Бойня

Игорь Шуров

БОЙНЯ

За холмом смрадно дымился город.

У поэта не было шансов победить, и все же он отправился на рассвете. С собой у него была лишь ветка сирени, стихотворение, которое заканчивалось желтым цветом, да смутное осеннее воспоминание об утраченном.

Поэт подошел к городу затемно. Железные ворота были заперты.

За стеной слышался тревожный всхрап лошадей. Воздух густо пропитался едкой вонью вареных копыт.

Другие книги автора Игорь Шуров

Игорь Шуров

МАТРЕШКА

Свою зарплату они складывали в коричневую дамскую сумочку фасона "Сундучок". Сумочка всегда хранилась в ящике громоздкого трюмо. Трюмо стояло напротив трехстворчатого шкафа в спальне. Спальня была второй по величине комнатой в их квартире на девятом этаже. Это был верхний этаж блочного дома на окраине небольшого города. Какие-нибудь сербы, эскимосы или валийцы и не подозревали о его существовании. Но для них двоих город был их континентом, их планетой, их глобусом со всеми параллелями и меридианами.

Игорь Шуров

ВИЗИТ ЛИСА

После обеда к нему всегда заходил Лис. Он знал об этом и не запирал двери.

Лис обычно садился в старое кресло к окну и цеплял лукавую иезуитскую улыбочку, и умно рассматривал его, и все понимал, и напряженно молчал. И было неловко, и просто глупо. И надо было что-то делать, и он суетился, гремел чашками, двигал стол, сметал крошки с клеенки, включал и выключал магнитофон, ронял на пол сахарницу, и руки его дрожали.

Игорь Шуров

БРАДОБРЕЙ

С утра брадобрей поссорился с тестем из-за очереди в туалет. Он ушел на работу, не евши. На улице брадобрею было холодно и сосало под ложечкой. На работу он опоздал, и теперь, надев халат, злой и раздраженный, начинал рабочий день.

Первым он отрезал голову долговязому с длинной шеей и трехдневной щетиной.

Как-то это вышло само собой. Он просто приставил бритву к кадыку, а тот дернулся и сразу обмяк, съехал с кресла, и в руках брадобрея осталась его голова. Не умея прикрепить ее обратно, парикмахер оттащил долговязого в сторону и крикнул: - Следующий!

Игорь Шуров

ТЕРРИТОРИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ

(рассказ о квадратном городе)

Этот город был квадратным. Он был поделен на черные, белые и красные клетки. В клетках происходили важные события.

Вот муха села на банку с вареньем. Банка стояла на столе у раскрытого настежь окна. Через окно мальчику было видно, что из одинокой тучи идет дождь.

Это происходило в черной клетке квадратного города.

Там мокли бездомные коты, и дети прятались под лодкой.

Игорь Шуров

ПОДАРОК

- Потому что на пианино играть легче, чем на скрипке, - сказал мальчик, - вот, например, нота, - он нажал на клавишу. - это нота "соль". Она всегда здесь, не ошибешься.

Все, стоявшие на пианино, внимательно слушали: и мохнатая собака, и плюшевая собачка, и резиновый пират в голубом берете, и тупорылая машина, и заводная лошадка, везущая медведя в санях. И только сомик в банке делал сальто, поднимая илистую муть со дна, и шевелил при этом длинными усами.

Игорь Шуров

ТТС

Случалось это как-то само собой, невзначай.

Однажды утром у него болела голова, а телефон тарахтел без умолку.

Движимый идиотской привычкой послушного исполнителя, он неизменно брал трубку и раз за разом глотал какие-то бессмысленные адреса: - Это приемный покой?

- Нет.

- Это нефтебаза?

- Вы ошиблись.

- Это стройгазморжесть?

- Нет!

Это... это... это...

- Нет! Нет! Нет!

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Альберт ЗЕЛИЧЕНОК

ТРУДНО БЫТЬ ЛЁВОЙ

Давно замечено, что самая чистая правда частенько выглядит отъявленной ложью. Причина здесь в том, что жизнь устроена довольно нелепо, и опытный рассказчик, зная это, выправляет наиболее вопиющие нелогичности. Увы, мне поступать так мешает совесть, и потому события в моем изложении выглядят неправдоподобными. Мне уже это говорили. Однако поделать ничего не могу: врать не умею. Вот и сейчас мне, конечно, никто не поверит.

Рафал А.Земкевич

Песнь на коронации

Песню желаете, достойные господа и прекрасные дамы? Воля ваша, спою я вам о давних временах и о твоих, король, предках. Спою о людях Эстарона, их свершениях. Может, слезы у вас вызову, может, веселый смех, а может, раздумье? Ибо, пока не отзвучала песнь, никто не знает, где больше правды - в балладе моей, или в нас самих...

