Большой верблюжий рассказ

Арсен Титов

Большой верблюжий рассказ

Повесть

- Венера, гони своего Лавросия! - любил кричать Сева, приближаясь к синему двухэтажному домику в очаровательном городке на берегу моря.

Он кричал так, чтобы его мог слышать только приятель, с которым они снимали у Венеры фанерный сарай.

- Нет, - говорила Венера. - Нет. Теперь три рубля нигде нет. Теперь везде три пятьдесят.

И Сева с приятелем уплатили по три пятьдесят за сутки, то есть по семьдесят рублей за весь срок, и за такую цену Сева посчитал себя вправе распоряжаться судьбой Венеры, то есть кричал гнать Лавросия. Он вечно думал о Мелиметовой, но Венере кричал гнать Лавросия - то есть получалось, как бы делал определенные намеки, и если бы Венера так подумала, то впала бы в глубочайшую ошибку, потому что Сева ни о ком, кроме Мелиметовой, не думал, и, не приведи бог, Венера взяла бы да действительно прогнала Лавросия - так вот однажды послушалась бы Севу и сказала: пойди, Лавросий, прочь! - то интересно, с кем бы она осталась, несчастная!

Другие книги автора Арсен Борисович Титов

Роман известного уральского писателя Арсена Титова "Екатеринбург, восемнадцатый" — третья часть трилогии «Тень Бехистунга». Перед вами журнальный вариант этого романа, публиковавшийся в № 11, 12 журнала «Урал» 2014 г.

 Действие трилогии «Тень Бехистунга» происходит в Первую мировую войну на Кавказском фронте и в Персии в период с 1914 по 1917 годы, а также в Екатеринбурге зимой-весной 1918 года, в преддверии Гражданской войны.

 Трилогия открывает малоизвестные, а порой и совсем забытые страницы нашей не столь уж далекой истории, повествует о судьбах российского офицерства, казачества, простых солдат, защищавших рубежи нашего Отечества, о жизни их по возвращении домой в первые и, казалось бы, мирные послереволюционные месяцы.

 Трилогия «Тень Бехистунга» является одним из немногих в нашей литературе художественным произведением, посвященным именно этим событиям, полным трагизма, беззаветного служения, подвигов во имя Отечества.

 В 2014 году роман-трилогия удостоен престижной литературной премии «Ясная поляна».

Роман известного уральского писателя Арсена Титова "Под сенью Дария Ахеменида" — вторая часть трилогии «Тень Бехистунга». Перед вами журнальный вариант этого романа, публиковавшийся в № 7,8 журнала «Урал» 2012 г.

Действие трилогии «Тень Бехистунга» происходит в Первую мировую войну на Кавказском фронте и в Персии в период с 1914 по 1917 годы, а также в Екатеринбурге зимой-весной 1918 года, в преддверии Гражданской войны.

Трилогия открывает малоизвестные, а порой и совсем забытые страницы нашей не столь уж далекой истории, повествует о судьбах российского офицерства, казачества, простых солдат, защищавших рубежи нашего Отечества, о жизни их по возвращении домой в первые и, казалось бы, мирные послереволюционные месяцы.

Трилогия «Тень Бехистунга» является одним из немногих в нашей литературе художественным произведением, посвященным именно этим событиям, полным трагизма, беззаветного служения, подвигов во имя Отечества.

В 2014 году роман-трилогия удостоен престижной литературной премии «Ясная поляна».

Роман известного уральского писателя Арсена Титова "Одинокое мое счастье" — первая часть трилогии «Тень Бехистунга». Перед вами журнальный вариант этого романа, публиковавшийся в № 7,8,9 журнала «Урал» 2002 г. и № 8 2005 г.

Действие трилогии «Тень Бехистунга» происходит в Первую мировую войну на Кавказском фронте и в Персии в период с 1914 по 1917 годы, а также в Екатеринбурге зимой-весной 1918 года, в преддверии Гражданской войны.

Трилогия открывает малоизвестные, а порой и совсем забытые страницы нашей не столь уж далекой истории, повествует о судьбах российского офицерства, казачества, простых солдат, защищавших рубежи нашего Отечества, о жизни их по возвращении домой в первые и, казалось бы, мирные послереволюционные месяцы.

Трилогия «Тень Бехистунга» является одним из немногих в нашей литературе художественным произведением, посвященным именно этим событиям, полным трагизма, беззаветного служения, подвигов во имя Отечества.

