Брат против брата

Томас Майн Рид

Брат против брата

Перевод: Д. Арсеньев

За двенадцать месяцев до первых выстрелов в форте Самтер1 дурная кровь начала сказываться даже в лучшем обществе. Она вызывала вражду не только между отдаленными родственниками, но и внутри семей. Отцы расходились во мнениях с сыновьями; братья спорили с братьями; даже сестры занимали противоположные позиции в спорах, прежде неслыханных среди прекрасного пола. Спорили о господстве Севера или Юга, а в центре споров стоял вопрос о неграх.

Другие книги автора Томас Майн Рид

Сороковые годы XIX века выдались бурными в истории Мексики. Во главе государства стоит генерал Лопес де Санта-Анна – человек умный, энергичный, но жестокий и властный, нетерпимый к любому инакомыслию. Молодому американцу Фрэнку Хэмерсли, прибывшему в Мексику по торговым делам, предстоит оказаться в самой пучине неурядиц, охвативших страну, и разгадать тайну странного жилища, спрятанного в самом сердце гибельной пустыни Льяно-Эстакадо. Историко-приключенческий роман «Одинокое ранчо» впервые публикуется на русском языке в полном переводе, сделанном по переработанному и дополненному автором изданию. Сам Майн Рид считал эту книгу своим лучшим произведением. В данный том включена также повесть «Желтый вождь», действие которой происходит на бескрайних просторах Дикого Запада в эпоху золотой лихорадки.

Оцеола, вождь индейского племени семинолов, — лицо историческое. Героев произведения, Джорджа и Виргинию, знакомство с благородным Оцеолой вовлекает в необыкновенные приключения, связанные с событиями семинольской войны — одним из самых значительных эпизодов многовековой борьбы индейцев за свою независимость и земли.

Перевод с английского: Бориса Томашевского

Иллюстрации: И. С. Кускова

Послесловие: А. Ю. Наркевича

Ширококрылый морской коршунnote 1, реющий над просторами Атлантического океана, вдруг замер, всматриваясь во что-то внизу. Внимание его привлек маленький плот, размером не больше обеденного стола. Два небольших корабельных бруса, две широкие доски с несколькими небрежно брошенными на них полотнищами парусины да две-три доски поуже, связанные крест-накрест, — вот и весь плот.

И на таком гиблом суденышке ютятся двое людей: мужчина и юноша лет шестнадцати. Юноша, видимо, спит, растянувшись на куске мятой парусины. А мужчина стоит и, прикрыв глаза от солнца ладонью, напряженно всматривается в безбрежные дали океана.

В первый том шеститомного собрания сочинений Майн Рида вошли романы: "Квартеронка" и "Белый вождь".

Издание выходит под общей редакцией проф. Р.  М.  С а м а р и н а.

Иллюстрации к роману "Белый вождь"  П.  Л у г а н с к о г о.

Иллюстрации к роману "Квартеронка"  И.  И л ь и н с к о г о.

Переплет, форзац, титул, шмуцтитулы, карты, буквицы и орнаментация  С.  П о ж а р с к о г о.

Схемы для карт составлены Е.  Т р у н о в ы м.

"Квартеронка" - один из лучших романов Майн Рида, в котором дана широкая картина жизни Юга Соединенных Штатов Америки в период рабовладения. Рабовладельческий уклад жизни препятствует любви Героев, заставляет их искать спасения в полном опасностей бегстве от несправедливости.

Томас Майн Рид

Охотники за скальпами

I. Дикий Запад

Развернем карту обоих полушарий и взглянем на огромный материк Северной Америки. Посмотрим на далекий Дикий Запад - туда, за крайние границы Соединенных Штатов, где перед нашими глазами развернется страна, землю которой никогда еще не вспахивали человеческие руки, очертания которой как бы отражают во всей величавой неприкосновенности первый день творения, - страна, в которой каждый предмет еще носит первобытный отиечаток, образ Творца.

В этот том вошли самые прославленные романы известных английских писателей Т. Майн Рида и Р. Л. Стивенсона о приключениях, ставшие спутниками многих поколений. Благородство и великодушие противостоят в них злу и насилию.

Популярные книги в жанре Приключения: прочее

Евгений Кукаркин

Долгоносики

Написана 2000 - 2002 г.г. Юмор. Повесть о стратегическом выращивании жуков-долгоносиков.

