Бой за Кара-Агач

На язычок песка, который просунулся сквозь пролом в стене дувала, вбежала ящерица. Пустыня подступила к кишлаку и лежала за ним, выжидая своего часа… Ящерица грациозно поворачивала изящную, с прозеленью треугольную голову. Матвей Малышев улыбнулся и подмигнул ей. Ящерица решила, что человек не опасен, перебрала ножками, просунулась чуть вперед и в сторону… И тут в песок ударила пуля. В этот час у басмачей полагался перерыв на обед. Кто-нибудь от скуки, наверное, разрядил винчестер. Желтая спина ящерицы мелко-мелко задрожала. Матвей и глазом не успел моргнуть, как ящерица на том же месте зарылась в песок, исчезла, будто и не было ее.

Другие книги автора Станислав Семенович Гагарин

Сборник рассказов, вышедших в Мурманском издательстве 1971.

Труп водителя мешал убийце вести машину.

Перехватив штурвал правой рукой, не отрывая глаз от мчавшейся навстречу дороги, он потянулся через обмякшее тело, нашел ручку и распахнул дверцу машины. Затем энергично сдвинул мертвеца к краю сиденья. На мгновение убийца отвлекся от штурвала, и машину стало заносить в сторону. Он судорожно вздохнул, выправил движение и резким толчком бедра выбросил труп.

Убийца захлопнул дверцу, положил левую руку на штурвал, прибавил газу и рассмеялся. Нагруженный железобетонными панелями трайлер вздрогнул, прибавил скорость и, подвывая мощным двигателем, устремился вперед.

Страшный Суд, он и в Африке — страшный… Неслучайно новый роман Станислава Гагарина носит такое характерное для Смутного Времени название. Написанный по горячим следам событий, он рассказывает о Гражданской войне в России, Третьей мировой войне, вселенской катастрофе и Конце Света.

Этим романом завершается трилогия «Вожди, пророки и Станислав Гагарин».

В центре остросюжетного и многопланового произведения писателя Станислава Гагарина «...Пожнешь бурю» - жизнь и нелегкая служба личного состава Ракетных войск стратегического назначения. Справедливо полагая, что людей этого вида Вооруженных Сил лучше всего изображать на фоне глобальных событий, автор моделирует экстремальную международную ситуацию, якобы сложившуюся в 199... году. Некоторые фрагменты отображаемых в книге событий в военно-техническом отношении носят научно-фантастический характер, а в политическом плане - прогностический, предположительный.

Нашли отражение в хронике и те силы реакции в США, которые противятся разоружению, улучшению отношений между двумя великими державами.

«...Пожнешь бурю» - это предупреждение всем людям о том, как хрупок мир на планете, как бережно его надо хранить, проявляя высокую выдержку и бдительность.

В центре остросюжетного и многопланового произведения писателя Станислава Гагарина «...Пожнешь бурю» - жизнь и нелегкая служба личного состава Ракетных войск стратегического назначения. Справедливо полагая, что людей этого вида Вооруженных Сил лучше всего изображать на фоне глобальных событий, автор моделирует экстремальную международную ситуацию, якобы сложившуюся в 199... году. Некоторые фрагменты отображаемых в книге событий в военно-техническом отношении носят научно-фантастический характер, а в политическом плане - прогностический, предположительный.

Нашли отражение в хронике и те силы реакции в США, которые противятся разоружению, улучшению отношений между двумя великими державами.

«...Пожнешь бурю» - это предупреждение всем людям о том, как хрупок мир на планете, как бережно его надо хранить, проявляя высокую выдержку и бдительность.

Вам приходилось встречаться с Иисусом Христом? А с Магометом? Буддой и Заратустрой, Конфуцием и Мартином Лютером… Великие пророки, а также Иосиф Сталин, действуют в новом романе Станислава Гагарина «Вечный Жид».

Необыкновенные приключения Смутного Времени! Пророки — друзья России, посланцы Зодчих Мира из далекого прошлого, срывают заговор против Державы, затеянный агентами влияния Конструкторов Зла, презренными ломехузами, о которых вы узнали из романа «Вторжение», первого романа трилогии «Вожди, пророки и Станислав Гагарин». Третий роман — «Страшный Суд, Конец Света, или Гитлер в нашем доме» готовится к печати.

Уникальные герои, уникальный поворот трагической темы, талантливое исполнение!

О советском разведчике, работающем в немецком тылу, рассказывает шпионский роман Алексея Азарова «Идти по краю».

