Бой на Калиновом мосту

Евгений Иванович Филенко родился в Перми в 1954 году. Окончил Пермский университет. Работает программистом.

Первый рассказ был напечатан в журнале «Юный техник» в 1964 году.

Рассказы и повести Е. Филенко опубликованы в журналах «Изобретатель и рационализатор», «Вокруг света», «Уральский следопыт», «Спутник», «Студенческий меридиан», «Даугава», в сборниках фантастики и приключений «Поиск-81» (Пермь), «Поиск-86» (Свердловск), «Поиск-87» (Пермь).

«Сага о Тимофееве» — первая книга молодого автора.

Отрывок из произведения:

Тот берег реки едва угадывался в густом знойном мареве, и казалось, будто белый лепесток паруса ползет по самой ниточке горизонта. Николай Фомин следил за далекой яхтой с ревнивым любопытством. «В рейд бы сейчас, — думал он. — И шут с ней, с погодой, пусть и дождь, ненастье, снег с градом. Пусть колени соседа по кабине бронетранспортера все время угрожают твоему носу. Пусть… Зато цель ясна, и голова ясна тоже. А рядом локоть товарища, и товарищ не подведет. И знаешь, что почти все зависит только от тебя самого.» Он перевернулся на спину и уставился в высокую небесную синеву, чувствуя, как постепенно присыхает и с шорохом осыпается песок с его брюшного пресса, навеки лишенного порочных жировых отложений. Он был один. Совершенно один на огромном пространстве пляжа, хотя вокруг ни на минуту не смолкали веселые голоса, волейбольный мяч гулко бухал в твердые ладони, и спасатель со своей вышки трубно орал на любителей сверхдальних заплывов в мегафон.

Другие книги автора Евгений Иванович Филенко

Учителя пообещали Кратову сделать из него настоящего звездохода. Они сдержали свое слово, пропустив Константина через мясорубку Ада. И цену себе он узнал уже в первом рейсе… став при этом совсем иным!

Уэркаф. Пылающая планета. С некоей периодичностью разрушительные волны огня прокатываются по ее поверхности, превращая в прах все живое. Но тем не менее жизнь на планете есть. И, что еще более невероятно, на ней есть разум. Совсем уж не логичным выглядит то, что в условиях этого локального апокалипсиса, на Уэркафе появилась и развилась цивилизация гуманоидного типа.

Естественно, земные ксенологи не могли пройти мимо этого феномена. Контакт был установлен, но чем больше земляне узнавали об Уэркафе, тем больше загадок вставало перед ними.

Константин Кратов оказался в исследовательском отряде совершенно случайно, однако именно ему было суждено с головой погрузиться в клубок тайн и загадок, который таила древняя цивилизация огненной планеты.

В роман вошли два бывших ранее отдельными произведения: «Гребень волны» и «Гнездо феникса» (= Отряд амазонок).

Далекое будущее… На космической станции, принадлежащей галактической расе эхайнов, произошла катастрофа. Случившийся поблизости патрульный корабль землян подобрал спасательную капсулу, в которой оказался младенец-эхайн. Было установлено, что генетически эхайны относятся к неандертальцам. Командир патруля Елена Климова узнает, что ее находкой заинтересовался земной Департамент оборонных проектов. Женщина отваживается на нетривиальный шаг. Она уходит в отставку, меняет имя и усыновляет младенца. Теперь его зовут Северин Морозов. Но Департамент не оставил надежды заполучить в свои лаборатории инопланетянина, который почти ничем не отличается от своих сверстников…

Константин Кратов, юный выпускник училища Звездной Разведки, и не предполагал, что в первом же самостоятельном рейсе будет вовлечен в события вселенских масштабов. На его корабль во время внепространственного перехода нападает некое невообразимое существо. Был ли целью нападения тайно перевозимый рациоген – прибор, многократно усиливающий интеллектуальную деятельность, или имело место стечение обстоятельств? Так или иначе, отныне Кратов становится носителем фрагмента «длинного сообщения», расшифровать которое пока не представляется возможным. Вдобавок он выступает своеобразным указателем на только еще предстоящее опасное развитие событий. К тому же, его карьера Звездного Разведчика пресекается самым жестким образом – на планете Псамма, после вынужденного огневого контакта с чужим разумом. Приняв ответственность за инцидент на себя, Кратов отправляется в добровольное изгнание.

Он — галактический консул.

