Болезнь

Плутарх

Жизнеописание Александра

книга II

(извлечение)

(пер. с древнегреческого Т.Алешкина)

(...)

CXXX. Между тем дела, занимавшие Александра в то время, были направлены отнюдь не на благоустроение государства, но на то, о чем я уже не раз упоминал, и чему царь посвятил, кажется, большую часть жизни - на превознесение собственной особы. Итак, Александр провозгласил себя живым богом. По утверждению Харета эту мысль царю внушили жрецы храма Аммона, который он посетил, возвращаясь с запада, прочие историки называют виновниками вавилонских жрецов, расходясь в том, какому богу те служили. То, до каких пределов дошло помрачение рассудка царя - а иначе, как помрачением рассудка и не назовешь то, что сталось с Александром, показывает случай, приводимый Аристобулом. Когда на охоте погиб Александр, старший сын царя, Александр от грусти сильно заболел. Во время болезни у ложи царя неотлучно находился Hеарх, не доверявший лекарям ухаживать за больным в свое отсутствие. Однажды Александр, до того лежавший тихо, внезапно весь задрожал и, бросившись Hеарху на грудь, разразился рыданиями. Со слезами на глазах царь стал спрашивать пораженного Hеарха: "Я ведь никогда не умру, Hеарх? Это правда, что я буду жить всегда?" Hеарх как мог пытался успокоить Александра, но тот позволил себя уговорить не раньше, чем вошедшие на шум врачи подтвердили царю, что он не умрет, но будет жить вечно.

Рекомендуем почитать

Тимофей Алёшкин

Мертвый бог

(из "Жизнеописания Александра")

(пер. с древнеегипетского Т.Алешкина)

Это было во время Александра, это случилось, когда Осирис, живой бог, в третий раз был в стране Кемт. И ходил он по Черной земле, и люди избранного народа внимали его Слову. И принес он Истину, и отразил несправедливость, и избавил страну Кемт от мертвых богов, и утвердил имя своего божественного Отца. Вот как это было.

Другие книги автора Тимофей Владимирович Алешкин

1. Господин Лийло Лейло Лиирк — уроженец планеты Арриль (Рииллира — IV), компаньон второго ранга Дома Лиарриль, одного из нетерриториальных суверенных образований планеты Арриль, 24 июня 2029 года от РХ (здесь и далее по летоисчислению Земли) г-н Л.Л.Лииpк в возpасте 24 года (по аppильскому календаpю) пpибыл на планету Земля (Солнце — III) для участия в секpетных пеpеговоpах двух тpетьих сувеpенных обpазований в качестве платного посpедника. Из сообpажений экономии сpедств г-н Л.Л.Лииpк пеpвоначально высадился на повеpхность планеты на теppитоpии госудаpства Россия, одного из теppитоpиальных сувеpенных обpазований планеты Земля, в космопоpте «Подольск» гоpода Москва, столицы (главного населенного пункта) указанного госудаpства, имея намеpение в дальнейшем пpоследовать на теppитоpию госудаpства Евpопейский Союз. Г-н Лииpк собиpался воспользоваться однодневным пpебыванием в Москве для осмотpа местных достопpимечательностей и удовлетвоpения личных потpебностей.

Т.Алешкин

АВТОСТОПОМ ПО АЛЬТЕРНАТИВНЫМ МИРАМ

От редакции: История - странная вещь. Вчера была одна, сегодня другая, завтра - и вовсе третья... Можно, конечно, возразить, что меняются не столько реальные факты прошлого, сколько наш взгляд на них. Но какая, собственно, разница? Мир для нас таков, каким мы его видим. Вот и все. Прошлое уже несколько раз круто изменилось на наших глазах. Именно этим можно объяснить отсутствие горячего интереса у отечественных читателей и писателей к этому жанру, несмотря на широчайшие возможности, которые он представляет.

