подробности. Помните, что груди с футбольный мяч могут выйти из моды (правда-правда!), а вот слово "красота" - оно и в Африке "красота". Одёжку тоже лучше не трогать. Если уж совсем невтерпёж - напишите нейтрально: "она была одета во что-то красивое". Или: "туфли у неё были - не знаю какие. Красивые. Но возможно, это были и не туфли". "Сумочка - то ли жёлтая, то ли зелёная, и красивая до ужаса". 2. Выбор главного героя. Для всех, кто в танке - справка из энциклопедии: "Мужчина - разновидность человекообразной обезьяны. Живёт на диване, питается тем, что найдёт в холодильнике. Иногда способен на т. н. рыцарские чувства, пробуждающиеся после третьей бутылки пива. Настоящие М. находятся на грани вымирания". Добавьте сюда каплю храбрости, кило ваты на плечах, уберите жирок и герой готов к применению. 3. Какой толщины должна быть книжка. Если любовь исчерпывается для вас в двухтрёх раундах в спальне, то большого произведения вы не потянете. Если в вечном пути к гармонии и совершенству, то вы рискуете состариться, не опубликовав ни строчки. Поэтому остановитесь на среднем: знакомство, лёгкий ужин и постель, постель, постель... Набив руку, можно разнообразить сюжет нестандартными поворотами. Например - вернувшимся из командировки мужем. Это позволит добавить страниц сто, да и повышенный интерес издателей обеспечен. 4. Как они познакомились. Даю готовую кальку, потому что новичку этого эпизода не одолеть. Итак: "Я отбил эту девушку у своего коллеги. Она с ним поминутно миловалась и шепталась, а на меня - ноль внимания. Я подстерёг её на обеде и, попивая чай из просяного веника, ненароком проболтался ей, что мой папа - Брунейский султан, а я владею половиной Монако. "Ага", - промелькнуло в её глазах, и она спросила моё мнение о погоде"... etc. 5. Обороты и поэтические сравнения. Фраза "у неё была попа" звучит пресно до невозможности. Смелее используйте прилагательные! 6. Выбор эпохи. Честно признайтесь в предисловии, что вы хотели передать "историю двух сердец", а не "картину мира в период испанской инквизиции" - и жарьте, что только ни придёт в голову. 7. Выбор главного врага. Ну, тут вам есть, где оторваться! Или вы любите своего начальника? Или вам нравится ваш сосед, не вернувший трёшку с 85-го года? Или боров, нагрубивший в автобусе? Или вам понравлюсь я, когда отклоню вашу рукопись? Сложите нас всех, и у вас получится монстр на славу. 8. Какие подвиги должен совершить настоящий М.? Чрезвычайно сложная тема. Проще всего отправить его на необитаемый остров и продержать там 28 лет и 3 месяца. Пусть помучается! Увидите, как Она обрадуется Ему, когда он вернётся. Не менее достойное дело - подраться. Некоторые благородные господа сражаются на дуэлях, но куда дуэли до потасовки в пивной? Скучно жили наши предки! А вообще-то, довольно будет и того, что Он уступит Ей место в троллейбусе (даже из желания украсть кошелёк). 9. Самая эротичная сцена. Вздрогнули? Новичку этого эпизода сроду не одолеть. Потом изольёшься, пока накропаешь что-нибудь достойное этого шедевра: "Моя дача. Июльская безлунная ночь. Мы сидим возле костра на брёвнышке: ногам жжётся, спина медленно стынет. За зыбким, дрожащим кругом света - густая, непроглядная темь. Пламя - оранжевое, белое, синеватое. Оно ворочается, будто сытая ленивая кошка, и норовит уснуть, помигав угольками. Трава - белёсая, стена кирпичного дома - серая, с бездонным чёрным зёвом окна. Силуэты неузнаваемые. Наташка - угревшаяся, сомлевшая - сползает головой с моего плеча ко мне на колени, я теснее прижимаю её к себе - и сердчишко моё отплясывает самбу от восторга. "Ой-йе-йе-е-е-е-ей! - восторженно думаю я. - Ой-йе-йе-е-е-е-ей!" - и чувствую, что я сейчас выше Сократа и Шопенгауэра вместе взятых. Звёзды-светляки висят низко - Большую Медведицу рукой можно ссыпать в пригоршню. Костёр курит в нас дымом. Наташка мычит и отворачивается, и я кутаю её в куртку. От дыма навёртываются слёзы, я часто моргаю, но терплю и ни за что на свете не хочу шевелиться. Земли нет. Есть островок в пустоте, а мы с Наташкой - не разные люди, а одно единое существо, и дышим в одно дыхание, и думаем об одном и том же: "Ой-йе-йе-е-е-е-е-ей!" - думает она. "Ой-йе-йе-е-е-е-е-ей!" - повторяю я. "Ой-йе-е-е-е-е-ей, дорогой ты мой человек!" "Ой-йе-е-е-е-е-ей, лапуля!" Это вам не Достоевский с Гогелем! 10. Как закончить роман. "Рано утром, пока она ещё нежилась в тёплой постельке, он тихонько оделся и удрал к жене и детям".

