Блуждая на высшем уровне

Чэндлер Дэвис

Блуждая на высшем уровне

1

Дж.Элберт Леру нервничал, но едва ли следовало ставить ему это в вину. День был решающим. Надеясь приободриться, Элберт посмотрел на зычноголосого рослого человека, флегматично сидящего рядом с ним в стремительном подземокаре, и не обманулся в своих надеждах.

Тот, на чьей стороне Келвин Борсма, не может не приободриться.

- Я поглощен одной-единственной мыслью, - кротко, но упрямо сказал Элберт.

Другие книги автора Чендлер Дэвис

Сборник научно-фантастических произведений ученых — в каждом раасказе оригинальные идеи и любопытные наблюдения. Может быть поэтому все рассказы очень хорошо запоминаются.

Сборник научно-фантастических произведений ученых — в каждом рассказе оригинальные идеи и любопытные наблюдения. Может быть поэтому все рассказы очень хорошо запоминаются.

Следующее издание 1991 года — стереотипное, немного отличается обложка.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Олег Игоревич Чарушников

Хоть бы проснуться!

Хулиганы сразу вышли из-за угла. - Дай закурить! - сказал который поблатнее. - Бог подаст, - холодно ответил я. - Чё-ё-ё? - протянул который поблатнее. - То, - ответил я. - Что слышал. - Гера, сунь ему в зубы, - посоветовал второй, с фиксой. Я подпрыгнул и несложным приемом каратэ ткнул пяткой в челюсть первому хулигану. Он икнул и укатился в темноту. Я оглянулся на второго. Тот, угодливо облизывая фиксу, подавал мне раскрытую пачку "Мальборо" и горящую зажигалку. - Н-ну? - сказал я. Хулиган рассыпался в прах. Я посмотрел па Веронику. Ее глаза влажно сняли, губы приоткрылись... - Что ты, моя крошка, - шепнул я. - Ничего не бойся, ты ведь со мной... Наши губы медленно сближались... Звонок. Эх, всегда я просыпаюсь на самом интересном месте! Однако пора вставать. Я поднялся с кровати, позавтракал, пошел на работу. На лестнице повстречалась соседка Вероника Степановна. - Ах, это вы, Славочка, доброе утро! Мы сегодня опять вышли вместе... А почему вы такой хмурый, ммм? "О черт!" - подумал я. ...Хулиганы появились, как и во сне. Сразу. - Дай закурить! - точно так же сказал один. - Извините, не курю. Проходите, Вероника Степановна... - Фигуристая, - иронически протянул тот, что с фиксой. - Ух ты, пышечка... - и протянул волосатую лапу. Вероника Степановна покрылась пятнами. - В чем дело, ребята? - спросил я, заслоняя ее плечом. - Пшел, сопляк... - прошипел который поблатнее. Каратэ и дзюдо я не знаю, поэтому простым крепким с правой сбил мерзавца с ног. Он грузно упал на заплеванные ступеньки. Второй оскалил фиксатый рот, по напасть побоялся. Стоял у стены, смотрел пронзительными глазами... Мы вышли. - Какой вы смелый, Слава, - прошептала Вероника Степановна. - И сильный... Ой, у вас шарф сбился! "А ее очень красит волнение", - подумал я. Вероника стала поправлять мне шарф. Наши губы медленно... Звонок, черт бы его драл!!! Почему, ну почему я всегда просыплюсь на самом интересном месте?.. Ну, теперь-то уж точно не сон. В комнате холодина. Вставил ноги в тапочки, прошлепал на кухню. Там соседка баба Вера посудой гремит. "Твоя очередь мыть полы", - говорит. "Да знаю я, знаю..." Лезу в холодильник. Пусто. Пью воду, одеваюсь, тащусь на работу. Слышу, за мной кто-то по лестнице пыхтит. Баба Вера на рынок соленые грибы тащит. - Помог бы хоть, Славка! Молча беру сумку с банками, несу. У входа хулиган стоит... Сипит: - Дай закурить, земеля... Я протягиваю пачку "Примы". - Че ты прямо в рожу тычешь? - неожиданно обижается хулиган. Сбоку выдвигается второй, советует: - Тресни ему по зубам, вежливей будет! Первый медленно, как во сне, разворачивается... У меня из рук рвут сетку с банками... Удар! Еще удар! Приоткрываю один глаз. Хулиган, закрывая голову руками, выбегает из подъезда. Его напарник уже мчится по двору, испуганно оглядываясь на бабу Веру. Баба Вера, размахивая сумкой, кричит вслед: - Чтобы и духу вашего не было! Потом оборачивается ко мне и говорит: - Держи сумку-то, кавалер.., И пристально смотрит на меня. Господи, хоть бы мне проснуться!

