Блокада

Оказавшись в неведомом краю среди чужого народа, механик не изменил себе. Он по-прежнему заставляет работать механизмы, но теперь ему приходится разбираться и с людьми, и не только с людьми. И не всегда это нравится и тем и другим. Он движется к неведомой цели и обретает бесценное, когда утрачивает дорогое.

Отрывок из произведения:

Коркин не любил леса. Тем более поднявшегося на развалинах: и так-то за каждым деревом жди беды, топырь уши да остри копье, а лес, да еще умноженный на каменные увалы, вывороченную арматуру и внезапные провалы, — вовсе наказание. То ли дело степь.

Оно конечно, в степи труднее построить дом, но если уж хватило силенок намешать глины, собрать с окрестных холмов валуны, поднять стену да выдолбить колодец — живи, не хочу. Да, ветра задувают, и пыльные бури не редкость, и пожары степные случаются, и проволочник иногда одолевает, и зимой несладко приходится, зато не нужно вздрагивать от каждого шороха и головой попусту вертеть. В степи головой вертеть вообще не нужно. Ставь старенький таймер на пять минут да оборачивайся на каждый звяк. Нет никого на дальних холмах — спи спокойно. Коровы пасутся, ветер дует, облака не желтые, а белые, дождя бояться не надо, ветросли иглы не мечут, солнце светит, в рассвет-закат красным небосвод вычерчивает — чего еще надо? Если и выбежит из распадка какая пакость, Рук — тут как тут, засвистит, защелкает, разбудит хозяина. Мелкую погань сам придавит, крупную коровы на рога возьмут, а уж среднюю — тут работа для Коркина. Какую стрелой можно подсечь, какую только на копье принять. Зато потом радость — или шкурка на обнову, или мясо на похлебку, или и то и другое вместе. Ночью только трудно: как ни тяни бечеву вокруг дома, как ни навешивай на нее жестянки или глинки, все одно не убережешься. Ночью спать нельзя. Вся надежда на высокую стену, за которой коровы стоят плотно, не протолкнешься. Если Рук защелкал с дальней стены, так по спинам их и беги, только смотри, чтобы штаны о рога не порвать или еще чего важного не повредить. А там уж присматривайся, молись на лунный свет да тычь копьем в тугие тени.

Рекомендуем почитать

Попасть в другой мир просто. Всего-то нужно откликнуться на просьбу о помощи, идя вечером через парк. Но кто знал, что встреча со смертельно раненым магом приведёт к событиям, которые пошатнут целую империю? Студент физико-математического факультета Александр Боровиков попадает в магический мир, где идёт война. И крутым магом он в одночасье, увы, не становится. Наоборот, его как преступника отправляют в Школу Везунчиков, которую мало кто заканчивал и оставался в живых. Но научный склад ума подскажет ему выход, да такой, что мало никому не покажется. Он – пустотник. И он – Математик.

Не жди спасения от армии – армии больше нет. Двери подъездов и квартир тоже тебя не защитят. Мегаполисы превратились в ловушки, кишащие охотниками. Человек был хозяином мира, а стал дичью. И все это произошло за один день. А ведь дальше будет только хуже…

Растерянность, полное непонимание происходящего, страх, горе, боль и ярость тех, кто потерял все. И лишь горстка людей, которые кое-что знают. Знают главное – где найти того, кто должен за это ответить.

Несколько случайных попутчиков. Старое самоходное орудие. Один снаряд, да и тот сомнительный. Орды врагов на пути. Не самые лучшие условия для начала миссии.

Ты уже знаешь, что будет завтра и даже через год. Скучная жизнь, бессмысленная работа, бесконечное движение по кругу. Тебе выпал шанс все изменить.

Добро пожаловать в большой космос! Космические империи, инопланетяне, могущественные древние цивилизации. Гигантские звездолеты, странные ритуалы и обычаи. Космические битвы и загадочные артефакты. Выбор сделан, и твой путь только начинается. Сначала предстоит просто выжить и освоиться. Затем перед тобой будут открыты все дороги — выбирай любую! Удачи, инженер с Земли!

Высадка прошла удачно, но в сложившихся условиях выполнить задание невозможно. Здесь ничего не получается с первого раза, а кое-что не получается вообще. Он не был подготовлен к такому бесперспективному сценарию и сам себя загнал в тупик.

За все в этом мире приходится расплачиваться, в том числе и за свои ошибки. Стандартная плата – кровь. И хорошо, если только своя. Жизнь без цели пуста и притягивает удары судьбы. Вечно бегать или остановиться и наконец дать бой?

Пусть никто не верит в успех, пусть у тебя нет знаний, опыта и вышколенного войска, но самое время показать судьбе, что она не с тем связалась.

Любопытство и безответственность учёных, злая воля «сильных мира сего», неспособность властей отразить новую, невиданную раньше угрозу — всё это привело к коллапсу власти и общества и гибели мира в том виде, в каком мы его знали. И лишь те, кто нашёл в себе силы драться за себя и за других, выживают среди хаоса и кошмара, которые принесла с собой пришедшая в наш мир Смерть.

