Большой взрыв

Академик Алялин совершил массовое убийство.

А началось все с научного открытия, которое поначалу не представлялось Ивану Петровичу сколько-нибудь значимым. Так бывает, когда светлый ум слишком долго занят одной проблемой. Однажды найдя решение, он не считает, что совершил прорыв в науке. Ведь для того чтобы прорыв состоялся, необходимо найти прикладное применение. И оно нашлось на удивление быстро. К счастью для Алялина, и к несчастью для многих.

Рекомендуем почитать

«Первый контакт случился в конце двадцать первого века.

Никто не ожидал, что разведывательное судно „Союз“ наткнется в системе Быка на точный аналог Солнечной системы. Третья планета далекой звезды напоминала Землю буквально всем – диаметром, плотностью, массой, голубоватым оттенком атмосферы...»

«В детстве у меня был свой персональный клоун. Я нашел его на огороде. В цветастой одежде и смешных клоунских ботинках он лежал, раскинув ручки, и не шевелился. На белом лице выделялся красный нос картошкой. Рыжие лохмы и кустистые брови окончательно делали астронавта похожим на уморительного паяца. Его космический корабль развалился на две части. Одна, где помещалась кабина пилота, догорала под яблоней. Другая – технический и грузовой отсеки – уронила секцию забора и почти на метр ушла в землю...»

«…  Меня приговорили к смертной казни и пятидесяти годам заключения.

В нашем педантичном государстве все судебные решения исполняют строго по порядку. Сначала – сознание изымают из тела, а затем оно же, лишенное бренной оболочки, отбывает наказание.

<…>

Они направились в совещательную залу, а я остался сидеть в клетке. Я был отрезан от людей и очень одинок, как может быть одинок лишь изгой. А впереди меня ожидала кластерная яма – черная тьма, без единого просвета, отсутствие надежд, устремлений и невозможность что-либо исправить, в течение целых пятидесяти лет. Апелляция убийцам не полагалась, так что на помилование я не мог рассчитывать. Технически я даже не мог даже сойти с ума от одиночества. Этого не допускала программа. А через пятьдесят лет из Тюремного кластера мою матрицу переведут в Кластер памяти, где я останусь навсегда…»

Крылатый человек пронзительно закричал, изогнулся, и, теряя перья, камнем рухнул с небес. Следом за хрустом ломаемых веток последовал глухой удар. Сенцов удовлетворенно хмыкнул – точный выстрел, убрал обрез в заплечную кобуру и, припадая к земле, побежал к роще. Неторопливо осмотрел тело врага, приподнял крыло, подивился удаче, сделал пометку в электронном блокноте.

Можно было не спешить. До прихода сумерек оставался час. А Периметр – оплот врага – начинался сразу за рощей.

«Посол межгалактического дипкорпуса Земли Кирилл Звягинцев жестоко страдал от скуки. Обитатели Амальгамы, планеты в созвездии Стрельца, были настолько ленивы, что почти не двигались, а в их густой шкуре обитало сразу несколько видов растений. Пахучий мох делал оттенок их шерсти зеленовато-бурым, вьюнок с тонким стеблем оплетал тела амальгамцев причудливым узором, а мокрица образовывала скопления мелких белесых цветочков в паху и под мышками. Языки аборигенов шевелились настолько медленно, а мысли текли так размеренно, что разговор с ними был почти невозможен. Ответа на любой, даже самый простой, вопрос приходилось ждать неделями, а иногда и месяцами...»

Я спешил домой через парк Победы. По осенней слякоти. Зажав под мышкой старый портфель. Поминутно поправляя очки. Мне было зябко. Я грезил, как ворвусь в тепло квартиры и, скинув одежду, залезу в горячую ванну. Потом, конечно же, сяду в кресло напротив аквариума и буду наблюдать.

В сумерках вдруг зашевелились крупные тени, шагнули на дорожку. От неожиданности я едва не вскрикнул. Их было двое. Кряжистые и пахнущие перегаром, как пара канистр со спиртом, стриженные под машинку, в спортивных костюмах. Вряд ли в парке проходили спортивные сборы – у этих ребят явно были совсем другие увлечения.

По моей просьбе вертолет сделал круг над островом. Его очертания наводили на мысли о левиафане, обитателе северных морей. Чудовище подплыло к острову с востока и отхватило огромный кусок суши. След челюстей – бухту Диксона – сковал лед, скрытый глубоким снегом. Севернее на побережье можно было различить заброшенный поселок. От крохотных коробочек-домов тянулась темная полоса асфальтовой дороги – упиралась в аэропорт. Я опознал аэропорт по взлетно-посадочной полосе, к ней примыкал одинокий рукав для разворота самолетов. Местами снег стаял, бетон покрывали бурые пятна – местная растительность медленно, но верно, отвоевывала остров у человека.

