Блондинка

- "Клуб одиноких сердец Уилера", - возвестил я. - Позвоните нам, и мы найдем для вас родственную душу!

- Лейтенант Уилер! - Шериф Лейверс, видимо, совершенно обалдел. - Вы не вполне соображаете, а сейчас половина десятого утра! Не сидит ли у вас какая-нибудь блондинка? Головокружение после ночи или еще что-нибудь в этом роде?

- Нет, шеф, - ответил я. - Здесь никаких следов блондинок.

Я послал воздушный поцелуй вслед уходящей от меня рыженькой. Похоже, она была не на шутку раздосадована. Ну, в конце концов, сама виновата. Я ей предлагал позавтракать, а она уверяла, что не голодна.

Рекомендуем почитать

Жажда денег подчиняет волю чувства героинь романов мастера `пикантного` детектива Картера Брауна. Благопристойные леди, роскошные проститутки, дешевые девушки по вызову оказываются замешанными в убийстве, расследование которых ведет неотразимый лейтенантЭл Уилер.

Любимый герой Картера Брауна лейтенант полиции Эд Уилер вновь и вновь бросает вызов преступному миру. Загадочные убийства девушек с одинаковыми татуировками на руке; смертельный выстрел в подвале дома, населенного бывшими циркачами... В награду за риск ибыстроту реакции лейтенант неизменно получает роман с очаровательной юной леди.

Лейтенант Уилер вновь оказывается в клубке кровавых событий, который ему предстоит распутать. Раскрывая очередные преступления, он проявляет себя не только находчивым сыщиком, но и проницательным детективом, хотя ему строят козни и преступники, и недалекие сотрудники полиции.

Мы поднялись на третий этаж. Сержант Полник тяжело переводил дыхание. Он остановился передохнуть и укоризненно посмотрел на меня.

— Неплохой квартальчик, а, лейтенант? — проворчал он.

— Похоже на то, — согласился я.

— И домик такой приятный, тихий, верно?

— У тебя на такое нюх, сержант, — с восхищением ответил я. — Мышиный писк прозвучит словно рев льва во время случки.

— Должно быть, какой-то псих позвонил насчет убийства, — решил Полник. — Уж лучше бы поднял на ноги пожарников, а честному полицейскому дал бы спокойно поспать.

Любимый герой Картера Брауна лейтенант полиции Эд Уилер вновь и вновь бросает вызов преступному миру. Загадочные убийства девушек с одинаковыми татуировками на руке; смертельный выстрел в подвале дома, населенного бывшими циркачами... В награду за риск ибыстроту реакции лейтенант неизменно получает роман с очаровательной юной леди.

— Интересно, шериф не приставил ли кого следить за мной после работы? Или, может, он установил спецаппаратуру у меня в квартире? Ребята из технического отдела говорили, что электронный жучок на самом деле не больше букашки. Иначе как объяснить, не впадая в мистику, что со своими ночными звонками он ни разу не промахнулся — попадает в самый нужный момент. Бокалы расстались со своим содержимым, а хорошенькая гостья — с напускной стыдливостью и остатками одежды. И если в разгаре ночной игры раздался телефонный звонок — ну, конечно же, шериф, кто, кроме него, захочет вырвать меня из страстных объятий. — Эти невеселые мысли пришли ко мне, когда по приказу шерифа я катил в морг.

Неустрашимый полицейский и сердцеед лейтенант Уилер не любит, когда обижают красивых женщин. В романе «Прекрасная, бессердечная» он спешит на место предполагаемой смерти обворожительной актрисы Джуди Мэннерс.

Другие книги автора Картер Браун

Его зовут Бойд. Дэнни Бойд. Он частный детектив, любит риск, женщин, выпить и подраться. Еще он чертовски умен и брутален. Он хорошо известен в мире богатых и знаменитых, и ему поручают самые опасные и деликатные дела. Вот и сейчас он берется расследовать пропажу драгоценностей вдовы выпавшего из окна миллионера.

Любимые герои Картера Брауна — беспардонный лейтенант Уиллер и детектив Дэнни Бойд с неизбежностью попадают в сложные ситуации и с присущим им талантом раскручивают лабиринты версий и загадок. Молниеносный динамизм событий, неординарность развития сюжетане оставят равнодушными любителей крутого детектива.

