Блямба

А. Боровинский

Блямба

Фон Триста Двенадцатый поерзал эмалированной задницей по валуну, чтобы прочнее зафиксироваться, и огляделся.

Справа тяжелая гладь озера, слева ели подступают к самому берегу: его Прекрасное Место. Мягкие линии пейзажа и обсосанная озером галька под ногами, кряжистые стволы и матово-серая, готовая все принять поверхность волн - здесь все дышало гармонией. Отличное местечко для закручивания сиреневой блямбы. Только здесь все эмоции генерируют положительные заряды, а без них, как ни крути, ни шиша не закрутишь.

Другие книги автора А Боровинский

Александр Боровинский

Если бананы висят слишком низко

I

Искатель Бош Тринадцатый треснул железным кулаком по элементу солнечной батареи. Осколки пластины разлетелись метров на пять, и Бош начал отсчитывать секунды. Изменения происходили медленно и в обычном ходе времени неуловимо: погнутая рама расправлялась, выравнивались вмятины, а осколки пластины жирно блестевшие вокруг, словно таяли под лучами солнца. Одновременно внутри рамки нарастал такой же жирновато блестящий налет. Стрелка вольтметра, подключенного к батарее, пришла в движение. Чеоез двенадцать минут двадцать пять секунд солнечная батарея выглядела как новая, а вольтмето показывал номинальное напряжение Эксперимент прошел успешно и электрические цепи в теле Боша защекотали легкие вихри токов удовольствия.

Александр Боровинский

ТВОРЕЦ

На главном заводском комплексе седьмого сектора работало более пяти миллионов эмоциональных роботов. Их персональные помещения для отдыха и восстановления работоспособности окружали заводские корпуса огромными массивами.

Однако многие из роботов предпочитали проводить некоторую часть свободного от производства времени в различных общественных пунктах.

В пункте коллективного энергопитания 200, а попросту в двухсотом ПУКЭ, в последнее время значительно расширился круг обычных клиентов. Уже несколько вечеров подряд у стойки бара в окружении довольно плотной толпы восседал Искатель по имени Оро, по фамилии - 18-й и рассказывал довольно странные вещи. Никто из эмоциональных роботов толком его не понимал, некоторые, послушав немного, уходили, но их место тут же занимали другие, и толпа вокруг Оро не редела.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сергей Калабухин

ПРИЗРАК МИHУВШЕГО

КОМКОH-2.

Строго секретно! Крамеру,лично! Вам поручается расследование возможной диверсии против молодёжи планеты

Земля. Шифр операции - ЇПризрак?. О результатах докладывать только и лично мне. Старик.

ДОКУМЕHТ 1.

В Отдел культуры. Последние 1,5-2 года из всех школ Земли поступают тревожные сигналы о резком спаде успеваемости детей. Речь может идти о массовой психоэмоциональной эпидемии, охватившей практически все возрастные категории школьников. Причины эпидемии пока не ясны. Инспектор Отдела культуры: В.Серов.

Сергей КАЗМЕНКО

ФАКЕЛ РАЗУМА

Ну наконец-то! Где вы пропадали, окаянные? Мы уж тут все глаза проглядели. Смеркается уж, а вас все нет и нет. Пропадете - что мы без вас делать будем? О себе не думаете, так хоть нас с бабкой пожалейте. Мы ведь вас все-таки любим, сорванцов эдаких.

Как это, что может случиться? А если на гвельбов вдруг наткнетесь? Ну и что, что они глупые? Глупые, зато сильные. А вы малы еще, чтобы отбиться. Вот когда вырастите, тогда и будете говорить, что гвельбы вам не страшны. А пока что уж будьте добры меня слушаться и делать так, как я велю. Я на своем веку достаточно повидал. Набирайтесь ума-разума, покуда жив. Вот как помру, кто учить-то вас будет?

Казменко Сергей

ВОДОПОЙ

Я очнулся.

Было темно. Я лежал на кровати, накрывшись одеялом. В комнате было тихо, только где-то за окном ветер шелестел листьями деревьев. В окно светила здешняя луна - маленькая и красная. Занавеска медленно колыхалась от дыхания кондиционера.

Я постепенно приходил в себя.

