Бойцы побережья

Бойцы побережья

«Морячка» стояла в порту Гонолулу. Там же находился и «Хулиган», один из матросов которого утверждал, что может разделаться с любым из команды «Морячки». Стив Костиган решил доказать, что тот заблуждается.

Отрывок из произведения:

Наша «Морячка» не простояла в порту Гонолулу и трех часов, как Билл О'Брайен прискакал в портовый зал, где я как раз демонстрировал Муши Хансену тонкости боксерского искусства, и заявил, он-де договорился, чтобы нынче вечером мне с кем-то там драться в «Американской Арене».

— Здесь, — сказал он, — стоит на якоре «Хулиган», и тамошние божатся, будто один ихний парень может любого с «Морячки» вздрючить прямо-таки по-королевски. Я сам его не видал, но он, говорят, родился где-то в самой середке Австралии и прыгал там с кенгуру, пока его, в раннем еще возрасте, не забрали, подпоив, в матросы. Говорят, на «Хулигане» он уложил всех, начиная с капитана и кончая судомойкой…

Рекомендуем почитать

В Лос-Анджелесе Костиган знакомится с девушкой Марджори, и они катаются на лодке. На следующий день он слышит, как Марджори отчитывает некто Берт. И моряк решает проучить его.

«Морячка» по пути в Брисбейн проходила сквозь Соломоновы острова. Корабль встал на якорь у острова Роа-Тоа, а Стив Костиган, Билл О'Брайен и белый бульдог Майк отправились на остров Тамару навестить вождя по имени Того. Но на месте деревни они видят лишь руины…

Я с самого начала невзлюбил человека, который должен был судить мой поединок с Мазилой Харпером в Шанхае. Звали его Хулихан, и так же, как и я, он был моряком и боксером. Это был огромный рыжеволосый человек-горилла с руками, похожими на покрытые шерстью окорока, и нахальной походкой, от которой меня бесило. Он вел себя так, будто был королем в порту, а этот титул всегда принадлежал мне.

Не выношу таких самодовольных болванов и очень горд тем, что не страдаю излишним самомнением. Из моих слов никто бы никогда не узнал, что я самый сильный боец с самого боевого корабля из всех плавающих судов и что меня боятся все задиры от Вальпараисо до Сингапура. Я такой скромный, что нарочно принижаю свои достоинства.

Я сидел в портовом баре Гонконга "Сладкая греза", размышлял о своем жутком невезении, и тут вошел Трепач Джонс – паршивый отброс на пути прогресса. Я его терпеть не могу, и он отвечает мне тем же.

Он всегда считал себя парнем без предрассудков, что тут же и решил доказать:

– Слушай, Стив! Скорей! Дай взаймы пятьдесят баксов.

– С какой стати я должен одалживать тебе полсотни зеленых? – полюбопытствовал я.

– У меня есть абсолютно надежные сведения с ипподрома, – затараторил он, подпрыгивая от волнения. – Дело беспроигрышное, ставки сто к одному! Завтра же получишь назад свои деньги. Давай отстегивай бабки!

В одной из дублинских забегаловок произошла небольшая стычка: французский моряк Франсуа ударил бульдога Стива Костигана, а тот, соответственно, обидчика. Франсуа вызвал Стива на дуэль — боксерский поединок в клубе «Наполеон».

В порту Манилы Стив Костиган знакомится с девушкой, на которую претендует Слейд-Упырь с корабля «Даунтлесс». Ясное дело — будет драка. Таинственный «доброжелатель» предлагает использовать для этого змеиную яму…

Когда я увидел человека, который должен был судить поединок между мной и Рэдом Мак-Коем, он мне сразу не понравился.

Джек Ридли, так звали этого человека, служил первым помощником капитана «Кэстлтона», фешенебельного судна, на котором весь командный состав носил форму. Ба! Первый капитан, у которого я начал свою морскую службу, носил только старые штаны, обтрепанную нижнюю рубаху да отрощенные за месяц бакенбарды!

Он любил повторять, что форма хороша только для адмиралов и стюардов, во всех остальных случаях она неуместна.

