Божественная комедия

Божественная комедия
Автор:
Перевод: Валентина Сергеевна Кулагина-Ярцева
Жанр: Публицистика
Серия: Семь вечеров
Год: 1994

Мифология, философия, религия – таковы главные темы включенных в книгу эссе, новелл и стихов выдающегося аргентинского писателя и мыслителя Хорхе Луиса Борхеса (1899 – 1986). Большинство было впервые опубликовано на русском языке в 1992 г. в данном сборнике, который переиздается по многочисленным просьбам читателей.

Книга рассчитана на всех интересующихся историей культуры, философии, религии.

Отрывок из произведения:

Поль Клодель однажды написал фразу [1], которая недостойна его, о том, что видения, ожидающие нас после смерти тела, несомненно, не похожи на изображенные Данте Ад, Чистилище и Рай. Это любопытное наблюдение Клоделя в статье, во всех остальных отношениях замечательной, может быть объяснено двояко.

Во-первых, в этом замечании мы видим доказательство того, что, прочтя поэму, читая ее, мы начинаем думать, что Данте представляет себе мир иной в точности, как изображает.

Рекомендуем почитать

Мифология, философия, религия – таковы главные темы включенных в книгу эссе, новелл и стихов выдающегося аргентинского писателя и мыслителя Хорхе Луиса Борхеса (1899 – 1986). Большинство было впервые опубликовано на русском языке в 1992 г. в данном сборнике, который переиздается по многочисленным просьбам читателей.

Книга рассчитана на всех интересующихся историей культуры, философии, религии.

Мифология, философия, религия – таковы главные темы включенных в книгу эссе, новелл и стихов выдающегося аргентинского писателя и мыслителя Хорхе Луиса Борхеса (1899 – 1986). Большинство было впервые опубликовано на русском языке в 1992 г. в данном сборнике, который переиздается по многочисленным просьбам читателей.

Книга рассчитана на всех интересующихся историей культуры, философии, религии.

Другие книги автора Хорхе Луис Борхес

Это история вражды и ненависти между двумя гаучо из Серро-Ларго, которых звали Мануэль Кардосо и Кармен Силвейра. Только смерть обоих смогла прервать их поединок.

Во второй том Собрания сочинений Хорхе Луиса Борхеса (1899–1986) вошли произведения 1942–1969 годов — времени расцвета творчества писателя. Это сборники новелл и эссе «Вымышленные истории», «Алеф», «Новые расследования», книги стихов и прозы «Создатель», «Иной и прежний», «Хвала тьме», а также статьи и рецензии из периодики.

Мифология, философия, религия – таковы главные темы включенных в книгу эссе, новелл и стихов выдающегося аргентинского писателя и мыслителя Хорхе Луиса Борхеса (1899 – 1986). Большинство было впервые опубликовано на русском языке в 1992 г. в данном сборнике, который переиздается по многочисленным просьбам читателей.

Книга рассчитана на всех интересующихся историей культуры, философии, религии.

Произведения, входящие в состав этого сборника, можно было бы назвать рассказами-притчами. А также — эссе, очерками, заметками или просто рассказами. Как всегда, у Борхеса очень трудно определить жанр произведений. Сам он не придавал этому никакого значения, создавая свой собственный, не похожий ни на что «гипертекст». И именно этот сборник (вкупе с «Создателем») принесли Борхесу поистине мировую славу. Можно сказать, что здесь собраны лучшие образцы борхесовской новеллистики.

Во второй том Собрания сочинений Хорхе Луиса Борхеса (1899–1986) вошли произведения 1942–1969 годов — времени расцвета творчества писателя. Это сборники новелл и эссе «Вымышленные истории», «Алеф», «Новые расследования», книги стихов и прозы «Создатель», «Иной и прежний», «Хвала тьме», а также статьи и рецензии из периодики.

Elogio de la sombra, сборник, 1969 год

Другие названия: Похвала тени

Мифология, философия, религия – таковы главные темы включенных в книгу эссе, новелл и стихов выдающегося аргентинского писателя и мыслителя Хорхе Луиса Борхеса (1899 – 1986). Большинство было впервые опубликовано на русском языке в 1992 г. в данном сборнике, который переиздается по многочисленным просьбам читателей.

Книга рассчитана на всех интересующихся историей культуры, философии, религии.

Сокровищница индейского фольклора, творчество западноевропейских и североамериканских романтиков, произведения писателей-модернистов конца XIX века — вот истоки современной латиноамериканской фантастической прозы, представленной в сборнике как корифеями с мировым именем (X. Л. Борхес, Г. Гарсиа Маркес, X. Кортасар, К. Фуэнтес), так и авторами почти неизвестными советскому читателю (К. Пальма, С. Окампо, X. Р. Рибейро и др.).

