Блеф и нищета ФСБ

БЛЕФ И HИЩЕТА ФСБ

(От редакции. Этот человек пришел к нам в редакцию под вечер. Заговорил о каких-то газетных делах. Hо неожиданно во время разговора "тихо" показал удостоверение полковника ФСБ. Так же "между разговором" вручил записку, в которой назначил время и место встречи. Потом попрощался и ушел.

И вот перед нами - полковник ФСБ. Точнее, уже бывший полковник. Он молод - ему чуть за сорок, но уже пенсионер. Уволился сам, добровольно. Почему? Вместо ответа гость протягивает несколько листов: "Это, можно сказать, моя исповедь".)

Другие книги автора Автор неизвестен

Карты мира Ведьмака с сайта sapkowski.su

Большая Игра профессора Дамблдора (сокращённо «БИ») — это теория, созданная авторами anna_y и cathereine и выложенная ими в Интернете (в частности в ЖЖ, Livejornal.com) в 2005, 2006 и 2007 годы. Самым главным (и на тот момент сенсационным) выводом этой теории было утверждение того, что профессор Дамблдор ведёт какую-то сложную, расчитанную на много лет вперёд игру, целью которой является победа над Волан-де-Мортом. И главный козырь этой игры — Гарри Поттер, для правильного воспитания которого Дамблдор идёт на всякие ухищрения.

Теория изобилует интересными анализами как психологических портретов отдельных персонажей, так и многих сцен, написана живым языком с немалой долей юмора. Задолго до появления седьмой книги Анна и Катерина высказали утверждение, что Северус Снегг искренне предан Альбусу Дамблдору. С учетом взрослых произведений Джоан Роулинг теория БИ очень вероятна.

Каратэ

В В Е Д Е Н И Е

----------------

ЧТО ТАКОЕ КАРАТЭ

Что такое КАРАТЭ ? КАРАТЭ-ДО ( КАРА-пустая , ТЭ-рука , ДО-путь ) - это искусство ведения рукопашного боя , осно ванное преимущественно на ударах руками и ногами . Зародившееся на древнем Востоке и прошедшее путь до настоящего времени , оно является эффективнейшей самозащитой без при менения какого-либо вида оружия.

Удивительно, что исследование приемов КАРАТЭ , созданных нашими предками и усовершенствованных в длительном изучении и применении, показывают, что эти приемы соответствуют современным научным принципам. Однако дальнейшее усовершенствование всегда возможно.

Издание Древнерусской Инглiистической церкви

ПравославныхъСтароверовъ-Инглинговъ.

АсгардъИрийский (Омскъ), Лето 7508 от С.М.

От Асгардского (Омского) Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. Одобрено Советом

Старейшин Древнерусской Инглiистической церкви Православных Старовaров-Инглингов.

Лета 7508 (106777) месяца Айлетъ 2 дня.

Из жизни кошек

Про кота, который жевал полиэтиленовые пакеты:

- А вот из каких побуждений это животное полиэтилен ест - вот это вопрос. Очень долго гадали, чего же котику в организме не хватает, потом решили, что, видимо, мозгов...

-----------------------------------------------------------------------------Про кота на выставке:

... Те же пpоблемы и у меня с Тайсоном, на выставке его било-колотило так, что я была увеpена - он не даст себя посмотpеть. Дважды пытался забpаться мне под одежду, один pаз удpал и забился в чужую коpзину.

Развитие памяти

С О Д Е Р Ж А Н И Е:

К ЖЕЛАЮЩИМ СОВЕРШЕНСТВОВАТЬСЯ..............................4

ВВЕДЕНИЕ.1.Что такое образная память?......................5

2.Что дает нам образная память?...................6

МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ..........................................8

РАЗДЕЛ I. РАЗВИТИЕ ЗРИТЕЛЬНОГО ВООБРАЖЕНИЯ................9

РАЗДЕЛ II. РАЗВИТИЕ ТАКТИЛЬНОГО ВООБРАЖЕНИЯ...............19

РАЗДЕЛ III.РАЗВИТИЕ СЛУХОВОГО ВООБРАЖЕНИЯ.................23

Служебные собаки являются эффективным средством усиления охраны границы на контрольно-пропускных пунктах по поиску и задержанию нарушителей границы и предметов контрабанды.

Наличие собаки в пограничном наряде позволяет:

— своевременно обнаружить нарушителя границы или предметы контрабанды в транспортных средствах, контейнерах, грузах и т. д.;

— опознать (идентифицировать по запаху) хозяина контрабанды.

