Безумная полночь

Приехав во Флориду, Рейчел Бринтон столкнулась с местным возмутителем спокойствия, красавчиком Бо Тилсоном, хозяином родового поместья. Необузданный, подчас жестокий, он предстал перед ней циничным донжуаном. Но Рейчел влечет к нему, и она безуспешно борется с чувствами, которые он пробудил во время первой же бурной встречи. Не сразу она узнала, как жестоко обошлась с ним жизнь, не сразу нашла в себе силы безответно полюбить этого опасного человека.… Но в сумраке южной ночи Рейчел поджидают и более страшные опасности, спасти от которых может только он – тот, которого прозвали Дьявол Бо.

Отрывок из произведения:

Шелковый халат персикового цвета плотно облегал ее стройное тело, длинные густые волосы рассыпались по плечам. Дэн любил, когда она их распускала. Рейчел сидела перед зеркалом. Комнату заливало утреннее солнце, золотя пряди темно-рыжих, слегка вьющихся волос, почти достающих до тонкой талии. За окнами, наполненными светом, ноябрьский ветер раскачивал ветви дубов, окружавших старый особняк. В комнату вплывал запах горящих листьев, с лужайки доносился отдаленный рокот газонокосилки.

Рекомендуем почитать

Красивую девушку из бедной семьи ожидала сказочная судьба Золушки. Джули стала победительницей конкурса красоты, вышла замуж за миллионера, открыла собственный магазин одежды. Но брак дал трещину, муж перестал заходить в ее спальню и тайком отлучается по ночам. И однажды Джули не выдержала прыгнула в свой «Ягуар» и пустилась за мужем в погоню. И, к собственному изумлению, она очутилась в квартале гей-баров и красных фонарей.

Их встреча была предрешена за много лет до этого летнего парижского вечера. Юная таинственная незнакомка стала для Эдуарда де Шавиньи, владельца огромной ювелирной компании, наваждением, мукой и самой большой радостью на свете. Несколько недель безумной страсти – и Элен бесследно исчезает… В жизни Эдуарда было слишком много потерь, чтобы он мог смириться и с этой. Но только через пять лет он встретит вновь Элен Харт – знаменитую кинозвезду, мать своего ребенка…

…Ева Даллас работает в полиции Нью-Йорка. Она умна, красива, решительна, ее душа открыта состраданию и любви.

Работая над делом серийного убийцы, Ева блестяще проводит расследование. Но на этот раз она попадает в необычную для себя ситуацию, испытав непреодолимое влечение, а может, и более глубокие чувства, – и к кому! К главному подозреваемому по делу!

Новый роман Сандры Браун — это пронзительное повествование о страстном влечении двух зрелых людей друг к другу. Мастерски закрученный сюжет захватывает читателя с первых же страниц.

Помощник прокурора Хэммонд Кросс, ведя дело об убийстве финансового магната, находится в трудной ситуации: женщина, в которую он с первого взгляда влюбился, оказывается главной подозреваемой.

Он ворвался в ее тихую, уютную жизнь подобно грозе, бушующей за стенами ее дома. Фотожурналист Ривз Грант впервые в жизни захвачен страстью, не подвластной никакому самоконтролю. Но каково же ему было узнать, что та, которую он уже считал своей навеки, скоро выйдет замуж за другого!

Они все были более или менее счастливы в семейной жизни – и лишились этого счастья по разным причинам. Любимого мужа Мишель арестовали за продажу наркотиков, муж Энджи, как оказалось, все время изменял ей с ее лучшей подругой. У Джады еще более трагическая история: муж ушел к любовнице, забрал детей и через суд вынудил жену платить алименты на детей.

Собравшись все вместе, женщины решили отомстить своим «бывшим», а потом построить жизнь заново, кто как сумеет. Удастся ли им это? Жизнь покажет.

«Жаль». Всего одно слово было написано на зеркале возле тела полицейского Энди Фэлдона. Что это? Самоубийство или извращенная шутка, окончившаяся трагедией? Расследование ведут детектив Сэм Ковач и его напарница, великолепная Никки Лиска. Одно преступление тянет за собой другое, нити ведут в самую глубь полицейского департамента. Расследуя это сложнейшее дело, крутая парочка детективов ставит на карту не только собственные карьеры, но и жизни, ведь убийца готов похоронить свою тайну вместе с ними.

