Без врача в голове

Пиратские действия хакеров по отношению к внутренним врачам вызывают все большее беспокойство в обществе.

В контексте рассматриваемого явления беспрецедентный случай произошел с гражданином Ф.

Неудовлетворенный своим общественным статусом, желая его повысить и получить возможность удовлетворять растущие потребности, гражданин Ф. обратился в хакерскую контору по апдейту внутреннего врача. Вместо активного врача гражданин Ф. хотел заполучить продвинутую акустическую версию. Данная версия лишь советует, как поступать больному, какие принимать лекарства, как уклоняться от нежелательных контактов и несчастных случаев. Решение принимает сам больной. Обычная же версия врача, которая активирована у большинства граждан, блокирует действия, опасные для жизни больного.

Другие книги автора Сергей Викторович Васильев

Изобретатель Водопьянов всё никак не успокоится…

Альтернативная история. Наш современник при помощи исторического симулятора "попадает" в 1825 год на восстание декабристов. Ход истории может измениться!

— Платить будем?

— Ой, голубчик, за что платить-то? Да и денег нет у меня. Что хочешь бери, твое право. Только уговор о золоте был. Раз нет его — ничем другим отплатить не могу. Тебя ж первого заберут, коли нарушишь.

— Заработаешь — заплатишь.

— Кто ж неумеху в работники-то возьмет? Чай, не ты ли? Да и сколько годков я подневольным ходить буду, чтоб тебе десять золотых вернуть? А есть-пить хочется. И одеться иногда. Так что?

Рассказ участвовал в Супер Царконе 2004-2005 г.

Я вспомнил мою последнюю собеседницу. Звали ее Лия. Вот уж кто был изумительно самоуверен, самодоволен и циничен. Сидя на пластмассовом стуле, она умудрилась расположиться на нем, как на антикварном кресле времен какого-нибудь Людовика. Закинув ногу на ногу, Лия демонстрировала мне свои новые туфельки, — где она их только достала на станции! — желая возвыситься над соперницами, а пуще всего надо мной.

Сам ее взгляд был оценивающим, с некоторым снисхождением: дескать, видишь, лопух, какая девушка для тебя пришла, а ты до сих пор ничего не сделал для нее.

Ох, как неуютно во дворце. Словно сквознячком веет из щелей невидимых, колыхая шпалеры, оплетая ноги. И шепоток еле слышный вплетается в него: «Указзз Мага, указзз Мага…»

Олекса переступил с ноги на ноги, утер пот со лба — в жар бросило. Просто так во дворец не вызовут, при всем народе держать не будут — если что хорошее. А ведь выставили впереди всех — прямо напротив кресла Верховного Мага. Распорядители постарались. Как ни упирался, как ни отнекивался — не получилось от взора Верховного спрятаться. Да еще людей вокруг подальше отодвинули, чтобы всем видать — кто виновник сего сборища.

«…В связи с предполагаемой активацией вируса „АЦТОЙ-2040“ всем гражданам следует немедленно обратиться в службу технической поддержки и установить на своих домашних роботах-умельцах класса А1 — А5 требуемое программное обеспечение с целью предотвращения возможной поломки роботов. Адрес ближайшей к вам службы вы можете найти по ссылке: „ТКНИ ТУТА!“»

Я едва удержался, чтобы не ткнуть «тама». Опыт в подобных нажатиях «на автомате» у меня уже был. Печальный. Пришлось покупать видеостену, заказ на которую я случайно сделал. Она стоила две зарплаты, а свободных денег в тот момент у меня не было. Теперь «чудо новейших технологий и натуральных красок» стоит в вертикальном положении в прихожей: своими габаритами она никак не вписывается в мою квартиру-студию.

«…Вставьте шток Д 1 в паз Л 1 и закрепите гайкой М 20…»

Шток Д 1 прекрасно вошел в паз, в отличие от штока Д 2, который я забивал молотком минут десять. Рано радовался. Гайка, помеченная на схеме сборки как М 20, не накручивалась. Нет, с резьбой было всё в порядке. Это шток был слишком тонким. Что было видно даже без микрометра.

Покрутив пальцем гайку на штоке на манер пропеллера, я полез за изолентой. Универсальное средство при сборке.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Жил-был пасечник, стал он просветленным гуру; осчастливил земляков – да и убыл в край иной.

