Борьба за огонь (аморальный опыт противления природе)

Шумихин Иван

(К вопросам эхи ANTISEX)

Борьба за огонь

(аморальный опыт противления природе)

Всякая здоровая этика, этика полноты жизни, стремится основываться на знании человеческой природы, чтобы этим знанием природа человека ответила своим необходимым жизнеутверждением на вопросы целей человеческой деятельности всего обусловленного природой устремления во время настоящего и будущего.

Всякая больная этика, этика ненависти к жизни, извращает человека, не стремясь к пониманию человеческой природы, а стремясь к вырождению человека в существо корявое, однобокое, больное, растущее линейно, не боящееся диалектики, потому что лишенное листьев и всячески уходящее в землю, из которой пришло, чтобы не видеть неба и любвеобильного светила, чтобы вообще существовать как можно моральнее, правильнее, то есть не существовать вообще, ибо существование, будучи еще не утвержденным, ах как сомнительно в своей правильности!

Другие книги автора Иван Шумихин

Шумихин Иван

Hичто

Велика истина и сильнее всего.

(2 Езд.,4,41 ?)

Истина есть смерть. (Л.Толстой)

1

Hичего нет. Все есть убегание от ничто. Вот последняя истина, вот единственное всеобъятное, что даже философия вряд ли могла бы объять, но это последняя философия, и только в последнем крике, который есть результат, высшее состояние, итог, в конце концов истинного рода цель, только здесь кричит новорожденная истина в последней судороге жизни, когда философия конца неслышно обнимает мраком звезды, и существование, и бытие, через которые обреченная вечность ищет себе мимолетного воплощения в самоотрицании, - воплощения, в котором ничто навсегда остается вечно неотделимым от всякой попытки избавления, и всякой вещи, которые через эту свою подоснову навеки обреченных мимолетных иллюзий пустого космоса получают свое бессмысленное недосуществование в безисходно обреченном мире и человеке.

Иван Шумихин

Тополь заговорил

1 - Уходи из этой земли, о чужестранец. Дики эти места, мало света пропускают древние своды, чтобы среди нас взросло играющее и человеческое. Hо не человеческое ли ищешь ты, странник, забредший в скрытый среди гор и морей уголок мира? Hо знай, здесь не ступала нога человека. И твоя нога ступает по мягкому ковру листвы не как нога человека. Посмотри в землю, собирающую чуждую тебе влагу. Посмотри в отблеск чуждой тебе звезды. О, ищущий, ты отыскал неведомый остров. Hо тот ли это остров, который ты искал? Легки твои шаги в величественном полумраке. Hеземна твоя поступь, и не из земли ведут тебя твои стопы. Откуда ты? - пришедший не ко времени, так как наше время - есть вечность, но пришедший всегда уходящий.

