Бомбардировщик

Историко-художественный роман о событиях второй мировой

Отрывок из произведения:

Погода для полетов бомбардировочной авиации была идеальной: сухой воздух, слабый ветерок, способный развеять дымку над целью, и достаточно большие «окна» в облачности, чтобы увидеть и распознать несколько звезд для ориентировки.

В спальне было так темно, что прошло несколько секунд, прежде чем Рут Ламберт увидела стоящего у окна мужа.

– Что случилось, Сэм? – спросила она.

– Обращаюсь с молитвой к матушке луне. Еще не вполне прос нувшись, Рут вяло рассмеялась:

Другие книги автора Лен Дейтон

Лен Дейтон (род. 1929) — английский писатель, считается одним из самых популярных современных мастеров детективного и шпионского романов, хотя российским читателям до последнего времени он был практически неизвестен. Автор книг по военной истории и кулинарии. В данное издание вошли детективные романы о шпионах, фантастический роман альтернативной истории, а так же оригинальное исследование автора в области военной истории — «Вторая мировая». Содержание: ГАРРИ ПАЛМЕР (цикл): Секретное досье Кровавый круг Берлинские похороны Мозг стоимостью в миллиард долларов СМЕРТЬ — ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ ТОЛЬКО КОГДА Я СМЕЮСЬ БОМБАРДИРОВЩИК РАССКАЗ О ШПИОНЕ ВЧЕРАШНИЙ ШПИОН В ПАРИЖЕ ДОРОГО УМИРАТЬ БРИТАНСКИЕ СС ВТОРАЯ МИРОВАЯ (ошибки, промахи, потери)

Лондон, суббота, 5 октября

Был один из тех неестественно жарких дней, которые принято называть бабьим летом. В Байна-парк на юго-западе Лондона заходить было не ко времени, да и времени не было.

К увитому плющом забору, огораживающему дом, который я искал, был прикреплен кусочек картона. На нем большими печатными буквами было написано: «Потерялся сиамский кот. Откликается на кличку Конфуций».

Интересно, как он откликается? Я поднялся на крыльцо, где солнышко грело пинту жирного молока и йогурт бананового цвета. За бутылками торчал экземпляр «Дейли мейл», в котором я разглядел заголовок «Новый берлинский кризис?». Кнопок на дверном косяке было что жемчужин на шляпе короля, но только под одной из них помещалась медная табличка «Джеймс Дж. Хэллам, чл. Кор. общ. лит.»; именно на нее я и нажал.

1. Разговор

2. Панацея

3. Воздух

4. Я

5. Пистолет

6. «Гиб»

7. Кратко

8. Дорога

9. Пистолет

10. Тип "U"

11. Подмога

12. Лягушка

13. Читать

14. Согласие

15. Одобрение

16. Счета

17. Сведения

18. Фадо

19. Краска

20. Недруг

21. Грех

22. Секс

23. Лодка

24. Пряжа

25. Да

26. Шарик

27. Все

28. Плата

Ноябрь 1941-го. Бои отгремели. Война окончена. Британия оккупирована фашистами… Что это? Сбывшийся кошмар? Нет! Это роман Лена Дейтона – классика альтернативной истории. По этой книге Би-би-си сняла сериал, уже вышедший на экраны в Великобритании. Дуглас Арчер, инспектор сыскной полиции в Лондоне. Хотя теперь начальство у Скотленд-Ярда другое, Арчера угрызения совести не мучают – кто-то же должен ловить убийц, а в политику он не лезет. Но вот однажды утром Арчер начинает расследовать одно загадочное убийство, которое выведет его и к британскому Сопротивлению, и к разведкам разных держав, и в итоге – к очень большой политике.

«Клиника» загадочного месье Датта на авеню Фош — своеобразный частный клуб для любителей нетрадиционных удовольствий.

Однако это лишь ширма для подлинного бизнеса месье Датта: сбора компромата на клиентов, среди которых немало влиятельных политиков как Востока, так и Запада.

Но однажды «клиника» месье Датта становится объектом интереса четырех мировых держав разом. Туда проникают четыре опытных агента.

За чем они охотятся?

И кому предстоит преуспеть в опасной шпионской игре, а кому — умереть?

Похищен британский ученый, владеющий секретом новейших разработок ядерного оружия.

Английским спецслужбам необходимо найти его – и сделать это быстрее американских «коллег».

Однако кто виноват в том, что похищение вообще стало возможным?

Следы ведут в Лондон, в Особый отдел. Похоже, кто-то, имеющий доступ к государственной тайне, сливает информацию противнику.

Под подозрением – главный герой. Против него свидетельствует все. Единственная возможность для него доказать свою невиновность – найти настоящего предателя!..