Когда Джейн приехала на лето в Испанию, она надеялась просто приятно провести время. Встреча с Луисом Капдевилой, высокомерным, неотразимо красивым испанцем, в один миг перевернула ее планы. Лето в Испании превратилось для девушки в романтическое, полное мучительных страстей и тайных желаний приключение, едва не стоившее ей жизни. Любовь к этому гордому испанцу захватила ее врасплох. Она не смеет поддаться чувствам, но как устоять против искушения?

Другие книги автора Мэгги Дэвис

Юная воспитанница монастыря… обладает необычным даром – она может предсказывать важные события в жизни государств и их правителей. Короли Англии и Шотландии, а также могущественный орден тамплиеров жаждут заполучить ее – или сжечь, как ведьму. От всех врагов девушку пытается защитить влюбленный в нее рыцарь Магнус. И хотя он также связан долгом чести, он скорее готов умереть, чем предать любимую…

Блистательный мир высокой парижской моды, наряды «от кутюр»… Что делает здесь Сэм Ларедо — обыкновенная девчонка с американского Запада? Да, она свежа и прелестна, но ее очарованием готовы пользоваться в своих неблаговидных целях и известный модельер, и французский аристократ, и наркодельцы. Даже таинственный Чип — человек, от которого ей следовало бы бежать, но к которому ее так неудержимо влечет, — ради нее едва не забыл свою роль в той опасной грязной игре, что ведется за сверкающим фасадом величия и роскоши.

Красавица-итальянка Франческа неожиданно узнает, что миллионерша из Майами оставила ей свое состояние. Но вместе с богатством на нее обрушиваются и непредвиденные осложнения. Неискушенная в жизни, она не сразу понимает, что за маской благородства могут прятаться низменные страсти, что страсть способна обернуться предательством, а великолепный герой-любовник — оказаться торговцем наркотиками. Искренняя и чистая, она едва не попала в страшную беду — если бы не верный Джон Тартл, телохранитель, искренний друг и пылкий возлюбленный…

Красавица Габриэль, дерзкая и полная надежд, возвращается в блистательный водоворот таинственных и опасных событий. В ее жизнь врывается непредсказуемый красавец, миллионер Джеймс Санта-Марин. Кто он — опасный искуситель? Бессовестный негодяй и преступник? Или человек, который появился, чтобы сделать ее счастливейшей из женщин?

Все началось в одном из баров Оклахомы, где красавицу и сумасбродку Лейси Кингсли молодой бизнесмен с Уолл-стрит принял за дорогую проститутку. Она не смогла объяснить ему недоразумение — он просто не стал ее слушать! Ночь любви ошеломила их обоих, а когда наутро Лейси сбежала, Майкл надолго лишился покоя. Каково же было его изумление, когда в одной из подчиненных он узнал свою ночную красавицу… Что тут началось!

Красавицу графиню, богатую наследницу Констанс, использует в своей безжалостной политической игре король Генрих I – и за это церковь окрестила ее «Вавилонской блудницей». Волей короля она оказывается в Уэльсе, где случай сводит ее с бродячим жонглером и менестрелем Сенредом. Тайна его рождения заставляет молодого человека скитаться по стране, спасаясь от преследования врагов. Своим врагом он считает и женщину, чьи поцелуи навсегда лишили его покоя. Опаленные страстью, они расстаются, чтобы встретиться вновь…

В изысканном мире высокой парижской моды она была известна как Элис – шикарная американская модель. Женщины завидовали ее успеху. Мужчины преклонялись перед ее необычной красотой. Но лишь один человек, владевший ее тайнами, имел над ней власть… Стремясь избавиться от его опеки, Элис готова на сделку с молодым, необычайно привлекательным греческим миллиардером, в чьих глазах она читала неукротимое желание… Но как трудно играть в игру, правил которой не знаешь…

Герцог Уэстермир не поверил своим глазам, когда средь бела дня к нему в карету неожиданно вскочила прекрасная незнакомка, разорвала на себе платье и… обвинила его в изнасиловании. И это было только начало! Похоже, красавица Мэри твердо решила превратить жизнь герцога в ад. Она — настоящее стихийное бедствие, и что самое ужасное — он все яснее понимает, что не может без нее жить.

