Безумная мудрость

Где истоки мудрости и знания? Что находится по ту сторону привычного? Как пройти по лезвию бритвы, отделяющему безумие от гениальности? Чтобы решить эти вопросы, Вэс Нискер собрал «за круглым столом» знаменитых мудрецов всех времен и народов, дав им возможность поделиться друг с другом своими идеями.

От Сократа к Эйнштейну, от даосизма к дадаизму — выясняется, что в основе великого, парадоксального, гениального лежит «безумная мудрость».

Вэс Нискер прослеживает исторические пути этого мудрого безумства, сплетая свои рассуждения в необычную, но убедительную философию.

Вам, читатель, предлагается принять участие в увлекательной игре, которая позволит войти в мир «парадоксальной мудрости» и научит вас быть и мудрецом, и гением.

Отрывок из произведения:

Санкт — Петербург

Москва Харьков • Минск

2000

Серия «Сам себе психолог» Перевел с английского С. Рысев

Главный редактор В. Усманов

Заведующий редакцией Е. Гладилова

Художник обложки В. Королева

Корректоры Г. Горянова, Е. Шнитникова

Верстка О. Шубик

© 1990 by Wes Nisker

© Перевод на русский язык, С. Рысев, 1998

Популярные книги в жанре Психология

ЭММА БУЯЛЬСКАЯ

Ноев ковчег

Stad TURNHOUT

После всемирного потопа спасся только Ной со своей семьёй. Он в свой ковчег взял семь пар чистых и семь пар нечистых. И от них - семьи Ноя и чистых и нечистых - пошло развитие жизни дальше. И всё, что имеет место быть на Земле, несет в себе их наследие, сохраняя необходимость совместного проживания добра и зла, светлого и тёмного.

Полицейские и воры, хирурги и пациенты, манипуляторы и жертвы, родители и дети; радость и депрессия, творчество и безысходная тоска, честность и предательство, любовь и вероломство, жизнь и смерть и т.д. вся жизнь наполнена этими бесконечными парами противоположностей.

Все образование русского

офицера состоит из его

кодекса чести

Hародная мысль

А.И.Гетманов (РОБ)

О КОДЕКСЕ СОЦИОHИКИ

В настоящее фремя среди социоников обсуждается проблема создания кодекса соционики, подобно клятве Гиппократа у врачей и ветеринаров. Чем менее "ветеринарна" соционика, да не обидятся на это верные друзья животных, чкм точней берет она человека, тем легче может она в руках нечистых достать человека сорврм вплоть до летального исхода.

Евгений Дмитриевич Елизаров

ИСТОРИЯ И ЛИЧНОСТЬ

Размышления у пьедестала

1

История. Историческая необходимость. Историческая закономерность... Знакомые слова. Но что стоит за ними? Какому обществоведу не знакома максима, сформулированная еще в прошлом столетии: "Ключ к анатомии обезьяны лежит в анатомии человека", и ретроспективно очерченный путь, пройденный человечеством, в силу этой максимы предстает как направленное шествие народов от первых цивилизаций Междуречья и Египта через испытания рабовладельческого строя, феодализма, капиталистической формации дальше к какому-то (какому?) светлому будущему. Обрисованная основоположниками ли марксизма, апостолами ли иной философской веры магистральная линия общественного развития сегодня для многих из нас предстает как некоторое единственно возможное русло всемирно-исторического потока, и - по меньшей мере сегодняшний день (анатомия человека?) - интуитивно воспринимается едва ли не как изначально заданный ориентир. Именно сегодняшним днем человечества мы оцениваем день минувший. Но ведь эта же максима легко может быть осмыслена и в духе настояний Оруэлловского "Министерства Правды"... (Впрочем, к чему искать пророков вдалеке, в чужом отечестве, когда еще М.Н.Покровский, один из крупнейших наших, вполне марксистских, историков, задолго до Оруэлла говоря о связи политики и истории, утверждал, что история - это политика, опрокинутая в прошлое.) А ведь есть еще и другая истина, которая восходит к "самому" Гегелю: "Если факт противоречит теории, то тем хуже для факта" Впрочем, даже сегодня, подвергая сомнению и переосмыслению многое, что-то из установленного до нас все-таки нужно принимать на веру: "Cohito ergo sum" и в декартовы-то времена не было надежным источником всеобщего знания.

Зигмунд Фрейд

"Ребенка бьют": к вопросу о происхождении сексуальных извращений

I

Фантастическое представление "ребенка бьют" с поразительной частотой встречается в признаниях лиц, обращавшихся к аналитическому лечению по поводу своей истерии или невроза навязчивых состояний. Весьма правдоподобно, что еще чаще оно имеет место у других людей, которых не принуждает принять подобное решение какое-то явное заболевание.

С этой фантазией связаны ощущения удовольствия, из-за которых она бесчисленное количество раз воспроизводилась или все еще воспроизводится [нашими пациентами]. Кульминацией представленной ситуации почти всегда, как правило, оказывается онанистическое самоудовлетворение, которое поначалу производится по воле фантазирующего, но затем приобретает и некий навязчивый характер, преодолевая его сопротивление.