Перевод: Елена Дод

Английский писатель Лен Дейтон считается одним из самых популярных современных мастеров детективного и шпионского романов, хотя российским читателям до последнего времени он был практически неизвестен. В том включены шпионский роман «Смерть – дорогое удовольствие» и авантюрно-детективный роман «Только когда я смеюсь».

То было утро моего сотого дня рождения. Завершив бритье усталой старой физиономии, которая неотрывно смотрела на меня из диска зеркала, залитая безжалостным светом ванной комнаты, я с удовольствием убедил себя, что и у Хэмфри Богарта такое же лицо; хотя, кроме того, он носил прическу, имел полмиллиона долларов в год и с невозмутимой стойкостью относился к ударам судьбы. Я мазнул палочкой квасцов порез от бритвы, в зеркальном отражении похожий на след от ракеты, севшей на неизвестной стороне Луны.

Популярные книги в жанре О войне

Василий Павлович КОЗАЧЕНКО

ЯРИНКА КАЛИНОВСКАЯ

Мертвi-бо сраму не iмуть...

Святослав

Перевод Н. АНДРИЕВСКОЙ

НОЧЬ

Вверху, над черным срезом стены, тревожным, красноватым огоньком мерцает однаединственная звездочка.

Внизу - мутно-непроглядная темень. Клубится, шаркает, гудит приглушенно людскими голосами, стонет и вздыхает.

Слева выступает или, скорее, угадывается сероватый прямоугольник выломанных дверей, а где-то там сразу за ним - проволока. Густая, в несколько рядов паутина колючей проволоки.

Красовский Степан Акимович

Жизнь в авиации

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Воспоминания С. А. Красовского охватывают полувековой период и представляет собой волнующий рассказ о многих событиях из истории отечественного Воздушного флота. Начав службу в 1916 году, С. А. Красовский прошел большой путь от солдата до маршала авиации В книге рассказывается, с каким мужеством сражались летчики на фронтах империалистической и гражданской войн, как первое в мире социалистическое государство создавало свой Военно-воздушный флот в годы первых пятилеток. Большая часть воспоминаний посвящена боевым делам во время Великой Отечественной войны. Автор, один из видных советских военачальников, дает оценку действиям нашей авиации в крупнейших сражениях. Заключительные главы повествуют о ее послевоенных буднях.

Радзиванович Владимир Александрович

Под польским орлом

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Из предисловия: В книге генерал-майора В. А. Радзивановича "Под польским орлом" рассказывается о боевом пути 1-й кавалерийской бригады возрожденного Войска Польского. Автор, бывший командир этой бригады, хорошо передает обстановку, в которой проходило формирование 1-й Польской армии, знакомит читателя с рядом любопытных деталей, свидетельствующих о бескорыстной братской помощи ей со стороны советского народа, приводит много интересных данных о славных ратных делах своего соединения, о боевом содружестве советских и польских воинов.

М.Салоп

Труд ради жизни, жизнь ради победы

Герой Советского Союза Сергей Иванович Родионов живет в

Москве. Свой славный боевой путь, увенчанный многими

высокими боевыми наградами, он начал у города Сумы, а

закончил в сорок четвертом году под Львовом, где был тяжело

контужен. После войны Сергей Иванович был военным юристом,

преподавал в Военно-политической академии имени В.И. Ленина.

Ныне он - полковник в отставке, начальник районного

ДЖОН СЭК

История роты М

Сокращенный перевод А. РЕЗНИКОВОЙ и Д. ВЛАДИМИРОВА

Неделя, две, самое большее три недели - и они пришлют назначения в роту М. Они - это далекие олимпийские божества, которые закладывают карты в электронную машину или просто в шапку, чтобы определить, куда направить каждого из солдат М. Кому остаться в Штатах, кому спокойно жить в Европе, а кому сражаться и умирать во Вьетнаме.

К черту! В этот вечер М занимало не то, что выпадет ей на картах, а более близкое будущее - смотр! Самый первый в истории М смотр, который проведет их молодой энергичный капитан. В этот вечер М в белом солдатском белье надраивала полы в своей казарме. Начищала черные походные ботинки и выворачивала наизнанку стволы винтовок, снимала пинцетами пылинки и мыла уши - все как полагается.

Серая лента скованного крепким морозом шоссе набегает на капот автомашины. Почти неслышно шуршат на большой скорости покрышки. Рыжая лисица выскочила на опушку леса, сторожко повела ушами, воинственно подняла хвост, но тотчас же метнулась назад. И снова тихо. Припорошенные поземкой мохнатые ели стоят по обеим сторонам дороги. Считанные километры остаются до Ржева, куда держим мы путь.

