Блогеры

История о четырех друзьях блогерах, называющих себя "Вестники апокалипсиса".

Другие книги автора Дмитрий Евгеньевич Аринин

 Настал момент, когда Смерти нужно забрать Люцифера, но Люцифер не хочет умирать, и его отец – Бог, решает помочь ему. Они отправляются на поиски нового мира, в котором Рай существует до создания людей, но Смерть отправляется за ними.

 Сумасшедшая фантазия автора не оставит вас равнодушными.

 Вы думаете, что знаете все тайны Бермудского треугольника? Вы ошибаетесь!

 Сюжетные линии запутают тараканов в вашей голове. Единственное, что их объединяет – это таинственный остров внутри Бермудского треугольника.

 Непонятный, жестокий, пошлый и смешной антиутопический роман.

Действия романа происходят в наше время, затрагивая времена крестовых походов и завоевание Америки, плавно переходя в бессознательное.

Современная, детская сказка.

— Чем занимаешься?

— Стучать надо, перед тем как входить, — я ответил, не отрываясь от тетради.

— Я стучала, но ты не ответил. Зашла пожелать спокойной ночи.

— Подожди мам. Подойди, пожалуйста. — Она закрыла дверь и подошла, встав так, что ее тень накрыла тетрадь.

— Что пишешь?

— Хочу написать книгу, но у меня ничего не получается.

— Зачем?

— Как зачем?! Сама подумай: Толстой, Пушкин, Гоголь, Чехов — они давно умерли, а имена их по сей день знают, — сказал я, подняв голову и посмотрев на нее. — Я тоже хочу, чтобы мое имя все знали и помнили. Может я стану великим писателем!

А Вы, верите в Деда Мороза?!

Популярные книги в жанре Контркультура

Сергей Броккен

МОМЕHТАЛЬHЫЕ МОМЕHТ - МЕHТАЛЬHЫЕ откровения

Содержание: вечера

Условия: глухой свет, ковер, окно, белая стена, пол, потолок,

наркотическое вещество

Свистит... свистит... с-с-с... тихо! Свистит... Как воздух горячий, как пар из чайника, сви-и-истит!.. Это где-то слева, там, где изогнутый дом, где мышь верит в Отче Hашего Бога Вездессущего. Глаза мои лежат на плаце, над ними зима в луну улетает. Hо свистит. Это, оказывается, пространство в мое ухо открывается. Hо какое оно порванное... Его скрутили: в тазу выстирали, скрутили, на веревку повесили - сушись! Вот и сви... свистит. Встаю, шевелю глазами. Уже руки вырастают, вот, вот, к небу тянутся. Стоп! Выросли. Hебо в черепе ввинчено в крылья дельтаплана.

Сеpгей Бpоккен (Пустынский)

ТОТ, КОГО HЕ БЫЛО

"Черно-белый мой цвет, но он выбран, увы, не мной...", - пел Константин Кинчев. Вошедший покупатель оступился и мог бы упасть, если бы не быстрая помощь охранника, схватившего его за локоть. Покупатель покосился на экран, где сжимал микрофон солист группы "Алиса", потом криво улыбнулся и отряхнул полы брюк.

- А что это он? - недоуменно спросил покупатель (звали его Игорь), указывая на Кинчева.

Max Eremeev

Fynjy Gfksx

То ли - неумная мистификация светотени, то ли - чья-то пьяная выходка, но в субботу вечером, проходя мимо "Вахты", он, оглянувшись на Турандот, распятую в своем злато-электрическом великолепии, остановился, пошевелил усами, ловя ветер, и подумал почему-то по-французски: "Deja vu!"

Фонтан кропил частых прохожих маленькими иголочками, захлебываясь в самом себе, кафе, подбирающееся почти вплотную к принцессе, ритмично похрюкивало, извергая в cвежий поздневесенний воздух музыкальную отрыжку, в стороне, где-то у корня улицы, голосили бешеными воробьями кришнаиты, а Антон Палыч молча шевелил усами, словно какой-то пруссак и хрипло, со странным акцентом, повторял про себя: "Deja vu".

Р.С.МакНефф

Сибарит меж теней

Перевод и мескалиновая доработка: Алекс Керви

КЕФАЛН А

THE SABBATH OF THE GOAT

O! the heart of N.O.X. the Night of Pan.

ПАN: Duality: Energy: Death.

Death: Begetting: the supporters of O!

To beget is to die; to die is to beget.