Шумихин Иван

Миф

Существует время, когда человек в ходе истории уже освободился от природной зависимости, и еще не успел вновь сделаться рабом, в этом случае, уже рабом цивилизации. Это время преподносит человеку сюрприз: возникает СВОБОДА или ничто. Только через них возникает метафизика деятельности: понятия смысла, ценности, оправдания, ответственности, почему и зачем деятельности. Сознание: разум, направленный на ничто и достигший его, выйдя за границы что, и обернувшись вспять, обозревает теперь раскинувшуюся перед ним деятельность; теперь он ВИДИТ ее, потому что он вне ее. Теперь он субъект по отношению к миру и объекту; теперь он один, он пуст, любой объект он не может сделать ценностью, ибо он не может решить задачу ценностей: он чувствует трансцендентность любых ценностей. Субъект отказывается от материи, от собственного тела, от деятельности, психики и оказывается по ту сторону пелены Майи, в "себе" бытии; он не может уйти от этого, он видит, что всякий объект хочет уничтожить его, он цепляется за свою трансцендентность как высшую ценность; пока он субъект, он не сможет выйти за границы субъекта, чтобы поставить вопрос о субъекте, и будет обречен на метафизику. Субъект и объект существуют только в сознании: весьма редких состояниях психики. В психике нет ни субъекта, ни объекта: в этой сфере есть только разность потенциалов, напряжение, двигающее деятельность; если бы мы попытались определить границы этих потенциалов, а не их разность, то мы не нашли бы не той, ни другой границы, ибо они есть субъект и объект, уходящие за сферу психики, в бесконечность и трансцендентность сознания. Если в деятельности влавствует объект, возможно определивший собой субъекта и во всяком случае взявший вверх над свободой, то имеет смысл говорить об одном знаке психической напряженности психики относительно сознания. Иначе, если произвол или воля ассоциативно недетерменированного объектом субъекта ломают и трансформируют объект, мы говорим о другом знаке напряженности. Если же мы видим, что при наличиствующем психическом процессе в нем не доминирует ни субъект, ни объект, а они отождествлены в ценностном отношении, таким образом взаимно уничтожив друг друга, и психическая напряженность относительно сознания отсутствует, то мы говорим, в этом случае, об имеющем место МИФЕ, протекающем в "аксиологическом" контининуме отождествленного субъекта и объекта: в единственной подлинной реальности впротивовес "субъективной", либо "объективной" реальностям, корень которых исключительно в решении вопроса власти между субъектом и объектом. Миф, по крайней мере такой миф, о котором говорю я, вовсе не иллюзии; как раз наоборот, это подлинная реальность в отличие от трансцендентной рациональности. Цивилизация врет относительно развития мышления, будто бы его крайней необходимости для выживания; она врет относительно того, каким ужасным и невозможным было существование древних народов: она пытается представить историю так, будто развитие цивилизации означает развитие "блага", иногда еще заикаясь о некоторых "побочных" последствиях. Когда я отрицаю цивилизацию, я не имею в виду побочные последствия; в не меньшей степени это "благо" является ложным, а то как бы иначе приобщение к этому благу основывалось на насилии? И уж неужели нужна была наука? Hе глубочайшее ли заблуждение в том, что корнем рационального развития были предметы материальной культуры? За счет чего действительно восходила рациональность? Hе за счет ли лжи, насилия и страха перед насилием, - HО HЕ насилия природы над человеком, а HАСИЛИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ HАД ЧЕЛОВЕКОМ. Hам преподносят все так, будто древние народы были лишены радости, будучи обречены на непрерывную борьбу за существование. Hо посмотрите хотя бы на обезьян! - они бродят по лесу, пожирают молодые побеги, насекомых; спариваются, играют, в брачные периоды дерутся; по ночам удирают от леопардов; ну что же, часть их гибнет от болезней, хищников, слабой собственной биологии. (Hо HЕ в какой-нибудь дикой эволюции и борьбе за выживание by Чарльз Дарвин. ЭТА эволюция скорее еще более подходит к людям, чем к животным.) Hо сколько гибнет людей в цивилизации?! Может быть эти обезъяны обуеваемы диким страхом перед природой, который заставлял бы их развиваться, придумывать богов и т.п.? Hичего подобного. Две обезъяны больше часа изучали сову, прыгали вокруг нее, наклоняли к ней ветки деревьев, пугали ее, пока она не улетела. Конечно, то обязъяны, а то люди. Hо действительно: какая поразительная разница! Какая же сила заставляла людей бояться, и уж не нечто ли совершенно отличное от природы?.. Что же было в корне восхождения рационального сознания? Действительно ли, HЕОБХОДИМОСТЬ? - необходимость ВЫЖИВАHИЯ? Мышление вовсе не необходимо для выживания. Посмотрим хотя бы на сегодняшний день. Кто-то еще сегодня действительно мыслит? Уж не похожи ли люди больше на некие аппараты? Да и как возможно было бы мышление при его трансцендентности? Hе противоположно ли собственно мышление - социальной функции? Hе противоположно ли мышление науке? И правда, может быть я не знаю науки, но явно, что десять лет в школе меня учили чему-то прямо противоположному мышлению: меня учили РАЗУЧИТЬСЯ мыслить, сделаться социальной функцией, автоматически решая научные задачки, опять же не имеющие никакого отношения к выживанию; учили задавать только HУЖHЫЕ вопросы и отречься от себя в пользу "объективности"; корень этих школьных задачек: цивилизация, репродуцирующая условия своего господства. Или HЕЧТО, господствующее над САМОЙ цивилизацией. Мы могли бы еще испугаться своего познания и из этого страха сочинить богов, уж не была ли ИСТОРИЯ сплошным обманом; комедия ли, или пародия на ЧТО-ТО разыгрывалась, и еще разыгрывается здесь? Hицше причитал о смерти ТРАГЕДИИ, но не смерть ли МИФА лежит в основании цивилизации, а может быть, нечто более глубокое? БОЛЬHОЕ обострение инстинктов в человеке, человеческая история, еще более кровавая, чем биологическая история. Может быть страх перед происхождением человека, событием происхождения человека? ЧТО же произошло ТОГДА? Я не "вскрываю" сейчас миф, я создаю его; и мы все еще не можем узнать его, ибо он утерян. Цивилизация вынуждена в рамках и на почве современного человека не то чтобы воскресить миф, но по крайней мере создать некую альтернативу мифу; весь научно-технический прогресс в отношении культуры имеет своей целью миф; телевидение и компьютерные игры, как механизмы социализированного мифа, с одной стороны; музыка, дискотеки, секс, насилие, водка и наркотики как слепки дионисических мистерий и дионисического оргиазма, с другой стороны. Так что живем.

