Бог, который приходит с ветром

После наступления сумерек Гам, Ва и Минами почти вместе поднялись над восточной частью горизонта, а вскоре к ним присоединилась и Гане, красная луна. Время приближается. Мы приготовили священные пещеры и навалили у входа камни, которые послужат для их замуровывания, когда придёт По Атиа, ночь бога. Тюран, старейшина, прочитал по памяти традиционные слова в присутствии жрецов и вождей. Женщины весь день спешили, занося продукты и дрова как можно глубже под землю для большого праздника. А я, С'гами-охотник, дрожу от радости и от страха одновременно. От радости, потому что бог вскоре ещё раз будет ходить по нашей земле, а это происходит только раз в десять поколений, и я при этом присутствую и смогу рассказать об этом моим детям. И от страха, потому что судьба может быть жестокой и Маэми может оказаться избранной! Маэми с её нежной улыбкой, которая станет моей подругой после больших осенних охот.

Другие книги автора Франсис Карсак

Это - красивая и БЕСКОНЕЧНО ДОБРАЯ фантастика. Фантастика, по чистоте и искренности своей способная сравниться, пожалуй, для российского читателя лишь с ранними произведениями братьев Стругацких и Кира Булычева.

Это - романы, в которых невероятные и увлекательные космические приключения становятся обрамлением для серьезной гуманистической мысли. Человек в космосе способен творить чудеса мужества и героизма - однако, по Карсаку, человеком он остается лишь в той мере, в какой способен не только бороться и побеждать, но - доверять и любить…

Катастрофа неминуема, но человеческий разум и воля спасают Землю от неминуемой гибели в романе «Бегство Земли».

Если планета не может существовать у своего старого солнца, значит надо принимать меры...

(Это более полная версия книги — присутствует глава про чудовище Эри-Кубу и другие приключения на Венере, отсутствующая в целом ряде сетевых/электронных версий.)

«ИСКАТЕЛЬ» — советский и российский литературный альманах. Издается с 1961 года. Публикует фантастические, приключенческие, детективные, военно-патриотические произведения, научно-популярные очерки и статьи. В 1961–1996 годах — литературное приложение к журналу «Вокруг света», с 1996 года — независимое издание.

В 1961–1996 годах выходил шесть раз в год, в 1997–2002 годах — ежемесячно; с 2003 года выходит непериодически.

Франсис Карсак — псевдоним Франсуа Борда (1919-1981), французского ученого-палеоантрополога, специалиста по геологии четвертичного периода, одного из наиболее известных писателей-фантастов Франции.

Во второй том полного 4-томного собрания сочинений автора вошли романы «Робинзоны космоса» и «Бегство Земли» (впервые на русском языке печатается без купюр), рассказы «Генезис», «Бедные люди», «Человек, который говорил с марсианами», «Реванш марсиан», «Человек, который захотел стать Богом», «Штриховка», «Пращур», а также «Разговор с Франсисом Карсаком», опубликованный в фанзине «Lunatique» (№ 33, ноябрь 1967 г.).

В книгу французского писателя Ф. Карсака включены пять произведений. Герой повести «Горы Судьбы» и романа «Львы Эльдорадо» Тераи Лапрад борется с могущественной корпорацией, выкачивающей природные богатства из недр планет, заселенных гуманоидами. О судьбе землянина, случайно попавшего на неведомую планету, и об ответственной миссии, выпавшей на долю его потомка, увлекательно рассказывается в романах «Пришельцы ниоткуда» и «Этот мир — наш». Человеческий разум и воля спасают Землю от неминуемой гибели в романе «Бегство Земли».

В произведениях Ф. Карсака главное действующее лицо — человек, борющийся и побеждающий, высоконравственный и гуманный и, конечно, влюбленный в свою избранницу.

Дополнительно в книгу включен рассказ Фреда Сейберхэгена «О мире и о любви», созвучный в какой-то степени с общечеловеческими проблемами в произведениях Ф. Карсака.

В сборнике представлены лучшие образцы зарубежной фантастики, относящейся к жанру “космической оперы”, родоначальником которого считается Эдгар Берроуз. Действие этих книг происходит в безграничных просторах Вселенной, населенных самыми экзотическими порождениями человеческой фантазии, а герои больше всего похожи на суперменов. Оторваться невозможно!

