Бомба-свастика

Британский шпион с особыми полномочиями может решить исход второй мировой войны. Правда, война в этом альтернативном мире ведется с помощью биотехнологий

Отрывок из произведения:

Огромный черный треугольный силуэт скользнул над головой, раздирая внутренности дисгармоничными волнами шума. Развернувшись в боевую позицию, дракон повис над колонной Нельсона. Стайка мирных голубей будто взорвалась и тут же рассеялась над Трафальгар-сквер, едва только тень врага коснулась мостовой. «Хейнкель драке 22-Е». Я немедленно определил видовую принадлежность летательного аппарата, под крыльями которого уже шевелился, стремясь на свободу, смертоносный груз. Шум крыльев каменными волнами рушился вниз, а я посмотрел вверх — примерзнув к месту, невзирая на всю подготовку — и судорожно сглотнул, увидев это зрелище. Огромные кресты люфтваффе дополняли черные паучьи свастики, подвешенные в бомбовых люках.

Другие книги автора Джон Мини

Когда наступает ночь, в город приходит Смерть…

Таков закон странного мира, существующего благодаря энергии мертвецов. Здесь убийцы охотятся за талантливыми людьми, дабы добывать из их костей нечто, подчиняющее себе человеческие души. Здесь волки состоят на службе у закона, кошки занимаются целительством, зомби считаются лучшими бойцами спецназа, а призраки обладают гражданскими правами.

Полицейским в этом мире приходится нелегко. И Донал Риордан хорошо понимает, насколько нелегко, — ведь именно ему поручают предотвратить покушение на знаменитую оперную диву, чьи кости, судя по всему, обладают для таинственных преступников особой ценностью…

Это — очень странный мир.

Подземный город. Город коридоров, переходов и этажей, что оплели своей «паутиной» всю планету.

Город, где каждый этаж, каждый переулок — место обитания одной из каст странного общества.

Город, которым правят таинственные Оракулы, приказы которых — не обсуждают. Им просто повинуются…

Все — кроме одного-единственного человека. Кроме озлобленного мальчишки, поклявшегося любой ценой отомстить «хозяевам мира», убившим его родителей.

Ибо там, где ничего не меняется веками, зреет новая сила. Сила ненависти, возмездия и протеста. Дикая, неистовая сила, способная изменить однажды судьбу Города-планеты…

Популярные книги в жанре Альтернативная история

Плутарх

Жизнеописание Александра

книга II

(извлечение)

(пер. с древнегреческого Т.Алешкина)

(...)

CXXX. Между тем дела, занимавшие Александра в то время, были направлены отнюдь не на благоустроение государства, но на то, о чем я уже не раз упоминал, и чему царь посвятил, кажется, большую часть жизни - на превознесение собственной особы. Итак, Александр провозгласил себя живым богом. По утверждению Харета эту мысль царю внушили жрецы храма Аммона, который он посетил, возвращаясь с запада, прочие историки называют виновниками вавилонских жрецов, расходясь в том, какому богу те служили. То, до каких пределов дошло помрачение рассудка царя - а иначе, как помрачением рассудка и не назовешь то, что сталось с Александром, показывает случай, приводимый Аристобулом. Когда на охоте погиб Александр, старший сын царя, Александр от грусти сильно заболел. Во время болезни у ложи царя неотлучно находился Hеарх, не доверявший лекарям ухаживать за больным в свое отсутствие. Однажды Александр, до того лежавший тихо, внезапно весь задрожал и, бросившись Hеарху на грудь, разразился рыданиями. Со слезами на глазах царь стал спрашивать пораженного Hеарха: "Я ведь никогда не умру, Hеарх? Это правда, что я буду жить всегда?" Hеарх как мог пытался успокоить Александра, но тот позволил себя уговорить не раньше, чем вошедшие на шум врачи подтвердили царю, что он не умрет, но будет жить вечно.

Болезнь Александра

(перевод Т.Алёшкина)

Это было во время Александра, это случилось, когда Осирис, живой бог, был на земле и правил своим царством из Вавилона, с восточных полей.

Между тем дела, занимавшие Александра в то время, были направлены отнюдь не на благоустроение государства, но на то, о чем я уже не раз упоминал, и чему царь посвятил, кажется, большую часть жизни -- на превознесение собственной особы. Итак, Александр провозгласил себя живым богом. По утверждению Харета эту мысль царю внушили жрецы храма Аммона, который он посетил, возвращаясь с запада, прочие историки называют виновниками вавилонских жрецов, расходясь в том, какому богу те служили.

Тимофей Алёшкин

КЛЯТВА

Солнце в зените. Солнце отражается в волнах людского моря тысячей отблесков. Солнце пляшет огнем на панцирях, шлемах, знаменах. Солнце над Этеменанки, над Вавилонской Башней, над Башней до Hеба.

Hа Башне - Александр.

- Я, Александр, царь царей, повелитель Вселенной, говорю моим царям, князьям, слугам и народам! - царь замолкает.

Площадь перед храмом, огромная, как равнина. Сотня глашатаев со ста возвышений повторяет слова Александра на ста языках. Люди слушают, повернув головы, не ломая рядов. Кажется, тысячи тысяч здесь, на площади. Столько не было при Гавгамелах.

Тимофей Алёшкин

КРЕПОСТЬ

F. Или FUG. Или FUGITIVUS, если у городского

палача есть нужные клейма.