«Голоса вещей» Виктора Пронина — это иронический детектив. Жанр достаточно необычный в нашей литературе. Роману присущи наблюдательность, психологический анализ, розыгрыш — черты классического детектива.

Роман Станислава Гагарина «Умереть без свидетелей» — остросюжетный, приключенческий детектив о сложной, полной опасностей работе уголовного розыска.

В сборник помещены также роман-детектив Александра Генералова «Конец Волкодава» и криминальный роман Михаила Черненка «Шальная музыка и Жидкий Дьявол».

В сборник вошли приключенческая повесть Ю. Пахомова «Сигуатера», рассказывающая о том, как советские моряки, приняв SOS, оказали помощь экипажу либерийского траулера «Орфей», пораженному какой-то странной болезнью. В фантастической повести С. Гагарина «Дело о Бермудском треугольнике» герои неожиданно переносятся во времени на несколько миллионов лет вперед, оказываясь в самых диковинных ситуациях. Прочитав «Океанъ», читатель узнает, что А. В. Колчак был не только врагом молодой Советской республики, но еще и храбрым моряком, известным исследователем Арктики. В очерке Н. Маркеловой рассказывается о морских животных, не обладающих огромными пастями с острыми зубами, совсем безобидных внешне, но представляющих для жизни человека опасность не меньшую, чем прожорливые акулы, мурены или барракуды.

Популярные книги в жанре Приключения: прочее

Летающая тарелка с конусообразным дном вращалась медленно над лесом. Интересно, что высматривали из иллюминаторов на конусе в лесу, в позднюю осень? Листва черным ажуром лежала вдоль асфальтированных дорожек, сами дороги были чисты, листва на них уже практически не падала. Маленькие голубые белки, полные и сытые иногда перебегали дорожки.

Наблюдатели с летающей тарелки просматривали сквозь темную призму времени, жизнь Маргариты. Для простоты эксперимента была выбрана дорога в лесу, по которой периодически в течение 30 лет она проходила. Дорога шла от космического института, до жилого комплекса, где она жила. На летающей тарелке ее знали, знали всю ее жизнь, и поэтому именно с нее решили провести опыт времени.

Летающие, блестящие снежинки – бальзам на мою душу и настроение. По краю асфальта, под легким снегопадом я могу идти и идти, без всякой конкуренции: люди предпочитают ехать в машинах и в автобусах. Пусть едут. А я пройду по краю снегопада, пока я иду, аура – очищается, я возрождаюсь, набираюсь астральных сил без всякого человеческого обмена энергиями. Сейчас модно искать крайнего в изъятии внутренний энергия, так вот, я энергию беру из космоса летающих снежинок.

Артем сидел на компьютерном столе и бредил странной идеей, стать Фиолетовым Богом. Зачем это ему нужно он не знал, но очень хотелось стать единственным и всесильным. Власти над людьми у него не было, но у него была визитка фиолетового цвета с белыми буквами, на ней стояло его имя и телефон с факсом. Факс был на фирме. По факсу посылают видимые на бумаге тексты и картинки.

Он задумался, значит, его родители дали ему имя в честь Артемки Паровоза?

События происходят последовательно в параллельном времени на берегу моря. Повествование идет от лица Лианы. Во дворце Павлина Мюрлий Ич протягивает провода через перо павлина. Ликтория, видевшая его отрешенным, обижается на него и уезжает. На ее место приезжают Лиана и ее подруга Арлила, с ними начинают происходить странные любовные истории, которыми незаметно руководит Мюрлий Ич с использованием белого порошка сна, от которого он сам, не без помощи других и умирает. Ликтория возвращается, становится его наследницей. Происходит слет наследников, на котором взрываются яхты и ангары. Ликтория выгоняет всех, случайно задевает антенну из пера павлина и дворец Павлина взрывается вместе с ней, но она остается живая и история продолжается на Нетронутом острове…

На Северной Двине разноголосыми гудками пере­кликались встречные пароходы. Был вечер, спокойный и светлый. Слоистые бледно-розовые облака на северо-западе прикрывали солнце. Облака были близко, и лу­чи солнца, падая из-за них, причудливыми полосами ос­вещали дальние песчаные острова. От этого необычай­ного освещения и острова, густо поросшие ивняком, то­же казались близкими.

Странно. Сотни раз бывал я раньше на берегу Се­верной Двины, но почему-то никогда не обращал вни­мания на красоту величественной реки, на краски неба необыкновенной чистоты и свежести, на оранжевые за­каты и легкие лебединые облака. Другое дело – боль­шие морские пароходы, опутанные оснасткой поморские парусники – шхуны и боты, что стояли на рейде и у причалов. Другое дело – переливчатый трепет много­цветных флагов и вымпелов, горький запах пароходного дыма, грубоватые шутки, перебранки и песни моряков. Все это волновало, притягивало и звало в далекие мор­ские странствования.