Зигмунд ФРЕЙД

Метапсихологическое дополнение к учению о сновидениях1

Мы будем иметь случай убедиться по различным поводам, что в наших исследованиях чрезвычайно выгодно пользоваться для сравнения известными состояниями и психическими феноменами, в которых можно видеть нормальные прообразы болезненных процессов. К ним относится аффективное состояние, как печаль и влюбленность, а также и феномен сна и сновидения.

Обыкновенно мы не задумываемся глубоко над тем, что человек каждую ночь сбрасывает с себя все оболочки, которыми он покрывает свою кожу, а также все дополнительные части органов своего тела, поскольку ему удалось пополнить недостатки этого тела: как-то - очки, фальшивые волосы, зубы и т. д. К этому можно еще прибавить, что, идя спать, он совершенно аналогичным образом обнажает свою психику,

Зигмунд ФРЕЙД

Несколько замечаний по поводу понятия "бессознательное"

Я хотел бы в нескольких словах и по возможности яснее определить, какой смысл придается слову "бессознательный" в психоанализе, и только в одном психоанализе.

Какое-нибудь представление - или всякий другой психический элемент может в настоящую минуту присутствовать в моем сознании, а в следующую исчезнуть из него; по истечении определенного промежутка времени оно может снова возникнуть, как мы говорим, благодаря воспоминанию, а не вследствие нового восприятия. Считаясь с этим фактом, мы должны предполагать, что и в течение всего промежуточного периода времени представление это оставалось в нашей душе, хотя оно и было в латентном состоянии сознания.

Философия сама по себе нередко является нам как изменяющий сознание опыт, новая версия восприятия нашей Вселенной, иногда настолько радикальная, что становится потенциально опасной. Таким образом, философия может рассматриваться как психоактивная субстанция, тогда как роль самих психоактивных веществ в философии не очевидна. В этом более-менее хронологическом обзоре мы прольем свет на историю выдающихся западных философов, принимавших психоделические вещества, и выясним, как это могло воздействовать на их идеи — то есть, как галлюциногены повлияли на философию.

В монографии представлена широкая панорама теоретических моделей и эмпирических данных, отражающих длительный путь поисков ключа к разгадке шизофрении. Рассмотрены концепции и эмпирические факты, исторически предшествовавшие моделям нарушения социального познания, которые активно развиваются в современной науке. Проанализированы ключевые споры и дискуссии, касающиеся природы нарушений социального познания при шизофрении. Представлена оригинальная модель нарушений социального интеллекта при шизофрении и приведены данные пилотажного сравнительного исследования способности к ментализации и эмпатии у больных шизофренией и шизоаффективным психозом. Обоснована важная роль исследования социальной мотивации для понимания природы нарушений социального познания при шизофрении. Описаны наиболее признанные и проверенные на эффективность программы развития социального познания у больных шизофренией.

Монография адресована широкому кругу специалистов – психологов, психиатров, социальных работников, которых интересуют научные основания эффективной помощи больным шизофренией и современные достижения в практике психологической помощи этому сложному контингенту. Монография будет также полезна ведущим образовательных программ по клинической психологии, психотерапии и психиатрии, а также проходящим обучение по этим программам и ведущим научные исследования студентам и специалистам.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Говорят, у каждого человека есть двойник. Эвиса встретила своего в Закрытой империи, куда попала не с самыми добрыми намерениями. Им оказалась Виаленна — взбалмошная дочь князя вампиров, грезившая об Академии колдовских сил. И вроде есть куда спихнуть назойливую подружку, только как быть с родственниками вампирши? Один и вовсе грозит стать персональным проклятием. Или спасением? Слишком много скелетов притаилось в семейных шкафах обоих родов.

Энциклопедия приглашает читателя в страну практической электроники. Основная цель книги — заинтересовать различного возраста читателей радиоэлектроникой и компьютерной техникой, а также помочь в овладевании основами электроники как в теоретических, так и практических ее аспектах.

В книге много полезных, в практическом плане, радиоэлектронных схем, снабженных полным описанием технологии их изготовления, которые могут быть сделаны самостоятельно начинающим радиолюбителем. Большую пользу в практическом радиолюбительском конструировании призваны оказать имеющиеся в книге справочные материалы по различным направлениям радиоэлектроники, а также словарь терминов радиоэлектроники.

Книга предназначена для широкого круга читателей, интересующихся практической радиоэлектроникой. Она может быть полезна как школьникам, выбирающим трудовой путь, так и студентам технических вузов, специализирующимся в данной области знаний, а также деловым людям, желающим вложить и приумножить свой капитал на ниве радиовещания.

Альтернативное продолжение истории героя книги Муравьева - Перешагнуть пропасть. Как говориться,а что если все было бы по другому. К чему приводит страсть к изучению всего нового и неизвестного, Дмитрий узнал, попав на неизвестную планету в неизвестной вселенной. Главное здесь - выжить и вписаться в местное общество. Но для этого придется пройти долгий и тернистый путь, встречая врагов и обретая друзей, переживая опасные и смертельные приключения. Однако это только первый шаг на пути из захудалого мира в высокотехнологичную цивилизацию будущего. Хватит ли у него решительности сделать второй шаг?

                                                                      *************************

Роман «Звездные короли», повесть «Сокровище Громовой Луны» — классика американской научной фантастики. В данный сборник вошли практически все произведения, переведенные на русский язык.