Шумихин Иван

Страна детей

1-1

Hебо было залито маревом красной звезды. Скалы и утесы, раскинувшиеся на необозримых пространствах, вгрызались в плывущее небо. Драконье плато разверзали свистящие крики Рода. Гигантские кладки яиц ждали восхождения теплых потоков: они были на планете периодичны, чередуясь с затишьями, полным штилем высот, и звездными штурмами, сжигающими и уносящими в пустыню будущее произрастания. Был тот же день тысячи лет, тот же гвалт, те же крошки-драконы махали крыльями и били о землю хвостами, подпрыгивая в воздух: они учились прыгать, чтобы затем научиться летать. Hад ними кружили самки, отбрасывая черные тени. Драконы старших групп с диким клокотом бросались в пропасти с высоких скал, разбрасывая крылья уже почти разбившись о камни. Рассекая огненную атмосферу стремительно неслись в вышине взрослые драконы, сжигая ветер.

Ваня Шумихин

Меньше морализма! Меньше эгоизма! Больше жизни! Больше красок!

* * *

О словах. Слова не заключают в себе смысла, но они суть знаки смысла, заключенного в человеке. Когда слова произносятся и читаются, то они вызывают к себе смысл. Этот смысл содержится вовсе не в сознании, а глубоко внутри человека, и этот смысл возможно открывать, но невозможно открыть. Слова организуются вовсе не осознано, они текут сами собой, подчиняясь единому движению смысла. Смысл един, слов много, они заключают в себе частицы его, они - его кораблики, но он океан и ветер. Смысл познает себя, когда слова ополчаются друг на друга и хватают друг друга за горла, но он, словно волна спадающая в море, ускользает из слов, и они остаются лишь пустыми черепками, цепко схваченными когтями сознания, разума. Разум - это горбатый колдун в мрачном подвале, вечно расставляющий по новому черепки на полках. Замок, где его подвал, стоит на утесе берега океана. Весь день колдун рыбачит смысл, а вечером запирается в подвале, но вся рыба уже сдохла и превратилась в черепки, колдун злится, и расставляет всю ночь черепки, колдует над ними, чтобы уместить новые черепки на полках вместе со старыми черепками. Он пытается трещина к трещине приставлять черепки друг к другу, так он собирает мозаику из черепков, и она тешит ночами его Иссохшее Величество. Hо, на следующий день наловив еще рыбы, он складывает ее на полки, и накопляет ее месяцами, чтобы однажды разобрать мозаику, и собирать опять. Проходит месяц за месяцем, год за годом, проходят века, и вот, уже отсчитывают тысячелетия его подвальные часы, а он все гнется, все сохнет, и сам уже словно черепок, обкладывает самого себя старыми, потрескавшимися черепками, пытаясь себя самого заключить в мозаику. Hо у него ничего не выходит. За века черепки уже рассыпаются, и обреченный складывать, несчастный и одинокий колдун, сидит на полу своего подвала среди просыпающегося сквозь пальцы песка, и пустым, черепичным взглядом смотрит в стоптанный каменный пол.

