Бессонный патруль

Бессонный патруль. Сборник.

Под общ. ред. Ш. Кабылбаева

Перед вами очередной сборник о делах и людях казахстанской милиции.

Все четыре раздела кнпги повествуют о преемственности лучших традиций советской милиции, об опытных и мужественных людях нелегкого милицейского труда, готовых придти на помощь попавшим в беду в любое время дня и ночи, в пургу и гололед.

Специальный раздел сборника посвящен теме психологического поединка преступника и следователя, показу высоких нравственных начал работников советской милиции.

Другие книги автора Эдвард Григорьевич Максимовский

Эдвард Максимовский

ПРОСТИТУТКИ МОСКВЫ

(справочник)

ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЯ

Не судите и судимы не будете

НЕ ЖЕНИТЕСЬ НА ПРОСТИТУТКЕ, ЕСЛИ ТЕЩА СКРЫЛА, ЧТО ОНА ЕВРЕЙКА ИЗ ХАРЬКОВА

Эта чудовищная книга стала главным книжным событием Москвы в 1997 году. Это книга погубленных судеб, крови, грязи, насилия, сифилиса, СПИДа.

Мировая литературная классика всегда советовала жениться на проститутках, уверяя наивных олухов, что это самые преданные жены (Эрих Мария Ремарк, Илья Эренбург, Эрнест Хемингуэй и т.д.). Мол, девахи нагулялись, по чужим хавирам шастать не станут (вольный перевод с испанского). Вранье, либо авторы тех книг девственники.

Вынужденная посадка □ Встреча с аковцами □ Цветы на мостовой □ Неожиданная находка □ Тревожная ночь □ Схватка в особняке

  — Мотор горит! — прозвучал в шлемофоне встревоженный Костин голос. — Боюсь, до своих не дотянем, придется садиться.

  — Погоди, не виляй, держи прямо! — возбужденно отозвался Сергей. — Фрицев засек, счас срежу!

   Автоматическую зенитную пушку «Эрликон» он заметил, когда она открыла по ним огонь. Сержант сперва отшатнулся от взрывающихся рядом с самолетом снарядов, но осмотрелся, расконтрил пулемет и припал к прицелу. Тогда-то и крикнул Лисовскому, чтобы тот вел машину по прямой, не маневрировал. А сам перегнул ШКАС и дал очередь... другую... третью... Первая взметнула фонтанчики золы на пепелище, чуть в стороне от зенитки, а две прошлись по артиллерийскому расчету. Со стометровой высоты наблюдал, как падают посеченные пулями немцы, клубом взлетает багрово искристое пламя. Воздушная волна сильно тряхнула «кукурузник». На земле, видать, взорвались ящики с боеприпасами.

В неурочный час открылась нынче «кормушка», небольшое квадратное окошечко, прорезанное в обитой железом двери. По утрам в него просовывают пайки хлеба, в полдень в глиняные, необлитые миски плескают черпачок жидкой баланды, а вечером, перед сном, балуют крутым кипятком. Тут же в дыру заглянуло мясистое лицо и быстро исчезло, следом и дверцу со стуком захлопнули. Ржаво и пронзительно заскрипел ключ во внутреннем замке. Те, кто подремывал на нарах после обеда, проснулись, из-под нар тоже показались головы любопытных. Одна и та же мысль — горькая и тоскливая, — мелькнула и утвердилась в нашем сознании — этап. Его ждали со дня на день, в душе радуясь каждому часу отсрочки, вслух же матерились и негодовали. Нас можно понять. Как ни плоха тюрьма, как ни набита людьми камера, а тут тепло, да мы уже привыкли, обжились. На улице снег, палящий мороз, да такой, что лопаются стволы деревьев, и у нас по ночам выдувает живое тепло. Никто не приготовил для нас в лагере варшавских кроватей с пуховыми перинами, а работать на пронизывающем до мозга костей свирепом хиусе в легоньких бушлатах — не большое удовольствие.

Популярные книги в жанре Полицейский детектив

Ежи Эдигей — популярный в Польше и за рубежом автор увлекательных и остросюжетных романов и повестей.

Писатель не ограничивается разработкой занимательного сюжета, его интересуют социальные корни преступления. Тонко и ненавязчиво писатель проводит мысль, что любое преступление будет раскрыто, не может пройти безнаказанно, подчеркивает отвагу и мужество сотрудников народной милиции, самоотверженно защищающих социалистическую законность и саму жизнь людей.

