Брешь в стене

Сергей Михайлов

Брешь в стене

Посвящаю моему сыну Павлу

Глава первая

-- Проклятые заросли!..

Это были первые слова, произнесенные за истекшие полчаса. Пятеро мужчин, поочередно работая длинным, похожим на мачете ножом, продирались сквозь сплошную стену бамбуковых зарослей. Воздух был тяжелым и влажным, откуда-то несло гнилью и мертвой, полуистлевшей древесиной. Тропическое солнце яростно жгло землю, огромные жадные комары черными тучами висели над мокрыми, насквозь пропотевшими спинами людей.

Другие книги автора Сергей Михайлович Михайлов

Сергей Михайлов

Стрела архата

Посвящаю моей дочери Светлане

Эти существа обладают сверхъестественными

возможностями: они окончили свою эволюцию на

этой планете, но остались с человечеством с

целью облегчить его духовный прогресс.

Архат -- человек, который в течение своей

долгой планетарной эволюции освободился от

всякой привязанности к земному существованию

и от долгов кармы.

В три часа ночи в одном из отделений милиции Кировского района города Москвы раздался телефонный звонок. Старший лейтенант снял трубку.

– Дежурный у аппарата!

Взволнованный голос, принадлежавший, видимо, женщине лет сорока, сбивчиво сообщил, что ее муж, некто Семен Степанович Климов, не вернулся вчера домой после работы.

– В котором часу он должен был вернуться?

– В четверть двенадцатого.

– Ночи?

– Ночи, разумеется. Он всегда очень пунктуален; за пятнадцать лет не опоздал ни на одну минуту.

В пятый том («Стрела Аримана») первого пятитомного блока Антологии мировой фантастики включены произведения трех отечественных писателей. Имя новосибирца Геннадия Прашкевича хорошо известно российскому читателю, также как и включенный в наш сборник его роман «Стрела Аримана». Что касается москвичей Александра Мазуркина и Сергея Михайлова — их творчество для истинных любителей фантастики будет, мы надеемся, приятной неожиданностью.

Бывший моряк Александр Мазуркин предлагает на суд читателей свою дилогию «Житие Иса», представляющую собой очередную и довольно своеобразную интерпретацию «вечного вопроса» христианства. Его молодой коллега по писательскому перу инженер Сергей Михайлов представлен в сборнике повестью «Шестое чувство, или Тайна кузьминского экстрасенса».

Оформление блока рассчитано на то, что при размещении составляющих его книг в определенном порядке (слева направо: «Оружие-мутант», «Течение Алкиона», «Космический беглец», «Оружие забвения» и «Стрела Аримана») их корешки составят один общий рисунок, представляющий собой символ этого блока.

Сергей Михайлов

Охотники за мраком

Посвящаю моей дочери Елене

Мы охотники за мраком,

Что торгует тучей всякой

И чернит миры вокруг.

Мы шумим... С твоим ненастьем

И мое бушует счастье,

О, всех вольных духов дух!

Фридрих Ницше,

"Песни принца Фогельфрай"

Часть первая

СЛЕД В СЛЕД

Глава первая

"ИЗБРАННИКИ СУДЬБЫ"

Сергей Михайлов

Шестое чувство

Посвящаю моей дочери Екатерине

Глава первая

Клева не было. Так, мелочь какая-то барахталась в садке, крупная же рыба на крючок не шла. Я тупо смотрел на поплавок и ежился от холода. Стояла середина мая, и, хотя днем уже припекало по-летнему, ночи были еще холодными.

Было около пяти утра. Костер догорел, лишь тонкие струйки дыма поднимались от еще не остывших углей. Густой туман стлался над водной гладью, скрывая противоположный берег. В такие минуты возникает ощущение одиночества и покоя.

Жанр повести «Иное» можно определить как философская фантастика со значительными элементами сюрреализма. Сюжет повести имеет как бы два параллельных плана: явь и сон. Главный герой повести полностью живет в мире собственных сновидений и иной жизни не желает. Размышления о смысле жизни, неприятие бренного мира яви, мучительные поиски того единственного жизненного пути, который в наибольшей степени отвечал бы его чаяниям и надеждам, — все это приводит героя повести к добровольному уходу из жизни. Иллюзорный мир яви покинут навсегда — и он навечно обретает единственно реальный мир сновидений. Мир, в котором сновидец становится Богом-Творцом и обретает истинное бессмертие.