Это был один из тех редких для Санта-Байи дней, когда дождь лил с утра не переставая. К десяти вечера он даже усилился. Я приготовил себе бурбон со льдом и решил было, что это последний глоток перед сном, как вдруг зазвонил телефон. Может, меня добивается прелестная и сексуальная девушка, теряющая разум при одном воспоминании о совершенном профиле Бойда, с надеждой подумал я. Она ждет не дождется, когда я наконец приду и прыгну к ней в постель под черную шелковую простыню. Я схватил трубку и с большим воодушевлением произнес:

Харизматичный частный детектив Дэнни Бойд на самом деле гораздо лучше, чем его репутация. Однажды некая дама просит сыщика найти ее мифическую сестру – и Бойд оказывается в самом сердце «разборок» наркомафии.

Я открыл глаза и тут же закрыл их: беспощадно яркий солнечный свет струился в окно спальни. Огромная свинцовая глыба намертво придавила меня к кровати, не давая возможности приподняться хотя бы на пару дюймов. Каждая попытка хоть немного изменить положение отзывалась нестерпимой резкой болью во всем теле. Каким-то образом я ухитрился принять сидячее положение и стиснул руками голову, которую кто-то незримый пытался снести с моих плеч огромной кувалдой. Я смутно припомнил, что вечеринка чертовски удалась.

– Вас ждут, мистер Бойд.

Горничная спелого возраста, неодобрительно хмыкнув, отступила назад.

Я стряхнул со своих волос снег и вошел в Дом Колдовства. Несколько месяцев назад я видел отличные фотоснимки в одном из иллюстрированных журналов, и поэтому его вид меня не слишком удивил. Легкий аромат, который, казалось, распространялся по всем помещениям, заставил мои ноздри затрепетать. Едва я вошел, то почувствовал странное ощущение в ногах, и лишь через мгновение понял, что они утонули в плотной шерсти ковра. Стены вестибюля были задрапированы черным бархатом, а переливчато-зеленый потолок освещен умело скрытыми лампами.

Блондинка за секретарским столом была женственной и элегантной.

Она подняла глаза и подарила мне ослепительную улыбку, которая, согласно секретарской шкале, означала следующее: я не знаю этого типа, но нужно соблюдать некоторую осторожность, чем черт не шутит, вдруг он окажется важной персоной.

– Я вас слушаю, – сказала она.

– Мое имя – Рик Холман, – представился я.

– Чем могу быть вам полезна, мистер Холман?

– У меня назначена встреча с мистером Монтегю – Акселем Монтегю.

В условленный час я был в условленном месте.

Стояло раннее осеннее утро. В такую пору небоскребы Манхэттена еще спят, накрытые плотным одеялом тумана. Вокруг не видно ни людей, ни даже бездомных кошек, и только впереди, за завесой мелкого холодного дождя, угадывается смутный человеческий силуэт.

Кто может гулять в такой час по берегу серой неприветливой реки, вся поверхность которой испещрена бесчисленными пузырями нескончаемого дождя? Бьюсь об заклад, это та самая женщина, которая накануне назначила мне здесь свидание.

Популярные книги в жанре Крутой детектив

Старый паровоз лениво тащил два вагона через двадцатикилометровый горный перевал от станции Ричфилд к озеру Раппахо. Возможно, кому-то путешествие на поезде, прибывшем из прошлой эры, доставило бы удовольствие, но для меня оно оказалось настоящей пыткой. Угольная пыль была повсюду: она стояла в воздухе, скрипела на зубах, как песок, и забивалась в шерстяную обивку сидений. Был ноябрь; с гор и долин дул холодный канадский ветер. К тому же вагон не отапливался.

Правая нога у нее подвернулась, и она упала. Южный ветер, дувший с вершины холма и трепавший придорожные деревья, подхватил ее вскрик и унес во тьму вместе с шарфом. Она медленно села, опираясь ладонями о гравий, и подвинулась вбок, чтобы освободить подвернутую ногу.

Рядом с ногой на дороге лежала правая туфля. Надев ее, женщина обнаружила, что у лодочки отломан каблук. Она огляделась кругом и поползла на четвереньках против ветра вверх по склону, надеясь отыскать пропажу. Но вскоре сдалась и попыталась отломить каблук от левой лодочки. Это ей не удалось. Она вновь обулась и пошла, повернувшись к ветру спиной и сгибаясь под его порывами, вниз по крутой дороге. Вечернее платье липло к спине и хлопало складками, взлетая кверху спереди. Волосы хлестали ее по щекам. Ступая правой ногой на самые кончики пальцев, чтобы как-то восполнить отсутствие каблука, женщина добрела до подножия холма.

