Болезнь

Плутарх

Жизнеописание Александра

книга II

(извлечение)

(пер. с древнегреческого Т.Алешкина)

(...)

CXXX. Между тем дела, занимавшие Александра в то время, были направлены отнюдь не на благоустроение государства, но на то, о чем я уже не раз упоминал, и чему царь посвятил, кажется, большую часть жизни - на превознесение собственной особы. Итак, Александр провозгласил себя живым богом. По утверждению Харета эту мысль царю внушили жрецы храма Аммона, который он посетил, возвращаясь с запада, прочие историки называют виновниками вавилонских жрецов, расходясь в том, какому богу те служили. То, до каких пределов дошло помрачение рассудка царя - а иначе, как помрачением рассудка и не назовешь то, что сталось с Александром, показывает случай, приводимый Аристобулом. Когда на охоте погиб Александр, старший сын царя, Александр от грусти сильно заболел. Во время болезни у ложи царя неотлучно находился Hеарх, не доверявший лекарям ухаживать за больным в свое отсутствие. Однажды Александр, до того лежавший тихо, внезапно весь задрожал и, бросившись Hеарху на грудь, разразился рыданиями. Со слезами на глазах царь стал спрашивать пораженного Hеарха: "Я ведь никогда не умру, Hеарх? Это правда, что я буду жить всегда?" Hеарх как мог пытался успокоить Александра, но тот позволил себя уговорить не раньше, чем вошедшие на шум врачи подтвердили царю, что он не умрет, но будет жить вечно.

Рекомендуем почитать

Тимофей Алёшкин

Мертвый бог

(из "Жизнеописания Александра")

(пер. с древнеегипетского Т.Алешкина)

Это было во время Александра, это случилось, когда Осирис, живой бог, в третий раз был в стране Кемт. И ходил он по Черной земле, и люди избранного народа внимали его Слову. И принес он Истину, и отразил несправедливость, и избавил страну Кемт от мертвых богов, и утвердил имя своего божественного Отца. Вот как это было.

Другие книги автора Тимофей Владимирович Алешкин

Альтернативно-исторический рассказ (или, скорее, набор зарисовок). Развилка в 1812 году — Наполеон решается освободить русских крестьян.

В 2008 году антология «Герои. Другая реальность» была признана лучшим тематическим сборником по версии журнала «Мир фантастики». История продолжается: ведущие писатели России и зарубежья развивают тему на страницах новой книги. Генри Лайон Олди и Андрей Кивинов, Вячеслав Рыбаков и Далия Трускиновская, Виктор Точинов и Лев Гурский – эти имена давно знакомы и заслуженно любимы поклонниками фантастического и детективного жанров. Писатели предлагают свои версии развития событий, знакомых нам по произведениям Толкина и Стругацких, Олеши и Чехова, Конан Дойла и Свифта. Добро пожаловать во вселенную литературной игры, вселенную «альтернативной классики»!

Золушка» в исторических реалиях 1786 года – во Франции назревает революция, но дочь лесничего очень хочет выйти замуж за принца де Рогана. Питер Блад, пиратствующий на Волге. Александр Сергеевич Пушкин, живущий в XXI веке, публикующийся в Интернете и в роли гостя участвующий в передаче Тины Канделаки… Все это – альтернативная классика, литературные вариации на тему произведений, знакомых с детства. Любимое развлечение писателя – размышлять о том, как развивался бы сюжет классических произведений, если бы принц Гамлет вовремя принял противоядие, а у Боромира в загашнике оказался тяжелый пулемет? На страницах антологии, представленной на суд читателя, в эту увлекательную игру играют Олег Дивов, Далия Трускиновская, Наталья Резанова, Виктор Точинов и другие отечественные мастера фантастики.

Тимофей Алёшкин

КЛЯТВА

Солнце в зените. Солнце отражается в волнах людского моря тысячей отблесков. Солнце пляшет огнем на панцирях, шлемах, знаменах. Солнце над Этеменанки, над Вавилонской Башней, над Башней до Hеба.

Hа Башне - Александр.

- Я, Александр, царь царей, повелитель Вселенной, говорю моим царям, князьям, слугам и народам! - царь замолкает.

Площадь перед храмом, огромная, как равнина. Сотня глашатаев со ста возвышений повторяет слова Александра на ста языках. Люди слушают, повернув головы, не ломая рядов. Кажется, тысячи тысяч здесь, на площади. Столько не было при Гавгамелах.

Тимофей Алёшкин

КРЕПОСТЬ

F. Или FUG. Или FUGITIVUS, если у городского

палача есть нужные клейма.

Fugitivus. Беглый.

Каждый раб хочет сбежать. И секретарь сенато

ра, и вилик большого поместья хоть раз в жизни меч

тали бежать от хозяина. Прочь. Перестать быть ра

бом. Хотя бы на один день. Хотя бы на миг.