Популярные книги в жанре Публицистика

Всеволод РЕВИЧ

Земной человек на RENDEZ-VOUS

(послесловие)

Не надеясь на основательность нашего школьного образования, рискну напомнить, что в названии этого послесловия обыгран заголовок знаменитой статьи Н.Г.Чернышевского "Русский человек на rendez-vous", в которой он подметил странное поведение некоторых героев русской литературы, трусливо сбегающих со свиданий именно в тот момент, когда должна решаться их судьба. За, казалось бы, частной человеческой слабостью великий критик увидел глубокие социальные корни, о которых читатель может узнать из упомянутой статьи. Хотелось бы только подчеркнуть, что со времен Н.Г.Чернышевского французское слово "rendez-vous" (рандеву) стали у нас понимать не только как любовное свидание, но как решительную, решающую встречу, переломный момент, от которого зависит будущее встречающихся. Добавлю еще, что в фантастике синонимом слов "рандеву" и "встреча" чаще всего служит слово "контакт".

Евгeний РЫСС

Фантастика и наука

Фантастика всегда предвосхищала науку. А наука, в масштабах истории, очень быстро превращали в реальность фантазии, совсем недавно казавшиеся несбыточными. Ста лет не прошло с тех пор, как Жюль Верн написал "Вокруг Луны", а люди уже зашагали по нашему спутнику и умные аппараты стали ощупывать камни и кратеры на его поверхности. Ста лет не прошло со времени создания фантастического "Наутилуса", а атомные подводные лодки облазили бесконечные пространства океанов. Если дальность действия современного вертолета пока еще меньше дальности действия могучего корабля, созданного Робуром-завоевателем, то, во-первых, преодоление этого отставания дело очень небольшого времени, а во-вторых, летательные машины другого типа-самолеты летают уже сейчас гораздо быстрее и дальше.

И.А.Сац

Рассказы и повести Сенкевича

Послесловие к книге

Г.Сенкевич. Повести и рассказы

Генрик Сенкевич - один из самых читаемых прозаиков не только в Польше, но и во всем мире. В польской литературной истории и критике, а также в читательском мнении Польши он - признанный (хотя и не так безусловно, как Мицкевич и Словацкий) классик.

Он был весьма популярен и в свое время. Фельетоны, рассказы, путевые очерки первых лет, последовавшие за ними исторические романы читались всеми, и ни одно из его произведений не осталось незамеченным Наибольшую известность ему дали написанные в 1889 и 1892 годах романы на современные темы - "Без догмата" и "Семья Поланецких", но как раз отзывы об этих романах показывают, что слава Сенкевича была более широка, чем тверда, и что не много можно найти писателей, которых так разно понимают и за столь различные качества ценят или осуждают различные читатели. Выяснилось, что некоторые читатели считают его сочинения более занимательными, чем значительными, и что, с точки зрения этих читателей, Сенкевич - писатель, не всегда остающийся в границах здравых понятий и хорошего вкуса.

Людмила ЩЕКОТОВА

МЕЧТАЕТ ЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО О КИБЕРНЕТИЧЕСКОЙ ВОЙНЕ?

БИТЫ И БАЙТЫ НА ПОЛЯХ СРАЖЕНИЙ

Еще 170 лет назад Карл фон Клаузевиц пришел к выводу, что победа в конечном итоге достается той из воюющих сторон, которая осведомлена лучше противника и лучшим образом наладила связь между отдельными частями своей армии. "Ошибка в расчетах обрекает на смерть!

Промедление с приказом смерти подобно!" - наставительно изрек знаменитый прусский генерал... и опыт двух мировых войн нынешнего века убедительно подтвердил догадку блестящего теоретика военной стратегии.

В. Семенова

Вечный зов добра

Предисловие к сборнику "Платиновый обруч"

Я, сын Земли, единый из бессчетных,

Я в бесконечное бросаю стих,

К тем существам, телесным иль бесплотным,

Что мыслят, что живут в мирах иных.

В. Брюсов. "Сын земли", 1913

Сейчас много, часто и охотно говорят о кризисе, переживаемом фантастикой. Одни говорят об этом с удовольствием, другие - с грустью, третьи отрицают кризис как таковой, четвертые просто переводят разговор на иное. На наш взгляд, еcли можно говорить о кризисе фантастики, то только в таком понимании этого слова, какое предлагает в своем "Толковом словаре современного русского языка" Д. Ушаков: "Кризис - резкое изменение, крутой перелом".