Популярные книги в жанре Современные любовные романы

Пытаясь найти исцеление своей израненной душе, Крис Макговерн, гордая и независимая феминистка, приезжает на отдых в один из глухих уголков Техаса, где у нее есть старый дом, доставшийся по наследству от покойных бабушки и дедушки. Но и здесь ее ждут не тишина и покой, а неистовые страсти, предательство и кровавые разборки. И сама она нежданно-негаданно получает рану в сердце — сладкую рану мучительной и непобедимой любви.

Она — преподаватель московского университета, он — железнодорожник из далекого забайкальского поселка. Что может быть у них общего? Память, юность, первая любовь. Когда, казалось бы, все уже позади и в жизни нет места чувствам, судьба дает им шанс. Любовь преодолевает расстояние, побеждает трусость, малодушие и трезвый расчет. Выходит, хотеть не вредно!

Марина устала от одиночества и безнадежности ни к чему не ведущих отношений с женатым мужчиной.

Она живет среди книг - и мечтает хоть как-то изменить свое унылое существование.

И однажды мечты сбываются

Теперь у Марины есть все - и интересная работа в новом журнале, и даже роман с известным писателем.

Но как отличается реальность бытия литературной богемы от всего, что рисовалось ей в воображении!

И как нелегко найти счастье в мире тех, кто избрал своим уделом Слово!..

В жизни Эммы Салливан наступила черная полоса: ее бросил жених, и предала лучшая подруга, а в довершение всего ее уволили с работы. Однако судьба все равно оказалась благосклонна к Эмме: она едет работать в Париж! И все бы отлично, если бы по долгу службы ей не приходилось пиарить Гийома Риша, одного из самых сексапильных — и ненормальных — рокеров на планете. Эмма постоянно вынуждена выручать этого плейбоя из разных щекотливых ситуаций. Масла в огонь подливает Габриель Франкёр, привлекательный и упрямый журналист, который наотрез отказывается верить, что клиент Эммы вовсе не запирался в пентхаусе с обнаженными красотками…

Зато у Эммы есть Париж. Город света, романтики и высокой моды. Если ты не смогла начать новую жизнь здесь — считай, все пропало. Пора попрощаться с прежней скромняшкой Салливан и стать храброй, веселой и успешной. Той, кто знает, чем заняться наедине с любопытным журналистом. В конце концов, французский поцелуй назвали так неспроста!

Роман с приключениями о жизни и любви. Все мои книги населяют люди, имеющие честь, совесть и обладающие божьим даром: настоящей любовью и умением дружить.

Часть 1 — В молодости хочется всё и сразу. Нет работы дома, поехала, как многие, за рубеж. И пошла скакать из одной ямы в другую. Чуть-чуть не попала в лапы торговцев органами, потом угодила в бордель. Чудом выбралась, вернулась. Правда, с деньгами. Позже поняла, что не только с ними, но и с ребёнком. Выстроила дом, купила неплохую машину, открыла дело, жизнь налаживалась, как хотелось. Но однажды, под вечер, нашла у себя под забором, пьяного и берущего в свой плен морозом, парня… "Свежемороженых мне только не хватало для полного счастья", — подумала она и… занесла находку в дом. Пожалела. Никто другой не брал. Пригодился. Если посмотреть с практической стороны, то мужчина в доме не менее нужнее, чем веник, тем более что у соседей творилось чёрте что… Правда её подруга, та, что сначала стращала им, потом пыталась переманить его. Откуда же было знать ей, что это отец сына Оксаны, которого та тоже не сразу узнала. Вот так!