Суд вынес вердикт – Иванова назначить испытателем нового космического корабля. Неожиданное решение судей сделало Иванова счастливым.

– Вы мужественный человек, – конструктор Кузякин тряс смертнику руку, затянутую в плотную синтетику скафандра. – Скажите, – поинтересовался он после короткой паузы, – вам раньше приходилось участвовать в испытаниях?

– Бывало, – ответил Иванов уклончиво.

– А в космической области вы не работали? – продолжил задавать бессмысленные вопросы конструктор.

Другие книги автора Андрей Игоревич Егоров

Жутко динамичный и увлекательный постапокалиптический роман. Анонс звучит так: «Привычного мира больше нет, есть только обломки минувшего: лежащие в руинах пустынные города, звери-мутанты и люди — разобщенные и сломленные». Спасти родной клан от фанатиков Новой веры, пройдя через сотни опасностей, предстоит разведчику клана Ветродувов Герману и Госпитальеру Францу.

Большие дела не всегда планируются заранее. Уголовник, полжизни проведший на тюремных астероидах, молодой бандит с земли, генерал враждебной людям нации лемонийцев и честная девушка, желающая спасти отца, волей случая собираются в банду, где царят жестокие законы. Их общая цель - ни много, ни мало - ограбить Кремль. Правда, правительство оттуда давно съехало, и в старинной крепости теперь хранятся активы Центробанка. Но не только золото и алмазы доверены древним стенам. В Кремле можно найти много такого, о чем межгалактические бандиты даже не подозревают...

Профессиональный аферист и игрока Эдик Цитрус обвинен в убийстве, и его ожидает многолетнее заключение в поясе астероидов у звезды Бетельгейзе. Бунт в колонии для особо опасных преступников неожиданно делает Эдика обладателем огромного состояния. Но космические пираты не дремлют. Да и могущественная тайная организация не прочь использовать таланты Цитруса в своих целях. Благодаря чудесам современной науки он из беглого преступника превращается в настоящего супермена. Вот только репутация тайной организации, с которой ему пришлось иметь дело, говорит о том, что добром эта сделка не закончится…

Не доехав до Москвы километров двадцати, я застрял в мертвой пробке на Каширском шоссе. Поначалу машины хоть и медленно, но все же двигались в сторону городской черты, но потом движение парализовало полностью. Встали. Стало тихо и безжизненно. Только тикали едва слышно часы «Полет» на левой руке. В воздухе ощущалась августовская жара. Я в очередной раз пожалел, что так и не приобрел кондиционер. Хотя желание возникало регулярно. Чувствуя, как весь покрываюсь липким потом, я наблюдал в лобовое стекло за взбирающейся на мост дорогой. В зеркале заднего вида пейзаж также не отличался разнообразием – мертвая пробка стремительно разрасталась, как раковая опухоль.

Знающие люди говорили: планета Дроэдем – настоящий рай. И главное – никакой полиции. Для матерого уголовника Глеба Жмыха этот факт имел решающее значение. Лемурийцу Лукасу тоже было чего опасаться в пределах досягаемости Закона. Угнав космический транспортник, они прибыли на Дроэдем и зажили роскошной жизнью. В гостинице, где поселились рисковые парни, даже унитазы были из чистого золота. И жизнь казалась такой прекрасной, что хотелось петь. Но преступный мир Дроэдема втягивает их в кровавые разборки, да и с самой райской планетой явно что-то не так…

«Дюжина межгалактических мерзавцев» – роман об уголовном мире будущего,  но не примыкающий к сериалу о космических каторжниках. Юмористическая космоопера – детектив

Аномальная зона начиналась в нескольких километрах к югу от полузаброшенного поселка Подтесовый, в устье Енисея. Следопыт, назвавшийся Палычем, мятый мужичонка невысокого роста, остановился у сросшейся тремя стволами березы и, тревожно глядя вперед, объявил:

– Все, дальше не пойду.

– Как же так? – заволновался доцент Алексеев. – Мы же договорились.

– Не пойду, и все!