Третий роман из популярной в Норвегии детективной серии об инспекторе Валманне выходит на русском языке. В тихом городке Хамаре курьер из цветочного магазина обнаруживает в прихожей красивого особняка изуродованный труп женщины. На подозрении у следствия двое — бывший муж и любовник, и оба имеют алиби на вечер убийства. Нити расследования приводят Валманна к нераскрытому делу о пропавшей пять лет назад женщине… Кнут Фалдбаккен — известный норвежский писатель, перу которого принадлежат свыше 20 романов, пьесы, новеллы. Многие из его вещей экранизированы. В «Тексте» выходили его романы «Ночной мороз» и «За гранью».

Джон Берли — преуспевающий английский писатель, автор более двух десятков полицейских романов, написанных в лучших традициях классического детектива, где главное — интрига, игра ума и неожиданная развязка. В трехтомник вошли шесть романов Д. Берли о расследованиях детектива Уайклиффа — достойного преемника героев А. Кристи, А. Конан Дойла, Ж. Сименона и Д Колина.

«Уайклифф разрывает паутину» — история раскрытия преступления в маленьком провинциальном городке, в котором однажды пропадает беременная девушка-подросток.

Произведения, представленные в сборнике, затрагивают характерные для норвежского общества острые социальные и политические проблемы.

В центре романа Гюннара Столесена «Навеки твой» - неблагополучие семейных отношений, проблема «трудных» подростков в буржуазном обществе.

«Бастион» Герта Нюгордсхауга - основанное на фактическом материале повествование, раскрывающее опасные неонацистские тенденции.

Роман Эллы Гриффитс «Неизвестный партнер» разоблачает грязный бизнес торговцев наркотиками.

Содержание:

Гюннар Столесен. Навеки твой

Герт Нюгордсхауг. Бастион

Элла Гриффитс. Неизвестный партнер

Дело дошло до того, что некоторые — из тех, кто не наделен воображением, — утверждали, что это позирование было неким ловким приемом, особой хитростью незнакомца....

Джон Берли — преуспевающий английский писатель, автор более двух десятков полицейских романов, написанных в лучших традициях классического детектива, где главное — интрига, игра ума и неожиданная развязка. В трехтомник вошли шесть романов Д. Берли о расследованиях детектива Уайклиффа — достойного преемника героев А. Кристи, А. Конан Дойла, Ж. Сименона и Д Колина.

«Уайклифф и последнее жертвоприношение» — детектив расследует ужасное убийство женщины в церкви.

Как хорошо было лежать с закрытыми глазами, чувствовать на веках ласковые лучи солнца, пробивающиеся сквозь желтые занавески; еще лучше было повторять про себя, что сейчас часа три пополудни, может быть, чуть больше или чуть меньше и, главное, что его наручные часы, эти пожиратели времени, потеряли всякое значение.

И это еще не все! Каким-то чудом это мгновение вместило множество замечательных вещей. Прежде всего, великолепный пейзаж, которого Мегрэ не мог видеть, так как глаза его были закрыты, но точно знал, что стоит их открыть, и перед ним возникнет плотная гладь Средиземного моря, которая видна обычно из дорогих отелей в Каннах, с кишащими над ней сверкающими мачтами самого роскошного порта в мире, и вдали, почти у линии горизонта, в пламени света — острова Лерен.

В Гейдельберге выстрелом в лицо убит мужчина. Через несколько дней происходит еще одно, очень похожее преступление. Подозрение падает на городского сумасшедшего по кличке Плазма, но он бесследно исчезает. У начальника отделения полиции «Гейдельберг-Центр» Зельтманна виновность Плазмы сомнений не вызывает, однако гаупткомиссару Тойеру не нравится это слишком очевидное решение. У него и его группы есть и другие версии. Выясняется, что оба убитых были любовниками одной и той же женщины, и вряд ли это можно счесть простым совпадением.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Бхарата Натьяшастра

Перевод фрагментов с санскрита И.Д.Серебрякова по изданию Где-то между 2 веком до н.э. и 2 веком н.э.

О СОЗДАНИИ ТЕАТРА

Давным-давно высокомудрые пророки Атрея и прочие, укротившие страсти, пришли к добродетельному Бхарате, мастеру театра, во время перерыва в репетициях. Он тогда только что окончил чтение мантры и сидел окруженный своими сыновьями. Высокомудрые пророки, укротившие свои страсти, почтительно спросили у него: "О брахман, как возникла натьяведа, столь похожая на прочие веды, которую ты сочинил? И для кого предназначена она, сколько в ней частей, каковы ее размеры и как должно ее применять? Пожалуйста, расскажи нам подробно обо всем этом". Выслушав мудрых, так сказал им Бхарата в ответ:

"Библиотечка IP клуба", 1997 г.

Кирилл Соколов

--------------------------------------------------

ВОЗЬМИ В ДОРОГУ ВРАЧА.