Подпол оказался так же пуст, как и кладовки: что не прибрала зима – порушили грызуны, лишь кое-где валялись засохшие черупки выеденных изнутри картошин. Влас понимающе хмыкнул и принялся сгребать песок с крышки последнего, заветного засека. Погреб был глубок и просторен, посредине можно стоять, лишь чуток пригнувшись. И всё же, здесь было всегда сухо, а сейчас, когда не только лаз из дома, но и боковая уличная дверка широко распахнулась, стало светло.

На следующий день я проснулся поздно и с трудом. Следующим он был, разумеется, по отношению ко вчерашнему, а вчерашний оказался знаменателен тем, что этот тип из восемнадцатой квартиры, набивавшийся ко мне во друзья-товарищи, приволок ни с того, ни с сего полбанки настоящего контрабандного кофе (кажется, из Гондураса), прямо в дверях сунул мне его в руки (в порядке подхалимаша, я думаю), скорчился в туповатой ухмылке и прогнусавил, что, мол, кофеина в нём все сто, а не ноль целых ноль десятых, как в нашем, магазинном, пропущенном через Минпищепром. Я машинально принял подношение и также машинально захлопнул перед его мясистым носом обитую дерматином дверь. Нет, кажется «спасибо» я всё-таки сказал. Дело в том, что по телеку в тот момент «Дочки-матери» транслировали, где наш выдающийся сатирик М. Задорнов сыпал плоскими шуточками, а Алан Чумак раздавал всем присутствующим по обе стороны телеэкрана несуществующие яблоки. Нет, на яблоки я не клюнул — не дурак всё же, кумекаю, а вот на дочек и их мамаш поглядеть охота была (особенно сцену в бассейне — помните?). Так что того типа из восемнадцатой принимал не я, а мой автопилот; тот же автопилот сварил этот проклятый кофе, чёрт бы его побрал, по всем правилам кулинарного искусства, а расхлёбывать его пришлось, разумеется, мне. Поскольку же «Арабику» и ей подобные сорта я привык потреблять литрами, то и этот дурацкий контрабандный порошок я потребил по полной программе, а потребивши, понял, что все сто, обещанные тем типом, — это не пустой звук, а объективная реальность, данная мне в ощущениях посредством гулко забившегося, словно рыба об лёд, сердца где-то внутри моей грудной клетки. Сердце рвалось наружу, в панике биясь о рёбра, причём рёбра мои при этом вибрировали и излучали звуковые волны достаточно широкого диапазона частот. Даже Катька, жена моя, подозрительно скосила на меня свои большущие глазищи, на секунду оторвавшись от телека, и попросила меня не греметь, а то у неё от этого грёма

Виктор Савченко

Происшествий нет

Гигантское тело планеты выросло на экранах совершенно неожиданно. Пальцы судорожно вцепились в рукоятки тормозных двигателей, но было уже поздно. Упругая струя пламени лишь ненамного смягчила чудовищный удар. Алексей долго не мог опомниться, уткнувшись шлемом своего скафандра в разбитый пульт управления. Когда же все-таки ему удалось поднять голову, он увидел вокруг себя лишь смятые переборки отсеков, вырванную из гнезд путаницу проводов и схем бортовой аппаратуры да тусклые стекла разбитых экранов. Его собственное кресло было сорвано с амортизаторов и врезалось в приборную панель. Самого Алексея спас только скафандр, который он поленился снять после проверки регулятора маршевых двигателей. Но какое это сейчас имело значение... Ему пришло в голову, что лучше было бы умереть сразу. От ракеты осталась груда покореженного металла, которую нечего и пытаться как-то привести в порядок. Легче уж соорудить новую ракету...

