Безмолвное знание

Карлос Кастанеда

Безмолвное знание

Введение

Безмолвное знание было неотъемлемым аспектом жизни и деятельности шаманов, или иначе говоря магов, живших в древней Мексике. Согласно дону Хуану Матусу, магу-учителю, который представил мне мир знания этих магов, безмолвное знание было наиболее желаемым конечным результатом, которого, при помощи каждого из своих действий и идей, они стремились достичь.

Дон Хуан определял безмолвное знание, как состояние человеческого сознания, в котором полностью проявляется все то, что имеет отношение к человеку, и не для ума или интеллекта, а для всего существа. Он объяснял также, что во вселенной существует полоса энергии, которую маги называют человеческой полосой, и что эта полоса присутствует в человеке. Он уверял меня, что для мага-видящего, который может видеть энергию непосредственно, так как она течет во вселенной, и который может видеть человека, как конгломерат энергетических полей в виде сферы, человеческая полоса - это полоса компактной светимости, проходящая под некоторым углом с левой стороны светящейся сферы на правую. Вся светящаяся сфера имеет размеры равные длине вытянутых вверх и в стороны рук, находящаяся в ней человеческая полоса имеет в ширину около 30 сантиметров. Как объяснял дон Хуан, безмолвное знание - это взаимодействие энергии внутри этой полосы, взаимодействие, которое тотчас же открывается шаману, как только он достигает состояния внутренней тишины. Дон Хуан говорил, что обычный человек подозревает о существовании этого взаимодействия. Человек чувствует его интуитивно, и пытается проследить источник его происхождения и отслеживать его перемещения. Маг, с другой стороны, получает всю целостность этого взаимодействия каждый раз, когда необходимо его истолкование.

Другие книги автора Карлос Кастанеда

Летом 1960 года я, в ту пору студент факультета антропологии при Калифорнийском университете в Лос-Анжелесе, предпринял несколько поездок на Юго-Запад с целью сбора информации о лекарственных растениях используемых местными индейцами. К одной из этих поездок относится начало описываемых здесь событий.

Я ожидал автобуса на станции в приграничном городишке, болтая с приятелем, который сопровождал меня в качестве гида и помощника. Вдруг он наклонился ко мне и прошептал, что вон тот старый седой индеец, который сидит у окна, здорово разбирается в растениях, а в пейоте особенно. Я попросил нас познакомить.

Карлос Кастанеда, самый таинственный, самый знаменитый автор второй половины XX века, сдвинувший точку сборки всего человечества.

Первая книга – это еще не `настоящий` Кастанеда, ибо молодой антрополог пока не может принять магический мир своего учителя дона Хуана и пытается писать `научный обзор` происходящих вокруг него невероятных событий. Но величайшая духовная одиссея современности начинается в этом томе.

А Ты, читатель, будь осторожен! Даже если Ты станешь читать 11 книг Кастанеды всего лишь как увлекательные магические истории, считая их чистой выдумкой, Ты уже никогда не будешь смотреть на мир прежними глазами.

В течение последних двадцати лет я написал серию книг о своем обучении у дона Хуана Матуса – мага из мексиканского племени индейцев яки. В своих книгах я рассказывал о том как он обучал меня магии, но магии не в обычном понимании, – то есть не в смысле владения сверхъестественными силами либо использования колдовских манипуляций, ритуалов и заклинаний для получения волшебных эффектов. С точки зрения дона Хуана магия – это способ реализации некоторых теоретических и практических предпосылок, касающихся природы восприятия и его роли в формировании окружающей нас вселенной.

Всем практикующим систему Тенсегрити — кто, сосредоточив но ней свою силу, позволил мне прикоснуться к таким способам обращения с энергией, которые никогда не были доступны ни для дона Хуана Матуса, ни для шаманов его магической линии.

Тот, кто ступил на Путь Воина, путь с сердцем, уже никогда не станет простым обывателем. Дон Хуан открывает Карлосу аспекты этого пути – искусство быть недостижимым, стирание личной истории, концепцию `смерти как советчика`, принятие ответственности за свои поступки.

В `Путешествии в Икстлан` мы впервые встречаемся с союзниками – устрашающими неорганическими существами, которых маг, имеющий достаточно личной силы, может превратить в незаменимых помощников.

Реальность индейских магов и их союзников так опасна для привычной системы восприятия, что Карлос, антрополог из Лос-Анджелеса, написав свою первую книгу, пытается сбежать от нее навсегда.