Повесть была написана в 1992-1993 годах и до сих пор ни разу не издавалась. Незначительные редакторские изменения в текст повести внесены автором в 1997 году.

На 1-й стр. обложки — рисунок А. ГУСЕВА к рассказу М. БЕЛЕНЬКОГО и Л. СКРЯГИНА «Один на один с собой».

На 2-й стр. обложки — рисунок В. КОЛТУНОВА к рассказу Д. БИЛЕНКИНА «Город и Волк».

На 3-й стр. обложки — рисунок Б. ДОЛЯ к рассказу А. СМИРНОВА «Дом с привидениями».

Настоящего клева не было. Так, мелочь какая-то барахталась в садке, крупная не брала. Я сидел, съежившись от холода, и тупо смотрел на поплавок. Стояла середина мая, и, хотя днем уже припекало по-летнему, ночи были холодными.

Было около пяти утра. Костер догорал, лишь тонкие струйки дыма поднимались от еще не остывших углей. Густой туман стлался над водой, скрывая противоположный берег. В такие минуты возникает ощущение одиночества и покоя.

Популярные книги в жанре Детективная фантастика

Мистический роман о расследование странного необъяснимого преступления

Громадная бородавчатая жаба хлестнула языком. Дамьен едва успел отпрыгнуть, провалившись по колено; липкая жижа плеснула в лицо; острый луч прошил тушу насквозь, жаба задергалась, оглашая окрестности нутряным рыком. Нестерпимо завоняло тухлятиной.

– Жителей тысяч пять, - неторопливо продолжала Микки Роуз. - Всегда был спокойный, сонный такой пригород, Лиунсвилль. За последние два года ни одного убийства. А тут...

Гнилостная жижа неохотно выпустила ногу. Дамьен выковырнул из рукава некрупного кровопийцу, с удивлением рассмотрел надутый шар живота, растопырившийся колючими хоботками. Помесь морского ежа с миниатюрным дирижаблем: такая тварь встречалась ему впервые.

– Вы уверены, что все будет в порядке?

Этот вопрос женщина задавала уже в сотый раз. Он один застрял в ее воспаленном мозгу, плескался в невидящих глазах.

– Вы уверены?

Что он мог ответить? Он не был уверен ни в чем и только надеялся, что это окажутся "тени". Они, по крайней мере, оставляли детей в живых.

Электромобиль остановился в начале улицы. Дамьен подхватил с сиденья плоский кейс.

– Офицер, позвольте, я пойду с вами... - сухие пальцы вцепились в его рукав с отчаянной силой.

Может ли ряд компьютерных сбоев выглядеть как тщательно продуманное преступление? А хорошо подготовленное злодеяние казаться похожим на естественное стечение случайностей? Конечно! Только вот людям, очутившимся в гуще событий от этого не легче. Никогда не доверяйте технике — она может подвести. Никогда не доверяйте людям — они могут изменить свое отношение к вам. Не доверяйте даже себе, а если вы все-таки всецело полагаетесь на свою память, возможны сюрпризы. Память — ненадежный партнер и плохой свидетель.

Введите сюда краткую аннотацию

Словно рок преследует жителей городка Молена-Пойнт. Здесь опять творятся злодеяния – загадочные убийства, раскрыть которые люди, ограниченные всего лишь пятью чувствами, не в состоянии. И вновь на помощь двуногим приходят кот-детектив Серый Джо и его подруга Дульси. Но теперь у них есть ассистент: в глазах людей – милый бестолковый котенок, а по мнению Джо – будущий гений кошачьего сыска. Втроем они раскрывают человеческие преступления, как всегда, оставаясь в тени: ведь если полицейским подбросить ключи к разгадке и анонимно сообщить об уликах, дальше они действуют вполне самостоятельно и даже демонстрируют проблески интеллекта.