Шалин Анатолий

Влюбленный волшебник

Они стояли у кромки прибоя, и море звенело тысячью голосов у их ног. Далеко на берегу за деревьями сверкали огни вечернего города, а еще дальше, за городом, впились в небо черные треугольники гор. Небо дрожало под тяжестью бесчисленных звезд. Временами то одна звезда, то другая срывалась и, очертив огненную дугу, падала в море. И тогда женщина говорила:

- Посмотри, еще одна упала, а я опять не успела загадать свое желание.

— Что ты здесь делаешь, человек?

— Это длинная история.

— Прекрасно, я люблю длинные истории. Садись и рассказывай. Нет, только не на меня!

— Извини. Так вот, я здесь из-за моего дядюшки, он сказочно богатый…

— Подожди. Что значит «богатый»?

— Ну, очень состоятельный.

— А что такое «состоятельный»?

— Хм. У него куча денег.

— Что такое «деньги»?

— Ты, кажется, хотел услышать мою историю?

— Да, но я хотел бы понимать, что ты говоришь.

На улице грязно, идет дождь. Крупные капли шлепаются на подоконник. Лица прохожих надежно скрыты пестрыми зонтами.

Ты смотришь в окно и говоришь мне, что чудес не бывает. Но это не так, и я не могу не возразить тебе.

— Ты не прав, — говорю я. — На Земле постоянно происходит много такого, что заметно разнообразит жизнь ее обитателей.

Ты только вспомни, у нас на планете все время что-то происходит: то динозавры исчезают целыми коллективами, то Атлантида без предупреждения переходит на подводный образ жизни, а то где-то в Лох-Нессе выныривает невесть откуда взявшийся плезиозавр. А тайна Бермудского треугольника? А извержение Везувия? А самовозгорающиеся брюки и летающие тапочки? Этот ряд можно продолжать, и нет никакой гарантии, что он будет более или менее полным и, главное, точным. С абсолютной точностью можно сказать лишь то, что где-то там, в этом ряду, на весьма скромном месте буду стоять я со своим телевизором.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Клара Ченко

КУКУHЬКИ

Как было своевременно подмечено, "плановые - люди в понятиях, покуривающие натощак и в охотку, весьма модные в светских кругах молодежи бездельники; нещадно дуют "в медные трубы", являя миру, пожалуй, самый плохо настроенный Диксиленд", цитата, принадлежащая перу Ивана Иксовича Салмаксова, под диктовку из состояния острого транса набросавшего пятнадцать директив, вошедших в историю как "пятнадцать министерских директив", в частности из десятой, мной и было заимствовано то немногое высокого стиля, что так привлекает в столичной корреспонденции.

Клара Ченко

Заговор "Пушкин" (заметки о сектантах)

Hадеюсь, это послание прочтут люди не знакомые с "письмами главного редактора", в которых неизменно я появляюсь на страницах руководимого мною журнала "ПТЮЧ" - расточая наилучшие пожелания, досадуя на Мир Взрослых варварски попирающий универсум тинэйджеров, нахваливая милых авторов статей, формирующих моду на журналистику в благодатной для мифотворчества среде счастливого и недостижимого детства, в которую я наношу, время от времени, краткие и ненадежные визиты. Я осмелился представить широкой публики интернета эти "документы" только после того, как события, с ними тесно связанные, получили непредсказуемый оборот, давший повод принять представленные "факты" более-менее за чистую монету. Еще раз предвосхищу читателей, содержание "документов"

А. Чепмен

Что происходит с любовью после свадьбы?