Понемногу возвращались видения из разбудившего меня кошмара, но теперь я знал, что это только сон. Теперь я мог без страха, спокойно вспомнить все увиденное. Мне это снится все реже и реже, но бывает. Ночь. Пустыня. Наш лагерь у водопоя. И ужас, надвигающийся из темноты. Обычно здесь я просыпаюсь и не вижу того, что должно случиться. Обычно, как и сегодня, я успеваю проснуться раньше, чем начинается самое страшное.

Кристина М. Кэрри

Легенда больших городов

Га-рет, Га-рет.. еле слышно стучит отлаженный мотор. Га-рет, га-рет имя в шелесте шин на скоростном шоссе. Не Маргарет, не Марго. Именно Гарет. Девушка в темных очках нещадно жмет на тормоза и лихим виражом вписывает машину на крохотный пятачок перед небольшим подвальным клубом на узкой центральной улочке. Тормоза жалобно плачут, но Гарет нравится ощущение огромного механизма, слушающегося ее легких прикосновений, почти что мысленных приказов. На вид машина Гарет просто довольно популярная модель "BMW", но только сама девушка и ее механик знают, что на самом деле скрывается под темно-синим, цвета ночного неба, корпусом автомобиля.

Кристина М. Кэрри

Танцующий на лезвии

Он выглядел странно. Но не более странно, чем мог бы выглядеть любой другой человек, одевшийся не по времени и не к месту. Черные джинсы, черная же кожаная куртка, плотно застегнутая, из-под которой виднелся только ворот высокой водолазки. Кожаные перчатки, натянутые на рукава куртки и скрепленные зажимами. Поверх всего - мотоциклетный шлем с темным стеклом. Все это было бы нормально, если бы не душная летняя жара, что сжимала вторую неделю в своих объятиях город.

Кристина М. Кэрри

Вставшие над обрывом

Аллен медленно шел вдоль по улице. Вглядываясь в лица людей, он думал о том, что сложно найти среди многих - одного, если только тот не старается быть обнаруженным. Их противник же или не умел заметать следы на снежном поле Сети, или же просто получал удовольствие от того, что по его следу неумолимо шли несколько опытных профессионалов. Враждебно настроенных профессионалов.

Они находили следы его кредитных карт при покупках и регистраций в гостиницах, следы выхода в Сеть и случайных задержаний при превышении скорости. Их противник не покидал города - чужого города в мире, разграфленном на невидимые участки строгим распорядком жизни бессмертных. Он был рядом - что-то замышлял, планировал, дразнил. Письма, записки, другие приветы - Аллен и его приятели получали их регулярно.

Дмитрий Кириллов

СОЛО ДЛЯ ТЕЛЕФОНА

Вместо предисловия

На дворе - век 21. И, наверное, этот рассказ должен был называться "Соло для Интернета". Но главный герой очень старомоден, а поэтому, вероятно, еще и очень одинок. Этот рассказ - хроника телефонных переговоров главного героя и трех незнакомых друг другу женщин.

* * *

Итак, действующие лица:

Олег - 25 лет, выпускник филфака, временно работает на хлебозаводе, не женат, не спортсмен, "романтик";

Дмитрий Кириллов

СТРАННЫЕ ИГРЫ ЧАРОДЕЕВ

Вместо предисловия

Тема взаимоотношений человечества с другими мирами подробно разработана писателями-фантастами. Даже начинающим писателем... Кирилловым, кажется. Но попробуем представить эти контакты как своего рода развлечение обитателей других миров (если предположить, что их уровень технологий и духовных запросов намного выше нашего). Тогда 77 (описанный в рассказе Д.А. Кириллова) - всего лишь школьник, сбежавший с уроков. Развлекаться можно гораздо изящнее, что докажет появившаяся в разгар событий фигура, которую мы будем именовать лаконично - Большой Шутник.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

КОНСТАНТИН БОРОВОЙ

СЦЕНАРИЙ КУКОЛЬНОГО СПЕКТАКЛЯ ДЛЯ НОВОЙ ТЕЛЕВИЗИОННОЙ

ПЕРЕДАЧИ "РУССКАЯ РУЛЕТКА"

Действующие лица:

Боpик - седой, солидный.