Моя молодая учительница географии, только что закончившая университет, часто говорила мне.

- Знаешь, Сеня, есть такая пословица, своободен как сопля в полете. Это я к чему? Да к тому, что к твоей голове, к сожалению, никогда ничего не прилипнет.

Это она намекала мой высокий рост, я выше всех в классе. Всего то метр девяносто восемь. Из уважения у ее годам, я ничего не говорил в ответ.

Евгений Кукаркин

Эти нежные девичьи руки

Написано в 1997 - 1999 г.г. Приключения.

Корякина повесилась.

Ее худенькое тело, в тонкой белой рубашечке, чуть покачивалось посреди комнаты. В этот момент, мне в голову лезут странные мысли. С удивлением заметил, как только она могла зацепить веревку за крюк, даже если встать на стул, ей его не достать.. Среди скамеек и шкафов раздевалки стоит наша матрона, старший мастер цеха Лидия Петровна, она скрестила руки на своей красивой груди.

Евгений Кукаркин

Фифти-фифти

Написано в 1998 г. Приключения.

Вор в Америке пошел совсем не тот. Я поселился не ахти в каком первоклассном отеле и надо же, в самом номере, кто то в мое отсутствие побывал. Обшарил у меня вещи и карманы единственного костюма, деньги оставил, а документы унес. Исчез паспорт, записная книжка, страховой полис и доклад, с которым я собирался выступать на конференции. О пропаже я сообщил администратору отеля, потом в полицию и в консульство. Везде мне посочувствовали, обещали разобраться и помочь. Прибывшие детективы обшарили номер и... не найдя никаких улик исчезли. Инженер Марголис, по вызову которого я приехал в США, узнав о моих приключениях, с ухмылкой пошлепал меня по плечу.

Евгений Кукаркин

Грабить банк по-русски

Написана в 1997 г. Приключения. О хакере, взломавшем банк и о последствиях...

Выдержка из рекламы:

"...Хранилища нашего банка самые безопасные в мире. Помимо круглосуточной охраны, четырех бронированных дверей, не вскрываемых сейфов фирмы "Сименс", хранилище обеспечено средствами электронной защиты.

Вкладывайте деньги в самый защищенный банк в мире..."

Дождь идет уже часа четыре и кажется конца и края нет этим нудным потокам воды. На улице тускло горят фонари, едва освещая лужи, вздыбленные от шрапнели капель и порывов ветра. Только наступила полночь и на улицах никого..., ни одной живой души, лишь машины изредка мелькают вдали световыми пятнами фар, там где на пересекается проспект, а здесь ничего.

Приключения смышленой и любознательной восьмилетней девочки в годы Второй мировой войны. Заботливые родители увезли единственную дочь подальше от Лондона, подвергшегося страшным налетам немецкой авиации, и поместили в её пансион для девочек. Здесь и разворачиваются волнующие и загадочные события, о которых повествует роман.

На всех языках люди

 больше всего

говорят о любви

 и о власти.

Шарль Данциг

Пролог.

Волгоград, 2030 год.

Дверной замок…Ключи… Два раза повернуть. Дверь открыта. Пройти три шага, поднять руку и зажечь свет в коридоре…

Андрей делал это уже много раз. Каждые будни дни, приходя со своей ненавистной работы. Он снял сумку со своего плеча, бросил ее на пол, снял ботинки и прошел дальше в комнату.

-Ах, ты ж сука, - завопил он, наступив на кошку, которая спряталась в дальнем углу и которую не освещала лампа. Кошка злостно мяукнула и скрылась в другую комнату.

По саванне — безбрежному океану зелени, густой и сочной травы — одиноко брел усталый путник. Из одежды на нем были лишь видавшая виды набедренная повязка из шкуры болотного леопарда да потрепанные сандалии. На широком кожаном ремне за спиной висел огромный двуручный меч в потертых ножнах.

Путник был хорошо сложен: широкие плечи, мускулистое тело, прямой торс. Спутанные волосы цвета вороного крыла развевались на жарком ветру. Из-под кустистых бровей смотрели пронзительные голубые глаза, пристально оглядывая окрестности.