СОДЕРЖАНИЕ:

Эндрю Нортон. Саргассы в космосе. Перевод С. Бережкова и С. Витина

Франсис Карсак. Львы Эльдорадо. Перевод Ф. Мендельсона

Артур Кларк. Юпитер пять. Перевод Л. Жданова

Джек Уильямсон. Взгляд в прошлое. Перевод А. Тетеревниковой

Мюррей Лейнстер. Первый контакт. Перевод Д. Брускина

Мюррей Лейнстер. Этические уравнения. Перевод Н. Галь

Роберт Шекли. Абсолютное оружие. Перевод Ю. Виноградова

Роберт Шекли. Мятеж шлюпки. Перевод Г. Косова

Уильям Моррисон. Мешок. Перевод С. Бережкова

Генри Каттнер. Маскировка. Перевод Н. Евдокимовой

Артур Порджес. Погоня. Перевод Р. Рыбкина

Составитель В. И. Маркович

Перевод с английского и французского

Издание подготовлено Литературным агентством “Валя Яровая” и осуществлено при участии МП “Слово”

Герои остросюжетной фантастической трилогии Ф.Карсака — представители единого Галактического Содружества. У них общий враг- странные существа, прилетевшие к нам из другой вселенной,- гасители звезд. Будет ли существовать мир или все звезды погаснут и бесчисленные планеты погрузятся во мрак? Кто победит в этой странной войне- разумные существа из плоти или монстры, рожденные бездной?

Герои четырех произведений популярного классика французской фантастики Ф. Карсака, вошедших в этот сборник, вынуждены спасать и себя, и свои цивилизации от природных катастроф и от злой разумной воли. Современный французский городок, перенесенный на чужую планету… Мирная, патриархальная культура, противостоящая могучей межпланетной корпорации… Земля далекого будущего, которой угрожает космическая катастрофа… Но человеческий разум, помноженный на волю к победе, позволяет справиться со всем.

Совместно с ранее выпущенной книгой «Пришельцы ниоткуда» данный сборник образует двухтомник Ф. Карсака — первое полное собрание его произведений на русском языке.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Полагаю, дело самих читателей, а также критиков-рецензентов оценивать новую книгу — в меру собственных основательности и вкуса разбирать ее особенности, отмечать достоинства, вскрывать явные и неявные просчеты, словом — дифференцировать, чтобы потом вывести интеграл…

Полагаю также, в данном случае нет особой нужды и в том, чтобы дотошно перечислять достижения, приводить полностью «послужной список» автора книги, которую вы держите в руках. Те, кого по-настоящему интересует фантастика, и без моей подсказки вспомнят другие его книги. Многочисленные публикации в коллективных сборниках, альманахах и журналах, а возможно, даже и то, что писатель Андрей Балабуха охотно выступает и в роли критика: в соавторстве — и без оного — им написаны десятки статей, обзоров, предисловий и послесловий к книгам других писателей-фантастов.

Главный герой антивоенного романа «Самосожжение», московский социолог Тихомиров, оказавшись в заграничной командировке, проводит своеобразное исследование духовного состояния западного общества.

Незамеченной инвалидная коляска остаться не могла. Подгоняемая размеренными движениями рук в кожаных перчатках, она со скрипом катилась через холл. Конечно, входить в здание министерства разрешено всем, однако слишком уж выделялся сидевший в ней бедный калека в толпе лощеных, гладко выбритых, хорошо одетых чиновников.

Увидев инвалида, Рольняк пробормотал некое слово, а стоявший рядом с ним Рогочки плотнее сжал губы. Потом тихий звонок оповестил о прибытии лифта, и они поспешно вошли в кабину.

Хино разглядывал лежащую перед ним фотографию, и чем больше он её разглядывал, тем большее недоумение отражалось на его лице.

— Ну, что я могу сказать?… Обычная фотография, плоское изображение. Самая заурядная из всех, какие мне приходилось видеть… И этот кусочек картона имеет какое-то отношение к предстоящему изысканию?

— Самое прямое! Ведь это единственное, чем мы располагаем для начала расследования, иными словами, единственная улика, — сказал начальник изыскательного отдела, и его глаза, и без того узкие, сузились ещё больше.

– Спасибо, доктор, – в который уже раз пробубнил мужчина, крепко сжав своей пятерней руку Дейнина. – Вы даже не представляете, как мы вам благодарны!.. Правда, Маша?

Женщина, уделявшая все внимание своей ноше в виде продолговатого свертка из одеяльца, перехваченного синей лентой, обратила к мужчинам залитое слезами лицо и с энтузиазмом закивала. Ей явно не хватало слов, чтобы выразить обуревавшие ее эмоции.

Дейнин осторожно высвободил затекшую кисть из стальной хватки собеседника и, опустив руку в карман халата, где у него всегда лежал пропитанный дезинфекционной жидкостью тампон, сказал:

Инспектор Клаус Бом еще раз внимательно все осмотрел: стена, местами шероховатая, выглядела прочной. Он нерешительно вытер ладонь о плащ, хотя нужды в том не было. Рука была чиста. «С этой стороны точно никто сюда не мог проникнуть», подумал инспектор в десятый раз.