Использование инструкторов-кинологов со служебными собаками на ОКПП (КПП) определяется Инструкцией по службе пограничных нарядов органов пограничного контроля Пограничной службы РФ, Наставлением по Кинологии в ФПС России, указаниями штабов Региональных управлений (отрядов) и обстановкой на границе.

СКАЗКА ПРО БАЙТ

В тридевятой библиотеке, на тридесятом томе жили-были три байта. Двое умных, а один дурак - у него семь разрядов было. То ли его какой пьяный программист таким на свет породил, то ли его при перезагрузке подрезали - никто уж не помнил. Вот однажды собрались все библиотеки и стали думать-гадать - какую программу отдать машине на съедение. Одна говорит: "Она меня не съест, меня сам Анатолий Михайлович написал", вторая говорит: "Она меня не съест, меня даже Эльбрус, уж на что дракон, а и то выплюнул", а третья ничего не говорит - у нее управляющих карт нету. А машина стоит, устройством ввода-вывода щелкает, чистые перфокарты жует. Судили они так, рядили, и решили на случайном датчике погадать. И выпало идти на съедение той программе, где наши три байта обитали.

Популярные книги в жанре Публицистика

Сэмюэл Беккет

Живописцы препятствий[1]

Перевод с французского и примечания Бориса Дубина.

Все, что я имел сказать о живописи братьев ван Вельде[2], я уже сказал в последнем номере «Кайе д‘ар»[3] (если только с тех пор не вышел новый). И мне нечего добавить к тому, что там было сказано. Мало ли, много ли я тогда сказал, но добавить мне нечего. К счастью, речь не о том, чтобы сказать то, что еще не было сказано, а о том, чтобы пересказать — и чаще всего как можно короче — то, что уже миллион раз говорилось. Иначе ведь обеспокоишь истинных ценителей. И это еще самое малое. А современная живопись — вещь и без того достаточно беспокойная, чтобы добавлять ей лишнего беспокойства, рассказывая о том, что она может быть такой, а может — этакой. К тому же, мы и сами беспокоимся без малейших на то оснований. И уже достаточно — и вполне основательно — обеспокоены, и не только современной живописью, а потому вовсе не желаем прежде времени себя беспокоить и пытаться высказать по ее поводу то, что еще не было сказано. Поддаваться же недостойному соблазну высказать то, что еще не сказано по ее поводу, значит рисковать — и серьезно рисковать — тем, что в голову вдруг придут мысли, которые, насколько известно, еще никому в голову не приходили. Нет, если не хочешь доставлять лишнее беспокойство себе и другим в связи с современной живописью или другими предметами ученых диссертаций, важно одно: заявить нечто — не важно, оригинальное или нет, — и держаться сказанного. Поскольку заявив нечто и держась сказанного что бы ни случилось, можно, в конце концов, составить мнение о чем угодно — твердое, надежное мнение, при котором и останешься на всю жизнь. А презирать мнения, которые не снашиваются веками, нет никакого смысла, почему их, конечно же, никто и никогда, даже в самом раннем Средневековье, не презирал. Тем более это относится к мнениям о современной живописи, о которой ведь обычным способом никакого, даже самого беглого, мнения не составишь. А заявив — и твердо заявив — в один прекрасный день и потом повторяя на следующий, и послезавтра, и день за днем, что современная живопись есть вот это и только это, можно лет за десять–двенадцать узнать, что такое современная живопись и, может быть, даже обогатить этим знанием своих друзей, причем не проводя лучшие часы дня в так называемых галереях, помещениях тесных, захламленных, тусклых, и не утруждая собственных глаз. Иными словами, узнать все, что стоит знать, в виде готовой формулы, а не это ли задача любой науки? Знать, что имеешь в виду, — вот в чем истинная мудрость. А лучший способ узнать, что имеешь в виду, это терпеливо иметь в виду всякий день и в любой ситуации одно и то же, сжиться с формулой, которую однажды нашел. Чтобы при классических закавыках вроде вопросов об экспрессионизме, абстрактной живописи, конструктивизме, неопластицизме и их противоположностях исчерпывающие, окончательные и, скажем так, машинальные ответы выскакивали сами собой. По счастью, возникающую в итоге эстетическую неуязвимость и отменное самочувствие вполне можно изучать в сообществе самих современных художников, которые, будь они спрошены или безо всяких вопросов, в любой час дня и ночи продемонстрируют, в чем именно состоит современная живопись, а в чем — нет (особенно — в чем нет), и сравняют с землей все, что посмеет сопротивляться этой демонстрации, быстрей, чем успевают начертить круг или треугольник. Их живопись, которую, впрочем, не нужно путать с разглагольствованиями о ней, несет на себе счастливый след той же уверенности и неопровержимости. Так что о каждом из двух составляющих — холсте и рассуждении — не всегда легко сказать, где здесь курица, а где яйцо.