Солнце медленно скатывалось за горизонт, в душном лесу сгустились сумерки. Легкий ветерок где-то в вышине играл кронами высоких деревьев, где резвились стайки сереньких обезьян и порхали меж ветвей, словно яркие молнии, разноцветные попугаи. Ничто не нарушало вечерней гармонии и спокойствия.

На берегу мелководной речки густо заросшей дикими папоротниками и кустами валахо в тишине и покое, не нарушаемом лишними движениями и звуками, купаясь в последних на этот день солнечных лучах, стоял огромный зверь — поджарое тело пантеры, покрытое черным свалявшимся волосом, сильные лапы, вооруженные острыми когтями, сзади словно неживой болтается длинный хвост с растрепанной кисточкой на конце. Низко склонив к воде свою косматую страшную голову, украшенную двумя толстыми острыми рогами, на которых время запечатлело следы прошедших битв и испытаний, зверь медленно, размеренно утолял свою жажду, наслаждаясь вкусом холодной свежей воды. Он был очень стар, потрепанные бока ходили ходуном, но это не был признак слабости — мощные мускулы играли под сухой кожей, перекатываясь словно валики. Это было матерый самец-шаррах, ужас и проклятие здешних лесов, самый быстрый и свирепый зверь в Долине Теней. И за ним нередко по пятам стелился кровавый след смерти, ибо он не страшился никого, даже человека, хоть и знал, что люди сильнее и хорошо вооружены.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Томас Майн Рид

Черный мустангер

Глава 1

МУСТАНГИ

До самых краев горизонта расстилается необъятная прерия: левая сторона ее густо заросла вереском и колючим терновником, а правую прорезает широкий поток, который в шести-восьми милях дальше впадает в реку Тринитэ, орошающую равнины Техаса. Поток этот многоводен и бурно катится между высокими и скалистыми берегами.

Царствующую а равнине тишину нарушает появившийся вдруг табун диких лошадей, числом около ста голов. Табун этот состоит из лошадей различных мастей, начиная от черной, как смоль, вороной, и кончая совсем белой, без отметины; тут видны лошади буланые, гнедые, серые, как сталь, серые в яблоках и наконец белые и золотистые.

Майн Рид

Дерево-ловушка

Много странных людей перевидал я в тени лесов и в залитых солнцем прериях, но оригинальнее всех был Зебулон Стэмп, "старый Зеб Стэмп", как величали его приятели.

"Родился и воспитывался в Кентукки", - так он говорил о себе. Это был охотник типа знаменитого Даниэля Буна. Охота была его единственным призванием, и он возмутился бы, если бы ему сказали, что она не что иное, как развлечение.

Будучи далеко не угрюмого нрава, он все же относился к любителям-охотникам не иначе, как с величественным пренебрежением, и разговаривал с ними всегда крайне свысока и надменно.

Томас Майн Рид

Дочь черного доктора

Молодой студент Джиованни Сильберини приехал из своего родного города Торенто в Падую, где должен был изучать медицину в университете этого города. В карманах студента было всего несколько дукатов - небольшой капитал. Молодому человеку пришлось поселиться в высокой темной и мрачной комнате старого палаццо, принадлежавшего когда-то знатному, но давно угасшему роду.

Гербы, красовавшиеся на портале высокого фронтона, напоминали о былом величии и могуществе. Мщение гения обессмертило бывших владельцев этого палаццо: имя Винченти упоминается в поэме Данте "Ад", среди лиц, осужденных на вечные мучения. Так мстил великий поэт своим врагам.

Томас Майн Рид

Гудзонов залив

Роман - II книга дилогии

Глава I

СТРАНА МЕХОВ

Читатели, слышали ли вы о компании Гудзонова залива? Из десяти девять, наверное, носят какой-нибудь мех, доставленный этой компанией. Хотите знать что-нибудь о стране, откуда доставляется этот мех? Так как мы с вами старые друзья, то я отвечу за вас - да. Итак, отправимся вместе и пересечем эту страну мехов с юга на север.

Это будет длинное путешествие, в несколько тысяч миль. Мы не сможем пользоваться ни пароходами, ни железной дорогой, ни почтой; даже верхом нельзя будет нам ехать. Мы не найдем ни роскошных гостиниц, ни даже радушных постоялых дворов с заманчивой вывеской: "Чистые постели"; словом - никакого крова. Нашим столом будет камень или земля, жилищем - палатка, постелью звериная шкура.