Когда я вышел на ринг боксерского клуба "Дворец удовольствий", настроение у меня было неважное. Пришлось срочно приехать в Гонконг из Тайнаня, даже Майка я оставил на "Морячке", которая должна была прийти в порт не раньше чем через две недели.

Но Сопи Джексон – тот парень, которого я разыскивал, – исчез бесследно. Его не видели уже несколько недель, и никто не знал, что с ним стряслось. Тем временем деньги у меня закончились, и я согласился на поединок со здоровенным боксером-китайцем по прозвищу Желтый Тайфун.

Самая серьезная стычка произошла между мной и Стариком, когда "Морячка" стояла в доке маленького портового городка на Западном побережье. Кто-то подложил Старику в койку хорька, а он обвинил в этом меня. Я с возмущением отверг такое обвинение и поинтересовался, где бы я мог взять этого хорька. А он ответил, что откуда-то он взялся, потому что вот он, этот хорек. Вдобавок он считал, что из всей команды только у меня хватило бы совести выкинуть такую шутку.

Не-ет, все-таки надо принять специальный закон, чтобы держать в узде проклятых газетчиков. Вечно они все перевирают. Взять, к примеру, случай, который репортеришка назвал “Возмутительным происшествием в Батавии[1]”. Уму непостижимо, откуда такая предвзятость у голландской газетенки, заметку из которой прочел мне один “тупоголовый”[2]с нашей шхуны. Вот она, слово в слово:

“Вчера свами[3]Дитта Бакш пал жертвой беспричинного свирепого нападения. На него поднял руку некий Стивен Костиган, американский матрос со шхуны “Морячка” – той самой, что ухитрилась, к несчастью для законопослушных граждан, пережить тайфун, недавно опустошивший Сингапур. Сей матрос, известный многим как отчаянный задира, очевидно, за что-то невзлюбил свами. Вломившись в “Замок Снов”, он разбил о голову почтенного брамина магический хрустальный шар, нанес ему сокрушительный удар в нос, пнул пониже спины и перекинул его через высокую лакированную ширму.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

СТАНИСЛАВ ГАГАРИН — член Комиссии по морской художественной литературе при СП СССР, Совета по фантастике и приключенческой литературе при СП РСФСР. Плавал штурманом и капитаном на торговых, экспедиционных и рыбопромысловых судах на Дальнем Востоке, в Арктике, Атлантике. Автор книг «Белые версты», «Возвращение в Итаку», «Бремя обвинения» и «Разум океана».

Дети на Тверской. Сдача крови

Александр Проханов

6 апреля 2017 0

Либеральная оппозиция, в 2000-м году оттеснённая от власти, тщетно пытается вернуть её. Все парламентские и президентские выборы она безнадежно проигрывает. И чем дальше, тем сокрушительнее проигрыши. Использование компромата против действующих политиков не побуждает их уйти в отставку. Власть внутренне консолидирована и внешне неуязвима, смена её традиционным путём невозможна. Остаётся путь атак, путь революции, путь оранжевого переворота.

Окончилась Война Кольца, и земли к востоку от Мглистых гор наслаждались покоем. Мир меняется, близится рок Дивного Народа, и в шуме Леса все явственней звучит шум Моря?..

А пока отряд эльфов-разведчиков осматривает предгорья, куда бежали от возмездия полчища орков, смешавшись с убогими племенами, которые Черный Властелин не смог или не успел поставить под свои знамена.

И вот однажды отряд эльфов вынужден остановиться около поселения орков.

Так сталкиваются судьбы эльфа Нарендила и маленькой воинственной злой Орки.

Низкие рваные облака неслись над застрявшим во льдах теплоходом. Экипаж и пассажиры, рискнувшие постичь романтику полярного круиза, с нетерпением ждали помощи от ледокола. Но «Ермак», затеявший проводку каравана в проливе Вилькицкого, едва освободился и был сейчас на переходе от входа в Карское море к архипелагу Норденшельда.

Погода была ненастной. Ветер заходил от норд-остовой четверти к весту, и его переменчивость то поджимала к берегу ледовое поле, в которое неосмотрительно вошел «Вацлав Воровский», и это весьма не нравилось капитану, то вновь разряжала лед, и тогда начинались тщетные попытки теплохода самостоятельно вырваться из западни.