Они шествуют по планетам, устраняя несправедливость, наказывая преступников, побеждая зло. Среди их противников демоны и вампиры, пожиратели и хьяры. Жизнь — это вечный бой, и из него выходит победительницей боевая пятерка наемников Трех Миров и ее звездная героиня — непобедимая, неутомимая, неустрашимая Хелл!

Эпоха великих волшебников подошла к концу тысячу лет назад, оставив после себя лишь темные легенды да руины. Но некоторые уверены – где-то по дорогам истерзанного Катаклизмом материка все еще бродит мятежный маг Тион, ученик самого Скованного, способный вернуть мир к процветанию.

Лавиани, Шерон и Тэо спешат по следу волшебника, а вокруг пробуждается синее пламя, говорящее о том, что нынешняя эпоха подходит к концу.

Итог многих лет борьбы, заветная цель наконец достигнута. Можно расслабиться и насладиться покоем? Как бы не так! Ведь мирная жизнь зачастую может быть опаснее, чем ратные подвиги. И оттого, что в ход идут не мечи и стрелы, а наветы и интриги, легче отнюдь не становится. Вольная жизнь наемника осталась позади, и теперь вперед тебя ведет Долг. Долг перед сюзереном, долг перед семьей, долг перед миром. И свернуть с пути неимоверно сложно, даже если ты темный маг. Ведь прежде всего ты — человек, а значит, обязан пройти свой путь до конца.

Другие книги автора Сергей Вацлавович Малицкий

Мир изменялся дважды. Сначала он был опален в пламени упавшей звезды. Затем устоял в битве с демонами. И вот, через семь сотен лет чаша бытия вновь переполнилась. Колосья сущего созрели и склонились к земле. Грядет Жатва. Юная Гледа Бренин переступает порог, не ведая, что уже не вернется домой.Роман является сюжетной основой игры Ash of Gods: Redemption.

Он родился в мире, укрытом небосводом цвета сухой глины. Он лишился матери в шесть лет, никогда не знал отца. Его нынешний удел — жизнь бродячего циркача и редкое, но изощренное воровство. Его названые родные такие же изгои, как и он сам. В его душе планы мести, потому что в его мире справедливость подобна изделиям ремесленников, она создается собственными руками. Но когда ему исполнится шестнадцать, на его уничтожение будут брошены силы целого государства. И не только они…

Молодой парень не подозревает о собственных способностях и талантах и ничего не знает о необыкновенном предке, кровь которого течет в его жилах. Но однажды в его доме появляется демон. К несчастью, он не испытывает к землянину ничего, кроме ненависти…

Игнис и Кама – принц и принцесса маленького королевства Лапис – вынуждены скитаться в поисках спасения. Древняя земля, названная в честь губителя мира Анкиду Лучезарного, постепенно погружается в хаос. С севера покатили обезумевшие орды разбойников. На юге забурлили кочевники. На востоке храмовники в белом возвещают об искуплении зла. Оживают мертвые. В подземельях, оставшихся от низвергнутого губителя, зреет оставленная им скверна. Изгнанные и оболганные Игнис и Кама не подозревают, что судьба мира зависит от их выбора…

В пережившем вторжение, войну и планетарную катастрофу индустриальном мире через тысячи лет мрака и бедствий воцарилось время меча и магии. Природа залечивает раны, время стирает память о минувшем, но прошлое возвращается так же, как кровь из открывшейся раны пропитывает одежду.

Ужасные знамения, происходящие в маленьком городке, пытаются разгадать храмовые старатели. С ними – юная послушница из Приюта Окаянных.

Однажды вы едете в метро и видите человека, над которым сияет нимб. Потом странные личности являются к вам в дом и предлагают интересную работу на хороших условиях. Затем вы оказываетесь в маленьком городке, где происходит нечто такое, что не может быть объяснено с позиций здравого смысла. Все бы ничего, но именно вам и придется с этим разбираться. Будете ли вы готовы к такому повороту событий, когда все окажется не тем, чем кажется, а вы вместо удильщика превратитесь в наживку?

О нем многие забыли, но воин, по вине которого случилась Пагуба, затопившая Салпу болью и смертью, воин, благодаря которому Пагуба отступила, все еще жив. Он продолжает путь, который может как уничтожить мир под раскаленным небом, так и спасти его.

Большая беда откатила и пришла маленькая. Затянула мглою усталости все. Горе стало обыденным, смерть — привычной. Выход за крепостные стены сравнялся с подвигом, разбой — с ремеслом. Но молодой воин, прозванный Весельчаком, не считал себя героем и не признавал разбойного ремесла. Он отправился в дальний путь из-за того любопытства, которое сродни неутолимой жажде…

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

«Смертельный гамбит» — второй роман трилогии американского фантаста У. Форсчена.

Основное развлечение кохов — правящей верхушки обитателей планет Магелланова Облака — ставки на участников войн, организуемых в изолированных отсталых мирах. Главного героя, Элдина Лариса, обвиняют в нарушении правил при устройстве последней игры-войны, в результате которой многие представители элиты понесли колоссальные убытки. Вместе с Корбином Габлоной и Сигмой Азерматти Лариса высылают на планету Дыра, где неожиданно для себя все трое становятся обыкновенными «разменными фишками» дьявольской рулетки.