Тайная миссия ведет его сквозь опасности и приключения, от звезды к звезде, от планеты к планете…

К планете, где, в результате чудовищной ошибки, животные обрели разум, но сохранили звериную жестокость…

К планете, оказавшейся в центре запутанного политического конфликта одновременно «открывших» ее рас…

К планетам, где обитают гуманоиды и негуманоиды и где правят чуждые человеку законы…

К планетам, которые надо спасать, пока еще не поздно…

Название - условное, хотя оно меня вполне устраивает, соответствует духу книги и, скорее всего, сохранится. По жанру это нечто вроде анабасиса (sapienti sat), а композиция близка к «Эпицентру». В данный момент я занят тем, что сражаюсь с попытками книги разделиться, подобно амёбе, пополам. Написано около половины, а отрывок помещаю, чтобы отчитаться о проделанной работе и сообщить, что я еще не умер.

Евгений Филенко.

«Огромная бронированная черепаха неспешно всползла на острый гребень завьюженного холма и застыла в зыбком равновесии. Вдоль ее боков, разукрашенных в приметные с земли и небес ядовито-зеленые цвета, в струях взбудораженного воздуха плясали снежинки. Кратов протянул руку в бронированной перчатке и неловко попытался ухватить их трудно гнущимися пальцами. Поднес к лицу - снежинки были чужими, объемными, больше похожими на крохотных морских ежей.

Пангалактическое сообщество переживает очередной кризис понимания. На сей раз оно столкнулось с агрессивной, не идущей ни на какие контакты цивилизацией, психологически, кажется, совершенно чуждой всем тем нормам, на основе которых создавалось Братство. Дикари, всего несколько столетий тому назад вышедшие в космос, уничтожают орбитальные станции и грузовые корабли, стерилизуют поверхность обитаемых планет, занимаются террором на оживленных трассах… А главное и самое удивительное — никак не мотивируют свои поступки. Война как «продолжение политики иными средствами» здесь явно ни при чем, в результате своих действий агрессоры ничего не выигрывают, а напротив, многое теряют: союзников, партнеров, уважение со стороны других рас… Это кровопролитие ради кровопролития, бессмысленное и необъяснимое. Галактическое Братство, и в первую очередь — Земная конфедерация, ставшая главной мишенью, оказывается перед сложным выбором: либо жесткими силовыми методами подавить противника, попутно уничтожив при этом множество мирных граждан, либо продолжить попытки разобраться в логике его действий, тем самым потакая террористам. Да, Братство способно одним движением раздавить зарвавшихся новичков, но это значит сделать гигантский шаг назад, от дружбы и взаимного доверия цивилизаций Братства к праву сильного. Естественно, Константин Кратов, один из ведущих галактических дипломатов, не может остаться в стороне от этого конфликта.

Продолжение романа «Вектор атаки». Константину Кратову удалось найти асимметричный ответ эхайнским спецслужбам. В метрополию Черной Руки Эхайнора отправляется разведывательная миссия, состоящая из нескольких эхайнов-ренегатов и психотерапевта Дези Вифстранд, которая обладает паранормальными способностями к переовплощению. Ценой большой крови удается выведать место, где укрыты заложники. Спасательная операция переходит в активную фазу: на орбите планеты Троктарк союзники человечества и эхайнские штурмовики вступают в бой за космическую базу с заложниками.

На планете Арнеб 3 судьба сводит Кратова, обслуживающего галактические маяки, с подругой детства Еленой Климовой, которая стала командором Звездного Патруля. А затем приключения на сумасшедшей планете Уэркаф окончательно приводят его к мысли о возвращении в социум и смене профессии. Кратов видит работу ксенологов вблизи и сам участвует в ней по мере сил. Он понимает: это и есть его призвание.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

...Это были глаза человека, умершего и восставшего из мертвых. По сути так оно и было, хотя Роув и не перенес физическую смерть...

Во время проведения подготовительных работ по строительству дома рабочие откопали на холме запаянный латунный ящик. Увидев содержимое ящика, владелец участка вспомнил, как когда-то в детстве в двери отцовского дома постучал обычный бродяга...

Чтобы срубить это Дерево, Стронгу потребуется несколько суток; чтобы понять потом, что он натворил — несколько часов...

Окно настежь.

Звезды кутаются в покрывало тьмы. Над стеной леса догорает заря.

Перестук колес уходящих в ночь поездов отголоском жизни катится по всему миру, из конца в конец, мимо меня, осколками эха рассыпается в бесконечности бытия…

И наступает тишина.

Ночь. Пока еще просто ночь.

Скрипы деревьев старческими голосами пронзают сумрак. Из-под полога переплетенных ветвей доносится тихое перешептывание — кто-то вышел на охоту. Я не знаю кто именно и от этого становится страшно.

Запах дождя. Мерцание звезд во мраке ночи.

Рев прибоя за грядою гранитных скал.

Вымерший поселок на берегу обширной бухты, редкие огоньки в провалах окон.

Низкий серо-зеленый парапет и цепочка костров в рыжеватом тумане по другую сторону.