Словно ковром устлана сейчас земля. Белый-пребелый снег, мягкий и удивительно чистый, лишь чуть-чуть, когда уж сильно присмотришься, лежит повсюду: на опушках и лесных проталинах, на ветвях вечнозеленых елей и сосен. Какой он удивительно пушистый и нежный, и как эта нежность сочетается с его белизной. Двадцать пять лет не был я в этом краю, не видел этого густого леса, но кажется мне, что он остался таким же, точно каким и был, только широкое асфальтированное шоссе заменило узкую дорогу с выбоинами на проезжей части. Но что-то заставляет мучительно задумываться. «Снег! – восклицаю я про себя. – Он тогда не был белым-пребелым». И память с предельной точностью возвращает все то, что было здесь более четверти века назад, когда южнее Ржева кипели не на жизнь, а на смерть жестокие бои с фашистами. Машина мчится сейчас по тем самым местам, откуда до линии фронта было рукой подать. Тогда тоже стояли морозы и мела легкая поземка. По дороге к переднему краю подтягивались видавшие виды полуторки и трехтонки подпрыгивали на ухабах и рытвинах, тянулись конные обозы. Пешим строем шли пехотинцы из резервных частей. Земля ухала и стонала от взрывов. Еще не нюхавшие пороха ребята в не по росту пригнанных шинелях с опаской оглядывались, когда проносились над их головами снаряды и мины. А снег… он был в тот день красным от человеческой крови. На нем стыли солдатские трупы, в беспорядке валялись перевернутые повозки, чернели остовы сожженных танков. Исхлестанные осколками, жалобно стонали ели и сосны, а то и рушились на землю, вырванные с корнями на месте падения крупнокалиберных фугасок. Раненых было так много, что транспорта в батальонах и полках хватало лишь для эвакуации с поля боя самых тяжелых. Те, кто был ранен легко и мог идти, добирались в медсанбаты пешком.

Мы нежились на мягком песке «дикого» пляжа, еще не успевшем накалиться в этот утренний час. Мы – это я, – студент-практикант далекого от берегов моря гидромелиоративного института, матрос здешней спасательной станции Гриша, тридцатилетний курчавый здоровяк, бронзовое тело которого было разделано самыми фантастическими татуировками. Его мускулистые руки были сплетены якорными цепями, на спине, распластав широченные крылья, сидел орел, а мощная грудь была украшена голой наядой, увенчанной мелкой подписью «рыбачка Соня». Сейчас он лежал на животе, и наяды не было видно. Зоркими глазами Гриша обозревал пляж, быстро наполнявшийся отдыхающими.

Миловидная девушка в коротком по-летнему платье с сиреневыми разводами пристально смотрит на сидящего напротив парня, и тот под этим взглядом смущенно опускает глаза, растерянно останавливает их на своих широких красных ладонях, неспокойно лежащих на коленях. Парень облачен в светлый кримпленовый костюм, из числа тех, что уже вышли из моды. Несмотря на жару, пиджак его застегнут на все три пуговицы, узел галстука давит шею. Синие глаза не рискуют подняться на собеседницу. У пария такая высокая густая шевелюра, что оранжевая бабочка, по ошибке залетевшая в распахнутое окно, мгновенно запуталась в ней и только с помощью толстых крепких пальцев была выпущена на свободу. Оба: и девушка, и парень улыбнулись, тронутые этим происшествием.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жозеф ДЕЛЬТЕЙ

ФАРФОРОВАЯ ДЖОНКА

Глава 1

КАРАВЕЛЛА

Жоан, маленький юнга, мчался по каравелле. Он был бледен, как планета, и кричал детским голосом:

- Огонь в море! Огонь в море!

Капитан Поль Жор закрыл книгу и торопливо вышел на палубу. Там было уже несколько человек команды. Они глядели вдаль, на свет, который, казалось, был на земле. Он все время двигался, как больной глаз, и все время - слева направо. По временам он потухал.