Но Сила решает иначе: через два года он вернулся – и начался новый ЦИКЛ обучения. «Отдельная реальность», как и первая книга Карлоса Кастанеды, – описание опыта, которого он еще не понимает.

И опять абсолютно новый взгляд на мир вообще и на мир магов в частности.

Это книга вспоминания о встречах с доном Хуаном в состояниях повышенного осознания, об абстрактных ядрах и сталкинге, о модальности времени и овладении Намерением.

Но главное, о чем мы узнаем из этой книги, — вся магия нужна лишь для того, чтобы мы знали: сила — в кончиках наших пальцев. Все обучение магии понадобилось дону Хуану лишь для того, чтобы разрушить у Карлоса привычное восприятие мира и осознать свое могущество. Могущество, которым реально владеет каждый.

`Огонь изнутри` – полный переворот в восприятии учения дона Хуана. Кастанеда вспоминает, сдвигая свою точку сборки в те же состояния повышенного осознания, в каких проходило его обучение. Он обретает свою целостность. Мы снова встречаемся с доном Хуаном и знакомимся с потрясающей концепцией `мелких тиранов` – возможностью рассматривать любую негативную ситуацию в качестве средства обучения и избавления от чувства собственной важности.

Популярные книги в жанре Философия

(к 100-летию со дня рождения)

Вопросы философии.— 1995.— №1.— С. 31—51.

От редакции. 30 декабря 1994 г. исполнилось 100 лет со дня рождения известного философа Валентина Фердинандовича Асмуса, автора большого числа историко-философских трудов, специалиста по истории античной и новой философии, знатока философии Канта, видного эстетика и литературоведа.

В. Ф. Асмус жил в трудные, мрачные годы нашей культуры, но он сумел сохранить и пронести через всю свою жизнь и передать последующим поколениям любовь к подлинной философии, исследовательскую устремленность и установку на объективное осмысление историко-философского процесса в Германии, Франции и России. В. Ф. Асмус одним из первых обратился к исследованию философской и эстетической мысли России рубежа XIX и XX веков. В памяти многих людей В. Ф. Асмус сохранился как образец точного и тонкого исследователя, как пример чуткого и доброго педагога. В. Ф. Асмус был мужественным человеком, о чем свидетельствует его выступление на могиле Б. Л. Пастернака. Редакция журнала публикует подборку воспоминаний о В. Ф. Асмусе его коллег и его неопубликованную статью.

В этой книге рассматриваются самые трудные вопросы этики: может ли человек быть альтруистом, и что заставляет одних людей жертвовать собой ради других? Эти вопросы по оценке авторитетного журнала «Science» стоят в одном ряду с величайшими загадками, которые пытается решить современная наука. На главные вопросы этики моралисты пытаются ответить уже несколько веков, и до сих пор никто на них не ответил.

Книга посвящена жизни и творчеству Микаэла Налбандяна — крупнейшего представителя революционно-демократической мысли Армении, одного из видных деятелей общероссийского освободительного движения, соратника А. И. Герцена, Н. П. Огарева, Н. Г. Чернышевского.

Для широкого круга читателей.

В книге «Вебер за 90 минут» рассказывается о жизни и трудах выдающегося немецкого философа, социолога и культуролога Макса Вебера, основоположника «понимающей социологии» и теории социального действия. Книга также содержит выдержки из работ мыслителя и важнейшие даты, помогающие понять место Вебера в его эпохе и в философской традиции.

«Первая и последняя свобода», одна из первых книг Джидду Кришнамурти, на протяжении пятидесяти лет остаётся самой читаемой и самой издаваемой из его книг. Открывает ее предисловие Олдоса Хаксли.

В этой книге бесед обсуждаются фундаментальные вопросы жизни. Почему в жизни людей столь многое не по-человечески? Как мы устроены? Что в нас такое, что лишает нас подлинной, внутренней свободы? Что в нас такое, что заставляет нас мучиться и прозябать, а не жить свободно, спокойно и радостно? Может ли каждый человек изменить себя? И есть ли выход, способ жить без конфликтов, без проблем, без войн? Что загоняет нас в тупик конфликта? Почему мы всегда в противостоянии? Народ против народа. Группа против группы. Человек против человека. Почему?