Чтобы разоблачить преступников, неутомимый Дэнни Бойд приезжает на Гавайи.

Обычно у красоток в Голливуде больше бюста, чем мозгов. Чтобы постичь эту истину, не требуется долго пребывать в кинобизнесе. Мечтательницы, полные надежд, прибывают в Лос-Анджелес из самых разных мест, вплоть до таких отдаленных, как Монголия. Они слетаются на этот горшок с медом, именуемый Голливудом, как пчелы, не имеющие собственного улья.

Обычно эти прелестные пчелки либо сироты, лелеющие честолюбивые замыслы, либо настоящие или бывшие королевы красоты со Среднего Запада (например, какая-нибудь «мисс Канзас», 1969 года). Последние, как правило, происходят из семей, столь респектабельных, что там можно умереть со скуки. И в том, и в другом случае эти девицы являются лакомым куском для голливудских деятелей. Молодых красоток с блестящими глазками влечет в этот мир грез заманчивая жизнь, обещающая им сенсации, восторги, поклонников и упоение славой. Однако, не обладая опытом и достаточной ловкостью, они не могут утвердиться на вожделенной вершине. Как правило, их бессовестно используют, выжимая все соки, и выбрасывают как потрепанную колоду карт.

Она забралась с ногами на диван и тихонько сидела там, обхватив колени и сосредоточенно покусывая кончик большого пальца правой руки. Темные круги залегли вокруг голубых и казавшихся теперь непомерно огромными глаз; длинные светлые волосы были спутаны и напоминали, скорее, клоунский парик из растрепанного мочала. Весь её наряд состоял из крохотных черных трусиков; а белевшие в полумраке упругие обнаженные груди казались выточенными из мрамора.

Где скачки — там азарт, там большие деньги, а где деньги — там преступление. Шелл Скотт должен расследовать «несчастный случай», происшедший в одном из районов Лос — Анджелеса, но при этом, сам того не желая, разворошил целый муравейник.

Частный сыщик из Лос-Анджелеса светловолосый Шелл Скотт попадает в ситуации, от одного упоминания которых кровь стынет в жилах. Но прошедший суровую школу морской пехоты, влюбленный в жизнь и в свою опасную профессию, он всегда идет только вперед. И под его напором отступают самые крутые мужчины и уступают самые неприступные женщины.

За моей спиной на палубе яхты кружится водоворот веселья, яркий и шумный, словно поющее, смеющееся и танцующее конфетти. Я стою на носу, облокотившись о поручни, курю сигарету и потягиваю из стакана свой «бурбон» с содовой, и чарующие мелодии маленького джаза «Комбо» проплывают мимо меня, чуть приглушенные и бархатистые.

Перегнувшись через поручни и глядя в сторону кормы, я вижу высокую светловолосую девицу в ярко-алом платье свободного покроя, отплясывающую огненную румбу. Ее стройные загорелые бедра то вспыхивают на мгновение, обнажаясь при резких поворотах до узкой черной полоски коротеньких трусиков, то снова исчезают под мягкими кроваво-красными складками широкой юбки. Танец совершенно неотразим. Я думаю, что с таким темпераментом она, пожалуй, сможет довести до изнеможения нескольких партнеров за вечер. Мне тоже хочется быть одним из этих партнеров и чтобы она и меня довела до изнеможения… Но я остаюсь там, где стою, ожидая дальнейшего развития событий.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

– Из сирот, парень? Куда определить-то тебя и не знаю, может, хоть коней поставить чистить… Нахлебников у нас, конечно, из раненых и так хватает, да уж больно вид у тебя жалкий – где так досталось-то? – сочувственно спросил командир.

– Где досталось, там и осталось… А коней я чистить не буду… Не умею.

– Ишь, какой ершистый! И что же ты умеешь? – беззлобно хмыкнул начальник.

– Убивать, – мрачно отозвался пацан, и от этого заявления, а скорее от пустого черного взгляда юноши, у бывалого командира прошел холодок по спине.

Она проходит через болото.

