Бомба для дядюшки Джо

Дядюшкой Джо в середине двадцатого века американцы и англичане стали называть Иосифа Сталина — его имя по-английски звучит как Джозеф (Josef). А бомбы, которые предназначались для него (на Западе их до сих пор называют «Джо-1», «Джо-2» и так далее), были не простыми, а атомными. История создания страной Советов этого грозного оружия уничтожения долгое время была тайной, скрытой под семью печатями. А о тех, кто выковывал советский ядерный меч, словно о сказочных героях, слагались легенды и мифы.

Эта книга рассказывает о том, как создавалось атомное оружие Советского Союза. Она написана на основании уникальных документов ядерной отрасли, которые были рассекречены и опубликованы Минатомом Российской Федерации только в начале 2000-х годов.

Отрывок из произведения:

Дядюшкой Джо в середине двадцатого века американцы и англичане стали называть Иосифа Сталина — его имя по-английски звучит как Джозеф (Josef). А бомбы, которые предназначались для него (на Западе их до сих пор называют «Джо-1», «Джо-2» и так далее), были не простыми, а атомными.

История создания страной Советов этого грозного оружия уничтожения долгое время была тайной, скрытой под семью печатями. А о тех, кто выковывал советский ядерный меч

Другие книги автора Эдуард Николаевич Филатьев

О Маяковском писали многие. Его поэму «150 000 000» Ленин назвал «вычурной и штукарской». Троцкий считал, что «сатира Маяковского бегла и поверхностна». Сталин заявил, что считает его «лучшим и талантливейшим поэтом нашей Советской эпохи». Сам Маяковский, обращаясь к нам (то есть к «товарищам-потомкам») шутливо произнёс, что «жил-де такой певец кипячёной и ярый враг воды сырой». И добавил уже всерьёз: «Я сам расскажу о времени и о себе». Обратим внимание, рассказ о времени поставлен на первое место. Потому что время, в котором творил поэт, творило человеческие судьбы. Маяковский нам ничего не рассказал. Не успел. За него это сделали его современники. В документальном цикле «Главная тайна горлана-главаря» предпринята попытка взглянуть на «поэта революции» взглядом, не замутнённым предвзятостями, традициями и высказываниями вождей. Стоило к рассказу о времени, в котором жил стихотворец, добавить воспоминания тех, кто знал поэта, как неожиданно возник совершенно иной образ Владимира Маяковского, поэта, гражданина страны Советов и просто человека.

О Маяковском писали многие. Его поэму «150 000 000» Ленин назвал «вычурной и штукарской». Троцкий считал, что «сатира Маяковского бегла и поверхностна». Сталин заявил, что считает его «лучшим и талантливейшим поэтом нашей Советской эпохи». Сам Маяковский, обращаясь к нам (то есть к «товарищам-потомкам») шутливо произнёс, что «жил-де такой певец кипячёной и ярый враг воды сырой». И добавил уже всерьёз: «Я сам расскажу о времени и о себе». Обратим внимание, рассказ о времени поставлен на первое место. Потому что время, в котором творил поэт, творило человеческие судьбы. Маяковский нам ничего не рассказал. Не успел. За него это сделали его современники. В документальном цикле «Главная тайна горлана-главаря» предпринята попытка взглянуть на «поэта революции» взглядом, не замутнённым предвзятостями, традициями и высказываниями вождей. Стоило к рассказу о времени, в котором жил стихотворец, добавить воспоминания тех, кто знал поэта, как неожиданно возник совершенно иной образ Владимира Маяковского, поэта, гражданина страны Советов и просто человека. Текст печатается в авторской редакции

О Маяковском писали многие. Его поэму «150 000 000» Ленин назвал «вычурной и штукарской». Троцкий считал, что «сатира Маяковского бегла и поверхностна». Сталин заявил, что считает его «лучшим и талантливейшим поэтом нашей Советской эпохи».

Сам Маяковский, обращаясь к нам (то есть к «товарищам-потомкам») шутливо произнёс, что «жил-де такой певец кипячёной и ярый враг воды сырой». И добавил уже всерьёз: «Я сам расскажу о времени и о себе». Обратим внимание, рассказ о времени поставлен на первое место. Потому что время, в котором творил поэт, творило человеческие судьбы.

Маяковский нам ничего не рассказал. Не успел. За него это сделали его современники.

В трилогии «Главная тайна горлана-главаря» предпринята попытка взглянуть на «поэта революции» взглядом, не замутнённым предвзятостями, традициями и высказываниями вождей. Стоило к рассказу о времени, в котором жил стихотворец, добавить воспоминания тех, кто знал поэта, как неожиданно возник совершенно иной образ Владимира Маяковского, поэта, гражданина страны Советов и просто человека.

О Маяковском писали многие. Его поэму «150 000 000» Ленин назвал «вычурной и штукарской». Троцкий считал, что «сатира Маяковского бегла и поверхностна». Сталин заявил, что считает его «лучшим и талантливейшим поэтом нашей Советской эпохи».