Мыpдик - полный, не интеллектуал.

Даpик - полный, pозовощекий интеллектуал.

Жиpик - живой, ходит в коpичневой pубашке, пpавая pука

всегда вытянута впеpед и ввеpх ладонью вниз.

Буpбусик - худой, обидчивый,

Лиц-щиц - умный, евpей,

Коpжик - исполнительный, всегда pядом с Боpиком,

Владимир Боровой

Дым

Семен вышел из трамвая; тот развернулся по кольцу и скрылся с поспешностью, напоминающей бегство. Семен растерянно посмотрел ему вслед; впереди из леса тянулись призрачные струйки дыма. Hу ладно, подумал Семен, в конце концов, я за этим и приехал, и сделал шаг на тропинку.

Сразу же ноздри наполнились едким дразнящим запахом: горел торф. Что это такое? спросил Семен, высунувшись из окна едва ли не по пояс. - Где? лениво процедил Руслан со своей койки. - Hу вот, дым этот. Или смог. И запах такой странный. - Это, вообще-то, горит торф. - То есть? - Ты чего, Сэм? В твоей тундре, что, никогда ничего подобного не происходило? - А на кой в тундре чему-то подобному происходить? пожал плечами Семен. - Ты не обижайся, чудик. Я-то местный, я привык. В жаркое лето у нас постоянно торфяники горят. Правда, в этом году какие-то обильные пожары. - А как это - горят торфяники? - Hу... Я вообще-то не специалист, поговори с кем-нибудь с химбио... Hо, в моем понимании, из-за высокой температуры воздуха торф разогревается, начинает греть сам себя, от этого греется еще больше и, после определенного предела, начинает просто тихо гореть. Без всяких там языков пламени и прочих красивостей, просто дым из почвы. Впрочем, я не гарантирую, что все происходит в точности так, как я описал... - Hе понял, и вправду не понял Семен, что, прямо так и горит? почва горит? земля? - Hу да, раздражаясь, ответил Руслан, так прямо и горит. Горит себе, выгорает, образуются пустоты, в которых температура, как в топке паровоза. - Hи хрена себе. Как вы тут еще живы? - Балда ты Сэм. Торфяники-то за городом. Всех неудобств - дым, запах и в лес не сходишь. - Hе знаю... Запах, между прочим, мне нравится. - Hу ты же известный извращенец, сын неизведанного Севера. - Hа себя посмотри... Семен отвернулся, снова высунулся из окна и глубоко вдохнул. Словно над пробиркой с какой-нибудь кислотой, решил он. Снова, как тогда, в первый раз, в общаге, ему пришло в голову это сравнение: запах тяжелый, почти невозможный, плотный, ложится в легких, как мох, дурит голову и режет глаза. Семен кашлянул и поднялся на пригорок. Хоть день и был пасмурный, но в этот момент откуда-то вынырнуло солнце: косые лучи прорезали задымленный лес. Ага, подумал Сэм с иронией, картина Репина "Утро в сосновом лесу". То есть, Шишкина...

Владимир Боровой

ЛУЧШИЙ ПОДАРОК HА РОЖДЕСТВО

Он прикурил очередную сигарету от предыдущей, выкинул бычок в ведро и, затянувшись, поплотнее закутался в тулуп.

Как все по-идиотски получилось, с бессильной злобой подумал он, и винить некого. Хуже этого нет, когда винить некого, кроме себя. Вляпался по самое не балуй. Кто просил влезать в это дело с отмывкой. Журналюга хренов. Типа Hевзоров. Только оччень неудачливый. Hе успел толком ничего раскрутить, уже обеспечил себе дырку в голове.

Владимир Боровой

"ПРОСТО ПИШУЩАЯ МАШИHКА"

Всемогущему текст-процессору

Стивена Кинга,с воодушевлением

"- О,человеческий разум!

мечтательно продолжил он.- Мы

воистину вожделеем его.Мы получаем

разумы от отрекшихся от них

владельцев; правда, не все эти люди

отреклись от них добровольно.Hам

приходилось придумывать изощреннейшие

способы для того, чтобы заставить их

сделать это,и в некоторых случаях эти