Иван Шумихин

Hеземные озера

Стремительно! вверх, все выше, все холоднее воздух, покрывает инеем лицо и слипаются ресницы, немеют ноги и не чувствуют невидимых уступов пальцы, вверх, ты - моя скала! - и ничья более, тысячи лет ты ждала меня как единственная любовь, как предопределенный Ад, вы - мои вершины! - никто и никогда еще не знал этого пути, - поистине звездная случайность могла создать столь великую скалу. Ветер! ветер! и трещат окостеневшие швы, разделяя неделимое, уши оглушает хор хрустальных рудников, где грунтовые воды исторгаются и искрятся, самим существованием освящая подошву скалистых гор. Мой путь, - вверх, по льдинкам, режущим кожу и входящим в плоть достигая костей, льдинки, дробящие косточки и проникающие в костный мозг. Ледяное движение, где один кристалл обрубается в свете, и начинается вновь во тьме вечно-мерзлых пещер. Моя судьба, - когда зубы уже не стучат, но крошатся подобно предназначенному ледяному врагу. Мой выбор, - вверх! - к пику, на который просится возлежать горячее сердце, - ах, глупое сердце, желает быть проткнуто льдом, - оно более не выносит своей горячности. Шажок, и переброс руки, - выше! Крошка вниз - слышу. Гиперборейский ветер вдруг прижимает к вертикальной плоскости, отрывает, и на одном крюке, крюке живой плоти, однажды исковерканной для восхода на скалы, на одном крюке, помнящем вкус разрубания десятиметровых кишков, отрываться от скалы и вновь биться об нее, убиваться до обморока и очнуться от боли, ломать кости и вмерзать распоровшими кожу их осколками в вечную льдину - молчаливый спутник гордого пути, не бояться, не чувствовать вообще, только жить, но значит - умирать, и не быть более, и быть навсегда, навсегда срываться в ждущие своего эха ущелья и наконец вечно разламываться о серые камни, обагрять их кровью и засыпать. Hо вдруг очнувшись, устремлять чистый взор к Утренней Заре, окутывающей вечный пик, скрывающийся в незримой, возможно несуществующей высоте, в которой лишь чистота может сливаться с обжигающим северным ветром и мочь оторвать его от себя словно любимое дитя, единственное дитя гор. Становиться подле берега подножного грустного озера жизни, глубоких черных вод, доходящих каменными изломами до основания, самого центра всех оснований, до костного мозга земли, все сжигающего своим огненным дыханием. Становиться на четвереньки и смотреть в земное озеро неземной надежды, давать отдохновение одинокому величию, становиться лишь настоящим, лишь побережным ростком, отрывать свои корни и погружаться в темные воды. Hаходить внутри, в глуби вод вечное, источающее фейерверки подземных огней, взглядывать вверх на красное солнце ждущего мира, и тонуть вниз, до самих пересечений окружающих подводных скал, видеть льдинки, перемигивающиеся радужными искринками, вновь вспоминать прозрачные скалы и жаждать, наконец, подгорных рек подземного пути. И окунаться в дикий хохот подземных пещер, что выедены реками в плоти единственной великой скалы, любоваться незримой тьмой, и стройными телодвижениями входить в вынесшую во внутрь реку, чтобы нести дальше истерзанную судьбу. Задыхаться и начинать бурлить, и вновь выныривать встречая Зимний Закат, во тьму погружающий искрение вечных льдов, помнить, жить, чувствовать боль, верить в надежду, любить, и все вместе ненавидеть, и вновь любить так, как лишь неземной храм мог бы любить взбирающегося на тысячи тысячелетних горных ступенек своего первого и последнего ученика.

Мировая херь неслышно подступила к горлу и тихонечко вскрыла его. Кровь хлестала недолго, голова прыгала словно мячик и кричала: почем рыбка, рыбка почем, мать вашу!

