Бесконечная война

Бесконечная война
Автор:
Перевод: С. С. Сибирцев
Жанр: Публицистика
Год: 2003
ISBN: 5-89935-054-7

Дж. Кьеза, итальянский журналист, более двадцати лет работает в Москве: сначала – корреспондент газеты «Унита», с 1990 г. – специальный корреспондент и политический обозреватель газеты «Ла Стампа».

Книга «Бесконечная война» – уникальна. Журналист – единственный свидетель режима талибов довоенного периода. Он уже тогда переехал линию фронта как с согласия талибов, так и Северного альянса. После начала военных действий американцев в Афганистане Дж. Кьеза – первый на Западе свидетель войны, опубликовавший свои репортажи с места боевых действий.

В его новой книге – не только анализ движения Талибан и беспристрастное свидетельство афганской драмы, но и прогноз дальнейших событий, предупреждение миру об угрозе, о том, что человечество – на перекрестке.

Отрывок из произведения:

Писать предисловия к книгам – дело непростое. По крайней мере, для меня. Еще труднее написать предисловие к книге об Афганистане. Ведь Афганистан остается одной из самых загадочных и непостижимых стран на свете. Я провел там четыре года, но не устаю удивляться, как мало я знаю об этой стране. С каким трудом удается собраться с мыслями и выстроить логическую цепочку, которая выходила бы за рамки простых ощущений.

Согласно старинной афганской легенде, сотворив Землю, Господь Бог стал думать, как и где ему разместить разные страны. Складывая части головоломки, Бог был вынужден кое-где подправить границы, кое-что подточить и обрезать, чтобы подогнать одну к другой все страны на Земле. В конце концов, у него набралось много ненужных обрезков, полосок, уголков. Он собрал весь этот мусор в одну кучу и швырнул в дыру между Ближним Востоком, Центральной Азией и Индостаном, которая оставалась еще не заполненной. И сказал: «А это пусть будет Афганистан!»

Другие книги автора Джульетто Кьеза

(Это интервью было напечатано в «Литературной газете» № 6 от 12 февраля 1997 года в связи с публикацией на ее страницах фрагментов настоящей книги.)

1. Ваша книга, несомненно, содержит острую критику сегодняшней российской власти и проводимого президентом Ельциным курса. В таком случае каким вам видится курс, которым Россия могла бы пойти к своему возрождению?

– Наиболее благоприятным я считаю экономический курс, предложенный России многими учеными с мировым именем. В том числе лауреатами Нобелевской премии по экономике Кеннетом Эрроу (Стенфордский университет), Лоуренсом Клейном (Пенсильванский университет), Василием Леонтьевым (Нью-йоркский университет), Дугласом Нортом (Вашингтонский университет), а также известными российскими экономистами Леонидом Абалкиным, Олегом Богомоловым, Николаем Шмелевым и другими. Эта модель совершенно отличается от «гарвардской», разработанной главным образом Джеффи Саксом и Андерсом Ослундом.

Джульетто Кьеза родился 4 сентября 1940 года в Акуи Терме, Италия. В 19801989 гг. работал корреспондентом итальянской газеты «Унита» в Москве. В 1989–1990 гг. работал в Вашингтоне, США, в Международном центре Вудро Вильсона при Институте перспективных русских исследований Дж. Кеннана. С сентября 1990 г. — специальный корреспондент и политический обозреватель газеты «Ла Стампа». Дж. Кьеза — автор девяти книг, переведенных на основные языки мира. На русском языке изданы «Переход к демократии» (1993), «Прощай, Россия» (1997).

Новая книга является продолжением предыдущей работы автора «Прощай, Россия». Часть глав представляет собой репортажи, переработанные специально для этого издания, посвященного анализу внутренней ситуации в России и изучению отношений между Россией и мировым сообществом на рубеже тысячелетий.

События 11 сентября изменили историю. Трагический и величайший теракт повлёк гибель около трёх тысяч ни в чём не повинных людей. При этом значительная часть непоколебимых истин Запада была разрушена вдребезги. Затем последовала контратака и две войны, изменившие на огромных пространствах планеты не только геополитику, но и всю совокупность международных отношений, сложившихся за предыдущие десятилетия.

Виновные в совершении теракта были предъявлены миру с невообразимой поспешностью. Причём, только один предполагаемый преступник предстал перед судом и получил приговор — пожизненное заключение. Но тщательный анализ показывает, что официальная версия изобилует лакунами. Речь идёт о важнейших вопросах. Что касается других пунктов официальной версии, то легко доказуема их лживость. За редким исключением СМИ так и не осмелились нарушить табу. На протяжении ряда лет СМИ руководствовались правилом современной журналистики. В соответствие с этим правилом, как подметил Гор Видал, «всё, что не должно считаться правдой, не является таковой». Мы отвергаем подобное мерило.

