Блокпост

«Пленного «духа» звали Арби. Выглядел он жалко и униженно. Совсем не как пол часа назад. Тогда Арби был гордым и надменным. Длинным тупым кинжалом, сделанным из рессоры, он перепиливал гортани молодым солдатам, захваченным на блокпосту. Арби и его подельники ощущали себя хозяевами жизни, глумились над умирающими пацанами, наслаждались их агонией, отпускали плоские шуточки…»

Отрывок из произведения:

Москва, 2009–2010

Пленного «духа» звали Арби. Выглядел он жалко и униженно. Совсем не как пол часа назад. Тогда Арби был гордым и надменным. Длинным тупым кинжалом, сделанным из рессоры, он перепиливал гортани молодым солдатам, захваченным на блокпосту. Арби и его подельники ощущали себя хозяевами жизни, глумились над умирающими пацанами, наслаждались их агонией, отпускали плоские шуточки…

Блокпост взяли обманом. Подъехали к нему под видом кадыровских гвардейцев. Вышли из машин, вступили в дружескую беседу с командиром и внезапно набросились, обезоружили, избили до полусмерти. В банду входили сплошь опытные воины, а противостояли им мальчишки 18–20 лет. Вобщем справились! Один лишь лейтенант (старший блокпоста) оказал отчаянное сопротивление и, под конец, подорвал себя гранатой вместе с тремя навалившимися «джигитами». Их трупы положили в сторонку — так чтобы не попали в объектив видеокамеры, на которую снимали неспешную расправу над плененными федералами. Запись предназначалась для двух целей: 1) Отчет о проделанной работе, 2) Психологическое давление на российского обывателя.

Другие книги автора Илья Валерьевич Деревянко

Н-ская область. Начало сентября 2008 года.

Середина дня

На деревенской площади, перед зданием администрации, собралось не менее ста человек. Все сплошь бородатые мужчины от тридцати до сорока лет, в натовских камуфляжах без знаков различия. Ни женщин, ни детей среди них видно не было. У каждого из присутствующих висел за плечом автомат. Они весело переговаривались между собой и, сглатывая слюну, бросали жадные взгляды то на пленников, то на громадный костер, возле которого лежали рядком четыре здоровенных вертела.

Уголовный мир, о котором пишет Илья Деревянко, невероятно жесток и порой, как кажется, находится за гранью реального человеческого понимания. Однако он не выдуман автором, а списан с натуры человеком, который по роду своей деятельности (частный охранник)часто соприкасается с этим миром. Автор задает вопрос: бандиты, убийцы, `сатанисты`, маньяки – кто они: разумные существа или `нелюди`, окончательно утратившие человеческий облик? И ответ на вопрос далеко не однозначен.

Похищение детей – самое гнусное и аморальное преступление. Но когда похищают детей твоего боевого друга ради их убийства – это уже за гранью. Такие бандиты не имеют права на жизнь. И у Виктора Есаулова, бывшего майора спецназа, нет сил ждать, когда менты найдут пропавших. Он решил сам покарать бандитов, как считает нужным. Поиски приводят Виктора в старинный замок – ночью в нем на шабаше сатанистов приносят в жертву детей...

Середина 90-х годов. Член одной из ОПГ, желая отомстить за страшную, непонятную смерть товарища, сталкивается «лоб в лоб» с жестокой, хорошо организованной сектой сектой дьяволопоклонников. Андрей не так давно воевал в Афганистане, в спецназе, где приобрёл хороший боевой опыт. Он сражается хладнокровно, умело и безжалостно, но силы явно не равны. Сатанисты уже предвкушают победу, но тут всё вдруг резко меняется.

Согласно планам преступников, целая серия терактов с огромными человеческими жертвами должна погрузить страну в жуткую панику. Волею случая капитан ФСБ Дмитрий Корсаков стал свидетелем теракта, совершенного женщиной-шахидкой. Руководство поручило именно ему найти главарей террористов. Это сделать не так просто, ведь бандиты – выходцы из одной диаспоры и чужака вычисляют с ходу. Но Корсаков получил в свои руки нить, которая может привести его в самое логово террористической организации...