Часть 2 — Те же герои, но новые приключения. Это по случайно попавшейся в руки Ксюхи старой карте староверов, они организовали поиски "царского золота" из "золотого поезда" Колчака в старообрядческих скитах тайги. По ходу всплыли материалы связанные с загадочным расстрелом царской семьи. Именно туда завело их любопытство. Герои, влезая в ту старую историю, узнают, что в нашумевшем романе Колчака, не так уж и много любви. Вернее её совсем нет. А вернулся адмирал вновь в пылающую гражданской войной Россию не из-за прелестных глаз молоденькой любовницы и не из-за борьбы против большевиков, а по просьбе патриарха. Он должен был вывезти за пределы России то, что нашёл в последней своей экспедиции, организованной высшим советом духовенства. В войну втянули обстоятельства. Вам лучше прочитать это самим.

Шоу-бизнес – это не только большие деньги и красивая жизнь, но и подстерегающие на каждом шагу предательство и обман. Банальная формула девичьей поп-группы: одна – хороша собою, другая – спит с продюсером, третья – начинающая алкоголичка, но умеет петь. Вынужденные подруги, которые большую часть жизни проводят вместе – в тесных, пропахших потом гримерках, в тряских гастрольных автобусах, в дешевых гостиницах чужих городов. Каждая из них как умеет пытается выжить в столице. Их объединяет лишь одно: стремление к устройству своей личной жизни, но лишь одна из них готова пожертвовать всем ради пяти минут триумфа на сцене…

Ранее это произведение выходило под названием «Дневник безумного трио, или Девушки с проблемами».

Маруся Климова страдала от своего имени с самого детства. Всюду в маленьком городке вслед ей неслось: «Мурка, Маруся Климова, прости любимого!» Но уж никак она не ожидала, что песня эта предопределит ее женскую судьбу. Ее возлюбленный Колька Дворкин по недоразумению попал в тюрьму, и с этого момента все пошло вкривь и вкось. Новая работа в областном центре не радовала. Не заладилась жизнь с молодым врачом Никитой, и Маруся никак не могла забыть прошлое. И тем более потому, что в новой семье все подчинялись деспотичной матери. Маруся стала задумываться, где же ее счастье? Может быть, оно осталось там, в родном провинциальном городке?

Серию «Дамское счастье» продолжает увлекательный рассказ о любви восемнадцатилетней девушки и талантливого хирурга. Дженни стремится стать хорошей медсестрой, однако путь к достижению этой цели далеко не прост. Доктор Коллендер — первый, кто протянул ей руку помощи. Но упорно тянущийся за ним шлейф порочащих его слухов заставляет Дженни мучительно страдать. Она решает навсегда уехать из города…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мадам Лепренс де Бомон

Красавица и чудовище

Жил-был богатый купец, у которого было три дочери и три сына. Младшую из дочерей звали Красавица. Ее сестрицы не любили ее за то, что она была всеобщей любимицей. Однажды купец разорился и сказал своим детям:

- Теперь нам придется жить в деревне и работать на ферме, чтобы сводить концы с концами.

Живя на ферме, Красавица все делала по дому, да еще помогала братьям в поле. Старшие же сестры целыми днями бездельничали. Так они прожили год.

Katrine de Fonte

МЕHЕСТРЕЛЬ

По весенней дороге, меж зеленых округлых холмов и рощиц цветущих деревьев, по желтой майской пыли, шел менестрель. Через его плечо, помимо заплечной сумки, был переброшен ремень. Hа ремне болталась мандолина с грушевидным корпусом - будто спелую осеннюю бэре разрезали пополам и приладили гриф со струнами.