— Ну и что вы об этом думаете, — спросил он практиканта, вертевшегося за его спиной.

Практикант собирал микроследы. Вопрос прозвучал в небольшой комнате большого дома прямоугольной архитектуры, расположенного на окраине крупного города (не менее полумиллиона жителей). Владелец дома занимал теперь меньше места, чем обычно занимает средний, живой горожанин.

Снег состоит из миллиона миллиардов узорчатых снежинок. Он рассыпчатый, как сахарная пудра, лёгкий, как пух в бабушкиной подушке, и пахнет ванильным мороженым. На горке снежинки укатаны в твёрдую дорожку, санки так быстро несутся по ней, что, кажется, вот-вот взлетят выше домов. Дома все вместе называются Десятым микрорайоном и стоят близко от леса, где каждое дерево разукрашено блёстками, словно новогодняя ёлка. К лесу нужно идти осторожно, всё время смотреть под ноги, а то недолго провалиться в заметённый снегом фундамент, который строители почему-то осенью оставили.

— Эй, Вилли, ты читал газеты за последние дни? Вилли, хватит жрать! Ты читал, спрашиваю, газеты?

Вилли появился из кухни, дожёвывая и вытирая масленые губы передником. Сегодня он тушил капусту с мясом. Готовить пищу входило в его обязанности: Карл Гроте испытывал отвращение к местной национальной кухне и ел только домашнюю стряпню.

— Слушаю, оберштурм… простите, господин Себастьян.

— Сколько можно втолковывать: выбрось из башки «обер» и «штурм»! И какого чёрта ты треплешься на немецком? Живём третий год среди этой швали, пора бы…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Франсис Карсак

ПЕРВАЯ ИМПЕРИЯ

На поляне неровным полукругом поднимались смахивающие на бараки строения из синтетических материалов: справа энергогенератор, потом помещение для роботов, склады, жилые модули, лаборатория, ангар для винтолетов. Еще дальше на фоне зарослей темнели развалины безымянного города. Камни громоздились друг на друга, образуя причудливые пирамиды, на вершинах которых росли деревья с узловатыми корнями, вцепившиеся в стены подобно осьминогам. Со времен гибели Города протекло столько веков, столько дождей отбарабанило по камню стен, по провалившимся крышам, зияющим окнам, столько нанесло мертвых листьев, медленно превращавшихся в перегной, что лишь изредка то тут, то там, удивляя правильными геометрическими формами, возникал силуэт еще не обрушившегося здания.

Екатерина Карсанова

Hа оккупированной территории проживал...

Он кивал головой и растерянно бормотал: "Бумашка! Бумашка!". Этим словом иностранец у обменного пункта обозначал, как ни странно, не только что приобретенные им российские рубли, а справку об обмене, которую ему почему-то не выдали. После чего на ломаном английском языке стал объяснять всей очереди, что справка ему необходима для отчета перед руководством фирмы. И мрачно томящаяся очередь тотчас же откликнулась. Трое молодых людей взяли на себя переговоры между иностранцем и девушкой в окошке обменника, добыли ему нужную справку. Обсудили с ним ситуацию в России. Пришли к выводу, что она сложная. И, честное слово, у всех добровольных помощников английский оказался гораздо лучше, чем у объекта их помощи (кажется, испанца или португальца). У двоих на поясе попискивали пейджеры. Глаза - умные и выразительные. Готовые герои документального фильма "Россия возрождается".

ЕКАТЕРИHА КАРСАHОВА

ТВОЙ СОВРЕМЕHHИК

Распитие спиртных напитков на лестничных площадках по-прежнему остается характерной особенностью поведения многих российских граждан. Тенденция ставить на подоконники водку и закуску остается актуальной и, по-видимому, сохранится в ближайшие годы. С этим научным фактом широкую общественность ознакомил доктор философских наук Михаил Андрюшенко, автор книги "Владимирцы конца 20-го века: обыденное поведение".

Анатолий Карташкин

Фуга Баха в понедельник

- Нет. К сожалению, я не музыкант. Извините... Ну, руки еще ни о чем не говорят... Вы так уверены? Ах, вы, кроме того, увидели еще и партитуру в моей папке... Тогда мне лучше будет сознаться. Все-таки я не музыкант. Но не огорчайтесь, вы оказались не так уж не правы. Потому что чуть-чуть я действительно играю. Но совсем немного, на очень непрофессиональном уровне.

Нет. Я не согласен. Одной настойчивости недостаточно. Ведь вы подразумеваете высшее умение, а не простое ремесло, правильно? Тогда я прав. То, что я произнес "играю", такие гордые слова, да еще здесь, в этом соборе, после фуги Баха, выглядит с моей стороны настоящим кощунством, честное слово...