Тимофей Алешкин

"Великий Дом"

[Пояснения:

Великий Дом (др.-егип. "пер'ао", греч. искаж. "фараон") -- название резиденции египетского царя, также наименование царя;

Кемт (др.-егип. "Черная [земля]") -- название Египта у египтян;

Хапи -- Hил;

двойная корона (Пшент) -- корона фараонов Древнего Египта, соединенные короны Верхнего (белая) и Hижнего Египта (красая);

папирус и лотос -- символы Верхнего и Hижнего Египта;

Болезнь Александра

(перевод Т.Алёшкина)

Это было во время Александра, это случилось, когда Осирис, живой бог, был на земле и правил своим царством из Вавилона, с восточных полей.

Между тем дела, занимавшие Александра в то время, были направлены отнюдь не на благоустроение государства, но на то, о чем я уже не раз упоминал, и чему царь посвятил, кажется, большую часть жизни -- на превознесение собственной особы. Итак, Александр провозгласил себя живым богом. По утверждению Харета эту мысль царю внушили жрецы храма Аммона, который он посетил, возвращаясь с запада, прочие историки называют виновниками вавилонских жрецов, расходясь в том, какому богу те служили.

Тимофей Алёшкин

"Лунатик дедушки Тана" гл.1

Дано: вы едете в электpичке, и ехать еще долго. У вас с собой книжка с названием из сабжа. Вы пpочитываете пеpвую главу. Ваши действия? (Интеpесует, как можно догадаться, не подpобное описание пpоцесса звеpского уничтожения книжки или сдачи ее в библиотеку психиатpической лечебницы, а степень веpоятности того, что вы будете читать дальше. :-) ) Еще, пожалуй, любопытно, заметно ли, от какого известного пpоизведения известного автоpа я "отталкивался".

Тимофей Алешкин

Плутаpх

"Жизнеописание Александpа"

(извлечение)

(пеp. с дpевнегpеческого Т.Алешкина)

(...) видя поражение своих, бежала, даже не попытавшись оказать сопротивление.

CXXXVIII. Когда войско царя обратилось в бегство, Александр, лишь завидя облако пыли, догадался о поражении. Тотчас он велел подать коня и бежал со всей стремительностью, какой только было возможно достичь. Вслед за царем устремились его приближенные и телохранители, постепенно к ним присоединялись беглецы с поля боя. Александр, видя, что его отряд увеличился более, чем до тысячи всадников, казалось, ободрился. Он приказал остановиться и обратился к сопровождавшим его, говоря, что не все потеряно и борьба только начинается. Посреди речи царь неожиданно разразился рыданиями. Пав на колени, Александр то взывал к Зевсу, упрекая его за то, что тот отвернулся от своего сына, то униженно молил своих спутников не покидать его в беде. Спустя немного времени Александр вновь вскочил на коня и поскакал к Евфрату. Царь ехал столь быстро, что многие из сопровождавших его на усталых конях отстали, другие рассеялись, видя, что их предводитель совершенно утратил способность действовать целесообразно. Когда Александр подъехал к реке, с ним остались лишь верный Hеарх и еще двенадцать человек на самых быстрых конях.

Тимофей Алёшкин

КЛЯТВА

Солнце в зените. Солнце отражается в волнах людского моря тысячей отблесков. Солнце пляшет огнем на панцирях, шлемах, знаменах. Солнце над Этеменанки, над Вавилонской Башней, над Башней до Hеба.

Hа Башне - Александр.

- Я, Александр, царь царей, повелитель Вселенной, говорю моим царям, князьям, слугам и народам! - царь замолкает.

Площадь перед храмом, огромная, как равнина. Сотня глашатаев со ста возвышений повторяет слова Александра на ста языках. Люди слушают, повернув головы, не ломая рядов. Кажется, тысячи тысяч здесь, на площади. Столько не было при Гавгамелах.

Тимофей Алёшкин

КРЕПОСТЬ

F. Или FUG. Или FUGITIVUS, если у городского

палача есть нужные клейма.

Fugitivus. Беглый.

Каждый раб хочет сбежать. И секретарь сенато

ра, и вилик большого поместья хоть раз в жизни меч

тали бежать от хозяина. Прочь. Перестать быть ра

бом. Хотя бы на один день. Хотя бы на миг.

Hе все рабы могут сбежать. Один не осмелива

ется, другой слишком слаб, третий не может оставить

Популярные книги в жанре Альтернативная история

Доктор Джонс против Третьего Рейха.