Сегодня Вилли Конн — самый популярный писатель России. Тираж его произведений превысил 7 000 000 экземпляров! В чем же причина такой популярности? В магии слова, в захватывающих сюжетах или в его судьбе поэта и каскадера? Безусловно, в последнем. Именно поэтичность и рыцарство героев автора, их благородство и мужество снискали им любовь миллионов читателей. В его произведениях люди находят то, чего им так недостает в реальной жизни — увлекательных приключений, сумасшедшей любви, доходящей до экстаза, торжества добра над злом. Читая Вилли Конна, вы получите возможность почти зримо, словно на видеоэкране, увидеть любимых героев, пережить вместе с ними сладостные и ужасные приключения. Одним словом, за чтением книги вы можете, по-настоящему, отдохнуть, отключиться от проклятой нервотрепки нашей повседневной жизни.

Тинави живет в столице колдовства, но напрочь лишилась магии. Теперь на ее будущем можно поставить крест.

Но в полнолуние она спасает странного мальчишку с амнезией, а следующим утром внезапно получает работу Ловчей – детектива по делам чужестранцев. В паре с магом Полынью Тинави предстоит отыскать убийцу, орудующего в самом сердце королевства – во дворце. Постепенно девушка убеждается, что на магии свет клином не сошелся.

Только вот незадача: все ее новые знакомые – не те, кем кажутся на первый взгляд…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Волна холодного, сырого, промозглого воздуха, перемешанного с выхлопной копотью только что отъехавшей иномарки, обдала его с ног до головы и заставила очнуться. Он открыл глаза.

Серые, в мокрых разводах, деревянные постройки барачного типа тянулись вдоль узкой грязной улочки. Было почти безлюдно, лишь изредка из сырого полумрака осеннего дня выплывали немытые и небритые тела местных аборигенов; безразлично скользнув мутным похмельным взглядом по одиноко стоящей фигуре, они растворялись в близлежащей подворотне. Откуда-то доносилась пьяная брань и звон бьющейся посуды. Где-то вдалеке простучал колесами товарняк.

В основу сюжета повести положена собственная авторская версия истории предательства Иуды Искариота, своего рода апокриф, трактующий роль Двенадцатого апостола совершенно в ином свете, чем это представлено евангелистами, отцами церкви и двухтысячелетней христианской традицией. Иуда в повести — не предатель, а единственный верный и последовательный сподвижник Иисуса, жертвующий своей честью и добрым именем во имя великой идеи, ради святого дела своего Учителя.

«Искупление» создавалось на протяжении полугода — с октября 1991 по март 1992 года и до сих пор ни разу не издавалось. Незначительные редакторские изменения в текст повести внесены автором в 1997 году.

Сергей Михайлов

Минута молчания

Рассказ

Обречён. Скоро конец.

Последний предел обозначен с точностью до секунды. Ожидание роковой минуты превращается в невыносимую пытку. Рвётся последняя нить, гаснет разум, рушится мир... чёрный вселенский холод неотвратим и уже на пороге... уже распахнуты врата в бездну небытия... и нет спасения, нет пути назад... А как хочется жить!

Но увы. Жизнь уходит. Навсегда. Страшное слово, сродни вечности. Только эта вечность со знаком "минус". Час, от силы два - вот всё, что ему осталось. А там...

Сергей Михайлов

Наказание

Рассказ

- ...оправдать и освободить из-под стражи!

Едва прозвучал вердикт, конвой обмяк и вразвалку покинул зал суда. И тут же поднялся шум, все повскакивали с мест, где-то зааплодировали, где-то, наоборот, засвистели, с галёрки заорали: "Судью на мыло!" Ко мне кинулось с десяток человек, кто-то облапил меня ("Ну, брат, поздравляю!"), кто-то хлопал по плечу, а один злобный тип вдруг подскочил и заехал мне по уху; небольно заехал, вскользь, но всё равно было неприятно. "Убийца!" прошипел - и исчез. На его месте возникло заплаканное старушечье лицо в траурном обрамлении чёрного шерстяного платка. Сердце у меня ёкнуло - я отвернулся, не выдержал. Мелькнула самодовольная физиономия моего защитника - и тут же скрылась за могучей спиной какого-то горлопана.