Не-ет, все-таки надо принять специальный закон, чтобы держать в узде проклятых газетчиков. Вечно они все перевирают. Взять, к примеру, случай, который репортеришка назвал “Возмутительным происшествием в Батавии[1]”. Уму непостижимо, откуда такая предвзятость у голландской газетенки, заметку из которой прочел мне один “тупоголовый”[2]с нашей шхуны. Вот она, слово в слово:

“Вчера свами[3]Дитта Бакш пал жертвой беспричинного свирепого нападения. На него поднял руку некий Стивен Костиган, американский матрос со шхуны “Морячка” – той самой, что ухитрилась, к несчастью для законопослушных граждан, пережить тайфун, недавно опустошивший Сингапур. Сей матрос, известный многим как отчаянный задира, очевидно, за что-то невзлюбил свами. Вломившись в “Замок Снов”, он разбил о голову почтенного брамина магический хрустальный шар, нанес ему сокрушительный удар в нос, пнул пониже спины и перекинул его через высокую лакированную ширму.

Другие книги автора Роберт Ирвин Говард

Соломон Кейн, бесстрашный защитник слабых и обездоленных — один из наиболее ярких и интересных героев, вышедших из под пера Роберта Говарда. Суровый пуританин, вооруженный острой шпагой и не знающими промаха пистолетами, в одиночку встает на пути предвечного Зла, вырвавшегося из самого сердца ада.

Мир, в котором жил Соломон Кейн, — это не какая-то неопределённая эпоха… наоборот, это тот богато насыщенный событиями период (1549–1606 гг.), когда мир большей частью был ещё не изведан…

Содержание сборника:

1. Гиборейская эпоха

2. Башня Слона

3. Полный дом негодяев (Багряный жрец)

4. В зале мертвецов

5. Бог из чаши

6. Рука Нергала

7. Город черепов

8. Проклятие монолита

9. Барабаны Томбалку

10. Бассейн черных дьяволов

11. Люди черного круга

12. Ползущая тень

13. Дорога орлов

14. Тени в лунном свете

15. Черный колосс

16. Королева Черного Побережья

17. Долина пропавших женщин

18. Сокровища Гвалура

19. Морда в темноте

20. Ястребы над Шемом

21. Тени в Замбуле

22. Огненный нож (Кинжалы Джезма)

23. Дьявол из железа

24. Дочь Ледяного Гиганта

25. «Раз в столетье рождается ведьма»

26. Чёрные слёзы

27. Бассейн черных дьяволов (Колодец с чёрными демонами)

28. Гвозди с красными шляпками (Алые когти)

29. По ту сторону черной реки

30. Волки по ту сторону границы

31. Багряная цитадель

32. Сокровища Траникоса

33. Феникс на мече

34. Час дракона

35. Гиперборейская колдунья

36. Черный Сфинкс Нептху

37. Киммерия

XVI век. Славная эпоха географических открытий с ее отчаянными первопроходцами и бесчисленными опасностями вдали от родной земли.

По неизведанным грозным морям, по враждебным землям судьба носит английского пуританина, чей лик всегда хмур как туча, зато сердце неизменно светится благородством. И какие бы испытания ни посылал Господь своему неистовому рыцарю, с ними совладают острый ум, крепкие мышцы, неколебимая воля и добрый клинок.

Всего за тридцать лет жизни Роберт Ирвин Говард навсегда изменил облик не только фантастики, но и вообще популярной литературы. Героическая фэнтези и исторические авантюры, детективы и вестерны, истории о боксерах и восточные приключения, юмор и даже эротика – он одинаково свободно чувствовал себя во всех жанрах. Но настоящей любовью Говарда, по мнению множества исследователей, были сверхъестественные истории и мистика. Неудивительно, что именно этот человек, стоявший у истоков жанров «южной готики» и «неведомой угрозы», был также и одним из самых ярких творцов знаменитых «Мифов Ктулху» Г.Ф. Лавкрафта, с которым его связывала многолетняя дружба.

Дикарь, рожденный в битве среди заснеженных гор Киммерии. Авантюрист, примерявший на себя судьбы похитителя сокровищ и наемного воина, предводителя морских разбойников и атамана степных Козаков, беспощадного мстителя и строителя блистательного королевства. Его эпоха – овеянная легендами, щедрая на тайны и подвиги Хайбория. И миллионы читателей, вот уже без малого восемьдесят лет увлеченных поразительным литературным феноменом, имя которому – конаниана.

Советник Джихангир Аджа Газнави замысливает план, как расправиться с Конаном, предводителем степных козаков. Чтобы заманить киммерийца на остров Ксапур, он предлагает использовать немедийскую пленницу Октавию…

Это описание истории той эпохи, в которой предстоит жить и бороться Конану из Киммерии…

В холодных глазах Кулла, царя Валузии, отразилось некоторое замешательство, когда в его покои ворвался человек и встал прямо перед царем, дрожа от гнева. Монарх вздохнул, — он узнал нарушителя спокойствия. Ему известен был бешеный нрав служивших ему варваров. Разве и сам он не был родом из Атлантиды? Брул Копьебой, стоя посреди царского чертога, демонстративно срывая со своего обмундирования эмблемы Валузии одну за другой, явно желая показать, что больше не имеет ничего общего с Империей. Куллу было понятно значение этого жеста.