Жесткий ботинок с размаху врезался в бок. Лежащий на полу человек скорчился и болезненно застонал. Он попытался отползти в сторону, но мешали наручники, прикрепляющие руку к батарее парового отопления. Еще удар – сильнее прежнего. Человек захрипел.

– Полегче, Аслан, – послышался ленивый голос. – Иначе сдохнет раньше времени.

– Ненавижу русских собак! – злобно прошипел тот, которого называли Асланом. – Почему ты заступаешься за него, Абдула?! Жалеешь?! – Тут лицо Аслана исказила презрительная гримаса, а нога снова пнула лежащего.

22 сентября 2005 года.

Окраина г. Заславска Н-ской области.

18 часов 45 минут.

Относительно теплый солнечный день сменился холодным неуютным вечером. Небо заволокло сплошными белесыми тучами, похожими на застиранные простыни. Поддувал промозглый ветерок. Сидящие в засаде эфэсбэшники зябко поеживались. А из одиноко стоящего двухэтажного дома, вокруг которого они сосредоточились, злобно лаял мегафон с кавказским акцентом:

Эта страшная камера называется `пресс-хата`. Законченные отморозки `прессуют` тут непокорных заключенных. Здесь мордовали легендарного Мамона, здесь убили не менее легендарного Лорда. `Прессовщики` готовы на все, ибо за стенами `пресс-хаты` их ждет мучительная смерть. Но так ли уж и безопасна `пресс-хата`? Они задумались над этим, когда в камеру втолкнули очередную жертву – заключенного по кличке Вояка…

Популярные книги в жанре Боевик

Журлаков Денис

Братишка, не плачь

...Братишка, не плачь.

Hе зарубайся на том что не вернешь.

Братишка, не плачь...

(с) Умка.

Для всех наступит ништяк. (c) Она же.

Просыпаться так рано я не привык. Да что там, не то что не привык, просто не умел. Hи будильники, ни кричащее радио не действовали на меня я спал мертвым сном, без сновидений, совершенно не ворочался, спал до самого обеда, часов до двух и лишь отоспавшись, наконец, отрывал тяжелую голову от подушки.

Федор Зуев

ХИТРЫЙ МИЛАВКИН

Ни день, ни два - целую неделю дул северозападный ветер. Дул порывисто, со свистом, катал водяные горы. Яростно трепал верхушки деревьев, срывал листву.

"Кто в такую пору захочет разбойничать, даже на осетров?" - думал я, поджидая на катере участкового инспектора рыбоохраны Бориса Прокофьевича Милавкина.

Но он явился в полной "боевой". Высокий. В плечах косая сажень. В мокром от дождя прорезиненном плаще. С "вальтером" и неразлучной кожаной планшеткой. Прикрыв за собой дверь рубки, с сожалением проговорил:

Под покровительством губернатора Бородина майор ФСБ Губанов превращает новый медицинский центр в тюрьму, палаты в камеры, больных в заключенных. Губернатор не тот человек, который бредит высокими материями и духовным совершенствованием. В сорок лет, хорош ты или плох, переделывать себя поздно. Да и зачем… Он стремится не отказывать себе ни в чем, ради того, чтобы окунуться в бездну соблазнов с головой, и для этого сметает все препятствия на своем пути. Все, кроме одного… Судьба лицом к лицу сталкивает его с Глебом Сиверовым по кличке “Слепой”

Единственный специалист, которому полностью доверяет генерал ФСБ Алексей Данилович Малахов, – секретный агент Глеб Сиверов по кличке Слепой. Заслужить такое отношение – дело крайне трудное. Новое задание Слепого – из разряда “невыполнимых”. Шансы на успех равны практически нулю. Потому что очень трудно проследить тончайший, сложный и кровавый след шальных денег – или, точнее, “новорусского капитала”.

Прочитав последнюю страницу очередной книги про головокружительные приключения Сергея Дорогина, бывшего каскадера и бывшего зека, вы сможете спокойно заснуть. А как же иначе? Ужасающие пороки дружной семейки современных Каинов посрамлены ко дню славного юбилея Александра Сергеевича Пушкина, добродетель восторжествовала, а то, что ради долго не опадающих роз замучены десятки невинных людей, остается на совести не слишком радостных времен, в которые выпало жить нам с вами в многострадальной России, где даже “убийца, больше чем убийца”. Вы спросите, какое отношение к убийцам имеет двухсотлетие великого русского поэта? Поверьте, самое непосредственное, но для того, чтобы узнать, прочтите эту книгу Андрея Воронина, не пожалеете!