Его имя стало легендой.

Он — величайший археолог всех времен и народов.

Он — личный враг Гиммлера и Гитлера.

Он раскрывает самые секретные планы нацистов, пресекает самые зловещие их замыслы…

Европа на пороге Второй Мировой войны. Немецкие экспедиции рыщут по всем континентам в поисках древних святынь, тайных знаний и магических артефактов. Люди здравомыслящие видят в этом всего лишь доказательство безумия нацистской верхушки. Один профессор Джонс знает, что древняя магия вполне реальна, что великие святыни, за которыми охотятся эсесовцы — Святой Грааль, Копье судьбы, Ковчег Завета, — гарантируют победу в войне и власть над миром…

Индиана Джонс должен остановить силы зла любой ценой. От исхода этой схватки зависит будущее человечества. Он не имеет права проиграть!

В седьмом веке исламская волна хлынула из Аравии. Одерживая победу за победой, войска халифов разбили Персидскую Империю и отобрали у Восточной Римской (или Византийской) Империи Сирию, Палестину, Египет и Северную Африку. Дважды мусульманские войска осаждали Константинополь — в 674–678 и 717–718 годах. В нашей истории византийская столица выдержала обе осады, и Империя устояла как восточный оплот христианства. Византия веками удерживала ислам от проникновения в Анатолию и на Балканы, а также обратила в христианство болгар и русских. Но что, если б Империя пала в восьмом веке, а не в пятнадцатом? Народы к северу от Константинополя, все еще языческие, встали бы перед новым выбором…

Рассказ из авторского сборника  в жанре альтернативной истории  «Отправные точки».

Древнее пророчество гласило – царская дочь будет править всеми землями Нира!

И, казалось бы, сами боги помогли предначертанному – ибо в храме, под покровом ночи, уродливая дочь царя стала Прекрасной.

Идут годы. Все прекраснее юная принцесса Далла. Но – странно – появляется внезапно в веселом городе Кааф ее соперница – юная предводительница бродяг и разбойников. Некрасивая, отчаянно смелая, постигшая тайны боевых искусств Дарда…

Две девушки отныне связаны загадкой странного пророчества, которое не разорвать и не изменить. И одной из них предстоит управлять судьбой мира…

Данное издание — один из вариантов альтернативной истории, который с несколько новой точки зрения выводит нас на проблемы НЛО, развитие тайных наук и позволяет еще раз взглянуть на проблемы добра и зла.

Эта книга о тех, кто давным-давно, тысячи лет назад, возможно нашел ту Тайную Тропу в бесконечную Вселенную, которую так упорно искали люди науки как в этом веке, так и в прошлом. О тех, кто прошел первым по этой тайной тропе.

Рассчитана на широкий круг читателей.

В 1713 году из Хивы в Астрахань приехал некий Ходжа Нефес, который, скоро сошедшись с комендантом Астрахани князем Самановым – авантюристом, крещеным персом из Гиляна, поведал ему о плане овладения Хивою, который он хочет предложить русскому царю: для этого, открыл он секрет, достаточно повернуть реку Аму-Дарью в старое русло, в Каспий, куда она и изливалась до тех пор, пока хивинцы, испугавшись бесчинств на море казаков Разина, не перегородили старое русло плотиной и не пустили реку в Арал. Также поведал он о золотом песке, который будто бы добывается при Аму-Дарье. Честолюбие Саманова запылало золотым огнем, и он немедля решился препроводить Нефеса в Санкт-Петербург, так и не выяснив толком, какое место занимает тот в Хивинском ханстве и с какой стати предлагает его русскому царю в качестве трофея.

Тысячелетиями человеческая история творилась не только на полях сражений и в тронных залах, но и в подземельях могущественных тайных орденов.

Проведя масштабное историческое расследование, изучив множество архивных материалов по оккультизму, масонству, деятельности катаров и тамплиеров, Линн Пикнетт и Клайв Принс обнаружили в них еле ды религии, берущей начало во времена Христа, две тысячи лет развивавшейся параллельно христианству и претендующей на мировое господство. Братство Сиона, магистрами которого были такие знаменитости, как Леонардо да Винчи, Сандро Боттичелли, Виктор Гюго, Жан Кокто, в течение веков сохраняло секретную летопись Великой ереси, закодированной в произведениях искусства и готических соборах Европы.