«На Религозно-философском обществе лежит печальный долг помянуть двух великих усопших – только что скончавшегося Л. Н. Толстого и почившего десятью годами раньше Вл. С. Соловьева. Невольно хочется соединить эти два имени в одном общем поминовении: объединяются они, разумеется, не одним случайным совпадением дат, а общей религиозной задачей, которую каждый из них решал по-своему: это – практическая жизненная задача осуществления Царствия Божиего на земле. За невозможностью в пределах небольшого реферата рассмотреть вопрос во всей его необозримой широте и сложности, я ограничусь одной лишь его стороной – специальным вопросом о государстве, о том, как надлежит отнестись к нему с религиозной, христианской точки зрения. Известно, что именно по этому вопросу Соловьев и Толстой пришли к диаметрально противоположным взглядам…»

Семен Людвигович Франк (1877–1950) и Михаил Михайлович Бахтин (1895–1975) являются наиболее яркими представителями русской диалогической философии. Они во многом сумели опередить свое время и предугадать дальнейшие пути развития мышления: они по-своему уловили и сформулировали парадигму гуманитарного мышления и бытия человека в мире, ставшую сущностной характеристикой нашего столетия.

С. Л. Франка и М. М. Бахтина трудно причислить к какой-то определённой школе, как и других современных им мыслителей. В какой-то мере С. Л. Франка можно считать «учеником» А. М. Лопатина (См. об ученичестве С. Л. Франка в отношении Л. М. Лопатина, например: Бонецкая Н. Л.

Может ли восприятие пространства быть источником особенного переживания? Думаю, что большинство читателей ответят на этот вопрос утвердительно. О волнующих встречах с пространством мы знаем из собственного опыта. Длинная витая нить с нанизанными на нее бусинами воспоминаний… Каждая из разноцветных бусинок напоминает об одной из манифестаций пространства, встреча с которым когда-то (памятным весенним утром или прохладным осенним вечером) поразила нас и вывела из невнятности повседневного среднечувствия. Трудно представить себе человека, который, оказавшись на краю скального выступа, нависшего над глубоким ущельем, или на узкой тропе, вьющейся над обрывом, остался бы равнодушным при виде открывшегося перед ним пространства. Какому горожанину, истомленному скитаниями по каменным лабиринтам, не знакома радость от соприкосновения с простором? И много ли тех, кто хотя бы однажды не поддался очарованию голубоватой дали, не внял ее зову?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Автор пытается возглавить новый отряд магов. Получается это у него пока очень плохо. У всех учеников периодически возникают странные воспоминания о событиях, которых не было и не могло быть в мире обычного восприятия. Конфликты между Кастанедой и другими учениками все возрастают. И вдруг с помощью Ла Горды новый Нагваль вспоминает, что в связи с особой структурой своего энергетического тела – светящегося кокона – он не может быть их лидером. Пути их расходятся. С ним остается только Ла Горда. Они вместе уезжают в Лос-Анджелес, где занимаются совместными путешествиями в сновидении и в состоянии повышенного осознания пытаются вспомнить все то, что происходило с ними в годы ученичества.

Итак, «Колесо времени», очевидно, итоговая книга Карлоса Кастанеды. Может быть, он все же напишет что-нибудь еще, но эта книга все равно будет итоговой. Так она задумана. И пусть концентрированная мудрость дона Хуана поможет вам на вашем пути. Эта книга пропитана Силой.

Из самой магической, самой невероятной из книг Кастанеды «Сказки о силе» ты узнаешь, что привычная нам картина мира — лишь крохотный островок тоналя в бесконечном, непознаваемом и не поддающемся никаким формулировкам мире волшебства — нагвале. В этой книге заканчивается рассказ о непосредственном обучении Кастанеды у дона Хуана. Финал обучения — непостижимый разумом прыжок в пропасть. Карлос и двое других учеников дона Хуана и дона Хенаро, навсегда простившись с Учителями, прыгают с вершины столовой горы. В ту же ночь Учитель и Бенефактор ушли навсегда из этого мира.

Карлос Кастанеда

Тенсегрити: Магические пассы магов древней Мексики

Примечание: Для того, чтобы избежать риска физических повреждений, проконсультируйтесь со своим преподавателем физкультуры, прежде чем приступать к этой или какой либо другой программе физических упражнений. Инструкции представленные в этой книге никоим образом не могут считаться медицинской консультацией. Автор, издатель и владелец авторских прав на публикацию не несут никакой ответственности за какой либо ущерб, связанный с движениями, описанными в этой книге.