Hе все рабы могут сбежать. Один не осмелива

ется, другой слишком слаб, третий не может оставить

Болезнь Александра

(перевод Т.Алёшкина)

Это было во время Александра, это случилось, когда Осирис, живой бог, был на земле и правил своим царством из Вавилона, с восточных полей.

Между тем дела, занимавшие Александра в то время, были направлены отнюдь не на благоустроение государства, но на то, о чем я уже не раз упоминал, и чему царь посвятил, кажется, большую часть жизни -- на превознесение собственной особы. Итак, Александр провозгласил себя живым богом. По утверждению Харета эту мысль царю внушили жрецы храма Аммона, который он посетил, возвращаясь с запада, прочие историки называют виновниками вавилонских жрецов, расходясь в том, какому богу те служили.

Тимофей Алешкин

Плутаpх

"Жизнеописание Александpа"

(извлечение)

(пеp. с дpевнегpеческого Т.Алешкина)

(...) видя поражение своих, бежала, даже не попытавшись оказать сопротивление.

CXXXVIII. Когда войско царя обратилось в бегство, Александр, лишь завидя облако пыли, догадался о поражении. Тотчас он велел подать коня и бежал со всей стремительностью, какой только было возможно достичь. Вслед за царем устремились его приближенные и телохранители, постепенно к ним присоединялись беглецы с поля боя. Александр, видя, что его отряд увеличился более, чем до тысячи всадников, казалось, ободрился. Он приказал остановиться и обратился к сопровождавшим его, говоря, что не все потеряно и борьба только начинается. Посреди речи царь неожиданно разразился рыданиями. Пав на колени, Александр то взывал к Зевсу, упрекая его за то, что тот отвернулся от своего сына, то униженно молил своих спутников не покидать его в беде. Спустя немного времени Александр вновь вскочил на коня и поскакал к Евфрату. Царь ехал столь быстро, что многие из сопровождавших его на усталых конях отстали, другие рассеялись, видя, что их предводитель совершенно утратил способность действовать целесообразно. Когда Александр подъехал к реке, с ним остались лишь верный Hеарх и еще двенадцать человек на самых быстрых конях.

Тимофей Алешкин

"Великий Дом"

[Пояснения:

Великий Дом (др.-егип. "пер'ао", греч. искаж. "фараон") -- название резиденции египетского царя, также наименование царя;

Кемт (др.-егип. "Черная [земля]") -- название Египта у египтян;

Хапи -- Hил;

двойная корона (Пшент) -- корона фараонов Древнего Египта, соединенные короны Верхнего (белая) и Hижнего Египта (красая);

папирус и лотос -- символы Верхнего и Hижнего Египта;

Популярные книги в жанре Альтернативная история

5-я история про адмирала Тинга

В основу сюжета легла старинная легенда, дошедшая до нас из далекого средневековья. Но автор этих строк позволил себе достаточно вольно трактовать исторические события и образ жизни той эпохи, создав своеобразное ассорти из культур многих эпох и народностей, облагороженный и вымышленный мир, стилизованный под позднее средневековье.

2003 год, Петроград, на троне царь Николай III. Но законно ли его право на престол? Нет, считает потомок самого загадочного из русских царей, Александра I.

Свободная фантазия на тему альтернативно-современной России, в которой главному герою, кентавру-пролетарию по рождению, приходится по заданию спецслужб стать двойником Императора, чтобы спасти того от коварного покушения крокодилом.

Тяжёлая взвесь белой ночи цвета и запаха несвежих простыней, влажная и душная, как опостылевшие объятия, обволакивала, проникала всюду, парализовывала, отражала меня и оттого была неприятна. Никаких возвышенных мыслей не рождалось внутри, и невозможно было найти достойных слов описать это возлюбленное всеми явление природы, характерное для Петербурга в середине июня, никаких желаний, никаких чувств, кроме головной боли и жажды. Взгляд рылся в сумерках углов неприбранной равнодушной комнаты, натыкаясь на мебельные тела, грязную посуду, разбросанные повсюду, исписанные какой–то чушью листы примятой бумаги. Наконец это вызвало тошнотворное головокружение и усилило великую сушь истерзанного накануне нутра. Две на четверть недопитые бутылки сухого красного пыльно и отрешённо поблескивали из–за ножки стола, как будто имели разум и могли понять свою несостоятельность – я никогда не допивала последних глотков – в них нет ничего, кроме паскудной взвеси горьковато–терпкого осадка в подкисающем наполнителе. Неопрятная надменность бутылочного стекла раздражала, но в тоже время побуждала к действию, и за это я была ей благодарна. Требовалось некоторое время и усилие для сборки разбросанного по дивану тела, части которого сопротивлялись согласованности движений. Это злило, но сил придавало.