Чрезвычайная значимость событий 11 сентября не совместима с нагромождением фигур умолчания, недомолвок, недосказанности, безмолвия. Отговорки насчёт разгильдяйства и преступной халатности не выдерживают критики. Достаточно самого элементарного анализа.

Авторитетные круги уже успели заявить, будто ныне живущему поколению не суждено докопаться до правды о событиях 11 сентября. Мы не собираемся подменять собой следователей, выполнивших свою часть работы. По горячим следам они собрали необходимые улики. Однако представленные материалы свидетельствуют о подлогах и ошибках. Они должны быть преданы гласности.

Нам удалось собрать огромную массу данных, фактов, аналитических документов, фото- и видеоматериалов, и подвергнуть их строжайшей проверке. В этой работе были задействованы многочисленные компетентные специалисты, зарекомендовавшие себя в ходе разнообразных расследований. Проверка фактов подтверждает обоснованность подозрений, а также позволяет выдвинуть целый ряд реалистичных гипотез. В итоге — мы обрели право высказаться с абсолютной твёрдостью. Ход событий просто не мог следовать предъявленному общественности официальному сценарию. Для того, чтобы подойти к правде, нам пришлось начинать с пуля. Точка отсчёта — «зеро».

Когда на смену русофобии пришла исламофобия? Русофобия: болезнь или оружие Запада? Почему главная цель русофобии – Владимир Путин? Как русофобия проявляется в реальной политике? Как противостоять русофобии?

Русофобия уходит своими корнями в глубь веков. В западных странах это явление периодически обостряется, набирая силу. Есть русофобы и в России – явление поистине уникальное. Сегодня в мире наблюдается невиданное усиление ненависти к России. Итальянский писатель, журналист и международный общественный деятель Джульетто Кьеза назвал это «русофобией 2.0». Автор вскрывает подоплеку данного явления, выставляя напоказ лживость и односторонность западной пропаганды.

Джульетто Кьеза – один из самых известных политиков Европы. Автор документального фильма «Зеро» (Zero), раскрывшего провокационный характер разрушения башен-близнецов ВТЦ в Нью-Йорке и обвинявшего в организации этого теракта реакционные политические круги США.

В данной книге представлены его работы разных лет, в которых автор анализирует положение в мире, рассуждает о современной роли России, даёт оценку тем или иным событиям и прогнозирует развитие международной ситуации. В частности, он предупреждает о вероятности Третьей мировой войны, которую стремятся развязать США.

В чем видит Кьеза подтверждение своих прогнозов? Как Россия может стать последней преградой на пути новой большой войны? Что будет в ближайшем будущем с ведущими мировыми державами? Что ожидает мировую экономику и мировые валюты? Куда движется наш мир? Прогноз будущего от Джульетто Кьеза – самого знаменитого антиглобалиста Европы.

Над материалами данной книги Джульетто Кьеза работал вместе с Екатериной Глушик. Глушик Екатерина Федоровна – писатель, публицист, литературный критик, автор «Литературной газеты» и газеты «Завтра». Автор десяти книг. Лауреат премий «Эврика» и «Лучшая книга года», дипломант премии им. А. Н. Толстого, победитель конкурса журналистских работ «Беларусь – Россия. Шаг в будущее».

Популярные книги в жанре Публицистика

Медведев сказал, что он не исключает своего участия в президентских выборах 2012 года. И Путин сказал, что он не исключает своего участия в президентских выборах 2012 года. Однако политолог Глеб Павловский дал понять, что он исключает участие Путина в президентских выборах 2012 года. Другой политолог, Сергей Марков, напротив, дал понять, что он не исключает участия Путина в президентских выборах 2012 года. Американец Байден, приехавший с дипломатическим визитом в Москву, сказал, что абсолютно не исключает участия Медведева в президентских выборах 2012 года. И дал понять, что он исключает участие Путина в президентских выборах 2012 года. Игорь Шувалов, видный деятель партии "Единая Россия", заметил, что он вовсе не исключает выдвижение от "Единой России" Владимира Путина на выборах 2012 года. Но сам Путин тут же заметил, что исключает столь поспешное решение, зреющее в руководстве партии "Единая Россия".