«…Церковный Собор, сделавшийся в наши дни религиозно-нравственною необходимостью, конечно, не может быть долгом какой-нибудь частной группы церковного общества; будучи церковным – он должен быть делом всей Церкви. Каждый сознательный и живой член Церкви должен внести сюда долю своего призвания и своих дарований. Запросы и большие, и малые, как они понимаются самою Церковью, т. е. всеми верующими, взятыми в совокупности, должны быть представлены на Соборе в чистом и неискажённом виде…»

В эпоху преобразований, все охватывающих и все изменяющих, не худо иногда войти в себя и спросить, куда мы идем, что мы делаем, что мы оставляем позади, что мы берем с собою.

Мы оставляем позади государство единое, крепкое, несокрушимо-целое, могущественное, слагавшееся долго, слагавшееся трудно и носившее на себе знамение великой будущности того народа, который выстрадал его и положил на него столько жизни и сил. Каковы бы ни были преобразования, задуманные нами, к чему бы они ни клонились, что бы они нам ни обещали, они должны быть совершены не в каком-нибудь воздушном царстве, но в России, в этом нам всем известном Русском государстве, где жили наши предки, где живем мы сами, — в этом государстве, так дорого купленном, в этом государстве, так дорого стоящем, что все эти миллионы людей, его населяющие, как в былые времена, так и теперь, — еще более, чем когда-либо прежде, — готовы стать за него как один человек, отдать за него и достояние, и кровь свою. Когда весь народ дает такую страшную цену этому великому организму, называемому Русским государством, когда все и самая жизнь так легко, с таким усердием, с таким энтузиазмом отдается каждым для сохранения его в невредимости и целости, то не следует ли нам прежде всего согласить все наши мысли и планы с этою первою, коренною, бесспорною необходимостью сохранить для народа невредимым и целым то, что он купил так дорого и за что он всем готов пожертвовать и все готов вытерпеть? Мы все хотим лучшего (кто не хочет лучшего?), но мы должны помнить, что лучшее должно быть лучшим не для чего-либо иного, а именно для этой великой единицы, называемой, с одной стороны, русским народом, а с другой — Русским государством. Как бы ни были хороши наши планы, хороши они могут быть только в том случае, если будут удовлетворять требованиям этого политического организма и будут способствовать его крепости и здоровью.

Сколько несчастных случаев бывает вследствие недоразумений! Сколько недоразумений бывает вследствие разобщенности наших понятий с действительною жизнью! Сколько бед от того, что мысль наша живет постоянно в какой-то фантасмагории, в царстве теней и призраков, где она сама становится призраком и призраком является посреди жизни, смущая и пугая ее!

Сколько, в самом деле, недоразумений! Сколько бывает перегибов, в которых не доберешься ни до начала, ни до конца! Вот человек с вражеским умыслом, который сумеет уверить нас, что не он нам враг, а мы сами себе враги, и сумеет повести дело так, что мы поверим ему и будем принимать крепкие меры безопасности против самих себя, и будем таким образом делать над собою дело своего врага, а ему предоставим удовольствие поджигать это дело и направлять его, как ему захочется. А вот вам еще человек, не имеющий в душе своей ни малейшего дурного умысла, но и не имеющий почвы под ногами, хотя беспрерывно твердящий о почве, — вот этот человек, думая совершить гражданское дело, совершает действие, приводящее всех в негодование.

Гражданская совесть и стариковские предчувствия повелевают мне высказаться вслух по поводу национальной нашей старины, за последнее время подвергшейся почти сейсмическому опустошению. Многое из сокрушенного, испепеленного по первому разряду усердием общеизвестных лиц уже не воротить. Тем громче надо вступиться в защиту уцелевшего. Оно, правда, одним воспоминанием прошлого не проживешь. Старина любит красоваться в раме могучей современности, и сколько на нашей памяти увяло слав былых, не поддержанных деянием потомков!

Некоторые поверья Мордвы этнографическая статья (1869)

Лажечников И. И. Собрание сочинений. В 6 томах. Том 1. М.: Можайск — Терра, 1994.