Популярные книги в жанре Приключения: прочее

Следы… Следы… Следы мертвеца. Как зловеще возникают они передо мной! Они петляют по длинному залу взад и вперед, и я следую за ними. Где бы ни ступали эти неземные шаги, везде остается жуткий след. Я вижу как на мраморе вырастает нечто влажное и отвратительное.

Раздавить, растоптать, растереть все это грязным башмаком! Все напрасно. Видите, они снова проступают из черноты. Да может хоть кто-нибудь стереть следы мертвеца.

И тянется в бесконечность тусклая вереница событий прошлого, словно отзвук мертвой поступи, беспокойно блуждающей и оставляющей след, который невозможно уничтожить.

В полку его фамильярно называли Бутылкиным, а почему — толком никто не знал. Однако ходили слухи, что в Харроу он получил это прозвище из-за формы носа. Не то, чтоб нос его очень походил на бутылку, но внушительный и мясистый он изрядно закруглялся на конце. На самом же деле, нашего героя окрестили так еще в детстве. В наше время, если человека наградили прозвищем, обычно за этим стоит следующее: во-первых, он добрый малый, во-вторых — хороший друг. «Бутылкин», иначе говоря Джон Джордж Перитт, служивший в полку, в каком именно для нас не так уж и важно, полностью соответствовал каждому из этих определений, ибо не было на белом свете более добродушного человека и лучшего друга. Красивым его никак нельзя было назвать, разве что мясистый, круглый нос, пара маленьких, светлых глаз под навесом густых бровей и большой, но приятно очерченный рот можно счесть образцом мужской красоты. С другой стороны, мужчина он был видный, осанистый с приятными манерами, хоть и молчун.

Двадцать седьмого ноября 1859 года, в третьем часу пополудни, на изгибе одной из узких и глухих горных тропинок показался какой-то человек. Эта тропинка постепенно поднималась все выше и выше и огибала самые возвышенные пики Сиерры в районе реки Ветра, то есть в одном из пустыннейших и диких мест неизмеримых и грозных Кордильер, которые проходят через всю Америку и выглядывают как бы ее спинным хребтом и которым в этой стране дали характерное название «Скалистых гор».

Читателю будет небезынтересно узнать обильную приключениями историю капитана Оливье; попросим читателя ознакомиться с этой личностью. Капитан Джон Оливье Грифитс был один из тех суровых людей, железный характер которых нелегко поддается силе обстоятельств. Бегство донны Долорес де Кастелар, так хорошо продуманное и не менее искусно выполненное, привело капитана в бешенство; но когда он узнал о безуспешном преследовании Маркотета и о результате его свидания с Черными Порогами, то ярость его не имела границ.

Это произошло в конце мая 1855 года в одной из отдаленнейших местностей неизмеримых западных прерий, неподалеку от реки Колорадо-дель-Норте, которую индейцы тех мест называют на своем фантастическом языке Бесконечной рекой с золотыми волнами.

Наступила глубокая ночь. Луна, просвечивая сквозь густые ветви деревьев, слабо освещала неприветливый, суровый пейзаж. В воздухе не было заметно ни малейшего дуновения. В прериях царило мертвое молчание, изредка прерываемое отрывистым воем волков, подстерегающих добычу, или мяуканьем пантеры и ягуара на водопое.

Канонада закончилась, но, казалось, что гром ее все еще раскатисто звучит среди нависших над синей водой скал. Проигравший морскую баталию находился примерно в одном лье от берега, победитель медленно и неуверенно удалялся и был уже вне досягаемости выстрелов. Случилось это где-то на Черном море, в тысяча пятьсот девяносто пятом году от Рождества Христова.

Судно, пьяно кренившееся на голубых волнах, было обыкновенной остроклювой галерой, то есть сравнительно небольшим кораблем из числа тех, что когда-то турки отбили у запорожских казаков. Смерть собрала здесь весьма обильный урожай: мертвые тела грудами лежали на корме, застыли в невообразимых позах на поручнях, свешивались с узкого помоста. На нижней палубе среди разбитых в щепу скамей валялись изувеченные тела гребцов, но даже в смерти своей эти люди не походили на рожденных в рабстве; все они были очень рослыми и сильными, а в их темных лицах угадывалось что-то ястребиное. Возле мачты бились и ржали привязанные к поручням, взбесившиеся от страха кони.