Весело щебетали птицы. Поля, укрытые ковром молодой травы, золотило лучами стоящее высоко в небе свежее солнце. Под его теплыми объятиями растительность вилась и крепла еще буйнее. Менестрель полчаса назад напился из родника с водой кристальной чистоты, и шагал теперь бодро, насвистывая какую-то мелодию. Придуманную им же. Hа лужайке справа от дороги пастушка смотрела за отарой белых и похожих на гребешки волн овец. Она была одета в нарядный розово-салатовый сарафан и большие красно-бурые башмаки. -Здравствуйте, - сказал менестрель. -Добрый день, - отозвалась пастушка, отгоняя прутиком забежавшую не туда овцу. - Hе подскажете ли, как отсюда добраться в Биллборо? - спросил менестрель. -Разумеется, подскажу. Идите вперед по этой дороге, и примерно мили через две увидите развилку. Правая дорога вам не нужна - она уходит в КэслВиллидж. Средняя - самый скорый путь в Биллборо, но ее сторожит прикованный к скале великан. Вы же идите по левой - так хотя и дольше, но спокойнее. -Спасибо за объяснение, лэди, - поблагодарил менестрель, прикасаясь рукой к своему берету с пером в качестве плюмажа. -Hе за что. А не могли бы вы сыграть мне что-нибудь? -С удовольствием! Менестрель перекрутил ремень музыкального инструмента, снял мандолину с плеча, и заиграл. Пальцы его перебирали струны, словно колдунья ткала волшебное одеяние. Тихим, приятным голосом он затянул песню:

Katrine de Fonte

ПРЯМАЯ ДОРОГА HА КЛАДБИЩЕ

Солнце уже заходило за черными контурами леса, с запада мутное октябрьское небо Заволакивали сплошные тучи. Джейн Остин вела свой красный "форд" по ухабам грунтовой дороги. Hа заднем сиденьи пребывал Самый Сволочной Папаша В Мире Джек Остин, старый человек со вставными челюстями, нашлепкой на лысине и фляжкой виски в кармане. Когда машину подбрасывало на очередном горбе, он крякал и хватался "за сердце". --Ты уверен, что мы правильно едем? - спросила Джейн, не оборачиваясь. После продолжительного молчания послышался ответ: --Да! Я стар, но дорогу помню. Здесь мои корни. Его корни! Господи, вы только послушайте - его корни! Его корни в барах и притонах, вот где! Все знают (Джейн, во всяком случае) - Джек Остин в 16 лет убежал из дома (отсюда, из Бэквуд-Спрингз), прихватив с собой: а.) драгоценности матушки. б.) сбережения своего папаши, который как раз снял со счета несколько тысяч на новый трактор - старый свалился в глубокий овраг и превратился в груду бесполезного железа. Больше о "корнях" Джек Остин не вспоминал - до сих пор. Узнав, что у него рак легких (а что бывает, если выкуривать по 3 пачки в день? Догадайтесь - секунда на размышление!) вздумалось ему посетить места, где он родился и прошло его детство. Призвал к себе "немощный старик" детей своих - Джейн и Джона, который работал менеджером в обувном магазине "Moola" (Мэрион, штат Алабама), и изъявил пламенное желание отправиться в путешествие, а именно - в Бэквуд-Спрингз (к черту на кулички, Минессота). Джон сразу отказался, дал 300 долларов и уехал к себе, а сестра его в порыве сентиментальности пожалела старика, и согласилась ехать с ним. Hа что Джек Остин изрек: --Спасибо тебе я не скажу. Ты всю жизнь была неблагодарной. А один раз уважить просьбу старого отца.. Hо Джейн попросила его заткнуться и радоваться, да и насчет благодарности прибавила, мол, где уж благодарить, если мать в могилу свел. Теперь же Джейн сильно досадовала, что ввязалась в это дело. Вначале они добирались на самолете в Уэлллэйк, оттуда автобусом в Харборо, где взяли напрокат автомобиль ("SOLЕRS" - лучшие автомобили напрокат в нашем городе!) и отправились в еще большую глушь, к Бэквуд-Спрингз. Дороги были ужасными, вокруг темнел лес (Джейн даже видела оленя). Когда они приехали наконец-то в город, Джека Остина потянуло к дому, где он раньше жил. Дом оказался снесен, на его месте росли уксты и стояли мусорные баки. Джейн хотела поискать место, где можно было бы остановиться на ночь (а утром ехать назад), но чертов Самый .... Папаша уперся рогом - поезжай, говорит, сначала на кладбище - хочу "отца-мать повидать". Уставшая Джейн, впрочем, только сцепила зубы. И поехала. Кладбище располагалось далековато за городом - миль десять, не меньше. Дорога к нему шла через пустыри, холмы с густыми кустами, и лесистую местность. Ехать пришлось по грунтовке, так как асфальтовая дорога была закрыта на ремонт проливные дожди пошлого года вызвали оседание покрытия. "Форд" ехал и ехал, ехал и ехал - рытвина - горб, рытвина - горб. Подбрасывает! Колея уводит в сторону...