Сам Маяковский, обращаясь к нам (то есть к «товарищам-потомкам») шутливо произнёс, что «жил-де такой певец кипячёной и ярый враг воды сырой». И добавил уже всерьёз: «Я сам расскажу о времени и о себе». Обратим внимание, рассказ о времени поставлен на первое место. Потому что время, в котором творил поэт, творило человеческие судьбы.

Маяковский нам ничего не рассказал. Не успел. За него это сделали его современники.

В документальном цикле «Главная тайна горлана-главаря» предпринята попытка взглянуть на «поэта революции» взглядом, не замутнённым предвзятостями, традициями и высказываниями вождей. Стоило к рассказу о времени, в котором жил стихотворец, добавить воспоминания тех, кто знал поэта, как неожиданно возник совершенно иной образ Владимира Маяковского, поэта, гражданина страны Советов и просто человека.

О Маяковском писали многие. Его поэму «150 000 000» Ленин назвал «вычурной и штукарской». Троцкий считал, что «сатира Маяковского бегла и поверхностна». Сталин заявил, что считает его «лучшим и талантливейшим поэтом нашей Советской эпохи».

Сам Маяковский, обращаясь к нам (то есть к «товарищам-потомкам») шутливо произнёс, что «жил-де такой певец кипячёной и ярый враг воды сырой». И добавил уже всерьёз: «Я сам расскажу о времени и о себе». Обратим внимание, рассказ о времени поставлен на первое место. Потому что время, в котором творил поэт, творило человеческие судьбы.

Маяковский нам ничего не рассказал. Не успел. За него это сделали его современники.

В документальном цикле «Главная тайна горлана-главаря» предпринята попытка взглянуть на «поэта революции» взглядом, не замутнённым предвзятостями, традициями и высказываниями вождей. Стоило к рассказу о времени, в котором жил стихотворец, добавить воспоминания тех, кто знал поэта, как неожиданно возник совершенно иной образ Владимира Маяковского, поэта, гражданина страны Советов и просто человека.

Популярные книги в жанре Документальная литература: прочее

Мамин-Сибиряк — подлинно народный писатель. В своих произведениях он проникновенно и правдиво отразил дух русского народа, его вековую судьбу, национальные его особенности — мощь, размах, трудолюбие, любовь к жизни, жизнерадостность. Мамин-Сибиряк — один из самых оптимистических писателей своей эпохи.

В первый том вошли рассказы и очерки 1881–1884 гг.: «Сестры», "В камнях", "На рубеже Азии", "Все мы хлеб едим…", "В горах" и "Золотая ночь".

Мамин-Сибиряк Д. Н.

Собрание сочинений в 10 т.

М., «Правда», 1958 (библиотека «Огонек»)

Том 1 — с. 39 — 136.

1. О. Д. АГАЛИ

1880 г. Москва.

На фотографии 1880 г.

Одному из незабываемых таганрогских друзей от будущего нездоровых дел мастера

Антона Чехова.

2. M. M. ДЮКОВСКОМУ

1880–1883 гг. (?) Москва.

На обороте фотографии: «И. А. Назимов. Москва».

Коллежскому Секретарю Михаилу Михайловичу

Дюковскому

от покорнейшего слуги будущего действительного статского советника

3. M. И. МОРОЗОВОЙ

1. Аркадакская: Угол [Знаменской] Знаменки и Арб<�атской> пл<�ощади> д. Вешнякова.

2. Подп<�исной> лист № 312 — Сергеенко.

3. [Эберле Варсонофьевский пер., д. Рябушинского, кв. Ильина, во дворе.]

4. Сухаревская-Садовая, д. Кирхгоф, кв. 17.

5. [30 семиарш<�инных> досок = 30

52 теси<�ны> = 77

51 брев<�но> решетник = 200.]

6. 24 апреля.

Бавык<�инский> старшина Андрей Ильич.

7. [Гарин-Виндинг Дм. Викт. Садовая у Тверской, д. Орловых, кв. 49]

1. [3 р. Вышедш<�ие> <1 нрзб.> книжки, «Новое время».]

2. [У Грачева: Ландыши.]

3. [Сорочки: 44.]

4. Ресторан Мейнер .

5. Поварская, Мастерская учебных пособий: Дельвиговский шкаф и с колонкой.

6. Нов<�инский> бульвар д. Котлярова.

7. 4 янв.

Спросить у Корша про Драницына.

8. Кропотово (Мише).

9. Ст<�анция> Дмитровка Либ<�аво>-Ром<�енской>, Василию Петр. Горленко.

10. Ясинский; Бассейная 26 , 33

Сообщение Специальной Комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров под руководством академика Н.Н. Бурденко о результатах расследования массового расстрела польских военнопленных, проведенного в Катынском лесу.

Напечатано в газете «Правда» 26 января 1944 г.

<20 февраля 1837 г.>

Лит. А. Письма бабки Лермантова г-жи Арсеньевой, равно как матери его. В них всё дышит благоразумием и самою теплою родительскою привязанностию, — обе дамы непрестанно снабжают молодого человека сего полезными советами.