События происходят в округе Берез в параллельное для нас время. Последовательное повествование произведения идет от лица Айстры, обладающей способностью находить алмазы. Ей снится сказочной сон, в котором она встречает своего будущего мужа. Вскоре сон начинает сбываться, она выходит замуж за Свифта. Свифт после свадьбы уходит в армию, где знакомится с двумя братьями, они рассказывают Свифту об алмазном заводе. После армии Свист поступает на алмазный завод, с которого выносит алмазы размером с вишневую косточку. Его ловят, и отправляют в ссылку в Холодный округ. Во время отсутствия Свифта Айстра знакомится с известным телеведущим Гербаимом, между ними возникают любовные отношения, которые заканчиваются смертью Гербаима. Айстра и Свифт посещают международные мероприятия в округе Тойшер, в Песчаном округе. Айстра снимает рекламные ролики, находит алмазы в дубле дуба, в ножке шкатулки, на антресолях, в люстре, в ножке скамейке на стадионе, в корнях дуба и сама сажает молодой дубок на алмазах…

Подводный город Фотография на сотовом телефоне сыграла в жизни Крошки коварную роль. То есть, если телефон поет свою музыку, то на экране сотового телефона уже крутится фото звонящего человека. Добрая подружка услужила маленькой хитростью. Она взяла телефон Крошки под предлогом посмотреть фотографии и видео записи в ее сотовом телефоне, и, выбрав наихудшую фотографию Крошки, поместила ее на экран. Крошка взяла телефон в закрытом виде, сунула его в задний карман джинсов, расположенный под золотисто-черным ремешком. Добрая девочка, похвалила фотографии и предложила показать их Мартину.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Содержание:

• 1 Предисловие

• 1 Явление группового секса

• 8 Свингеры — кто они?

• 14 Почему они занимаются этим?

• 18 Средства массовой информации и групповой секс

• 23 Собираясь вместе

• 33 Брачный танец

• 38 Действие

• 43 Еще про групповой секс

• 48 Свингеры разговаривают

• 51 Сцены из отдельных приемов

• 58 Секс-вечеринки, устраиваемые организацией

• 63 Свингеры: типичные примеры

— Вчера я отпраздновал свое восьмидесятилетие,—

тихим голосом начал Павлов, но его прервала овация. Тост, поднятый за советскую науку, очень необходим. Я сейчас узнал, что здесь присутствует Ягода. Мне бы хотелось посмотреть на это чудовище, которое давит науку нашей страны.

Никто не ожидал от Павлова такой смелости. В зале стало шумно. Сталин подошел к Павлову.

— Продолжайте, пожалуйста, Иван Петрович, мы вас слушаем, — сказал он спокойно.

Паскаль Киньяр — блистательный французский прозаик, эссеист, переводчик, лауреат Гонкуровской премии. Впервые на русском языке роман Киньяра «Carus, или Тот, кто дорог своим друзьям», получивший Премию французской критики.

Действие романа происходит в 70-х годах прошлого века. Герой романа — музыкант А., страдающий тяжелой депрессией. Но его жена и пятеро друзей — старый коллекционер-букинист, торговец китайскими раритетами, преподаватель-филолог, женщина — музыкальный критик, знаток грамматики — ярый защитник чистоты языка — трогательно заботятся о нем, стараясь вернуть А. былую энергию и радость жизни. Обо всех событиях мы узнаем из дневника, который один из персонажей ведет почти каждый день в течение года. И мало-помалу его хроника незаметно приобщает читателя к этому тесному кружку эрудитов, к их совместному музицированию, интереснейшим дискуссиям, ссорам и примирениям, так что он начинает чувствовать себя своим в их обществе. И вместе с ними учится любви, состраданию и дружбе.

Серийный убийца вырезал семью агента ФБР Смоуки Баретт, а потом изуродовал ее лицо. Она застрелила преступника — но ни месть, ни правосудие не избавили ее от мучительных переживаний и чувства вины.

Однако теперь Смоуки вынуждена взять себя в руки и призвать на помощь весь свой профессионализм: ей предстоит расследовать дело таинственного маньяка, зовущего себя Незнакомцем. Этот загадочный преступник, зацикленный на шестнадцатилетней красавице Саре, в течение многих лет убивает всех, кто ей дорог.

Классический случай сумасшедшего убийцы и его музы?

Поначалу Смоуки и ее команда уверены в этом.

Но постепенно им становится ясно: «темная страсть» к Саре — лишь вход в лабиринт темных фантазий Незнакомца, у которого — личный счет к ФБР.