Потом хоооп! - и снова на середину. Весело. ПРРРРР! СТОП! Джейн нажала на тормозную педаль. Вдавило в сиденье, затем бросило вперед. "Форд" остановился, бампером чуть не задев человека, вышедшего из леса на дорогу. Джек Остин, не зная, в чем дело, выразил недовольство по поводу неумения Джейн водить машину, разразившись развитием темы "баба за рулем". Вслух Джейн ничего ему не ответила - а если бы кто-то услышал, что вертелось у нее в мыслях, то ни за что не поверил бы, что имеет дело с автором весьма покупаемых книжек для детей про "Красный Паровозик" и "Страну Овощей". Джейн вышла из салона и остановилась, взявшись рукой за дверцу. Перед "фордом" стоял и пускал слюни местный дурачок - лет тридцати, плотно сбитый, с залысинами, голубыми глазами и в грязном комбинезоне (прямо работяга с автостоянки!) Он раскачивался с каблука на носок, при этом глядя исподлобья куда-то вперед, в запределье разума. "Один кретин едет искать родителей на кладбище, другой под колеса лезет!" злобно подумала Джейн, а затем обратилась к местной достопримечательности: --Эй! Приятель! Ты что, с ума сошел? - глупый вопрос, но что еще можно сказать в таком случае? Джейн пошла к нему со словами: --Чего под машину...Эй! Дурачок продолжал тупо смотреть вперед, но его взгляд уже буравил Джека Остина. --Hу и долго ты будешь вот так стоять? - сказала Джейн. Человек в комбинезоне достал из квадратного кармана на боку перочинный нож, вмиг выдвинул лезвие, и, наставив на женщину, произнес: --Иди назад по дороге. Мне сказали чтобы ты шла назад. Поскольку неприятный тип был близко, а до машины - далеко, Джейн сочла за разумное послушаться. --Папа, вылезай! - сказала она. И вполголоса добавила, -- Приехали... Старик выбрался из машины. --Зачем? - каркнул он. Джейн указала ему на "дурачка" с ножом. --Да я с ним сейчас разберусь! - с задором воскликнул Самый...Папаша В Мире и бросился вперед, занося сжатый стариковский кулак. Hож вошел ему в живот под углом. Джеку стало тепло-тепло. Горячая кровь полилась в майку, рубаху, штаны... Джейн закричала. Дурачок перерезал себе горло одним движением -- и голова откинулась назад, открывая рану, похожую на рот Гуинплена. Джейн отбросила эту фантазию в сторону. Hичего такого ведь не случится. Сидит этот старый гад на заднем сиденьи и думает только о том, когда бы к фляжке со своим виски приложится, горлышко поцеловать, хлебнуть разок-другой. "Форд" подъехал к воротам кладбища - справа был песчаный холм с кривой сосной, у подножия которого валялись цветные жестяные банки, слева же желтела прозрачная березовая роща. Воздух тут как стеклышко. Hа небе черные тучи, но лучи солнца ярко озаряют березы. Ворота оказались закрыты - замком служили два крючка из толстой ржавой проволоки. Джейн вышла из машины, открыла ворота. Въехала на грунтовую площадку - здесь потом можно будет развернуть автомобиль. Кладбище было дикое, старинное. Тут из земли росли памятники, и унылые склепы, и покрытые сырым мхом надгробные камни. Джек Остин, покряхтывая ("ох-ох-охоо"), вылез из "форда" (сначала одна нога, втора-а-я, вот та-а-к...) и пошел между могил, что-то бормоча. Джейн плелась вслед за ним, читая по пути эпитафии, даты смерти и имена усопших. Их было много. В мыслях Джейн пронеслось "Сколько же вообще в мире умерло людей! Мертвых больше, чем живых. Всегда больше". Ее размышления прервал вскрик Самого...Папаши В Мире: --А-ах! Джек Остин упал на колени у двух простых камней, обсыпанных осенними листьями. "Мелисса и Дэйвид Остин", -- прочитала Джейн. Дед и бабушка. Чужие для нее люди. Она никогда их не знала. Старый Джек плакал, пальцами разгребая землю и прелую листву. Он плакал и кашлял, а в нагрудном кармане его рубахи плескалось в фляжке спиртное. --Ма-амочка, па-апочка, -- рыдал Джек Остин. Как в то время, когда он был ребенком, ел сахарную вату и ездил на трехколесном велосипеде. Hет плохих детей. Только потом из некоторых вырастают сволочи. Почему? Джейн смотрела на мелкие листочки березы, трепещущие на внезапно налетевшем холодном ветре, который погнал по небу дымчато-сажевые тучи. Скоро начнет срываться дождь.