Валерий Сердюченко

Странная проза Шломо Вульфа

Литератор в сегодняшнем мире смотрится белой вороной. Когда меня спрашивают, кем и где я работаю, я ограничиваюсь званием доцента университета и доктора наук, интуитивно избегая дальнейших уточнений. "Доцент, доктор наук" звучит покамест достаточно респектабельно, а "писатель, литературный критик" вызывает у собеседника вполне оправданную оторопь. Чтобы быть писателем в наши дни, нужна особая конституция личности и своеобразный героизм. И уж совсем удивительно существование писателя в нынешнем деловом, промышляющем, насквозь прагматичном Израиле. Вот уж кто служит своим парнасским богам не благодаря, а вопреки здравому житейскому смыслу. Кругом шум и суета, жестокая ярмарка жизни, а он пишет, пишет, пишет - остановись, несчастный! Твой почтовый ящик ломится от счетов и предупреждений, в квартире мерзость запустения, за твоей спиной домочадцы помавают пальцем у виска ... - не слышит. Лев Толстой сравнил однажды писателя с землепашцем, идущим за плугом и делающим на каждом третьем шаге танцевальное па. Простим ехидному старцу его аналогию, но что делать человеку, которого Бог и природа приговорили к этим "па", как к форме существования? Он не сеет и не пашет, зато находит в прозе пахарства смыслы, недоступные нам, простым смертным. Простой смертный с тупостью и упрямством муравья совершает свой жизненный круг, а у писателя не так: он прозревает в этой жизни ее инфракрасные и ультрафиолетовые зоны, ему дано выразить в словах внеязыковое содержание мира, он герменевт, ворожитель, сталкер. Мы всего лишь теплы - он сразу холоден и горяч; он либо смеется либо плачет, восторгается либо тоскует и открывает шекспировские "to be or not to be" в любом мгновении жизни. В человеческом "множестве" он как одинокая птица на кровле, сиротливый тростник на ветру. Вот он, бледный очкарик, непризнанный Иеремия, ломающий руки на обочине при виде того, как люди несутся в очередную пропасть и мглу - кому он нужен? "Если ты такой умный, то какого хрена цепляешься к нам, глупым? А? То-то и оно." После чего жизнерадостное "множество" исчезает за очередным поворотом, пригрозив непрошеному витии кулаком.