Промптов А.

Рецепты народной медицины

(советы женщинам от матушки Анны Позолоти-Ручку )

От сглаза. Если вы проснулись утром в хорошем настроении - значит, вас сглазили. Действуйте незамедлительно! Приготовьте картонную коробку, пестик (или небольшой камень) и сито. Достаньте из серванта ваш любимый чайный сервиз. Положите в коробку и тщательно истолките пестиком в порошок. Пересыпьте в сито и рассейте по квартире (лучше всего - на ковёр и на кухонный стол). Трижды произнесите заклинание: "И чего я радостная такая? Всё на свете тлен и тоска" - и снова ложитесь спать. Встаньте за пять минут до начала рабочего дня. Растрёпанная, в разноцветных туфлях, галопом выскочьте на улицу. Потом скорее бегите обратно, потому что вы выбежали в бигудях. Взмыленная, ввалитесь на работу на виду у начальства и от души нахамите ему. Вылейте подруге за шиворот пузырёк с клеем. Познакомьтесь с пьяным сапожником. Вечером сожгите ужин до угольной консистенции. Если скорого улучшения не наступит, повторяйте сеансы одну неделю.

Садовский Александр

Рождественские радости

Колядование на Рождество - хороший способ для детишек подзаработать. Иногда, правда, не денег, а тумаков, и вот почему.

Попытаюсь привести пример. Вы водите машину, да? А теперь представьте, что у вас нет аптечки или, скажем, машина грязная. Вас останавливает гаишник и, как это бывает, вам становится легче, а гаишнику тяжелей на массу нескольких купюр. Все вроде привычно, так? Hо теперь представьте, что этот гаишник, скачав с вас взятку, садится в свой автомобиль и, обогнав вас, снова требует взятку. За то же. И так - трижды. Будьте уверены, этот гаишник окажется либо украинцем, либо в канаве.

Максим Самохвалов

PARTY OVERDRIVE II

Ефим старался не плакать, оставаясь в одиночестве и скидывая повседневную маску цинизма. Способности, коли таковые существуют, это постоянная готовность породить чудо. Ненужное... но чтобы все говорили.

Кто породит чудо для Ефима?

Главное, когда начинает мотать пленку на старом магнитофоне, прижать кассету пальцами.

- Не забыть бы, - упрямо твердил про себя Ефим, откидывая непокорные волосы с глаз, - не забыть бы...

М.Самохвалов

СДЕЛАЙ МHЕ МОHСТРА

Рассказ

Пристают кораблики

Пристают кораблики

К маковке сосны

В. Шаинский

Я стоял на верхней палубе теплохода, следующего по маршруту Калуга - Юхнов.

- Река! - сказал пожилой бакенщик.

Ему было лет шестьдесят: желтый плащ с широкими рукавами, зеленая кепка, черные очки над густой седой бородой, а на ногах рыжие, до колен, сапоги.

- Да... - эхом отозвался я.

Владимир Филиппович Шумейко

Пельмени по протоколу

Вместо предисловия

В "большую политику" я попал в мае 1990 года, став после победы на выборах в Краснодарском крае депутатом I cъезда народных депутатов РСФСР. На этом же, I cъезде был избран в члены Верховного Совета. Осенью 1991 года, получив при тайном голосовании депутатов IV cъезда 720 голосов "за", стал заместителем Председателя Верховного Совета, а в июне 1992 года Указом Президента был утвержден в должности первого заместителя Председателя Правительства России. В декабре 1993 года избрался депутатом Совета Федерации и стал Председателем этой первой в истории России верхней палаты парламента. Два года (1994-1995) был Председателем Совета Межпарламентской ассамблеи СНГ. В начале 1996 года по окончании полномочий Совета Федерации первого созыва ушел из "властных структур".