Низкие каменные домики Поселка, в беспорядке разбросанные по всему берегу, кажутся окаменевшими шатрами Становища, Огни костров у серо-зеленого парапета напоминают свет в окнах домов.

В застывшем воздухе — дымы пожарищ. Бреду по раскисшей дороге. Здесь до меня прошли мириады ног. И после будут идти — литься нескончаемым потоком… Рядом жадно чавкает грязь. — тоже кто-то идет. И кажется не один. Если так, то мне остается только позавидовать счастливому попутчику. Ибо неизбывное одиночество сжигает мою душу и нет сил противостоять этому пламени.

Ненависть повисла над дорогой, обнажая гнилые, побуревшие от крови клыки. Безысходность… Я не могу идти дальше, я обессилел. Но… все-таки иду. Ибо в движении — жизнь. Остановишься, попытаешься оглянуться — растопчут. Не стой на пути…

Страх и боль застыли над тем перелеском. Но они, те, кто укрылся сейчас там, они остаются на месте, ничем не выдавая себя. Или они ждали нас, или что-то помешало их атаке. Что? Не знаю. И не хочу знать. Они остаются на месте и я тоже делаю вид, что не замечаю их.

Нет, им ничего не помешало. И никто. Они просто не могли сдвинуться с места. Потому что они мертвы… Перелесок остается позади, теряется в тумане, в завесе снега… На горизонте — обгорелая стена леса. И нетронутый снег под ногами. Под лапами…

Случайный попутчик остался на снегу за спиной. Словно бы прилег отдохнуть. Да так и не сумел подняться. Из распахнутой пасти выплеснулась струйка крови. И застыла… Он тоже не выдержал. Сколько ж их еще, таких, уже осталось позади? И сколько еще останется. Много, очень много. Друзья, товарищи, попутчики — все там. И нет в том моей вины…

Муж, жена, ее любовник, их дети и все люди Земли ждут конца света. Каждый ждет по-своему.

Извечный вопрос: может ли машина мыслить? Если может, то какими будут мысли, например, медицинского терапевтического автомата? О чем будет думать механизм, лишенный привычных нам способов восприятия информации, но обладающий памятью и знаниями? Можно ли машину назвать личностью?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жила-была девочка. Как её звали?

Кто звал,
Тот и знал,

А вы не знаете.

Сколько ей было лет?

Сколько зим,
Столько лет, —
Сорока ещё нет,

А всего четыре года.

И был у неё… Кто у неё был?

Серый,
Усатый,
Весь полосатый.

Панкратов сидел за столиком в шикарном ресторане, и не спеша, потягивал дорогой коньяк из пузатой рюмки. Слышалась негромкая музыка и где-то в глубине зала на маленькой эстраде извивалась резиновым телом стриптизерка.

— Огоньком не угостите! — услышал он у себя над ухом низкий мелодичный голос и повернул голову. Сигарета в руках у девушки была тонкая, длинная и почему-то коричневая. Сама же девушка была молода, светловолоса и, безусловно, красива, разве что косметики чуть больше, чем нужно. Он принялся шарить по карманам в поисках зажигалки и вдруг вспомнил, что не курит.

Весь Лондон готовится к приему в американском посольстве в День независимости Соединенных Штатов. Звезды культуры, политики и бизнеса по обе стороны океана соберутся 4 июля на торжество в резиденции посла Уинфилд-Хауз. Этот день собираются отметить и исламские террористы. Об опасности начинает догадываться полковник из армейской разведки, отвечающий за безопасность посольства. Но времени остается слишком мало…

В романе «Посольство» реальные факты мировой геополитики и обаяние лучших флеминговских историй о Джеймсе Бонде.

Роман Ирины Муравьевой «Веселые ребята» стал событием 2005 года. Он не только вошел в short-list Букеровской премии, был издан на нескольких иностранных языках, но и вызвал лавину откликов. Чем же так привлекло читателей и издателей это произведение?

«Веселые ребята» — это роман о московских Дафнисе и Хлое конца шестидесятых. Это роман об их первой любви и нарастающей сексуальности, с которой они обращаются так же, как и их античные предшественники, несмотря на запугивания родителей, ханжеское морализаторство учителей, требования кодекса молодых строителей коммунизма.

Обращение автора к теме пола показательно: по отношению к сексу, его проблемам можно дать исчерпывающую характеристику времени и миру. И такой писательский подход неожидан.

Очень символично название романа. «Веселые ребята» — это название самой известной советской музыкальной кинокомедии, созданной в отнюдь не веселые времена. «Веселые ребята» И.Муравьёвой — трагикомическое повествование о самом мажорном периоде жизни советского народа. Более того, о довольно трагическом периоде жизни человека — юности.