Пеший человек без особого труда одолел бы его, в некоторых опасных местах проходя по заботливо срубленным и настеленным мосточкам, но прежняя аккуратная тропа превратилась теперь в разбитую колею.

Обозные кони увязают в мерзлой грязевой жиже, спотыкаются и вновь тянут тяжелые нагруженные доверху телеги, подгоняемые кнутами обозленных людей. Люди бегут с обжитых еще их дедами мест, выбирая из нажитого добра, где каждая мелочь, каждый гвоздь кажется родным и дорогим, самое ценное и необходимое; кутают по осенним заморозкам детишек, укрывают попонами домашнюю скотину, чтоб не замерзла, чтобы не лишиться последних кормильцев – на них теперь одна надежда – на них, да на то, что собрали в этот год с полей и огородов, доброго леса да речки Ласковой…

Некогда ушел демон грома Хэнгу на поиски смысла всего. "- Зачем - сам не знаю.-"Расстилались перед ним поля, леса, морские глубины. "-Устал Хэнгу. Холодно, мокро.-"А смысл всего никак не находился. Шел Хэнгу и год, и два, и три "-Сколько пальцев на руке.-"

Читателю предлагается новый, полный перевод книги Ошо (Бхагавана Шри Раджниша), выполненный по последнему пересмотренному двухтомному изданию, предпринятому после того, как автор покинул эту Землю. Вся книга содержит 80 бесед (глав), посвященных 112 техникам-сутрам, изложенным в древнем тантрическом трактате Вигьяна Бхайрава Тантра.

В этой книге Раджниш говорит о Боге, как о некоторой потенции, заложенной в самом человеке, как о некотором состоянии, которое он должен реализовать, о состоянии познания ИСТИНЫ как видения МИРА в его целостности и взаимосвязи, о состоянии любви как пребывании в гармонии с МИРОМ, о состоянии знания источника жизни, из которого вышел МИР, и самого бытия этим источником — источником «чистой жизненности», через который мы связаны со всем бытием и являемся им.

Бхагаван не призывает к поклонению или «преданному служению» какому-либо божеству, а призывает познать Божественное, окружающее нас и содержащееся в нас, приобщиться к нему, реализовать его в себе самом. Он призывает к открытию тех сокровенных глубин нашей природы, которые объединяют нас с Божественным, через которые оно нас кормит и поит, через которые Божественное дает нам жизнь и о которых мы даже не подозреваем в своем обыденном существовании.

Для осуществления этого, говорит он, мы должны осознать всю нашу обусловленность, которая делает из нас, из Божественного, роботов. Робот — это не тот, кто живет, чувствует, понимает, а тот, кто запрограммирован на определенное поведение, кто функционирует по заранее заложенным программам, правилам, предписаниям. Программы, заложенные в робота, — не его программы, робот является их рабом. Человеку, стремящемуся быть свободным, стремящемуся быть Человеком, стремящемуся реализовать в себе Божественное, необходимо осознать это и освободиться от этого. Тогда его природа потечет легко и свободно, как ручей, из которого убрали камень, преграждавший ему дорогу.

На это и направлены 112 техник, изложенные Шивой своей супруге Дэви более пяти тысяч лет назад. Просветленный мастер пытается возродить эти техники в первозданном виде и приспособить их для людей XXI века. Раджниш утверждает, что эти техники являются всеобъемлющими и что на них построены медитационные практики всех существующих религий и эзотерических учений. Он стремится передать людям все свое глубокое понимание этих техник, утверждая, что именно с этой целью приходили в мир людей Шива, Кришна, Будда, Лао-цзы, Махавира, Патанджали, Моисей, Иисус, Мухаммед... Он говорит, что все зависит от нас, от того, насколько глубокой и искренней оказалась наша потребность познать ИСТИНУ.

Незадолго до ухода от нас Раджниш отказался от своего титула «Бхагаван», буквально означающего «Бог, Господь, господин», так как опасался, что его начнут обожествлять фанатичные поклонники и последователи, как это было со многими другим просветленными. Поэтому он взял себе имя Ошо, что означает «океанический, растворенный в океане». Позднее он узнал, что слово «Ошо» использовалось также на Дальнем Востоке в смысле «Благословенный, тот, кого небо осыпает цветами»...

В первый том настоящего издания вошли первые 16 глав и, соответственно, первые 24 медитационные техники, соответствующие первому тому первого оригинального издания, состоящего из пяти томов.