Роман Шумов

ИКРА АТАКУЕТ

Черная "Волга" с визгом остановилась возле Дворца Съездов. Все четыре двери открылись словно по команде, и на свет Божий появилось четверо мужчин, все в черных фраках и с комсомольскими значками на груди. Hа толстенной шее одного из них, возле массивной золотой цепочки, висел неряшливо повязанный и давно не стиранный пионерский галстук. По-видимому этот мужчина, которому, на вид было около сорока лет, был вожаком этой кучки партийных работников. Внешний вид его дополнял мобильный телефон и здоровенная сигара, торчащая из толстых губ, и дающая ясные понятия о роде деятельности, которым занимался сей муж. Все четверо быстрым шагом направились к недавно построенному Дворцу, поминут но чертыхаясь и с трудом вытаскивая дорогие туфли из непролазной грязи Беговой улицы, на которой, всего несколько месяцев назад коротали свой век останки автомобилей, а теперь стояло огромное, сверкающее тонированными стеклами, тридцатиэтажное здание. Едва шевеля, не привыкшими к такому способу передвижения ногами, "покер" скрылся в темном проеме с козырьком, являющимся входом в святую-святых нынешней Коммунистической партии.

Тэффи

Шарманка Сатаны

Пьеса в 4-х актах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

А р д а н о в, Н и к о л а й С е р г е е в и ч, земский начальник.

Е л и з а в е т а А л е к с е е в н а, его жена.

С е р а ф и м а А н а н ь е в н а, С в е т о н о с о в а, экономка.

В о р о х л о в, И л ь я И в а н о в и ч, богатый купец.

Г л а ф и р а П е т р о в н а, его жена.

И л ю ш е ч к а, их сын.

А н д р е й Н и к о л а е в и ч Д о л г о в, адвокат.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Е. Иорданишвили

Объект Мейолла

Сознание постепенно возвращалось. Мысли были четкими и короткими, как приказы перфокарты. Но Ангрен был еще глух, слеп и нем. Обоняние и осязание тоже отсутствовали - верный признак прошедшего анабиозного состояния.

Мучительная дрожь пробежала по векам: восстанавливалось зрение. Из хаоса движущихся бликов возникли очертания центрального пульта с экраном сферического обзора, вернее то, что от него осталось. Какая-то неведомая сила превратила все окружности в вытянутые эллипсы. На приборах был странный фиолетовый налет. "Глаза еще плохо видят, искажают реальность", - подумал Ангрен, и вдруг из глубин сознания выплыли строки из отчета Четвертой Звездной экспедиции; "...в районе третьего сектора Змееносца обнаружен мертвый корабль старинной конструкции с фиолетовым налетом на всех предметах..." Мертвый звездолет. А они живы.