Лит. В. Письма родных и двоюродных сестер Лермантова равно как некоторых знакомых ему девиц. Главный характер: Они его считают поэтом и питают большую к нему привязанность. Беспрерывные просьбы воздерживаться от шалостей, быть осторожным — доказывают, что ему не доверяли. Стихотворную способность Лермантова выхваляют и просят его пересылать стихи свои в Москву. Из них особенно замечательны три письма:

Эта книга — уникальное журналистское исследование того мрачного и необъяснимого, что порой окутывает феномен преступления.

Автор — специальный корреспондент газеты «Криминальная хроника» — попытался выяснить, что скрывается за случаями криминальной практики, похожими на мистификацию. Журналист беседовал с учеными, парапсихологами, колдунами, воровскими авторитетами, представителями спецслужб, побывал в малоизвестных лабораториях и даже на некоторое время стал сектантом, чтобы изучить явление «изнутри». В книге представлены реальные свидетельства участников событий, криминальная хроника, документы и богатый исторический материал. Оккультные эксперименты спецслужб, экстрасенсорные исследования МВД, «магическое» прикрытие власти и криминальных групп, мистические аспекты преступления — все то, что казалось автору бредом «желтой прессы», в итоге расследования предстало в несколько ином, порой пугающем свете.

Сергей Беляков – историк и писатель, автор книг “Гумилев сын Гумилева”, “Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя”, “Весна народов. Русские и украинцы между Булгаковым и Петлюрой”, лауреат премии “Большая книга”, финалист премий “Национальный бестселлер” и “Ясная Поляна”.

Сын Марины Цветаевой Георгий Эфрон, более известный под домашним именем «Мур», родился в Чехии, вырос во Франции, но считал себя русским. Однако в предвоенной Москве одноклассники, приятели, девушки видели в нем – иностранца, парижского мальчика. «Парижским мальчиком» был и друг Мура, Дмитрий Сеземан, в это же время приехавший с родителями в Москву. Жизнь друзей в СССР кажется чередой несчастий: аресты и гибель близких, бездомье, эвакуация, голод, фронт, где один из них будет ранен, а другой погибнет… Но в их московской жизни были и счастливые дни.

Сталинская Москва – сияющая витрина Советского Союза. По новым широким улицам мчатся «линкольны», «паккарды» и ЗИСы, в Елисеевском продают деликатесы: от черной икры и крабов до рокфора… Эйзенштейн ставит «Валькирию» в Большом театре, в Камерном идёт «Мадам Бовари» Таирова, для москвичей играют джазмены Эдди Рознера, Александра Цфасмана и Леонида Утесова, а учителя танцев зарабатывают больше инженеров и врачей… Странный, жестокий, но яркий мир, где утром шли в приемную НКВД с передачей для арестованных родных, а вечером сидели в ресторане «Националь» или слушали Святослава Рихтера в Зале Чайковского.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Все, что вы хотели узнать, но не знали, где спросить, собрано в этой книге! Многим кажется, что система взяток вот-вот одержит победу на всех уровнях государственного управления и бизнеса. Почему эта система столь успешна? Как нас в нее втягивают? Каковы способы получения и маскировки взяток? Как чиновники вымогают подношения у граждан и бизнесменов? И, наоборот, как совращают чиновников? Все (почти все) преступные схемы и уловки! Эта книга поможет избежать коррупционных ловушек и станет подспорьем тем, кто стал их жертвой, а равно тем, кто противодействует коррупции.

Автор этого издания Леонид Эмильевич Антипко — известный воронежский нейрохирург, кандидат медицинских наук, заслуженный врач РФ и просто неравнодушный человек.

Сегодня он ведет необычный прием. Книга, которую выдержите в руках, — это обстоятельная беседа доктора со своим пациентом. Многолетний опыт практического врача позволяет автору обобщить частные случаи и ответить максимально полно на многие вопросы о больной спине, о диагностике и лечении.

И самое главное, книга не просто вооружает знанием, она дает необходимый посыл к действию, к осознанию того, что в любых, даже самых трудных обстоятельствах, можно и нужно бороться за свое здоровье.

Книга предназначена широкому кругу читателей и доступна человеку без специальных знаний.

Будьте здоровы!

Пламя гражданской войны в Кардоме не погасло. Потерпев неудачу в захвате столицы, мятежники принялись за провинции. Они безжалостно уничтожают непокорившихся, не жалея ни женщин, ни детей. Ранее лояльные соседи начинают агрессивно поглядывать на земли королевства, а тут еще и правитель Лео, в недавнем прошлом Леонид Царьков, как сквозь землю провалился. Хотя почему – как?..

Звонок, поступивший на мобильный застрявшего в пробке менеджера среднего звена Виталия Дубинина, не сильно отвлек его от мыслей о грядущем отпуске. Но все изменилось, когда он понял, что на другом конце «провода» Иосиф Сталин…

Что скажет Отцу народов наш современник за три дня до трагического начала Великой Отечественной войны? Сможет ли эта информация снизить потери Красной армии в пограничном сражении? Как повлияет разговор с Вождем на исход противостояния с жестоким и умелым врагом? И где найти нужные слова, чтобы не только выиграть войну, но и предотвратить распад Советского Союза?