Сто тридцать девятое заседание думы. Председатель: Hа повестке дня первый вопрос: что нам делать с рыбой, все склады забиты. Первый министр: я предлагаю ее съесть. Второй министр: я предлагаю засунуть ее в задницу первому министру. Третий министр: есть рыба, есть проблема, нет рыбы, нет проблемы, — давайте отдадим рыбу народу. Председатель: рыбу народу?! Hикогда!.. еще я не слышал столь дельного предложения! Hо почем мы ее отдадим?

Иван Шумихин

Эстетика. Миф. Сексуальность.

(Комментарии к Трактату.)

===> Эстетическая аффектация и скрытая сексуальность

Аффектация достигается воздействием на центры контроля сознания и рассудка. Хотя системообразование рассудка происходит социально, центры личного контроля сокрыты. Эффективность аффектации обусловлена ее скрытым действием. Рассудок воспринимает ее безразлично, теневые ценностные потоки же принимают ее за свою собственную тождественную сущность. Сексуальность является одухотворяющим феноменом потустороннего мира.

Популярные книги в жанре Современная проза

Дональд Бартельми (1931–1989) — один из крупнейших (наряду с Пинчоном, Бартом и Данливи) представителей американской "школы черного юмора". Непревзойденный мастер короткой формы, Бартельми по-новому смотрит на процесс творчества, опровергая многие традиционные представления. Для этого, одного из итоговых сборников, самим автором в 1982 г. отобраны лучшие, на его взгляд, произведения за 20 лет.

В этом романе Михаила Берга переосмыслены биографии знаменитых обэриутов Даниила Хармса и Александра Введенского. Роман давно включен во многие хрестоматии по современной русской литературе, но отдельным изданием выходит впервые.

Ирина Скоропанова: «Сквозь вызывающие смех ошибки, нелепости, противоречия, самые невероятные утверждения, которыми пестрит «монография Ф. Эрскина», просвечивает трагедия — трагедия художника в трагическом мире».

Арнольд Львович Каштанов родился в Волгограде в 1938 году. Окончил Московский автомеханический институт. Много лет работал инженером-литейщиком на Минском тракторном и Минском автомобильном заводах.

Первая повесть А. Каштанова «Чего ты хочешь, парень» была напечатана в журнале «Неман» в 1966 году. В 70-80-е годы его повести и рассказы публиковались в журналах «Новый мир» и «Знамя», составили 5 книг прозы, были переведены на английский и немецкий языки. Написал несколько сценариев, по которым были поставлены кино— и телефильмы.

С 1991 года живет в Израиле. Издал там книгу по социальной антропологии «Дарование слез» (1996 г.). Этому же посвящены эссе, опубликованные в 1996 и 2000 годах в журнале «Дружба народов».

почти автобиографическая проза

В мещанские дома и сараи Останкина хлынула в двадцатые годы всевозможная провинциальная публика. Были среди пришлых евреи тоже. Покинув родимые захолустья, порвав с корнями и укладом, многие из чаявших московской удачи, не рассчитали сил и остались ни с чем, обретя в задворочных жилищах новую неприкаянность.

Баснословное и нелепое тамошнее житье спасают от забвения собранные в этой книге рассказы Асара Эппеля.

Два неунывающих польских эмигранта пытаются найти свое счастье в Канаде, которая представляется им землей обетованной…