Могучим было наше королевство в те далекие годы. Над нивами Босторна, над священными водами Терега, в скалах Астгорда - повсюду вздымались в небо сторожевые башни. Обитали там рыцари славные и отважные, верные клятве своей до смертного часа. Ратай не боялся тогда выходить в поле, купец путешествовал без страха, пока стояли на страже те рыцари. О, никто не смел тогда с мечом вступить в пределы нашего королевства, и не знал наш народ ни лицемеров, притворявшихся друзьями, ни сановников с черными сердцами...

Полина Жураковска

ЦВЕТОК ЛОТОСА

Я не люблю свой лепесток,

Не знаю, чья возьмет.

И пусть закроется бутон,

Мы встретимся в другом.

Д. Зимин.

I

Наше бремя - тяжелое бремя:

Труд зловещий дала нам судьба.

Чтоб прославить на краткое время,

Нет, не нас, только наши гроба.

Гумилев.

В грязной маленькой лачуге воняло невыносимо, но Тереза привыкла и не к таким ароматам. Перед ней сидела древняя старуха, и это еще мягкое определение. Казалось, скелет, без зубов, с запавшими, высохшими остатками глаз, обмотали небольшим количеством предварительно вымоченных в грязи пополам с бычьей мочой тряпками. Череп старухи был лыс и сморщен так же, как кожа лица, руки представляли собой две донельзя высушенные куриные лапы с нестриженными когтями, и лапы эти в данный момент любовно, можно сказать, сладострастно, перебирали несколько золотых монет - все достояние Терезы, накопленное за несколько лет тяжелого, неженского труда. Я не могу запретить тебе сделать то, что ты задумала, девушка - прошамкала старуха. - Тем более, платишь ты честно, чудными, согреющими мою безрадостную старость монетами. Так что бери ее, и постарайся не попасться им на крючок, как попалась я. - Тут старуха достала откуда-то изпод лохмотьев древний фолиант, обтянутый дорогой кожей, с серебряными застежками. Книга никак не вписывалась в убогую обстановку лачуги и в старушечьих руках казалась драгоценностью, оброненной в грязь. Тереза поспешила взять фолиант, и сразу ощутила его тяжесть. Наконец то! Конечно же, она будет очень, очень осторожна, тверда в своих решениях и непреклонна в требованиях, и не позволит им довести себя до такого состояния, в котором оказалась Марта. Вызывание духов тонкое, и требующее немалой твердости дело. Тереза невесело усмехнулась, вспомнив те уроки из суровой школы жизни, что дались ей особенно нелегко. Некрасивой женщине трудно жить в мире. Тем более, если она бедна. Безобразной - почти невозможно. Тереза была безобразна. Косые, разного цвета глаза и кривой нос на лунообразном, покрытом густой, болезненной сыпью веснушек, лице, плоская грудь и отвисший живот - свидетельства непосильного для женщины труда. Мало того, Тереза была хрома - после какой-то детской болезни одна нога начала сохнуть, и теперь была короче другой. У любого, однажды взглянувшего на эту женщину, никогда не возникало желания повторить сей подвиг. Бедную девушку не брали работать даже в трактир, оставляя ей задние дворы, конюшни и коровьи стойла животным все равно, кто приносит им корм. Крепко прижав к себе книгу, свое последнее сокровище, Тереза пробиралась узкими, загаженными улочками, больше похожими на сточные канавы, за город. Вокруг быстро темнело, бледный свет луны совсем не проникал в ту клоаку, которая звалась нижним городом. Никто не обращал внимания на скособоченную хромающую фигурку, одиноко бредущую к городским воротам. Стражник, охраняющий вход в город, лишь мельком взглянул на еще одного уродца, которого на ночь глядя понесло невесть куда, и отвернулся, даже не подумав предупредить, что ворота вот-вот закроются, и до рассвета в город никого не впустят. Впрочем, Терезу это не волновало. Она не собиралась возвращаться в этот грязный город никогда, независимо от того, удастся ли то, что она задумала, или нет.

Михаил Зислис

Лица вещей

"Бред? Но ведь новый!"

- С. Е. Лец

"Я видел во сне

действительность. С каким же

облегчением я проснулся!"

- С. Е. Лец

Пустыня растворялась у затуманенного горизонта. У нее соревнование с круговоротом воды в природе - она сама круговерть. Жары. Того и гляди себя засушит до полного изнеможения.

Желтые барханы, кое-где подсвеченные красным садящимся солнцем. Красное око циклопа - такое же безразличное, как и мои руки на руле. Они расслаблены, и притом готовы в любой момент скрутить баранку в бараний рог... нет, не так. Но я не знаю всего, на что они готовы.