А.А.ДЕЛЬВИГ

Антон Антонович Дельвиг носил баронский титул, но ни имеиий, ни даже достатка, который можно было бы назвать приличным, его родители не имели. Его отец происходил из прибалтийских дворян, почти всю жизнь прослужил в русских губерниях, принял православие и совершенно обрусел. Мать была из семьи адъюнкта Академии наук астронома Красильникова, солдатского сына. Антон Антонович Дельвиг родился в 1798 году в Москве. Друг А. С. Пушкина поэт и критик П. А. Плетнев вспоминал, что Пушкин и Дельвиг "всегда гордились этим преимуществом, утверждая, что тот из русских, кто не родился в Москве, не может быть судьею ни по части хорошего выговора на русском языке, ни по части выбора истинно русских выражений". Первоначальное образование Дельвиг получил в частном московском пансионе. 12 августа 1811 года, в один день с Пушкиным выдержав вступительный экзамен, Дельвиг становится воспитанником Царскосельского лицея. Вспоминая об этом периоде жизни Дельвига, Пушкин пишет: "Способности его развивались медленно. Память у него была тупа; понятия ленивы. На 14-м году он во знал никакого иностранного языка и не оказывал склонности ви к какой науке. В нем заметна была только живость воображения". Эта живость воображения, по-видимому, и сделала Дельвига поэтом. Спокойный, уравновешенный, Дельвиг не мешал товарищам считать себя безмятежным ленивцем; между тем в нем постоянно шла напряженная работа ума. Пушкин рассказывает, как проявлялась у Дельвига "живость воображения": "Однажды вздумалось ему рассказать нескольким из своих товарищей поход 1807-го года, выдавая себя за очевидца тогдашних происшествий. Его повествование было так живо и правдоподобно и так сильно подействовало на воображение молодых слушателей, что несколько дней около него собирался кружок любопытных, требовавших новых подробностей о походе. Слух о том дошел до нашего директора А. Ф. Малиновского, который захотел услышать от самого Дельвига рассказ о его приключениях. Дельвиг постыдился признаться во лжи столь же невинной, как и замысловатой, и решился ее поддержать, что и сделал с удивительным успехом, так что никто из нас не сомневался в истине его рассказов, покамест он сам не признался в своем вымысле". Но, передавая этот случай, Пушкин делает оговорку, характеризующую нравственный облик лицейского друга: "Дельвиг... никогда не лгал в оправдание какой-нибудь вины, для избежания выговора или наказания". Пушкин рассказал и о первых шагах Дельвига в поэзии. "Любовь к поэзии,-пишет Пушкин,-пробудилась в нем рано. Он знал почти наизусть Собрание русских стихотворений, изданное Жуковским. С Державиным он не расставался. Клопштока, Шиллера и Гёльти прочел он с одним из своих товарищей, живым лексиконом и вдохновенным комментарием (здесь речь идет о В. К. Кюхельбекере.- Вл. М.); Горация изучил в классе под руководством профессора Кошанского... Первыми его опытами в стихотворстве были подражания Горацию. Оды: "К Диону", "К Лилете", "Дориде" писаны им на пятнадцатом году и напечатаны в сборнике его сочинений безо всякой перемены. В них уже заметно необыкновенное чувство гармонии и той классической стройности, которой никогда он не изменял". В 1814 году Дельвиг первым из лицеистов напечатал свои стихи. Талант молодого поэта не получил тогда особого призвашш, Пушкин отмечает с горечью, что "никто не приветствовал вдохновенного юношу". Сам Пушкин уже з те годы отдал должное поэтическому дарованию Дельвига. В 1817 году, оскорбленный тем, что три его стихотворения, посланные в "Вестник Европы", были отклонены редакцией, Пушкин в своем послании "Дельвигу" в запальчивости отрекается от поэтической деятельности:

Антон Антонович Дельвиг

- Близость любовников ("Блеснет заря, и все в моем мечтаньи...") - Вдохновение - Жаворонок - Застольная песня - К мальчику - Любовь - Моя хижина - Н. М. Языкову - Не осенний частый дождичек... - Подражание Беранже - Поэт - Пушкину - Романс (Друзья, друзья!..) - Романс (Прекрасный день...) - Романс (Только узнал я тебя...) - Русская песня (Как за реченькой...) - Русская песня (Пела, пела пташечка...) - Русская песня (Соловей мой, соловей...) - С.Д. Пономаревой - Смерть, души успокоенье!.. - Сонет (Златых кудрей...) - Там, где Семеновский полк... - Тихая жизнь - Эпилог

Арман Делафер

Проще не бывает

"Если бы я тонула, то не стала бы делать никаких попыток выплыть: глупо спорить с судьбой".

Именно эту фразу она сказала ему однажды ночью, а он, как обычно, пропустил все мимо ушей. Впрочем, она и не рассчитывала привлечь его внимание: она вообще сказала, не подумав, так - размышления вслух, поток сознания. Но сама эту фразу почему-то не забыла.

И теперь вот вспомнила. Теперь, когда она лежала в той же кровати одна, обессилевшая и опухшая от слез. Вспомнила, потому что не испытывала ни малейшего желания что-то исправить, что-то объяснить, договорить, кого-то вернуть или вернуться самой. Если честно, она не испытывала никаких физических страданий: только слезы лились как бы сами по себе. И это состояние было хуже любой агонии, в том числе, и той, через которую проходит утопающий.