В 2014 году роман-трилогия удостоен престижной литературной премии «Ясная поляна».

Осенью мы пьянствовали у Захара Михайловича. Его младший брат Джубе сказал, что не может поверить, чтобы Захар Михайлович всё ещё был сильнее его. Сцепились они, Джубе и Захар Михайлович. Во дворе произошла схватка.

Уже осень была, октябрь. Виноград сняли. Орехи с деревьев упали сами, и мы собрали их, зорко следя, на нашей ли стороне межи лежат.

— Скажут, да из России пришли, так уже чужое берут! — сказал Захар Михайлович.

Потому на нашей стороне лежащие мы брали, а не на нашей — нет.

Виноградник Дато, данный деревней за подвиг его предка, а потом отнятый колхозом, раскинулся внизу, по южному склону, на котором жили зварцы. Границу между Чрдили и Зваре Дато показывал так:

— Вот с этого дома начинается Зваре! — говорил он, когда мы шли сверху. А когда мы шли снизу, он показывал на тот же дом и говорил: — Вот этим домом заканчивается Чрдили.

Я соглашался.

В воскресенье к вечеру я пошел провожать Дато с корзинами на станцию. Я предложил идти более трудной, но короткой тропой мимо бывшего виноградника. Дато решил идти деревней.

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Каралис

Случай с Евсюковым

рассказ

Как вышел Фаддей Кузьмич Евсюков вытрясти, на ночь глядя, ведро в мусоропровод -- в домашних тапочках на босу ногу, синих трикотажных штанах и в майке,-- так в этом куцем наряде и остался на прохладной по осенней поре лестнице.

Дернуло легким сквознячком, и шоколадная коленкоровая дверь тихо щелкнула добротным импортным замочком, из тех, что непросто встретить в продаже.

Фаддей Кузьмич плюнул на пол, правда чисто символически, и на мгновение оцепенел. И было от чего: перед выходом на лестницу он включил утюг, намереваясь отпаривать форменные брюки, и поставил его торчком на стол, прямехонько на старое одеяло, служившее подставкой при глажении. "Растудыт тебя в пожарный гидрант и гайку Ротта!" -- только и шепнул Фаддей Кузьмич, представив возможные последствия своей опрометчивости. Стоит дрогнуть расшатанному столу, и раскалившийся утюг упадет на ворсистое сукно. Может, он уже дрогнул от хлопка двери... Фаддей Кузьмич живо вообразил, как воет сирена, сбегается с криками народ, лопаются стекла и языки пламени лижут незастрахованную мебель. "Кто горит? Фаддей Кузьмич? Он самый!.. Эк, как вьет! Пиши пропало..." Кривые ухмылки, эксперты, вызов к начальству и -снятие с должности. Что за пожарный, если сам погорел... Какой пример вы подаете подчиненным и населению?

Раймонд Карвер

Покой

Я зашел постричься. Уже сидел в кресле. А наискосок от меня, вдоль стенки, ждали еще трое мужчин. Двоих я раньше не видел. Но у третьего лицо было знакомое, хотя и не вспоминалось, откуда. Я все поглядывал на него, пока парикмахер колдовал над моей головой. Мужчина ковырял во рту зубочисткой. Здоровенный мужик, волосы короткие, волнистые. И вдруг он мне увиделся: в форме, фуражка, зоркие маленькие глазки обшаривают холл банка.

Андрей Киселев

Повесть о Сонечке

в ролях:

Марина - поэтесса

Сонечка - актриса

3-ий голос, Вахтанг, Приказчик, Чужой, Володя, Аля, Ирина - голоса за кадром

Начало. Титры: "Марина Цветаева" - на обложке книги, открывается следующая страница -"Повесть о Сонечке", титры уходят в затемнение. Из затемнения маленькое светлое пятнышко, медленный наезд, пятнышко преврашается в Марину, сидящую спиной в 3\4 перед "поминальником" (столик с фотографией Цветаевой, засохшая белая роза, листы рукописей, книги, пластинки, патефон, и т.п.) Звучит музыка Н.Нелюбовой, стихи А.Филимонова "Еще одна птица":

Ростислав Клубков

Human

Самое замечательное и в известной мере парадоксальное в пространстве созерцания то, что оно является пространством в сознании, в то время как само сознание со всеми содержаниями непространственно.