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Его фамилия — не Пиночет, и не Столыпин, и не Бисмарк, и не князь Горчаков, и не де Голь, и не леди Тэтчер. Его фамилия — Степашин. А это почти Рушайло. А там недалеко и Гусинский. И прилетевший на огонек Березовский. А там руку протяни — и тронешь нежную Татьяну Дьяченко. А рядом с ней Бородин. И фирма “Мобитекс”. И “Голден Ада”. А, значит, Борис Федоров, Гайдар и Чубайс. И, конечно, несчастный Козленок. И, конечно, ягненок. В роли жертвенного ягненка выступают депутаты Госдумы, проголосовавшие за Степашина с каким-то восторженным самозабвением, как за выстраданного десятилетней оппозиционной войной национального героя. Чего стоит филиппика Сергея Бабурина, который говорил о Степашине, словно о “солнце русской политики”.

Мягкий, как сапожная бархотка, Аганбегян. Дерганый, словно его укусил тарантул, Шаталин. Печальный, как древесный гриб, Абалкин. Говорливый, словно водяная струйка в сливном бачке, Шмелев. Неутомимый, как дятел, Бунич. Курчавый, будто хмель, Явлинский. Румяный, точно колобок-людоед, Гайдар. Сколько еще других, взращенных на сытных кафедрах, в хлебных институтах, в сдобных академиях, вылезли вдруг наружу и изгрызли, издолбили, превратили в гниль и труху экономику великого государства. До сих пор роются хоботками и клювами в падали, играют то костью мертвеца, то его мертвым глазом. Неутомимо бранят труп, на котором тучно кормились.

После Окинавы Путин немного поспит, и его позовут на "круглый стол" крупного российского бизнеса. Покуда Путин на Окинаве вставлял Шираку японские палочки, в Москве "крупный бизнес" ушел из Думы, рассказал еврейский анекдот, слетал в Швейцарию, где на него заведено уголовное дело, переманил к себе десяток губернаторов, объявил войну президенту, начал создавать антиправительственный холдинг, принялся ковать оппозицию, долечил остатки желтухи, подкинул деньжат Глебычу, помирился с Гусинским, пощекотал хвостиком ноздри генералу Семенову, спустил в Кабардино-Балкарии несколько селевых потоков и, утомившись от полезных дел, залез в мешок к Солохе, где уютно уснул, уткнув козлиные рожки в живот крестившего его отца диакона.

В священном городе Кум я стоял в мечети в зеркальном зале. Тысячи зеркал, больших и малых, складывались для меня в невероятные узоры и утекали в высоту. Мне казалось, что я стою на крохотном узоре шерстяного ковра, а надо мной ввысь уходит конус ослепительного света, конус зеркальной чистоты. И там, в вышине, реют божественные силы добра, справедливости и вселенской мудрости. Стоя в этом зеркальном зале, в этом конусе света, я пережил миг высокого откровения.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ботнический залив был скован льдом. Высокие сосны трещали от стужи. Непрестанный ветер сдувал со льда сухой снег. Залив угрюмо блестел по ночам, как черное стекло, и отражал звезды.

Офицеры Камчатского полка, греясь у трескучих каминов, вспоминали стихи Евгения Баратынского о том, как «чудный хлад сковал Ботнические воды». Многие еще помнили Баратынского. Изредка они рассказывали о молчаливом поэте, тяготившемся службой в пехотном полку в крепости Кюмель, о печальном «певце Финляндии», и завидовали его спокойной славе.

Коравье стоял на краю сугроба, уходящего подтаявшим боком в горячую темную воду. Покрытые беловатым налетом камни устилали дно теплого ручья.

Солнце слепило глаза, блестел снег, и казалось, что уже кругом все тает и этот журчащий ручей только что родился из белого снега. Но воздух был холодный, снег сухой, шуршащий, и кончики ушей пощипывал мороз.

Время весны еще не пришло. А этот теплый ручей никогда не замерзает, даже в самые сильные холода. Никакая пурга не может закрыть снежным покрывалом горячую воду. Многоводные реки, ворочающие большие камни, оказываются бессильными перед холодом, но даже лютому морозу не под силу победить этот маленький родник.

В сборник вошли [...] тексты передач, с которыми Пэлем Грэнвил Вудхауз выступал в годы Второй мировой войны на немецком радио. Тексты радиопередач и вступительная статья к ним публикуются на русском языке впервые.

Хаббарду уже доводилось видеть куиджи, но хромую куиджи он встречал впервые.

Правда, если не считать ее искривленной левой лапки, она, в сущности, не отличалась от прочих птиц, выставленных на продажу. Тот же ярко-желтый хохолок и ожерелье в синюю крапинку, те же прозрачно-синие бусинки глаз и светло-зеленая грудка, так же причудливо изогнутый клюв и то же странное, нездешнее выражение. Она была около шести дюймов длиной и весила, должно быть, граммов тридцать пять.