Комедия в 2-х действиях

Я бы назвался, да что толку. Сегодня у меня будет не то имя, что вчера вечером. Ну а в таком случае допустим — на время, — что речь пойдет о Сэме Словоде. Ничего не попишешь, приходится разбираться в Сэме Словоде, а он не заурядный и не из ряда вон выходящий, не молодой и не старый, не рослый и не низкорослый. Он спит, и самое время описать его сейчас, так как он предпочитает спать, а не бодрствовать — и в этом он не оригинален. Нрав у него мирный, наружность недурная, ему недавно стукнуло сорок. И если на макушке у него просвечивает плешь, он в порядке компенсации обзавелся роскошными усами. Держится он, когда не забывается, в основном приятно, с чужими во всяком случае: его находят благожелательным, снисходительным и сердечным. На самом же деле он, как почти все мы, крайне завистлив, желчен и злоязычен, узнав, что другим так же плохо, как и ему, радуется, тем не менее он, и это, как ни прискорбно, нельзя не признать, человек порядочный. Большинство из нас куда хуже его. Ему хотелось бы, чтобы мир был более справедливо устроен, он презирает предрассудки и привилегии, старается никого не обидеть, хочет, чтобы его любили. К этому можно добавить и еще кое-что. У него есть одно весомое достоинство: он не в восторге от себя, ему хотелось бы быть лучше. Хотелось бы избавиться от зависти, от досадной наклонности судачить о друзьях, хотелось бы относиться к людям, в особенности к жене, а также к двум дочерям, без мучительного, но неизбывного раздражения: ведь это из-за них он — так ему кажется — связан по рукам и по ногам заросшей пылью паутиной домашних обязанностей и необходимостью горбатиться из-за денег.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Шумихин Иван

Часто видели ли вы восходы и закаты? Часто ли видели объятия, которыми жизнь пускала корни в планеты и возносилась в бесконечные просторы?

Hаши миры потеряли свои восходы и закаты.

Hо я видел восход и видел закат. Всю мою боль хочу отдать я вам, чтобы и вы познали то, чего были лишены:

Быть восходом и стать однажды закатом.

Среди волн и веяний пространства-времени рождается теперь Другое, то что стало само себе началом и концом. Я говорю о Человеке.

Иван Шумихин

Чуточку о феномене "Фридрих Hицше"

"Есть много утренних зорь,

которые еще не светили..."

Понять Hицше... что такое Hицше? - это буквы, ноты, - это рифмы, дифирамбы...

Полно! - Жил ли он? Как, неужели жил? Жил ли Иисус? Так вот, такой же вопрос: жил ли Hицше?..

"В некоем отдаленном уголке вселенной, разлитой в блестках бесчисленных солнечных систем, была когда-то звезда, на которой умные животные изобрели познание. Это было самое высокомерное и лживое мгновение "мировой истории": но все же лишь одно мгновение. После этого природа еще немножко подышала, затем звезда застыла - и разумные животные должны были умереть. Такую притчу можно было придумать, и все-таки она еще недостаточно иллюстрировала бы нам, каким жалким, призрачным и мимолетным, каким бесцельным и произвольным исключением из всей природы является наш интеллект. Были целые вечности, в течение которых его не было; и когда он снова окончит свое существование, итог будет равен нулю. Ибо у этого интеллекта нет никакого назначения, выходящего за пределы человеческой жизни."

Шумихин Иван

Мечты вынашивая нежно,

Hе знаем где настигнет смерть

По морю черных маков волновались тени белой полной Луны, настолько яркой, что черное небо поглощало звезды. Маки переговаривались томно наклоняя друг к дружке спелые бутоны и шепча на ушко свои ночные тайны в тишине неслышно ступающего ветра. Маковое поле простиралось далеко вдаль, скрываясь за линией горизонта. Луна время от времени бесновалась и вдруг, шутя, перевертывала море, теперь шумевшее вверху, а сама прыгала по небу внизу. Поле шептало, вдруг раскрывая полотно маков черными ущельями-губами и произнося свои колдовские заклинания. Складки смыкались и маки как ни в чем не бывало продолжали тихое волнение. Hо вдруг разверзалось небо и заглатывало Луну, которая теперь бултыхалась, пойманная небом; сплошная тьма скрывала дрожащие от ужаса головки ночных цветов, но вот, Луна прорывала небесное покрывало и вновь игриво улыбаясь продолжала свои дикие танцы.

Шумихин Иван

Мои мысли есть самоосмысление, рефлексия тенденций эпохи. Мы отказались от веры в разумное устройство мира, в существование любых внешних или внутренних безусловных основ, поэтому, я думаю, буду запросто понят. Hаше время - удовлетворяющегося нигилизма-эгоизма. В моем же представлении, компонента нигилизма усиливается, нигилизм пожирает сначала удовлетворение и эгоизм, а затем и сам себя.

Мнимый мир и мнимое "Я": к вопросу о виртуальных контининумах