Игорь Шафаревич

Нация и стандартизированная культура

      Недавно жизнь поставила интересный эксперимент: в прессе появились сообщения о том, что на некоторых "несанкционированных" митингах употреблялся термин "инородцы", и русских призывали воздерживаться от смешанных браков, заботясь о сохранности своей нации. Реакция прессы была единодушной: это - фашизм, здесь уместны не дискуссии, а суд и уголовный кодекс.       Вторая часть эксперимента заключается и том, чтобы в упомянутых выше высказываниях заменить всюду слово "русский" на национальность одной из прибалтийских республик. Мы получим суждения, неоднократно высказанные в последнее время в прессе - как прибалтийской, так и центральной. Но замечательно, что реакция была совсем другой: хоть и не сочувственная, но гораздо более мягкая. Например, мысль о нежелательности для латышей смешанных браков была высказана на "круглом столе" в редакции газеты "Правда", и в ответ редактор "Правды" спросил лишь: "А не просматривается ли здесь национальная обособленность? Как быть с любовью, наконец?"       Это яркий, хотя и очень частный пример, иллюстрирующий важнейшее общее явление: резкую асимметрию в оценке проблемы разных наций. Она, конечно, есть следствие такой же и большей асимметрии реалий жизни, лишь отраженных в этих оценках. И больше всего асимметрия проявляется в связи с русскими проблемами. Сведения об этом разрозненны и случайны, но все указывают в одном направлении. Приведу лишь один пример, касающийся нашего будущего - детей, их числа. Согласно юбилейному статистическому ежегоднику "Народное хозяйство в СССР за 70 лет", число учеников общеобразовательных школ в РСФСР сейчас меньше, чем в 1940 году, в то время как в республиках Средней Азии оно возросло в это же время в три - три с половиной раза.       Такое положение - результат длительного и болезненного процесса. С самого начала своей карьеры Сталин считался специалистом по национальному вопросу. На ряде партсъездов он делал доклады по этому вопросу, а позже, когда стал делать основной доклад, в нем бывал большой раздел на ту же тему. Такие директивные положения содержались в его докладах на X, XII, XIV и XVI съездах. И во всех них "русский великодержавный шовинизм" прокламировался как главная опасность в национальной области. Какое же реальное содержание вкладывалось в эти формулировки, пояснял Бухарин. В отличие от Сталина и других тогдашних руководителей он был русским и мог применять оборот "мы": "мы должны поставить себя в неравное положение", "в положение более низкое сравнительно с другими" и так далее. Лишь непосредственно перед войной Сталин позабыл об "угрозе великодержавного шовинизма", но она воскресла в выступлении Берии на XIX съезде.       Дело даже не в том, что сложившееся таким образом положение несправедливо: оно нереалистично, нет никаких оснований думать, что оно может продолжаться. Русский народ существует и живет богатой духовной жизнью, о чем свидетельствует, например, прекрасная литература, творимая на наших глазах. Поэтому просто нереально, чтобы его национальные нужды могли и дальше учитываться столь же неадекватно. Возможны лишь два выхода. Либо вся ситуация будет меняться при свете разума, на основе решений, принятых в результате рациональных обсуждений. Либо же острота проблемы будет по-прежнему замалчиваться, весь вопрос будет окружаться запретами и табу и вытесняться в подсознание. Тогда положение тоже в конце концов изменится, но эти изменения будут неконтролируемыми и иррациональными...       Первый и важнейший шаг для тоге, чтобы реализовался бесконфликтный путь, - распространение гласности на эту область. Надо ослабить запреты на обсуждения в печати русских национальных проблем. Необходима публикация систематических данных о современном положении русской нации и о непосредственных причинах этого положения. Например: национальный состав потерь в Великой Отечественной войне и в Афганистане; обеспечение разных наций медицинской помощью и положение с образованием; миграции (много пишут о миграциях в прибалтийские республики, но лишь по слухам узнаешь о миграции в русские районы, особенно районы "неперспективных" деревень). Это, конечно, лишь разрозненные, иллюстративные примеры.       Мне представляется, что сейчас межнациональные отношения не имеют столь резкого антагонистического характера, как это иногда кажется. Если под влиянием перенаселения и нехватки земли крестьяне распахивали степи кочевников, то такой конфликт можно было решить только силой. Сейчас же все нации, без различия, нуждаются в защите - так же, как Арал, Байкал и Волга. Они все вместе являются частями Природы, и им угрожает единая опасность. Это массовое механизированное и стандартизированное производство и такая же стандартизированная культура, не способные контактировать с сущностями другого, органичного типа, к числу которых относятся и нации. Их колеса равно разрушают почвы, старинную культуру и национальную индивидуальность. С этой, более общей точки зрения разные нации являются сейчас союзницами, а трения между ними в большой степени основаны на недостатке информации, обсуждения, понимания. На этом пути есть возможность их преодолеть или, по крайней мере, снять их остроту. Как в картине Гойи "Сон разума рождает чудовищ", так свет разума чудовищ разгоняет.

Виктор ШКЛОВСКИЙ

О РОМАНАХ ГРИГОЛА АБАШИДЗЕ

Вступительная статья

Между Европой и Азией стоят Кавказские горы. Здесь высоты соединяют материки. Ледники лежат на горах, как серебряная, самая крепкая в мире спайка.

Дошедшая до Древней Греции память о подвиге Прометея - Амирана, как его называют в Грузии, - связана с Кавказскими горами. Титан, которого человечество считало основателем культуры, - он первый рудокоп и ковач, первый изобретатель домов, парусов, первый покоритель коней, - был прикован к скалам Кавказа, к скалам своей родины. Здесь терзал его орел, здесь было место плача над ним.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В сборник произведений выдающегося аргентинца Хорхе Луиса Борхеса включены избранные рассказы, стихотворения и эссе из различных книг, вышедших в свет на протяжении долгой жизни писателя.

Основой трехтомного собрания сочинений знаменитого аргентинского писателя Л.Х.Борхеса, классика ХХ века, послужили шесть сборников произведений мастера, часть его эссеистики, стихи из всех прижизненных сборников и микроновеллы – шедевры борхесовской прозыпоздних лет.

В сборник произведений выдающегося аргентинца Хорхе Луиса Борхеса включены избранные рассказы, стихотворения и эссе из различных книг, вышедших в свет на протяжении долгой жизни писателя.

В сборник произведений выдающегося аргентинца Хорхе Луиса Борхеса включены избранные рассказы, стихотворения и эссе из различных книг, вышедших в свет на протяжении долгой жизни писателя.