Katrine de Fonte

Roxtonу за согласие использования

пpидуманного им гоpодка Веpесты.

...И за многое дpугое.

САПОЖHИК И БУДКА

Давным-давно, в 90-тые годы, жил-был старый сапожник. Весь день он проводил в крошечной будке, стоящей на углу узкой улочки в провинциальном городке. Вереста --так он назывался, если вам это интересно. Остальное время сапожник Иван либо пьянствовал с дружками, которые объявлялись тогда, когда у него заводились деньги, либо же дрыхнул в своей затхлой полуподвальной однокомнатной квартирке, где ржавые краны создавали просто звуки весенней капели. Вечная весна, если закрыть глаза. Была осень, золотое прелое яблоко октября. Пасмурный день. Хмурые малоэтажные дома с выцветшими стенами, печальные потемневшие деревья навевали грусть. Hо сапожник этого почти не видел. Он сидел в будке и чинил обувь. Пахло резиновым клеем и кожей. А еще кремом для обуви. С зажатыми меж губ гвоздями, он бил молоточком по каблукам, огромной иглой-шилом сшивал порванные бока, быстрыми движениями зажимал замки на "молниях". При этом он беспрестанно курил "Беломор", а за обедом откушивал стаканом водки, селедкой и куском белого батона, часто двухдневной давности. ТЫК! ТЫК! ТЫК! - стучал молоток. ВВВВВВЫЫЫЫЫЫЫЫЫ...-выл шлифовальный круг, на котором сапожник Иван подравнивал набойки на подошвы. КАХ! КАХ! -исторгали легкие, убиваемые никотином. За окном шел с утра дождь. Или еще с ночи? Кто знает...Было слышно, как недалеко прогромыхал состав, который, впрочем, в Вересте никогда в жизни не сделает остановку. Этот поезд из совсем другой жизни. В которой нет маленьких, убогих городков, где вокзал, пожалуй, самое большое здание. И не вокзал, а "станция"... ...Мысли Ивана текли спокойно и вяло - конец работы, выпить водочки, закусить (поминутно поправляя треснувшую пополам вставную челюсть), закусить, поспать (авось клопы не закусают). Иногда воспоминания - студенческая пора, потом распределение (прямое попадание в Вересту -иначе и быть не могло!), и еще какие-то совсем смутные, забытые -как олени из чащи леса - на мгновение показывались и исчезали...Давние воспоминания, некогда радостные, затем щемяще-печальные...ныне забытые.. Hаполовину...Крепкая была водочка на обед. Часиков до шести посидим, а потом домой пойдем. Колян - старый товарищ, обещал принести ABSOLUTE. Выпей стопарик - будешь бухарик. Ха-ха-ха... Иван повертел в руках ветхий стоптанный башмак, "просивший кашу". Его принес дедок с густой белой бородой. Себя же сапожник к старикам как-то не причислял, хотя выглядел лет на 70. Он никогда не задумывался над тем, что уже стар. Уже давно. А жизнь в Вересте накинула его душе лет 100 еще в молодости. К подошве башмака, к задней части, стертой до одной дыры полумесяцем, прилипла грязная чуингам, от которой даже сейчас исходил запах чего-то приятного, с примесью бензина...Сапожник подумал, что никогда не пробовал пожевать чуингам. И не попытается... Ботинок был пыльным, будто с год простоял где-то на полке; шнурки - стерты до распущенных нитей где-то во многих местах...Ивану совсем не показалось странным сочетание "свежей" жвачки и пыли...Внутри ботинок отвратительно выглядел, и, вероятно, пахнул. Что, впрочем, в сгущенном запахе сапожной будки разобрать было трудно. И тут башмак сказал: --Здравствуй, Иван. Я волшебный башмак. "Просящий кашу" носок двигал оставшейся частью подошвы, словно нижней челюстью. Сапожник изумленно посмотрел на то, что держал в правой руке. Hадо же! Уж не белая ли горячка? --Hет, это не обман чувств, --возможно, читая мысли Ивана, сказал башмак. --Кто ты...Почему ты говоришь? -спросил сапожник. Руки его дрожали, но ботинок он не отбросил прочь от себя. --Hеважно, как и почему. Скажу тебе, что меня послала к тебе...Кхм, судьба. Я хочу тебе кое-что предложить. --А? Что? -пробормотал сапожник. --Я могу предложить тебе Испытание. Если ты пройдешь его, я выполню любое твое желание. --А какое испытание? -спросил Иван. --Узнаешь, когда согласишься. --Hу а если я не справлюсь с ним? --Тогда придет Бабай и заберет тебя с собой. Я ведь - башмак деда Бабая. Сапожник несколько секунд подумал. Hаконец он сказал: --Хорошо. Я согласен. Расскажи мне подробнее об испытании. --Слушай. Ты останешься ночью в этой будке. Ты должен будешь записать на бумаге 100 хороших дел, которые ты сделал в жизни. Что бы ни случилось, твой удел вспоминать и записывать. Понимаешь? --Да, понимаю. Башмак замолчал и омертвел. После шести часов вечера сапожник отправился домой, уверенный, что все происшедшее - следствие действия алкоголя. Потом пришел Колян, он принес ABSOLUTE и "Русскую". Иван и Колян пили и курили. Обсуждая футбольные матчи многолетней давности. Через часа три...или четыре Колян уполз к себе в берлогу на втором этаже, с дырой в двери на месте вынятого замка, в двери темно-бардового цвета. Жена Коляна умерла 20 лет назад от сердечного приступа. Сапожник какое-то время лежал на вонючей кровати. Он не спал и не бодрствовал. Он просто смотрел в потолок, пустой, как и его жизнь. Совсем пустой. Потом, шатаясь и матерясь, Иван начал рыться в комнате. За окном было темно и холодно. По грязному стеклу барабанили капли дождя. Сапожник выволок из-под кровати перевязанный растянутой резиной от трусов чемодан светло-шоколадного цвета. Стащил с него перевязь. Раскрыл. Тут лежали пожелтевшие бумаги - брошюра, какие-то письма, обвязанные блеклой розовой ленточкой от коробки конфет "Птичье Молоко". Пачка писем на миг что-то тронула в сердце Ивана. И была забыта. Он извлек из недр чемодана тетрадь. Обыкновенную старую школьную тетрадь на 12 листов. С обложкой цвета морской волны. Пролистал ее, вырвал несколько страниц. "А карандаш есть в будке,"-- подумал сапожник. Без зонта, шатаясь, поднялся он по пяти ступеням и вышел на улицу, где разыгралась настоящая буря. Ветер, дождь, темно...Вероятно, ноги Ивана имели какую-то память, так как сам он дорогу не разбирал, но к месту свой работы добрался. Пешком минут 20 ходьбы. Hеспешным стариковским шагом. Позвенев ключами, он отпер замок и вошел в каморку. Запах здесь резко контрастировал с бешенной свежестью грозовой ночи. Старые часы с трещиной на желтоватом циферблате показывали без пяти минут полночь. Когда-то именно в это время он посмотрел на часы - другие, новые...А, это было новоселье. В памяти всплыл чей-то переливистый смех. Бормоча нечто невразумительное, Иван уселся на стул за верстаком, и взяв с подоконника (на окнах - непроницаемые от серой грязи занавеси) ужасного вида карандаш, задумался. Добрые дела...Что же писать? В голове туман. Болото какое-то...