Порт-Лигат, 1 августа

На исходе чудесного дня, Дали решил пристрелить Фрейда. Во-первых, он разочаровался в его психоанализе, а во-вторых, Дали не любил евреев. - Cher! (Он всегда обращался ко мне подобным образом) Я решил ликвидировать Фрейда. Нет больше сил терпеть его занудство! начал разговор Дали, как только подсел к столу, накрытому для вечернего чаепития. После продолжительной паузы, во время которой он наблюдал за моим лицом и шумно глотал прокисшие сливки, мистификатор всех времен и народов продолжил свою мысль, - Я избавлю мир от этого гнусного проходимца. Его психоанализ - бред сумасшедшего. Представляете себе, какое воздействие могут оказать его последующие работы на неокрепшее поколение? В конце концов, мои бедные родители нарекли меня Сальвадор, и теперь самое время для того, чтобы спасти человечество! Что верно, то верно. Дали всегда что-нибудь, да спасал. Будь то искусство к примеру. Теперь он хочет выступить в роли мессии, облагодетельствовать всех, но каким образом? - с помощью убийства? Я просто терялся в догадках и долго не мог вызволить из жестяной банки пару анчоусов для бутерброда, и чуть было не превратил эти нежные создания в крошево паштета, орудуя трезубцем позолоченной вилки. - Не надо так волноваться, Cher! Ведь это будет совсем особенное, далианское убийство! Я только припугну старого маразматика, выстрелив в него пакетами желтой и красной краски из старинного пистолета. Я не доверяю современным системам. Я рассчитываю на международный резонанс! Как вы можете понять, за время моего знакомства с выдающимся живописцем современности, я привык ко многим его выходкам, но его последнее заявление произвело на меня впечатление. Мы еще немного помолчали за столом. Я так ничего и не смог проглотить, зато Дали наворачивал за двоих. Поев, он откинулся на резную спинку высокого стула, швырнул подбородочную салфетку на пол (он питался крайне неаккуратно и к его экспрессивной манере поедания надо было приноровиться), и принялся накручивать правый ус на палец, искоса поглядывая на меня. После чего произнес: "Выезжаем завтра утром на рассвете. Мне не терпится поскорее покончить с этим делом". Вышел из-за стола в прекрасном расположении духа. Я слышал его грузные шаги во время восхождения по спиральной лестнице. Он насвистывал Вагнеровских Валькирий. Они сопровождали его по коридору и исчезли в его спальне, как только громко хлопнула дверь. Я вздрогнул, как от выстрела. Ему еще предстоит прозвучать. Вряд ли он отступит от замышленного. А ведь он даже не поинтересовался: смогу ли я сопровождать его в этом опасном путешествии? Его приобретенная бестактность действовала мне на нервы. Что значит: "Выезжаем завтра утром..."? Как будто я был его слуга. Прикажете паковать чемодан, господин Дали? Что он там себе думает? Может быть, он может распоряжаться мною на правах гения? Из-за своей исключительности он крайне невнимателен к людям. За время моего пребывания у него, он даже не удосужился выучить мое имя и называл меня этим дурацким Cher! Я вспомнил, что также он обращался к соседской собаке. Нет, всему же есть предел! Но ведь все равно я поеду с ним - интересно: как это все будет выглядеть наяву? Глядишь, и мое имя появится рядом с ним, пусть даже и в скандальной хронике света. Всю ночь я провел в беспокойстве. Ворочался до тех пор, пока моя простыня не превратилась в единый жгут, и получить из него простыню заново не представлялось возможным. Я зажег ароматизированную свечу и попробовал почитать. С трудом постигая суть написанного, я захлопнул книгу Захер-Мазоха и попытался сконцентрироваться на причинах, подтолкнувших моего экстравагантного друга к мысли взяться за оружие. Как всегда было трудно следовать далианской логике, но я попробовал восстановить звенья цепи. Формальным поводом могла служить статья в "Таймс", которую я имел неосторожность перевести моему другу около недели назад. Автор (еще один венский шарлатан) камня на камне не оставил от теории фрейдовской сексуальности, предложив новую концепцию в психологии. Это серьезно задевало самолюбие Дали. Он восторженно воспевал Фрейда и всю эстетику своего творчества подчинил мрачным глубинам подсознания. Ставил его теорию во главу угла и принимал как руководство к действию. Разругался в пух и прах со своим отцом из-за Эдипова комплекса. Оскорбил свою бедную мать, которая уже давно была в могиле. Кроме того, Дали постоянно подшучивал над Галой и довел ее до крайней степени нервного истощения. Теперь они почти не разговаривали друг с другом, и мне так и не удалось примирить их до сегодняшнего дня, хотя я и выступал в малоприятном качестве посредника их отношений. В самом деле, как можно было при посторонних с издевательским видом расспрашивать несчастную женщину о ее сексуальных переживаниях детства? Занималась ли она мастурбацией и как занималась? Хотела ли переспать со своим отцом? Да она и в глаза не видела собственного папашу! Утром я попытаюсь отговорить гения от безумной затеи. Мне и так хорошо жилось здесь на морском побережье - в уютной бухте, окруженной рассыпчатыми скалами. Зачем мне покидать этот рай и пускаться в авантюры? С Дали того и гляди - попадешь в историю, еще окажешься в тюрьме за соучастие. Но зря я рассчитывал на его здравый смысл. Наутро Дали торжественно спустился к столу. Помимо всего прочего, на нем был камзол фиолетового бархата, малиновые панталоны с оранжевыми подвязками и деревянные башмаки. Голову его венчала мушкетерская шляпа с гигантским страус иным пером. Прямо в головном уборе Дали присел на краешке стула и его поза выдавала крайнее нетерпение. Пока я ел лангуста в мадере, Дали изощренно подсмеивался над несчастным стариком. С лихорадочным блеском глаз рассказывал мне, портя аппетит, как именно он себе представляет проведение намеченной акции. - Красное и желтое, ха-ха! Как омар среди лимонов. Это здорово подойдет к венской бородке господина Фрейда! - витийствовал Дали, вращая нафабренными усами. Разгневанный таракан - вот он кто. Я попробовал переключить его внимание на что-то другое, менее агрессивное. Например, ему можно нарисовать картину наподобие шедевра "Шесть портретов Ленина на рояле", что будет равносильной заменой предполагаемому расстрелу. Куда там. Неужели я не понимаю принципиальной разницы между его картинами и настоящим действием? Я не понимал, за что тут же был назван тупицей. Дали редко приводил аргументы за или против своих смелых мыслей. Предпочитал не связываться с окружавшими его болванами, чтобы самому не отупеть. Он вскочил из-за стола, не дав мне докончить мой завтрак. Экипаж был заложен, и Дали объявил пятиминутную готовность. Я нехотя поплелся за багажом. Дали жил по собственным, им самим установленным правилам, всем остальным приходилось их принимать. Я решил следовать за ним до конца. Что будет, то будет. Его служанка, старая Анна, поставила на задник кареты две корзины с провиантом. Не хватало нескольких дорожных мелочей. Уговорились подкупить их в дороге. Можно было отправляться. Я обратил внимание Дали на небо Андалусии. Будучи абсолютно прозрачным 12 месяцев в году, оно вдруг заволоклось облаками, и со стороны моря можно было видеть движение грозовых туч. Это было дурное предзнаменование, и я предложил повременить с отъездом. - Пустяки, Cher! Над всей Испанией - чистое небо!, - произнес Дали и мы тронулись в путь. Дали путешествовал в колымаге, запряженной четырьмя першеронами. Встречные принимали повозку за катафалк и почтительно снимали широкие шляпы. Дали важно отвечал на приветствия. После первых раскатов грома он понес что-то бессвязное о 4-х всадниках апокалипсиса и о неминуемом возмездии за прегрешения. Я всерьез стал опасаться за его рассудок. Нельзя так долго ходить под палящим солнцем без головного убора.