Нерадивый следопыт развернулся и направился восвояси. Алексеев было кинулся за ним следом, но сразу понял, что уговорами ничего не добьется – народишко в этих краях обитал упрямый и своевольный. Обругав в сердцах Палыча, он скинул с плеча рюкзак, покопался в его недрах и извлек на свет странную штуковину – циферблат с двумя стрелками и приделанная к нему металлическая сетка с антенной. За эту штуку он выложил почти два оклада научного сотрудника и гонорар за статью в учебнике по биохимии. Жуликоватый субъект, мастеривший подобные механизмы не внушал доверия, но отправляться в район аномалии без специального оборудования – значит, заведомо обречь себя на неудачу.

Кабан навязал нам эту работенку не от щедрот доброй души и не за наши красивые глаза. Выбора у нас не было — или умереть сразу, или немного помучиться. Мы поразмыслили совсем чуть-чуть и решили помучиться. Поэтому громилы Кабана запихнули нас в автоматический почтовый катер и отправили на Дзету Змееносца. Точнее, на вторую и единственную обитаемую планету Дзеты Змееносца — Собачий рай. Так называется эта захолустная планетенка. Почему — понятия не имею. Прежде я на ней никогда не бывал.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

«ФантЛабораторная работа» — конкурс фантастических рассказов на заданную тему, который проводится на сайте «Лаборатория фантастики».

Представлены рассказы попавшие в финал 5ого конкурса. Тема 5ого конкурса (задана Г.Л.Олди): «Сила слабых»

Яркий мотылек бился в высокое оконное стекло. Описав зигзаг под потолком, он вновь и вновь устремлялся к солнцу, захваченный стихией странного беспокойства. «Он выбьется из сил или расшибется насмерть, подумал Роберт, — шансов у него меньше, чем у меня».

Роберт обливался холодным потом. От страха. У него даже рубашка прилипла к спине. Им было приказано стоять и не переговариваться. Он стоял, и от неподвижности у него ныли ноги.

Однажды, много лет назад, он уже пытался подавить в себе этот животный парализующий страх. Их с Крисом сбили над Нормандией. Когда они приземлялись, к ним со стороны шоссе уже сворачивала немецкая машина. Они побежали через мелкое болото, а потом Крис решил, что нужно задержать немцев у плотины. Лежа в воде, Роберт ничего не видел перед собой, словно и глаза его вспотели от страха. И он не выдержал — не успели враги приблизиться на расстояние выстрела, как он вскочил и бросился прочь, навстречу жизни, теряя сознание от ужаса. Где-то за его спиной, все тише, захлебывался автомат друга, а он, подавив стыд, мчался через трясину все дальше и дальше. Он добрался до «маки», и они переправили его в Англию. Спустя год он узнал, что Крис, тяжело раненный, ускользнул от немцев и после сложной операции в Лондоне был вывезен в Штаты. Они встретились после войны во Фриско, и Крис устроил его в банк, где работал сам. И даже не сказал ему: «Ты свинья!»

С чисто американской точки зрения, Рой Купер был одним из самых неинтересных людей на нашей планете. Он никого на своем веку не убил, не ограбил ни одного банка, не был кинозвездой, не имел отношения к большому бизнесу, не разглагольствовал в конгрессе, — короче говоря, это был самый заурядный, полунищий фермер из штата Канзас. Тем не менее ему суждено было стать знаменитостью, хотя и на очень короткое время, когда он появился со своей ошеломляющей вестью в столице штата Канзас-Сити небритый и оборванный, неся на плече младшего из своих отпрысков и ведя за руку старшего. Третьего ребенка несла жена.

Шесть людей из совершенно различных эпох и культур, шесть разных судеб, шесть смертей… Древнегреческий философ Левкий, сарматская девушка-воин Аиса, патрицианка из Константинополя XIII столетия Зоя, индеец майя доколумбовых времён Ахав Пек, оккультист из Лондона конца XIX века Алфред Доули, погибший в 1978 году «красный кхмер» Тан Кхим Тай… Для каждого из этих людей посмертное существование оказывается различным, в соответствии с его религиозными представлениями.

Есть ещё седьмой — журналист-правовед из Киева XXII века Алексей Кирьянов. Он тоже умер. И тоже вдруг ощутил себя живым. Но только он узнал, что происходит с умершими на самом деле. Потому что встретил женщину по имени Виола…

Лампа вызова завыла и замигала кровавым пятном на стене. Я мгновенно проснулся. «Пожар», — мелькнуло у меня в голове. И, хотя я прекрасно знал, что в гостинице не случалось пожара уже восемьсот лет, чисто человеческая реакция взяла верх.