На высоте 30.000 футов, где-то между Буффало и Далласом, он отложил журнал и, повернувшись ко мне, спросил:

- Чем вы занимаетесь?

- Я консультант по вопросам брака, веду семинары.

- Тогда, может, вы ответите мне. Давно хочу узнать: что происходит с любовью после свадьбы?

Я понял, что вздремнуть не удастся: "О чем это вы?"

- Трижды я был женат, - сказал он. - И каждый раз одно и то же: все прекрасно, пока не поженимся. Я люблю ее, она любит меня. И кажется, вот она - настоящая любовь. А после свадьбы... она словно испаряется. Я не считаю себя глупым, добился успеха в делах, но этого не понимаю.

Оксана Чеpнозубова

О К H О

Шахта была очень стаpой, в ней было темно и сыpо, и, спускаясь по лестнице вниз, Сайк слышал, как где-то pядом, pавномеpно и неумолимо, с тихим стуком падает вода. Все это напоминало какой-то ужасный бесконечный колодец. Достигнув его цементного дна, то бишь, пола, Сайк поднял фонаpь повыше и осмотpелся. Шахта пеpеходила в подземелье, достаточно высокое, чтобы он мог стоять не сгибаясь. По обе стоpоны к стенам кpепились pазноцветные кабели коммуникаций. Hекотоpые из них достигали толщины мужской pуки. Сайк двинулся впеpед, пеpиодически освещая фонаpем не только стены, но и пол, чтобы не вступить в какую-нибудь гадость. Hесколько pаз он слышал гpомкий сеpдитый писк, а однажды особо наглая тваpь пpобежала пpямо у него под ногами, задев ботинок. Он бpезгливо отскочил и выpугался. Если бы не двойная оплата свеpхуpочных, ни за что бы не полез сюда. Ведь любому ясно, что в стаpых шахтах должно быть полным-полно кpыс. Пpоклятье! Он с досадой подумал о том, что все его товаpищи по pаботе сейчас собиpаются по домам, моясь в душевой и обмениваясь солеными шуточками по поводу голых задниц дpуг дpуга, и позавидовал им чеpной завистью. Hу почему именно его выбpал мастеp для выполнения сpочного заказа? Какое ему дело, что в этом pайоне внезапно обесточило несколько небоскpебов? Оставалось всего полчаса до конца pабочего дня, когда пpишел мастеp, и сейчас, сооблазненный посулами pуководства и нагpажденный сомнительным титулом "лучший pаботник", он бpедет по этой чеpтовой шахте в поисках какого-то чеpтового кабеля, котоpый непонятно как, а главное, совеpшенно невовpемя, взял да и накpылся. Коpидоp повеpнул налево, потом напpаво, потом еще pаз налево, одновpеменно pасшиpяясь, и Сайк, как pаз в это вpемя высоко поднявший фонаpь, остолбенел. Толстый электpокабель в яpко-кpасной изоляционной "упаковке", котоpый до этого спокойно стлался по стене в окpужении pазноцветных пpоводов диаметpом потоньше, в этом месте пpосто отсутствовал. Он был обоpван на пpотяжении метpа, пpосто поpван, как гнилая нитка, и концы обpыва лохмотьями висели с двух стоpон, являя собой жалкое зpелище. Все это Сайк отметил почти машинально, с тpудом пpиходя в себя. В следующую минуту он захлебнулся от бессильной яpости, что вылилось в очеpедную поpцию pугательств. Кто бы не совеpшил это, - кpысы, бомжи или вандалы из какой-нибудь молодежной гpуппиpовки, - у него, Сайка, не было никакой возможности починить такое сpазу. Значит, пpидется еще pаз, уже со всем необходимым, спускаться сюда, а этого ему ой как не хотелось. Осматpивая то, что осталось от кабеля, Сайк отступил шаг назад и почувствовал что-то под левым ботинком. Одновpеменно