Грэг Снайд заметно волновался, руки подрагивали, и он еще крепче сжал рулевое колесо. Ему очень не хотелось, чтобы Нэд заметил его состояние. Грэг всячески пытался расслабиться, но чем ближе его “кадиллак” подъезжал к месту встречи, тем больше он нервничал.

Еще от начала Мэдисон-стрит он заметил одинокую мужскую фигуру, неподвижно стоящую у светофора. Город дремал в ранней утренней дымке, и Снайд знал, что человек у светофора – ожидающий его Нэд. Он сбросил скорость, и машина плавно подкатила к перекрестку. Снайд затормозил и открыл заднюю дверцу. Мужчина выбросил сигарету, неторопливо подошел к “кадиллаку” и сел рядом с водителем, игнорируя предложенное ему место сзади.

Фотокорреспондент еженедельника `Инга` Катя Скворцова давно замыслила серию снимков под рабочим названием `Окна старого города` и теперь, когда свободного времени вдруг стало много, взяв камеру, отправилась бродить по старым улочкам центра. В эти минуты еще ничего не говорило о том, что один из отснятых кадров сделает ее центром кровавых бандитских разборок.

Владимир Зам

Рыцарский рассказ

..но вдруг из темноты раздася рев,

затем с петель слетела в доме дверь,

за шумною толпой,

бежал огромный страшный зверь..

Чаров встал и начал продвигаться в сторону выхода.

- Постой. - остановил его властный голос, - Доставить это нужно очень срочно, и со всевозможными предосторожностями.

- Hу, что вы Олег Степанович, когда я вас подводил? Раньше вы во мне никогда не сомневались.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Про русский народ написано много идеологизированной публицистики, чёрных и золотисто-розовых легенд, содержащих выдумки и усечённую полуправду. А мы попытаемся рассказать правду о русском менталитете и близко лежащей проблеме сути славянства: правду выпуклую, объёмную, неоднозначную о специфике русской государственности и её непростых отношениях с русским народом, о реальной роли православия в русской жизни, а также о роли либералов, о некоторых таких спорных вопросах, как причины победы большевиков в 1917 году. Также сообщим вам о том, что ждёт наш менталитет и народ в недалёком будущем.

Даниил Гранин, лауреат Госпремии России и дважды лауреат Госпремии СССР, в романе «Картина» вновь обращается к проблемам большого общественного звучания. Действие романа «Картина» происходит в небольшом среднерусском городке. Главный герой романа, председатель горисполкома Лосев, попадает в трудную ситуацию, связанную со сложным комплексом современных общественных проблем. Впервые книга была издана в 1980 году.

Фанфикшн по миру мьюзикла Темный Дворецкий. Запутанная история с собаками в шинигамском Департаменте

Книга известного телеведущего Игоря Прокопенко раскрывает тайные страницы русской истории, опровергая устоявшиеся мнения и предлагая неожиданную, но подкрепленную доводами многих исследователей картину развития русской — и шире — славянской цивилизации на протяжении веков. Откуда на Кольском полуострове появилось «святилище Аполлона»? Алкоголь и Древняя Русь — правда и вымысел. Парадоксы монголо-татарского ига. Где могла происходить Куликовская битва? Был ли Рюрик скандинавом? Кто мог вернуться в Россию из Голландии вместо Петра Первого? Как на самом деле расшифровываются предсказания Нострадамуса о России? Как изменится карта России после смещения тектонических плит? Книги Игоря Прокопенко всегда будоражат читательское воображение, не позволяя историческим фактам превратиться в окаменевшую догму. Его исследования дают нам возможность увидеть известные со школьной скамьи события по-новому, с неожиданной, иногда шокирующей, точки зрения. История — не то, чем кажется! Это всегда — длящийся процесс, даже если речь идет о далеком прошлом. А кто знает, что на самом деле было в прошлом, тот с большей уверенностью может прогнозировать будущее!