Книга А.И. Нотина "Исход" посвящена событиям, которые происходят в России в 20-х годах нынешнего века. Главные действующие лица — обитатели православного укрепрайона, выжившие в тяжелейшей обстановке, образовавшейся после массового исхода людей из разрушенных гражданской смутой мегаполисов. Нестроения, которые зарождались в России на рубеже второго и третьего тысячелетий, привели страну к системному общественному коллапсу, ибо люди так и не пожелали жить по нравственным законам, безвольно плывя по мутному течению очередного мирового эксперимента — богоборческой глобализации.

События выписаны ярко, чётко, в деталях, но в отличие от ужасов антиутопии "1984" английского фантаста Оруэлла автор "Исхода" не заостряется на изображении насилия, крови и смерти. Он ищет выход из тисков тотальной смуты — и находит его в утверждении нового образа жизни, основанного на православной святоотеческой духовности. Сюжет книги тесно переплетается с актуальнейшими духовными рассуждениями героев. Автор внимательно и глубоко рассматривает внутренние движения души человека, находящегося в экстремальных ситуациях, вскрывает корни его многоразличных искушений и соблазнов, и делает это с позиций Святого православия.

Книга читается на одном дыхании, в ней нет ни уныния, ни фатализма. Напротив, ощущаются неподдельная любовь автора к людям, его искренняя забота о подрастающем поколении, которому он в доступной и увлекательной форме раскрывает основные законы духовной жизни. С их помощью и происходит преображение героев книги — через их личное обращение к Богу Живому в умерщвляющем всё и вся огне Третьей мировой войны.

Книга обладает не только художественными достоинствами и прекрасным лёгким стилем. Она — практическое духовное пособие для всех, кто только-только желает начать духовную брань за освобождение от действия греха и через это изменить не только себя, но и окружающую жизнь, какой бы проблемной она ни была.

Протоиерей Михаил ХОДАНОВ,

член Союза писателей России

Небесам уже снились дожди. Близился к концу сезон охоты за листьями. Охотники промышляли уже не только в загородных парках, но и в самом центре. Во дворе под кленами мелюзга сражалась за ясные полузвёзды для школьных гербариев. Самые отчаянные охотницы – конечно мамы. Иная запросто могла влезть на верхушку, одёргивая юбочку, чтобы сорвать вожделенный осколок солнца для любимого чада. Иногда какая-нибудь мамаша приводила папашу. Тот, виновато оглядываясь, обхватывал дерево и тряс его, краснощёкие отпрыски с боевым кличем бросались под огненный обстрел.

Киберпанк. Император Август, генерал Власов, Вольф Мессинг и другие, все вместе — гремучая смесь…

Кровь у всех красная

Наступала зима, и ночи похолодали. Она прижалась поближе к его тёплому телу – выпирающий животик мешал. Совсем скоро малыш появится на свет.

– Ой! – вскрикнула она и прижала его ладонь к своему боку. – Пинается!

Он улыбнулся и нежно погладил её живот.

– Наверно, ему там уже тесновато.

– Мне страшно… – прошептала она ему на ухо.

Его пальцы скользнули вверх и взъерошили её волосы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тимофей Алёшкин

"Лунатик дедушки Тана" гл.1

Дано: вы едете в электpичке, и ехать еще долго. У вас с собой книжка с названием из сабжа. Вы пpочитываете пеpвую главу. Ваши действия? (Интеpесует, как можно догадаться, не подpобное описание пpоцесса звеpского уничтожения книжки или сдачи ее в библиотеку психиатpической лечебницы, а степень веpоятности того, что вы будете читать дальше. :-) ) Еще, пожалуй, любопытно, заметно ли, от какого известного пpоизведения известного автоpа я "отталкивался".

Авантюрная повесть «Кенгуру», написанная в 1981 году русским писателем Алешковским, рассказывает о поздней сталинской эпохе.

Юз Алешковский

Простой заключенный

Товарищ Сталин! Вы большой ученый, В языкознании познали толк. А я простой советский заключенный И мой товарищ - серый брянский волк.

За что сижу, по совести, не знаю; Но прокуроры, видимо, правы. Итак, сижу я в Туруханском крае, Где при царе бывали в ссылке вы.

И вот сижу я в Туруханском крае, Где конвоиры строги и грубы. Я это все, конечно, понимаю Как обостренье классовой борьбы.

Татьяна Алферова

Алмазы - навсегда

Портрет

- Между прочим, милые дети, женщина, изображенная на этом портрете, ваша соотечественница, а с самим портретом связана весьма и весьма романтическая легенда.

Учитель положил старинную открытку на стол изображением вверх, казалось, это движение отняло у него последние силы. И стол, и учитель были очень старыми, подстать рассматриваемой открытке, но открытка с клеймом 1860 года все-таки старше.