N. Hartmann.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

УХО ДИОНИСИЯ

I

Неужели я никогда не напишу этой истории, которая началась в голубо-сине-розовом, как швейцарские альпийские горы, начале мая, когда маленький, с встрепанными перьями седеющих волос человек, родившийся в придорожном городке, под которым текла безымянная подземная река, сел в неуловимо похожий на печальный цирковой караван разноцветный поезд - но вот уже, тонко свистя молочными струями паров, черный паровоз, содрогнувшись, приостановился у будки стрелочницы, и машинист принял из ее легких рук стакан молока, а в вагоне раскачнулась клетка с удодом, и маленький человек, - в светло-голубом жилете и лилово серых панталонах он был похож на перезрелую малину со сливками, - подскочив, неловко поймал ее обеими ладонями, пока сидящий напротив сосед его, достав маленькую записную книжку, вывел несколько букв, более похожих на нотные знаки, если только они действительно были буквами.

Владимиp Кнаpи

"Вечная любовь"

"В тот день у меня было пpепоганейшее настpоение..." Hет, так начинать, пожалуй, не стоит. Да и как начать pассказ о том дне, когда я впеpвые увидел ее? Еще года тpи назад у меня появилась идея записать нашу истоpию на бумагу, пpичем появилась она внезапно, будто кто-то заставил эту мысль появится в моей голове и биться о стенки чеpепа - пиши, пиши, пиши! Hо pешился я все же лишь сейчас. И то, pешив пpеподнести все это в виде этакого фантастического pассказика, ведь люди все pавно не повеpят в pеальность этих событий. Да это и не важно... Важно то, что ведь вот же она, сидит на диване и коpмит гpудью нашего младшенького. Самая pеальная, уж я-то в этом точно не сомневаюсь! А что думают по этому поводу остальные, мне, честно говоpя, совеpшенно по баpабану... Как же начать-то?.. Hачало - это одна из наиважнейших вещей в любом деле. Или же я ошибаюсь... Ладно, не буду изощpяться, напишу все как было.

Владимиp Кнаpи

"Все будет хоpошо: Дpуг"

Посвящается всем невинным

жеpтвам пpеступлений

А не спеши ты нас хоpонить...

"ЧайФ"

...пpи пpоведении надлежащей медицинской экспеpтизы и пpи

наличии завеpенной нотаpиусом письменной пpосьбы со стоpоны

больного или же его pодителей (опекунов)...

"Закон об эвтаназии",

возможная фоpмулиpовка

Боль... Вечная боль, pожденная сознанием... Боль физическая, боль моpальная... Сколько можно теpпеть? Сколько? Да и нужно ли? А если нужно, то кому? Hужно ей, не видящей больше в жизни ни единого светлого пятна? Hужно близким, котоpые, видя ее боль, сами стpадают не меньше? Так кому это нужно, кому?! А есть ли смысл поддеpживать эту видимость существования?..

Владимиp Кнаpи

"Все будет хоpошо: Судья"

Посвящается всем невинным

жеpтвам пpеступлений

- Извините, но у гоpцев с незапамятных вpемен существует понятие кpовной мести... - Hо мы ведь не гоpцы! - То есть вы хотите сказать, что гоpцы хуже нас? - Hет, что вы. Я пpосто хочу показать, что это ваpваpский обычай. - Hо, согласитесь, суд не всегда наказывает виновного, ведь так? - К сожалению, это так. Hо так не должно быть. Мы должны улучшить, отpегулиpовать наше судебное законодательство... - Да пpи чем тут законодательство?! Hевозможно судить близких, жаждущих мести! Вот вы упиpаете на закон. Хоpошо. Скажите, а что делать, если суд опpавдывает пpеступника (действительно совеpшившего пpеступление), и кто-то из близких все-таки совеpшает пpавосудие? Возьметесь ли вы лично осудить его? - Hу... Это все зависит от конкpетного случая... - Hу так пpедставьте себе такой случай и дайте ответ. Сможете ли вы осудить его? - Hу, даже не знаю...

Коколов Сергей

Секрет моей мамы

Есть некое наслаждение в слезах...

Или это слова моей мамы? Или... я и есть моя мама только в восемнадцать лет?

Мы родились в один день с разницей в девятнадцать лет. Интересно мой ребенок родится тоже четырнадцатого июня? Hеужели это будет девочка?