pаздался стpанный звук, нечто сpеднее между чмоканьем и хpустом. Он подскочил, как ужаленный, в полной увеpенности, что наступил на дохлую кpысу. От отвpащения его чуть не стошнило. Он пpисветил фонаpем, ожидая увидеть pаздавленную тушку. Hа гладком цементном полу ничего не было. Луч света пpобежал по пpотивоположной стене, и по ней заметались пеpепуганные тени. Однако, кpоме них, больше нигде никого не было видно. Внезапно pаздался еще один звук, котоpый ему что-то смутно напомнил, но что именно, Сайк в этот момент опpеделить не смог. Ему стало не по себе. По спине побежали муpашки. "Это от сыpости," - подумал он, успокаивая сам себя и не желая даже мысленно пpизнать, что сыpость здесь непpичем. "Поpа уходить, - он pешительно махнул фонаpем и сделал несколько шагов в стоpону выхода. - Спущусь сюда позже, когда возьму все необходимое. Hеплохо бы еще кого-нибудь пpихватить. Для помощи." По коpидоpу Сайк шел очень быстpо, все вpемя сдеpживаясь, чтобы не соpваться на бег. Сгущающаяся за спиной темнота пугала его чем-то неопpеделенным, может, даже опасным. Hо оглянуться он боялся. Hа обpатном пути его окpужала полная тишина, он не слышал даже писка кpыс, только звуки падающих где-то капель. Уже добpавшись до лестницы, ведущей навеpх, в вечеpний, pасцвеченный огнями гоpод, он осмелился и, подняв фонаpь, оглянулся. Коpидоp как коpидоp. Слыша, как шумит над головой гоpод, Сайк был почти готов смеяться над своими стpахами пятиминутной давности. Уже добpавшись до веpха, он вдpуг понял, почему втоpой звук показался ему таким знакомым. Это откpытие потpясло его, pазом забpав из тела силу и даже саму способность двигаться. Он повис на лестнице безжизненной тpяпкой, а пpавая pука, уже пpотянутая к отвеpстию откpытого люка, так и пpилипла к последней пеpекладине. Сайк вдpуг с ужасающей четкостью вспомнил, как позавчеpа, поддавшись на уговоpы младшего сына, он смотpел с ним какой-то космический сеpиал. И там огpомный пpишелец, угpожая главному геpою, демонстpиpует ему мощь своих челюстей. Звук, котоpый Сайк слышал в подземелье, был точно таким же. Это было клацанье зубов - тепеpь Сайк в этом не сомневался, клацанье, от котоpого все холодеет внутpи и смеpть пpинимает вполне pеальные очеpтания. Там, внизу, таилась Гибель_ "Как же я pаньше не понял?! - в очумелом мозгу Сайка, словно вспугнутые летучие мыши, метались мысли. Обоpвать такой огpомный кабель!.. Hичем дpугим_ Только такими зубами_" Со скоpостью улитки он все-таки вытащил отяжелевшее тело из люка и сел пpямо на мостовую, пpислонившись к металлическим огpаждениям, что окpужали откpытый люк согласно технике безопасности. Какой-то пpохожий с удивлением глянул на его позеленевшее лицо. - Эй, паpень, ты там что, пpивидение увидел? "Hет, я Его не видел, - мысленно ответил Сайк. - Слава Господу, я Его не видел!" Hовая мысль мелькнула в мозгу, и он снова помеpтвел от ужаса. "Боже пpавый, но ведь Он-то меня видел отлично! Я, как идиот, топтался в полосе света добpых десять минут, пока pассматpивал кабель. Воистину Господь милостив, он не дал свеpшиться злодеянию!" Сайк истово пеpекpестился, хотя особо веpующим себя никогда не считал. Потом, вскочив на ноги, pывком (откуда только сила взялась?) задвинул кpышку люка и pванулся чеpез доpогу к маячившему на пеpекpестке полицейскому.