Cast the Seed into the Field of Night.

Life & Death are two names of A.

Kill thyself.

Neither of this alone is enough.

Тяжела и неказиста жизнь известного артиста — в данном случае легенды гангста-рэпа по имени Орал-Би. Но уж как тяжела и неказиста жизнь тридцатилетнего с небольшим интеллектуала Уолли Московича, пишущего за Орал-Би его легендарные тексты, — этого и вовсе цензурными словами не передать. Большие деньги. Ужасная скука. Стрессы и нервы. И — наконец — срыв. Похищен любимый пес Уолли — умница, по праву носящий кличку Доктор Барри Шварцман. Тихий «литературный негр» большого рэпа выходит на охоту за похитителями. И при этом поневоле начинает использовать на практике все мыслимые и немыслимые штампы жанра гангста!

Ссыльных можно назвать неким продолжением жизни Джимми из романа «Группа Коммитментс», который в 1991-м был экранизирован The Commitments (Обязательства) режиссёром Аланом Паркером (Жизнь Дэвида Гейла, Стена и пр.)

 В тот день я прощался с черными птицами. Черные птицы кружили над дивизионным плацем. Черными квадратами окон грустили мне вслед серые параллелепипеды казарм. Я уходил. Они оставались.

 Немного болела голова после выпитой ночью, после отбоя, водки. Водку поставил прапорщик. Мы были его последним призывом здесь, часть расформировывали.

 Майское солнце скальпелями лучей резало зеленые покровы листвы. Яркие блики плясали по гнилой воде в сточных канавах. Что-то кончалось, оставаясь позади пройденной дорогой, что-то неведомое вставало вдали, за домами, темным силуэтом в шляпе, прячущим лицо. Я думал о черных птицах.

Еврейско-германские отношения во взаимоотношениях пары девушек.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жестокий холодный мир Ольены мир вечной воины – и теплый романтический мир Страны Несозданных Сказок, мир не рожденной фантазии. Маленькая фехтовальщица, принц Тессей и принцесса Арианта, прощающиеся с детством под топот лошадиных копыт, звон шпаг и рев драконов И мира Ель, чья юность была сожрана бесконечной войной и безмерной властью Умирающая цивилизация линнов и мерцающих, чьи исчезающие островки разбросаны по старым звездным скоплениям И возвращение звезды Капернаум, последний раз всходившей над миром две тысячи лет назад.

О таких, как автор этой книги, говорят: «Родился в рубашке». Отправившись на фронт добровольцем, Александр Уразов служил в 8-й Гвардейской воздушно-десантной дивизии, а под трибунал и в штрафную роту попал «за потерю секретных документов». «Смыл вину кровью» при форсировании Днепра, обезвредив вражеского пулеметчика и будучи ранен. По снятии судимости остался в той же роте — но уже не в «переменном», а в «постоянном составе». Представлен к ордену Красной Звезды за разведку боем, без потерь выполнив опасное задание. Один из немногих выжил в жесточайших боях на Днестре, где полегла вся его штрафная рота, а орден Славы получил за штурм Вены. Видел войну во всех ее обличьях — не только парадную сторону, но и кровавую изнанку: и победы, и подвиги, и самопожертвование, и мародерство, и воровство тыловиков, и халатность командования, загубленные судьбы, искалеченные души, на всю оставшуюся жизнь возненавидев поговорку «ВОЙНА ВСЁ СПИШЕТ» и предельно откровенно рассказав об увиденном и пережитом в своей книге.

Чудовище с лоскутным лицом было прямо позади него. Он слышал, как существо пробивает себе путь сквозь буйно разросшийся лес и каждым своим гигантским шагом крушит кропотливо выведенные ими растения.

Он бежал, не останавливаясь. Больше ничего не оставалось – только бежать. Он не мог сразиться со столь ужасным существом, это было выше его сил.

Магос третьего класса Эвлейм в панике несся по лесу – тому самому лесу, который совсем недавно был полон чудес и завораживающих диковин, который в буквальном смысле расцвел благодаря их стараниям. Раньше каждый проведенный здесь день нес в себе восторг новых открытий и наполнял гордостью за достигнутое; теперь же здесь, как в кошмаре, не осталось ничего, кроме страха, расчлененных тел и смерти.

Свадьба Мэри Элфорд не состоялась по одной причине: она упала, ее поднял граф и сообщил, что она находится в Англии, в девятнадцатом веке.