Я лихорадочно ткнул в панель монитора, и на экране высветилось лицо Грила. Часы в вестибюле за его спиной показывали 3.35. Застонав, я включил голосовую связь.

— Дункан слушает.

— Шеф, требуется ваше присутствие. Я не стал задавать лишних вопросов. Грил мой главный коридорный, а уж коридорные нюхом чуют гостиничные неприятности.

Во времена правления XXIV подсекции Нейтринного лампомозга и его первого кибернатора, когда Центральная суперцивилизация простиралась до самых отдаленных скоплений галактик и в трех великих войнах разбила в пух и прах радиоактивных антигомоморфоз (подлинного имени которых не успели установить, так как они канули в восьмимерный провал пространства, возникший под действием темпоральных бомб), один из кораблей, патрулировавших на периферии Галактики, сообщил о том, что третья планета Солярной системы заселена мыслящими существами. Правда, корабельный автомат именовал их «недомыслящими существами». Учитывая скрытые почти в каждом недомыслящем потенциальные возможности, мозг-координатор Центра всегалактнческого развития провел через Нейтринный лампомозг проект интенсификации развития солярной цивилизации методом постоянных импульсов с автоматической коррекцией. С этой целью через трансгалактическую пересыльную линию в сторону Солнца был направлен Изобретательский Сверхробот, запрограммированный на восемьсот тысяч лет, причем на протяжении этого периода Сверхробот должен был поднять солярную цивилизацию до уровня, типичного для миллионов недоцивилизаций кустарей в Галактике. Вскоре Сверхробот достиг Солярной системы, вышел на орбиту вокруг третьей планеты, оставив на ней лунный гравикратерный буй в виде огромного шара диаметром в несколько тысяч километров, и опустился на поверхность планеты в районе терминатора. Едва произведя посадку в большом озере окиси водорода — при этом половина его содержимого испарилась, — он тут же приступил к делу.

Погода стояла скверная, типично лондонский октябрьский вечер, сменивший такой же серый и дождливый день, и Хаткрофт, пожилой юрист, вернулся домой не в самом светлом расположении духа. Он тотчас же наворчал на экономку мисс Шелл за то, что та замешкалась с чаем, который вопреки обыкновению старых холостяков он предпочитал пить дома, а не в клубе, где просиживал все вечера. Филателия, клуб, беззлобные перебранки с экономкой составляли все его развлечения.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мир моды. Капризный, своенравный… Жестокий. Тот, кто жаждет покорить его, должен быть готов ко всему: зависти, злобе, ненависти. Даже тот, кто преодолеет все и добьется успеха, ни от чего не застрахован. Его имя, его слава, его успешный бизнес могут стать поводом для убийства.

Это писательский дебют одного из одиознейших представителей русскоязычной поп-музыки – Сергея Жукова – на рубеже веков его творчество поражало титаническим размахом: согласно опросам, в каждой второй российской семье хранился хотя бы один альбом группы «РУКИ ВВЕРХ». И Максима Петренчука – публициста, журналиста, писателя, чья деятельность ярко отражена на сайте vkontakte.ru.

Это СКАНДАЛЬНЫЙ РОМАН, РАСКРЫВАЮЩИЙ ВСЮ ПОРОЧНОСТЬ РОССИЙСКОГО ШОУ-БИЗНЕСА.

От издателя:

«Глянул я окрест и душа моя уязвлена стала. Любимая фантастика утопает в крови, некое несуществующее Добро с невероятной жестокостью мочит столь же небывалое Зло… И за этими разборками авторы напрочь забывают о существовании обычной доброты», — говорил Святослав Логинов на седьмом «Росконе».

В этой книге кровь тоже льется — несколько капель, чтобы напоить неприкаянную душу в Эльфийской стране. Герои книги не носят мечей, они просто живут настоящей жизнью в своем XII веке по соседству с Дивным народом. Здесь все настоящее: грязь по весне на холмах, в которой тонут овцы, любовь и верность, страсть и страдание. Даже Королева Эльфийской страны — и та настоящая. Кашнер удалось невозможное — рассказать древнюю легенду о Томасе Лермонте так, что дух захватывает от красоты и правдивости повествования.

Награды и премии:

World Fantasy Award, 1991 // Роман (Novel)

Mythopoeic Awards, 1991 // Мифопоэтическая премия фэнтези

В увлекательных рассказах популярнейших латиноамериканских писателей фантастика чудесным образом сплелась с реальностью: магия индейских верований влияет на судьбы людей, а люди идут исхоженными путями по лабиринтам жизни. Многие из представленных рассказов публикуются впервые.