«Въ то время, какъ мы, передовые россіяне ХХ-го вѣка, жуемъ и пережевываемъ вопросъ о женскомъ политическомъ равноправіи, съ тѣмъ, чтобы, въ конечномъ результатѣ жеванія, выплюнуть постыдное «нѣтъ», – нравы милаго отечества нашего весьма замѣтно и увѣренно пятятся къ вѣку Х-му: къ древлянской патріархальности, которая умыкала женъ y воды, жила обычаемъ звѣринымъ и срамословила предъ матерями и снохами своими. Тонъ этому восхитительному попятному движенію общественнаго темперамента дали, конечно, безстыдства разнузданныхъ хулигановъ, на службѣ y погромной политики, воинствующей подъ знаменемъ «Все позволено». Пресловутое паломничество черной сотни за оптовою индульгенціей отъ іерусалимскаго патріарха сѣло на мель. Но оно, собственно говоря, и не нужно было, – лишняя роскошь…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Въ одной изъ столичныхъ газетъ печаталась (1902 г.) курьезная повѣсть о художникѣ, который задумалъ удивить міръ картиною, изображающею утренній кутежъ веселой компаніи съ погибшими, но милыми созданіями. Въ качествѣ моделей для послѣднихъ, художникъ приглашаетъ дамъ изъ порядочнаго общества. Тѣ отказываются. Художникъ оскорбленъ и бранитъ ихъ «мѣщанками» и «идіотками». Симпатіи автора всецѣло на сторонѣ художника, хотя рѣшительно необъяснимо, ни почему проститутокъ необходимо писать не съ проститутокъ же, a съ порядочныхъ женщинъ, ни почему столь обидно художнику весьма естественное отвращеніе порядочныхъ женщинъ къ перспективѣ быть увѣковѣченными на полотнѣ въ совершенно несвойственномъ имъ видѣ подвыпившихъ проститутокъ…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Блеск (Извлечения из книги "Зогар" в переводе Анри Волохонского)

Оглавление

ПРОЛОГ

В НАЧАЛЕ

НОЙ

ПОЙДИ

ЯВИЛСЯ

ПРОЛОГ

Хизкия начал с текста: Как лилия между терниями и т. д. (П. п., гл. 2, ст. 2).

- Что, - сказал он, - обозначает лилия? Она означает общину Израиля. Как лилия среди терниев подцвечена красным и белым, так и община Израилева иногда судится справедливо, а иногда по благодати. Лилия символизирует чашу благодати. Как только появился свет, он был заключен в состав завета и там хранился, а завет тот вошел к лилии и оплодотворил ее. Это называется . Семя сохраняется в самом знаке завета.

Бодибилдинг

ПРЕДИСЛОВИЕ*

1. НЕОБХОДИМОСТЬ ПЕРЕМЕН*

Кому подражать?*

Кто такой любитель?*

Типичный любитель *

2. ГЕНЕТИЧЕСКИЕ РАЗЛИЧИЯ*

Цель этой книги.*

Чем мы отличаемся друг от друга*

Общая оценка генетической одаренности*

Наберитесь мужества*

3. ОЖИДАНИЯ*

Размеры мышц*

Возраст*

Формула Джона Маккаллума*

Еще одна формула *

Что стоит за цифрами*

Сборник

Бои у Хасана. Партийно-политическая работа в боевой обстановке.

Из предисловия: Партийно-политическая работа явилась мощным оружием в арсенале средств Красной Армии, разгромившей японских самураев. За немногие дни боев комиссары и политработники научились многому, применили в боях самые разнообразные формы партийно-политической работы. Книга не затрагивает оперативно-тактических приказов и действия командования корпуса и частей. [...] Книга "Бои у Хасана" рассказывает лишь об опыте партийно-политической работы в боевой обстановке, описывает, что делали политический аппарат и партийные организации для подъема красноармейских масс на разгром японских налетчиков. Естественно, что в книге события у высоты Заозерной освещаются в этом разрезе. Она не претендует на исчерпывающее освещение боев у высоты Заозерной. Книга "Бои у Хасана" написана самими участниками боев. Это не каноны партийно-политической работы, не обобщающие инструкции. Товарищи делятся тем опытом, который они приобрели за короткий период боев. Каждый рассказывает о том, что и как он делал на своем участке.

Шумер

Больно, как в сказке

Когда мне было шестнадцать, я поехал на каникулы в деревню, к родственникам. Там у меня произошел необычный инцидент, а по-научному - первое в моей жизни совокупление с женщиной. Ну, сейчас начнется, скажете вы. Полная деревня голых девочек, мастурбирующих под моим окном. Ничего подобного. Был совершенный реал, то есть было это и некрасиво, в какой-то степени, а может быть, ужасно, если посмотреть со стороны... Но это случилось, и мне хочется это рассказать еще и потому, что прошло не так уж много времени после этого (мне сейчас девятнадцать), и я хочу встретиться с этой девочкой, просто поговорить, и может быть, извиниться. Я не могу тут писать ее настоящее имя, но надеюсь она поймет, о ком речь, когда прочитает.