Fugitivus. Беглый.

Каждый раб хочет сбежать. И секретарь сенато

ра, и вилик большого поместья хоть раз в жизни меч

тали бежать от хозяина. Прочь. Перестать быть ра

бом. Хотя бы на один день. Хотя бы на миг.

Hе все рабы могут сбежать. Один не осмелива

ется, другой слишком слаб, третий не может оставить

В сборник вошли книги: «Сто дней, которые потрясли галактику» Джейн Астрадени, «Lex talionis (Принцип талиона)» Виктории Щабельник, «Дур.Дом удовольствий» Дарьи Проценко. Серия «3 бестселлера» – это уникальные сборники популярных книг современных авторов. Серия представлена жанрами любовного фэнтези, современного и исторического любовных романов, любовной фантастики. Мы собрали самые увлекательные истории о попаданках, романтических путешествиях в космосе, любовных треугольниках и еще многие другие сюжеты, способные заинтриговать и взбудоражить воображение любого, даже самого прихотливого читателя.

Леон и Татьяна Нотины

ЛОВУШКА ВРЕМЕНИ

Иерусалим

2006

Литературный редактор: М. Копелиович

Консультант: экскурсовод Владимир Мак

© Все права принадлежат автору

Авторы выражают благодарность за разрешение использовать в оформлении обложки картину "Painting of Second Temple as it appeared 2000 years ago"

Художник: Al Teich, USA

Printed in Israel

2006

Посвящается дочери Марине

…Европа, 1936 год. Гитлер идет от успеха к успеху, на континенте расцветает «немецкая весна» — соотечественники спешат присоединиться к Рейху. Рушатся границы, по дорогам тянутся колонны вермахта, венец же всего — Олимпиада в Берлине. А перед ее началом над неприступной Северной стеной Эйгера должно взвиться знамя со свастикой. Горного стрелка Андреаса Хинтерштойсера никто не звал на Эйгер, но он все равно идет туда. Авантюрист Марек Шадов в горы не собирается, но им все равно суждено встретиться. Промерзшие склоны Эйгера, шпионский отель у его подножия, холодный пистолетный ствол у затылка…

В центре остросюжетного и многопланового произведения писателя Станислава Гагарина «...Пожнешь бурю» - жизнь и нелегкая служба личного состава Ракетных войск стратегического назначения. Справедливо полагая, что людей этого вида Вооруженных Сил лучше всего изображать на фоне глобальных событий, автор моделирует экстремальную международную ситуацию, якобы сложившуюся в 199... году. Некоторые фрагменты отображаемых в книге событий в военно-техническом отношении носят научно-фантастический характер, а в политическом плане - прогностический, предположительный.

Нашли отражение в хронике и те силы реакции в США, которые противятся разоружению, улучшению отношений между двумя великими державами.

«...Пожнешь бурю» - это предупреждение всем людям о том, как хрупок мир на планете, как бережно его надо хранить, проявляя высокую выдержку и бдительность.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Трое юношей удобно расположились вокруг костра. Пламя отражалось от металла их шлемов и плясало на заточенных клинках мечей, сложенных на холодном каменном полу пещеры. Они тянули руки к огню, словно пытаясь ухватиться за один из его неуловимых язычков, и время от времени бросали тревожные взгляды на медвежью шкуру, закрывающую вход в пещеру. Юноши ждали своего четвертого брата, который должен был прийти с минуты на минуту. Напрягая слух, они пытались расслышать звук шагов среди завываний ветра и шума дождя.

Черные грозовые тучи медленно и неотвратимо надвигались с севера, подгоняемые стремительными порывами холодного ветра, будто стадо коров под ударами пастушьего кнута. Оттуда доносились приглушенные расстоянием долгие раскаты грома, на виднокрае то и дело вспыхивали тревожные зарницы, между темными небесными громадами и землей, казавшейся в подкрадывающихся сумерках грязно-бурой, повисла туманная пелена дождя.

Ликунг, Верховный Маг, зябко поежился, поплотнее закутался в плащ. Стремительно темнеющее небо — низкое, противно-серое, казалось еще ближе с вершины исполинской башни, почти ощутимо давило на голову и плечи. Такая отвратная погода — редкость для Царьграда даже зимой, но иногда природа выкидывает странные штуки… В этом году вообще стряслось невообразимое — в середине августа вдруг ни с того ни с сего повалил снег, которого здесь и зимой-то не дождешься, а местные так вообще считают сие явление страшной северной сказкой. Виданное ли дело — с небес замерзшая вода падает, а каждая капелька-льдинка еще и причудливо вырезана, словно где-то там на небесах над ней постарались искусные кружевницы!

Этим романом автор продолжает тему священной Арконы, рассказывая о поколении ее героев, предшествующих тем, что сражались за исконную веру на страницах нашей книги «Наследие Арконы» (М.: АСТ, 2005, 381 с. ISBN 5-17-027292-8)

Эта мысль созрела у меня однажды в день выборов. В послеполуденный час я спустился с фермы по Лунной долине в маленькое селение, чтобы сказать свое «да» или «нет» по поводу разных поправок к конституции штата Калифорния. Было жарко, и я выпил несколько рюмок перед тем, как опустить свой бюллетень, и две-три после. Покончив с делами, я верхом поехал обратно горной тропой вдоль наших виноградников и пастбищ. К себе на ферму я прибыл к вечеру и успел еще разок выпить перед ужином.