Благословение на геноцид. Миф о всемирном заговоре евреев и «Протоколах сионских мудрецов»

Книга крупного английского ученого Нормана Кона посвящена аналитическому обзору истории возникновения и широкого распространения в различных странах мира целого ряда политических фальшивок провокационного характера, легших в основу печально известных «Протоколов сионских мудрецов».

История фабрикации самих «Протоколов» весьма запутана и связана с деятельностью царской охранки в России. В книге дан анализ антисемитизма в России, показан тот исторический фон, на котором, используя широко известную склонность к мистике и юдофобству последних Романовых, действовала ультраконсервативная часть придворных кругов и политическая реакция.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Отрывок из произведения:

Предлагаемая вниманию читателей книга представляет интерес в нескольких отношениях. Прежде всего она дает ответ на вопрос о подлинности документа, который до сих пор имеет хождение в качестве одного из оснований для черносотенной антисемитской пропаганды.

Крупный английский ученый Норман Кон, основываясь на значительном числе документов, прослеживает историю создания фальшивки, которая под названием «Протоколы сионских мудрецов» была пущена в ход в начале XX века погромщиками в России, а затем использована в Германии в период подготовки прихода к власти нацистов.

Другие книги автора Норман Кон

Книга крупного английского ученого Нормана Кона посвящена аналитическому обзору истории возникновения и широкого распространения в различных странах мира целого ряда политических фальшивок провокационного характера, легших в основу печально известных «Протоколов сионских мудрецов».

История фабрикации самих «Протоколов» весьма запутана и связана с деятельностью царской охранки в России. В книге дан анализ антисемитизма в России, показан тот исторический фон, на котором, используя широко известную склонность к мистике и юдофобству последних Романовых, действовала ультраконсервативная часть придворных кругов и политическая реакция.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Популярные книги в жанре История

Зимнее путешествие по горам

Очерки путешествия по Далмации и Черногории

Впервые в России на русском языке издается труд известного историка и литератора Альфреда Рамбо (1842–1905), написанный в далеком теперь 1895 году. Автор, опираясь на многочисленные документальные источники, достаточно подробно освещает все крупные сражения Семилетней войны 1756–1763 гг., в которых участвовала русская армия. Он справедливо отмечает, что кампании русской армии в эту войну можно считать великой военной школой XVIII столетия.

Комсомольская правда и Российское военно-историческое общество подготовили к юбилею Победы уникальную книжную коллекцию «Великие полководцы России». Это 20 красочно оформленных альбомов, написанных известными военными историками. Главная задача проекта — рассказать о людях, которые внесли наибольший вклад в историю военной славы России. Мы выбрали 100 военачальников, начиная с Древней Руси и до Великой Отечественной Войны, которые стали творцами самых выдающихся побед русского оружия.

«Ромео и Джульетта» (1575) Уильяма Шекспира предлагает наглядную модель концепции любви Нового времени и иллюстрирует связанный с ней конфликт индивидуального, интимного, любовного желания и политических и социальных практик, посягающих на личную сферу. Одновременно драма Шекспира содержит решение этой культурно-антропологической проблемы: трагическое самоубийство влюбленных утверждает любовь в качестве внутреннего, интимного, абсолютного опыта, сопротивляющегося любым политико-идеологическим, социальным или семейным вторжениям извне. Двум любящим друг друга людям удается, несмотря на все социальные и политические препятствия, утвердить абсолютную ценность любви. Конец драмы, когда враждующие семейные кланы наконец мирятся, кажется одновременно и обнадеживающим, и утопичным, поскольку никакое политико-идеологическое регламентирование не способно конкурировать с хитростью влюбленных. Так что для продолжения традиции политических и социальных связей необходимо, чтобы политическое сообщество воздерживалось от вмешательства в личную жизнь своих участников. Если спроецировать концепцию Никласа Лумана на шекспировскую драму, то можно говорить о процессе становления любви как символически генерализованного медиума в обществе Нового времени. Ролан Барт описывает подобную ситуацию как процесс этаблирования особого «языка любви», который является абсолютным и автономным по отношению к требованиям политического сообщества.

Фольклористы 1920–1930-х пишут об отмирании и перерождении привычных жанров фольклора. Былина, сказка, духовный стих, обрядовая песня плохо согласуются в своем традиционном виде с прокламируемым радикализмом социальных и культурных перемен в жизни страны. В ряду жанров, обреченных на исчезновение под натиском городской культуры и коллективизации, называется и колыбельная песня.

В одной ленинградской артистической компании конца 1940–1950-х годов прогулки были не только времяпрепровождением. Художники Александр Арефьев, Рихард Васми, Валентин Громов, Владимир Шагин, Шолом Шварц и поэт Роальд Мандельштам, которых впоследствии стали называть «арефьевцы» по имени лидера круга, предпочитали другое название. «Болтайка» — это бесцельное «болтание» по задворкам центра вроде Коломны, во время которого можно «поболтать» и увидеть что-нибудь запоминающееся.

К концу 1990-х годов в России, как засвидетельствовала статистика продаж игровых фильмов и их проката, особый успех приобрели многочисленные современные ретрофильмы, где время действия датируется «ближайшим» прошлым — советским. Их появление совпадает с процессом, отмечаемым социологами: с середины 1990-х позитивные элементы самоидентификации россиян связываются с моментами, отсылающими к воображаемому общему прошлому.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Премия "Странник" является профессиональной литературной премией, присуждаемой ежегодно за достижения в области российской фантастики по следующим разделам:

1. В области литературы:

1) за лучшее произведение крупной формы (роман, повесть);

2) за лучшее произведение средней формы (повесть, длинный рассказ);

3) за лучшее произведение малой формы (рассказ);

4) за лучший перевод фантастического произведения зарубежного автора.

Лучший полководец Острова Атлан — Сын Солнца — послан в заморские колонии подавлять мятеж меднокожих тольтеков. Принцу Акхану предстоит взглянуть богам в лицо и узнать, что они — пришельцы из иных миров, а сам он предназначен судьбой изгнать их с Земли. На как победить того, кто намного могущественнее людей, кто долбит недра гор и поднимает в небо железных птиц? Чтобы избавиться от одних «учителей человечества», Сыну Солнца придется обратиться за помощью к другой Высшей Силе, гораздо более сокрушительной…

Принцессу Хельви выдали замуж родители, когда ей было всего пять лет, но начавшаяся война надолго отодвинула ее счастье. Юной королеве пришлось не только вести войны за право жить на собственной земле, но и буквально бороться за свою любовь.

Хельви не только смогла воссоединить разрозненную войной страну и вызволить мужа из плена — ей удалось победить само Время и Смерть, с которыми, оказывается, тоже приходится сражаться.

Поэма Гейне "Атта Троль" знаменует вместе с написанной вслед за ней "Германией" кульминацию творческой зрелости поэта.

Позади были десять лет изгнания — сначала добровольного, затем, после запрещения сочинений Гейне в Германии, вынужденного. В 1831 г. Гейне, окрыленный известиями об Июльской революции 1830 г., приехал в Париж. Последующее десятилетие — это годы интенсивной литературной работы, в которой, однако, журналист и литературный критик явно отодвигает на второй план поэта. В этот период Гейне пишет серию корреспонденций для аугсбургской "Всеобщей газеты", вышедших потом в виде отдельной книги "Французские дела"; "Романтическую школу", в которой дает характеристику только что завершившемуся периоду в истории немецкой литературы; книгу "К истории религии и философии в Германии". Он посвящает ряд статей французской литературе и искусству, одновременно пристально следит за событиями общественной и литературной жизни на родине и живо откликается на них.