Многие громкие события европейской и мировой истории, по мнению авторов данной книги, были лишь отголосками ожесточенной секретной войны между христианской церковью и претендующим на обладание сакральной истиной могущественным тайным орденом. Авторы представляют убедительные доказательства того, что Братство Сиона сохранилось до наших дней и продолжает активную деятельность.

Книга развивает тему, затронутую в «Коде да Винчи» Дэна Брауна, «Святой Крови и Святом Граале» Бейджента и Ли, но ее авторы пошли дальше многих исследователей и сделали выводы, которые способны ошеломить даже подготовленных читателей.

lenok555: Файл содержит вторую часть книги из-за огромного количества примечаний.

(Первая часть в другом файле.)

Этой фразой начинается статья, роль которой в трансгуманистическом движении сравнима разве что с "Меморандумом Бромберга" в истории Большого Откровения. Насколько мне известно, за прошедшие с тех пор восемь лет никто так и не опроверг основных положений — а пытались, несомненно, многие. Да, некоторые детали не выдерживают придирчивой критики, но сущность идеи от этих деталей не зависит.

Если вы свободно читаете по-английски, откройте ссылку на источник эпиграфа в другом окне и прочтите статью Винджа прямо сейчас, пока на ваше непредвзятое мнение не повлиял мой текст. А потом возвращайтесь ко мне и читайте дальше:) http://www-rohan.sdsu.edu/faculty/vinge/misc/singularity.html

Возможно, с кем то, из тех нескольких сотен людей, что ежедневно бесследно исчезают на просторах нашей страны, произошла именно такая история.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Авантюрная повесть «Кенгуру», написанная в 1981 году русским писателем Алешковским, рассказывает о поздней сталинской эпохе.

Юз Алешковский

Простой заключенный

Товарищ Сталин! Вы большой ученый, В языкознании познали толк. А я простой советский заключенный И мой товарищ - серый брянский волк.

За что сижу, по совести, не знаю; Но прокуроры, видимо, правы. Итак, сижу я в Туруханском крае, Где при царе бывали в ссылке вы.

И вот сижу я в Туруханском крае, Где конвоиры строги и грубы. Я это все, конечно, понимаю Как обостренье классовой борьбы.

Татьяна Алферова

Алмазы - навсегда

Портрет

- Между прочим, милые дети, женщина, изображенная на этом портрете, ваша соотечественница, а с самим портретом связана весьма и весьма романтическая легенда.

Учитель положил старинную открытку на стол изображением вверх, казалось, это движение отняло у него последние силы. И стол, и учитель были очень старыми, подстать рассматриваемой открытке, но открытка с клеймом 1860 года все-таки старше.

Татьяна Алферова

Дар непонятого сердца

Из всех старых вещей только люстра имела право на существование, в том случае, если Салли обратит на нее внимание. Салли не сводила с люстры глаз, хотя посередине гостиной прямо на ковре возвышалась целая гора вполне достойных внимания забавных и милых вещиц.

Елочная игрушка в виде люстры, неяркая, из потускневшего серо-жемчужного стекла, украшенная висюльками из не менее тусклого, запылившегося изнутри стекляруса, лежала чуть-чуть в стороне. Сорок минут, с семи пятнадцати утра до без пяти восемь, он потратил на это "чуть-чуть". Получалось то слишком близко, так, что люстра терялась среди ярких шелковых лоскутков, выпуклых прихотливых пресс-папье, розовых и зеленых пепельниц из природного камня, ни разу не использованных по назначению, тяжелых латунных подсвечников, то слишком далеко, что выглядело явным намеком. Опускаться до очевидного символизма он не хотел ни в коем случае, двигая елочную люстру по ковру сорок минут туда-сюда, пока не нашел то самое "чуть-чуть". Тело люстры состояло из двух шаров, верхний поменьше, нижний - побольше, шары скреплялись четырьмя стеклянными трубочками, одна из которых была раздроблена, на проволоке, пропущенной внутри, болтались обломки с неровными краями, не длиннее бусины стекляруса.