Анатолий Мегера

Рабы Зоны

Автор выражает глубокую благодарность Е. Андрееву akka ArialSlave и остальным, за неоценимую помощь в редактировании этого рассказа.

"- У нас, помпилианцев, не принято говорить об этом. Дурной тон. Но мне, курируя ряд исследований, довелось изучить данный вопрос в деталях. Да, Лукулл, мы косвенным образом зависимы от своих рабов. Вам, гражданину Помпилии, неприятно такое слышать, но правда выше предрассудков. Они привязаны к нам, а мы - к ним. Помпилианец без рабов чувствует себя как... Голый на морозе? Мучимый жаждой в пустыне? На безрабье мы быстро впадаем в депрессию и рискуем сойти с ума. Именно поэтому наши власти выделяют беднякам хотя бы по одному рабу, за казенный счет."

Фантастический роман о Калининградской области и Куршской Косе

Введите сюда краткую аннотацию

Книга серии BattleTech/Боевые роботы.

3072 года. Битва за планету Новый Авалон, Слово Блейка против Федеративных Солнц.

Вы попали в другой мир. С чего Вы решили, что Ваc немедленно назначат Главным Советником? версия от 11.04.11

Бина Ши называют нас мертвым роем. Мы действительно похожи на рой, но не мертвый. Мы живые, мы – люди. Всегда оставайся человеком, говорил Прометей. Это можно истолковать по-разному, однако сейчас для всех Инкарнаторов смысл кристально ясен. Знайте, читающие эти строки, – мы идем на смерть, потому что хотим остаться людьми.

Айве!

Ведомые директивой Прометея, Грэй и верные ему Инкарнаторы отправляются на Черную Луну, чтобы выполнить финальную миссию системы Стеллара.

Вместе с Роем Бина Ши им предстоит доставить Ядро в недра аномального планетоида, но для этого придется пройти по старым следам сгинувшего Первого Легиона и узнать, какие тайны скрывает Черная Луна.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Пригород Бостона Чарлзтаун породил столько банковских грабителей и налетчиков на инкассаторские фургоны, сколько не вырастил бы никакой другой уголок мира. В этом захватывающем романе жертвой воровской банды становится Клэр Кизи, управляющая одного из местных банков. Налетчики берут ее в заложницы, а затем освобождают, однако Дуг Макрей, глава и вдохновитель нерушимой команды бандитов, не может выкинуть девушку из головы. Сбросив маску и спрятав оружие, он начинает встречаться с Клэр в обычной жизни, и вскоре становится ясно, что их влечение взаимно…

В книге повествуется об одном из самых загадочных народов прошлого — скифах, о том, как в грандиозных столкновениях цивилизаций рождался могущественный этнос предков степных и славянских народов. Кто они, откуда пришли и куда исчезли? Почему свирепые гунны смертельно напугали европейцев, и какие народы ведут от них свою родословную? Зачем белокурые германцы-готы в пору своего могущества так упорно стремились к берегам Черного моря?

Вы узнаете о многих тайнах прародины фантастических чудовищ — драконов и грифонов, познакомитесь с амазонками, людоедами и гипербореями.

Роман Тименчик. Анна Ахматова в 1960-е годы. – М.: Водолей Publishers, 2005.

Дорогой Роман Давыдович!

В самом начале 2006 года мне удалось приобрести Вашу книгу “Анна Ахматова в 1960-е годы”. Я, конечно же, предвкушал наслаждение, которое должен был испытать при чтении столь солидного издания, но опасался, что мои многообразные обязанности помешают насладиться в полной мере.

Но в конце января пришлось мне поехать на несколько дней в Швейцарию, туда, где, по словам Бени Крика, обретаются “первоклассные озера, гористый воздух и сплошные французы”. И там в течение трех дней я, не отрываясь, читал Вашу книгу – “не так, как пономарь, а с чувством, с толком, с расстановкой”…

Уже в 1999-2000 годах отдельные наблюдатели социально-политической жизни России заговорили об эффекте дежавю. С годами, по мере сужения пространства критических высказываний о происходящем в стране, слова о возврате власти то ли к брежневскому, то ли к сталинскому режиму чуть ли не вошли в привычку. Мне подобный диагноз кажется слишком общим, он требует уточнений. Неразвернутая отсылка к прошлому как чему-то общепонятному мало что объясняет в настоящем: это не ответ, а новый вопрос. Кроме того, подобный ход мысли, даже вопреки желаниям высказывающихся, на свой лад укореняет и упрочивает форму взаимоотношений власти и массы, страны и мира, сложившуюся во второй половине 1990-х- начале 2000-х годов. Тем дороже эта диагностическая неточность может обойтись в будущем. Именно поэтому образовавшаяся за последние семь-восемь лет и склеротизирующаяся у нас на глазах конструкция коллективного самопонимания, социального воображения, повседневного взаимодействия в России (конструкция социальности) требует пристального и многостороннего анализа.