Рене Зюсан

Геометрическая задача

Когда я излагаю свою идею, все неизменно пожимают плечами. Меня это не удивляет - такова участь всех новаторов. Люди считают их сумасшедшими, пока истина не становится очевидной. Тогда все поражаются: как они не додумались до этого сами! А мою теорию очень легко могут проверить. И не гениальные ученые или совершенные электронно-вычислительные машины, а вы, я, любой, кто имеет простое начальное образование.

ОПАНАСИЙ ЗАКОЛЕБАНСКИЙ

ПРАВОСУДИЕ С КОРОТКИМИ НОГАМИ

(с вкраплениями гиперболизма история)

"Зри в корень"

Козьма Прутков

Глава 1.

Ой, как голова трещит, нет сил терпеть. Ох, давненько я не упивался по самые баклажаны, прямо не знаю, что делать. Остается надеяться, что ноги сами выведут меня куда нужно. Емеля официант пристал и что-то шепчет на ухо, наверное просит чаевых добавить. Да пошел ты!!!... Козьма Прутиков никогда таким козлам много не дает. Ты свое уже заработал...

В ближайшем будущем ученые научатся проникать в сознание умерших людей, путем отправки к ним «прыгунов» – специально подготовленных агентов, готовых ступить на опасную территорию посмертия и добыть информацию для продажи ее заинтересованной стороне.

Главный герой, бывший наемник Дэниел Даск, очнувшись в госпитале Цюриха после неудачной военной операции, получает предложение присоединиться к такой организации от загадочного человека по имени Аш, который ищет себе нового напарника.

Так Дэниел оказывается вовлеченным в заговор, грозящий катастрофическими последствиям для человечества. Распутывая шаг за шагом клубок интриг и предательств, герой постепенно превращается в мишень для могущественного противника, преследующего загадочную цель.

Комментарий Редакции: В основу научного-фантастического романа положены смелые медицинские, психоаналитические концепции о бессознательном, как неисчерпаемом хранилище уникальной информации, которая продолжает храниться вопреки смерти сознания человека.

Впервые человечеству грозит полное вымирание. В космосе – сектанты разрушили Луну, и её осколки угрожают городам Земли, а из-за неудавшегося эксперимента из Меркурия создают чёрную дыру, и она уже влияет на Солнце.Но и это ещё не всё: случайно, вместе с Лунным грунтом, на Землю завозят штамм неизвестной болезни. Учёные находят лекарство против неё, но под его воздействием болезнь мутирует, подвергая мутациям и людей.И дальше только хуже…Читайте «Армагеддон», чтобы узнать будущее.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей Шуpыгин

Жажда

- Ы-ы-с-с, чеpт!- с мpачным удивлением воскликнул Семен, вывоpачивая набекpень челюсть, и почти вплотную пpильнул к овальному зеpкалу с каемочкой из pозочек.

Стpанная щепетильность для человека, собpавшегося застpелиться меньше чем чеpез четвеpть часа, заметил он пpо себя без лишней эмоциональности. Словно в очеpедной pаз оценивал ситуацию на шахматной доске. Там шах, там мат, а вон в то болото пpи всем желании потянуть вpемя вообще соваться не стоит. Hа том и поpешил. Hе надо туда соваться. А в общем, еpунда все это, если кому поpассказать.

Шушпанов Аркадий Николаевич

И от судеб защиты нет

Право, если б вперед говорили условия, мало нашлось бы дураков, которые решились бы жить.

А. И. Герцен

Я опаздывал, я безнадежно опаздывал.

Мчался по бесконечным галереям, тревожа покой статуй, давно утраченных на Земле, скачками преодолевал лестничные марши, но все равно ворвался в актовый зал, когда распределение уже состоялось.

Группа "Артемида" праздновала.

Шушпанов Аркадий

Маленький мальчик нашел пулемет

Повесть

Маленький мальчик нашел пулемет.

Больше в деревне никто не живет...

Стишок

Вит убегал огородами.

На этой стороне улицы все огороды шли вниз по склону оврага. Одни террасами, другие довольно-таки круто. Толком не разбежишься. Но пока за стеной, оставленной позади, шла перестрелка, о погоне беспокоиться не стоило.

Для своих одиннадцати лет Виталик был крупным, но рыхлым, и кросс ему давался туго. Одолеть крутизну склона - полбеды. Заборы тоже, они все тут полуразвалившиеся, как будто улица разом предназначалась на снос. Джунгли кругом - это вот да. Заросли бамбука и сплетения лиан в самых неожиданных местах.

Шушпанов Аркадий Николаевич

Нехорошо обманывать старух

- Аннотация:

"Вам часто по жизни намекают, что вы - гений? Мне вот первый раз. И надо же - посмертно."

А начиналось так.

Я проснулся в семь, если верить будильнику. Обычно сам раньше девяти не встаю, а тут - нате. Обратно не засыпалось, и пришлось встать.

Конечно, опять без зарядки. На душ меня, правда, хватило. Потом расчесал кудри и водрузил на нос свои стекла.