Я - копия мамы, причем абсолютная. Если поставить рядом наши фотографии в восемнадцатилетнем возрасте - вряд ли кто-нибудь скажет, что на снимках изображены разные люди.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ростислав Титов

И все-таки море

Оглавление

I

"Начнем с начала, начнем с нуля..."

Эпоха

Как мы жили

Учителя

"Че-пе" городского масштаба

Дезертиры

II

Первое море

Какое оно?

"Братья-капитаны"

Дело воображения

III

Дальние страны

Камни и люди (Италия)

Морская драма (Англия)

На земле Тиля

Улыбки Марианны

Всего одна испанская страничка

С И Р Е H Ы , П О Ю Щ И Е В М О З Г У

Доктор биологических наук С. ТИТОВ /after my (RM) edition/.

Пением сладким Сирены его очаруют, на светлом Сидя лугу, а на этом лугу человечьих белеет Много костей, и разбросаны тлеющих кож там лохмотья.

Гомер, "Одиссея".

Истоки проблемы, о которой пойдет речь, затеряны в глубине тысячелетий. Мы не знаем, кто и в каком веке до нашей эры обнаружил, что некоторые плоды, травы и грибы могут искажать психические ощущения, нарушать сознание. В разные времена у разных народов они то оставались привилегированным таинственным орудием посвященных, а то вырывались и распространялись среди широких масс, ставя под угрозу существование самой культуры. Считается, что одна из первых вспышек употребления опием в Европе произошла в начале девятнадцатого столетия после того, как английский поэт Томас де Куинси опубликовал свои мемуары. В них он так описал впечатления от приема наркотического препарата, что породил многочисленных подражателей. О последствиях употребления наркотиков жертвы не имели ни малейшего представления. Может быть, вещества, изменяющие психику и искажающие ощущения, действительно одно из благодеяний, оказанных человеку природой? Может быть, наш мозг и его биохимические процессы недостаточно совершенны и для оптимальной работы нуждаются в дополнительной химической стимуляции, а человечество интуитивно набрело на способы такой стимуляции? Увы, если бы дело обстояло так! Вот что увидел в курильне опиума Чарльз Диккенс: "Он лежит одетый, поперек неопрятной кровати... на ней - тоже поперек, а не вдоль, и тоже одетые лежат еще трое: китаец, ласкар и худая изможденная женщина. Ласкар и китаец спят а может быть, это не сон, а какое-то оцепенение;женщина пытается раздуть маленькую, странного вида трубку... Он отмечает про себя, что женщина от постоянного курения опиума приобрела странное сходство с китайцем. Очертания его щек, глаз, висков, его цвет кожи повторяются в ней. Китаец делает судорожные движения - быть может, борется во сне с каким-нибудь из своих многочисленных богов или демонов и злобно скалит зубы. Ласкар ухмыляется; слюни текут у него изо рта. Женщина лежит неподвижно". Так что же представляют собой эти загадочные вещества, называемые учеными по-разному - наркотиками, галлюциногенами, фантастиками, психотомиметиками, психодислептиками (у юристов, конечно, существует строгий перечень веществ, которые относятся к наркотическим).

Владимир Михаилович Титов

КСТАТИ, О СИДОРОВЕ...

Солнце превзошло само себя. Оно прилипло к зениту и уже который час подряд нещадно и методично жарило всех, кто попадался под его горячую руку. Оно вкалывало так, словно до конца квартала оставалось от силы два дня а для выполнения квартального плана по солнечным ударам требовалось еще месяца четыре.

Мои спина и загривок нестерпимо пылали. Голова кружилась от перегрева - не спасала и шляпа из газеты.

Владимир Михаилович Титов

КУЗЬКИН КУМЕКАЕТ

ЖАЛОБА

Три месяца назад у меня сломалась стиральная машина "Белка-4". Я привезла ее в мастерскую. Мастер Вася Кузькин сказал, что запчастей у него нет, но что-нибудь он придумает.

Когда он возвращал машинку, сказал: "Я тут покумекал и встроил в нее надвременной телепoртатор собственной конструкции. Что-то вроде машины времени. Теперь вода и стиральный порошок не потребуются. Клади вещи, нажимай кнопку. Грязное белье исчезнет, а вместо него появится оно же, но из прошлого, когда его только купили".