Не дождавшись своей очереди в списке людей, у которых берут интервью, Станислав Лем решает провести его сам с собой, взять так называемое автоинтерьвью. И вот, усевшись у себя на полу и накручивая заводную уточку, он узнаёт о намеченных проектах автора, т. е. самого себя.

Мужики, пишите! Вон, сколько серости издали, а вы чо, хуже, что ли?

Пишите много, и гораздо больше того, что уже сейчас есть. Сдаете же позиции, сетевая литература скоро окончательно приобретет женское лицо.

Алфавитом же вы владеете не хуже женщин? Что, и даже читать умеете? О, как хорошо! Ой, порадовали! Ну, про копипаст я напоминать не буду, зачем повторятся.

А так — все то же самое.

Берем себя, любимого, и прикидываем к любой понравившейся книжке.

Известный режиссер беспомощно развел руками.

— Пан Скорлиньский. Встаньте на мое место. Я понимаю, что пан хочет фильм с динозаврами. Я согласен со сценарием, но и вы поймите, что есть только два способа использовать в фильме динозавров. Или нанять американских специалистов по спецэфектам, которые нарисуют динозавров на компьютере, или построить полноразмерные макеты, которые будут двигаться с помощью электричества и гидравлики. Все это стоит больших денег.

Кто сказал, что в будущем не будет катастроф, несчастных случаев, преступности, пожаров? Кто сказал, что все будут делать роботы? Роботы бездушны и не умеют думать нестандартно. Человеку поможет только человек.

Если вы попали в беду, если с вами случилось несчастье, позвоните в подразделение “"000"”, и лучшие спасатели страны незамедлительно придут к вам на помощь. Подразделение “"000"” – надежда человечества. Подразделение “"000"” – надежда вселенной.

То был смутный и причудливый день и мне трудно его вспомнить и рассказать. Может быть это был дурной, тяжелый сон.

Началось все с того, что статья о самом животрепещущем вопросе дня, о жилищном кризисе, никак у меня не клеилась. Писать под аккомпанемент восьми коптящих и гудящих примусов, под грохот перетаскиваемой через коридор мебели, под шлепанье ног, хлопанье дверьми и ссоры жилиц – было выше моих сил. Я выбежал из моей тесной каморки на улицу и спешно направил шаги к общественной читальне, в которой я работаю тогда, когда все примусы нашей квартиры начинают гудет не порознь, а хором.

Автор этого рассказа стал лауреатом специальной премии журнала "Наука и жизнь" на конвенте (встрече) писателей-фантастов "Фант ОР-2009", состоявшемся в июне 2009 года в Санкт-Петербурге.

Вдохновлено "Легендой о героях галактики", писано на фест "Любимый герой жив", и живы вообще все поголовно, кто попал в лапы автора этого безобразия. Короче, пустячок, а приятно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Представляем Вашему вниманию необычный, мистический и местами страшный роман «Фаэрверн навсегда», который не относится к серии «Сказки Тикрейской земли». Обстоятельства встречи Тамарис Камиди и Викера ар Нирна не оставляли для совместного будущего ни единого шанса, Ведь они такие разные: как небо и земля, как огонь и вода, как… мужчина и женщина! Сумеют ли они выполнить задуманное? Смогут ли уберечь друг друга? Захотят ли… уберечь? Масло с водой не смешивается? А это смотря как смешивать!

Профессор Братова стояла у высокого окна в ординаторской и рассеянно смотрела на больничный двор, тускло освещенный вечерним солнцем. «Неужели все? — думала она с некоторым удивлением, но, в общем-то, спокойно и даже сама изумлялась этому спокойствию. — Неужели развязка, финал?..»

Из больницы ей позвонили около четырех дня. Марина Петровна недавно приехала домой из медуниверситета, где заведовала кафедрой гистологии, и теперь, после занятий со студентами, двух лекций и решения кафедральных, как всегда неотложных, проблем, наслаждалась одиночеством и тишиной в старой просторной четырехкомнатной профессорской квартире.

Известный югославский прозаик, драматург и эссеист Владан Десница принадлежит к разряду писателей с ярко выраженной социальной направленностью творчества. Произведения его посвящены Далматинскому Приморью — удивительному по красоте краю и его людям.

Действие романа развивается на фоне конкретных событий — 1943 год, война сталкивает эвакуированных в сельскую местность жителей провинциального городка с крестьянами, существующая между ними стена взаимного непонимания усложняет жизнь и тех и других.

В новеллах автор выступает как тонкий бытописатель и психолог.