Евгений Иорданишвили

РУБИН БОГДЫХАНА

Граждане, без четверти четыре, сейчас будем проветривать помещение. Немногочисленные в этот день посетители библиотеки Академии наук, радуясь внеплановому перекуру, покидали читальный зал. Я не вышел и, нарушая правила, украдкой начал курить в форточку. Вот уже вторую неделю не давала мне покоя эта старинная карта Памира. Она была необычайно правильна, намного лучше классических карт своего времени. И видно было, что делал ее не картограф и не путешественник, а просто хороший охотник или умный воин, проведший там, может быть, большую часть своей тревожной жизни. Но дело было совсем не в карте. Мало ли их хранится в архивах картографического фонда одной из крупнейших научных библиотек мира. На обороте карты аккуратно тушью и, по-видимому, кисточкой был нарисован восьмиконечный православный крест и написано: "Дай силы, господи, рабу твоему Степану дойти до места намеченного, помочь друзьям страждущим, испепелить гнездо змеиное. Лета от сотворения мира 7133-го"*. Карта имела реестровый номер и приложенную к ней объяснительную записку: "Найдена оная 1894 года июня 17-го дня в языческом святилище Эли-Су, что в восточной части Памира, в 45 верстах от укрепления Пост Памирский, экспедицией Императорского Русского Географического Общества". И подпись: штабс-капитан Серебренников. А ниже приписка витиеватым департаментским почерком: "В свертке из пергамента вместе с оной обнаружен рубин чистой воды весом 118 карат, каковой был сдан в казну Его Императорского Величества". Какими неведомыми путями попал на Памир в конце средних веков русский Степан? Какая цель была у него, кто его страждующие друзья и, наконец, что за змеиное гнездо? А непонятный знак в углу? Все это были праздные вопросы. Карта не летопись и не дневник, она ничего не скажет. На этой карте черным пунктиром был нанесен чей-то путь, может быть, им и шел Степан. Он начинался на Восточном Памире, в верховьях реки Каразоксу, и проходил через место, где и сейчас еще стоит одно из древнейших святилищ Памира - Эли-Су. А дальше карта была оборвана, и путь упирался в ее полуистлевший край. Он шел к югу. Может быть, в Индию? Бесполезные и беспочвенные гадания... Я сдал в архив случайно попавшую ко мне папку с картами "Ханств Бухарского и Хивинского" и продолжал готовиться к кандидатскому экзамену по этнографии и истории племен пушту. Прошло два месяца. Экзамен я сдал, но карта так и не выходила из ума. Мне удалось узнать, что в верховьях реки Каразоксу несколько столетий назад были рубиновые копи - тайные разработки правителей Синьцзяна. Теперь ясно было, где начинался пунктир на карте и почему у Степана был с собой рубин. Непонятен был пририсованный зигзаг - отклонение от намеченного пути почти в двести километров. И это в обход мест, где вполне можно было пройти даже в те времена. Но обход - это мелочь. Покров неизвестного по-прежнему висел над всей этой историей. Древнеиндийские философы утверждали, что силой воображения можно по малому числу фактов воссоздавать события прошлого. В наше время за решение этой полуфантастической задачи берутся историки в содружестве с электронными машинами. Вероятно, способность производить десятки тысяч комбинаций в секунду и поможет машинам выбрать наиболее логичный вариант разгадки нераскрытых тайн древности. И все же трудно поверить, что двоичный код положит на перфокарту миллионы безвестных судеб и трагедий. У меня нет машины. Но мне надо попытаться проследить всего одну судьбу. Мой мозг неуклюж перед гудящими блоками электронного гиганта. И все же я могу потягаться с ним. Я могу поставить себя на место того человека и приложить его факты к себе. Скупые факты и суровая тонкая тропка водораздел между жизнью и смертью, по которой шел он, - помогут мне сделать попытку заглянуть в неведомое. Я сижу у стола. Глубокая ночь. Передо мной копия обрывка карты и современная схема ущелья Каразоксу. Здесь начинался его путь... Пачка сигарет почти опустела... Сизый дым плотными волнами ходит по комнате, превращаясь постепенно в мокрый холодный туман...

Н. Н. Иорданский

РАЗВИТИЕ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

О развитии жизни на Земле написано немало книг, от институтских учебников палеонтологии, исторической геологии, зоологии и ботаники и соответствующих научных монографий до различных научно-популярных изданий. Однако за последние 10-15 лет в отечественной литературе по данной проблеме наметился некоторый пробел в области, так сказать, среднего звена: практически отсутствуют книги, в которых развитие жизни освещалось бы достаточно полно и разносторонне, но в то же время компактно и на уровне, не требующем значительных специальных знаний и доступном более широкому кругу читателей. Такая книга могла бы послужить пособием для учителей средней школы, а также для студентов тех институтов и факультетов, где эволюция организмов изучается и рамках общих курсов зоологии, ботаники или общей биологии.

Николай Иовлев

ХУДОЖНИК ШПРИЦ

Толща зеленой воды вздрагивает от ударов сердца, в ее мути со дна бегут гирлянды пузырьков. Огромный залив, отсвечивающий безжизненно-бронзовой поверхностью, обступили вулканы. Из их глоток в грязно-бордовое небо ввинчиваются клубящиеся столбы. Над вершинами всплывает тяжелое солнце.

Вздохи, колоброженье, клокотанье.

И вот уже скользкая ящерица бежит по песку, выбрасывая язычок, виляя хвостом и целеустремленно глядя вперед. Ее пупырчатое, подернутое пенистой слизью тело разбухает, тяжелеет, превращается в гигантскую тушу, сметающую со своего пути осколки каменных глыб, приземистые деревья с чахлой листвой и толстыми корявыми стволами. Она передвигается грузно, взрывая песчаные холмы, оставляя за собой отпечатки перепончатых лап и кривую борозду от мощного хвоста, тяжело встает на задние конечности, исторгает кошмарный рык и шумно. валится на бок, предсмертно конвульсируя...