Битвы небесные: кто и зачем

Битвы небесные: кто и зачем? Только что вышла в свет книга Германа Колчина "Феномен НЛО: взгляд из России" (второе, переработанное издание). К сожалению, ее тираж оказался всего... 1000 экземпляров! Герман Константинович предоставил "Аномалии" сокращенный вариант одной из новых глав книги, которую мы вам и предлагаем.

...В августе 1992 года в районе Пятигорска А. Дешабо наблюдал появление в небе двух одинаковых груглых плоских объектов, один из которых, светившийся голубым светом, появился с запада, а второй, светившийся зеленым светом, - с юга. Объекты медленно и бесшумно двигался навстречу друг другу. Высота их полета составляла около 4 км, ибо рейсовые самолеты пролетали намного выше.

Бюллетень поэзии "Manuscriptum"

Содержание:

Александр Юринсон. Новые стихотворения. Алексей Холкин. Стихотворения. Елена Калинина. Стихотворения. Юрий Канащенков. Стихотворения. Юрий Канащенков. Войдя в этот мир. Книга стихов. Юрий Канащенков. Гость. Книга стихов. Вадим Лебедев. Стихотворения. Александр Лекомцев. Стихотворения. Юлия Рюмшина. Стихотворения. Саша Ротай. Стихотворения. Валерия Крестова. Стихотворения.

* Александр Юринсон. Новые стихотворения *