Беседы при полной Луне

Стоен

Привет. Ты кто?

Хоран

А ты кто?

Стоен

Я так, аську себе поставил. А ты кто?

Хоран

Конь в кино. Ты зачем в чужую аську лазишь?

Стоен

Ну чего ты? Представь себе на минутку, что человек просто ищет общения. Это что, криминал?

Хоран

Не криминал. Только что-то неестественное, когда один мужик к другому в аську лезет.

Стоен

Другие книги автора Сергей Сергеевич Слюсаренко

Московская Зона. Место, куда стремятся искатели приключений со всего света. Военные держат Новую Зону под своим пристальным контролем. Однако череда совершенно неожиданных событий привлекает внимание Центра Аномальных Явлений. Кто и зачем уничтожает архитектурные памятники в Москве, кто и зачем ведет охоту на бывших сталкеров по всему миру? С этим предстоит разобраться группе Вадима Малахова. Привычная работа приводит группу к неожиданным открытиям, но даже смертельная опасность не заставит отступить, и настойчивость героев в конце концов приведет их к разгадке.

Единожды войдя в Зону, уже никогда с ней не расстанешься. Даже вернувшись домой сталкеры хранят в себе её частичку. Не просто как память, а как великую силу, которая может изменить и человека, и мир вокруг.

Мирную Москву поражает Зона, идущая по пятам за сталкерами, вернувшимися к нормальной жизни. И как когда-то в Зоне, группа «Табигон» начинает борьбу. Но смогут ли Малахов и его друзья победить Зло? Куда приведет их и весь мир эта смертельная схватка?

Герои сталкеровской трилогии Сергея Слюсаренко не изменят своим принципам и будут бороться до последнего…

Сын Вадима Малахова идет в Зону, чтобы разыскать своего отца. На своем пути паренек обретает новых неожиданных друзей, раскрывает страшные тайны, при этом он неуклонно стремится к своей цели, уничтожая окружающее зло.

Что такое мир Зоны, и какие они, ее обитатели, если смотреть на них с противоположной стороны? Найдет ли сын отца? Чем закончится эта смертельная авантюра? Ответы на эти вопросы вы найдете в книге «Красный сигнал» — заключительной части трилогии о Малахове.

Если искренне о чем-то мечтать, то мечта обязательно сбудется. Так сбылась мечта Олега Шергина о контакте с внеземной цивилизацией. В результате цепочки невероятных событий он попадает в Центрум и становится аспирантом одного из самых уважаемых университетов Лореи. Но безоблачные дни продлились недолго – из глубин космоса к Центруму подступает тень смертельной угрозы…

Зона — всего лишь территория, где сталкеры сопровождают туристов, приезжающих кто просто из любопытства, а кто и в поисках незамысловатых мелких артефактов…

Но на сей раз в Зону отправляются не любопытствующие бездельники, а группа «Табигон» Центра Аномальных Явлений. Цель исследования — выяснить, есть ли истина в самой странной легенде Зоны — легенде о таинственной Золотой Сфере, обладающей уникальной способностью модулировать реальность, и найти хоть какие-то следы предыдущей группы Центра, исчезнувшей в Зоне при загадочных обстоятельствах.

Против людей из «Табигона» — все: и официальные лица, и охрана, и бандиты, контролирующие сталкеров, и даже сама Зона, подкидывающая ученым все новые и новые опасные сюрпризы.

Но исследователи упорно продолжают свою миссию, и все яснее понимают: Зона — далеко не то, чем кажется. В ней что-то происходит. И это «что-то» может перевернуть весь мир…

Странный человек вошел в Москву через Измайловский парк. Он шепчет на ухо животным и заставляет выполнять свою волю. Он не сражается с монстрами, а подчиняет их себе или уходит от схватки. Он неразговорчив и нелюдим. Его зовут Мальф. Он идет в Кремль. Никто не знает зачем. Никто не знает, на что еще способен этот человек. Кто он? Просто хуторянин из-за Купола или в Москву пришел тот, кто изменит мир?

Рассказ опубликован в антологии «Право на пиво», М.: АСТ, Люкс, 2005.

Параллельно с творящимся в Чернобыльской Зоне в Москве тоже происходили различные события. В серии S.T.A.L.K.E.R. о них никто не писал, но они были. Сталкеры ехали в Москву, потому что здесь элементарно было выгоднее реализовать хабар, вследствие чего возник черный рынок и целые кварталы, где жили "бродяги". Но вместе с артефактами они привозили с собой и неведомые мутации. Для их изучения и контроля над новым, специфическим населением города возник специальный Центр, где была собрана огромная коллекция диковинок. Разумеется, такое скопление баснословных по цене и редкости объектов и технологий не могло не привлечь пристального внимания неких сил. В результате Центр подвергся атаке и был уничтожен чудовищным по силе взрывом, но главное - все накопленные аномальные материалы попали на улицы Москвы. Так возникла Новая Зона, быстро захватившая не только огромный мегаполис, но и его окрестности. Зона, еще более опасная и непредсказуемая, чем Чернобыльская. А это значит - новые, немыслимые прежде артефакты и мутанты, привлекающие ученых, сталкеров и всевозможные спецслужбы, между которыми почти сразу же начинается настоящая война...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Илья ВАРШАВСКИЙ

ВЫСТРЕЛ

- Я ничего не понимаю в ваших тензорах, - сказал Скептиалов, - но уверен, что все эти математические выкрутасы придуманы специально для того, чтобы запутать человека, желающего руководствоваться здравым смыслом. Никакой отрицательной вероятности не существует, а время всегда течет в одном направлении.

Мозгачев нахмурился. Бесплодный спор с профаном уже начал его раздражать. Правильнее было бы на этом закончить, но все изобретатели очень самолюбивы.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ПТИЦЕ

Это случилось так давно, что если станет уж очень грустно, можно сказать себе, что этого не было вовсе. И снова на сердце станет спокойно и радостно.

Правили в одной стране король с королевой. Королевство у них было могучее, большое и богатое, народ был благородный, законы справедливые, правители мудрые. Но не было счастья в королевской семье. Был у них единственный сын, красивый, умный, смелый, веселый. Но родился он поздно, когда уже не надеялись они иметь наследника. И когда родился он, так они его любили и баловали, что совсем не слышал он слова "нельзя". И вырос он гордым, недобрым. Никогда никому не помог, не поддержал. И друзья у него были ему подстать - жестокие насмешники. Ни во что они не верили, никого не любили...

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СЕРДЦЕ КОРОЛЕВЫ

Это было так давно, что даже Всевластное Время позабыло, когда это было. Но это было...

Осколком древних и славных времен было маленькое королевство, лежавшее на берегу самого синего и прекрасного из морей этого Мира. Горда и прекрасна была его Королева, а род ее восходил к рожденным Светом и Льдом, а значит ее правом было право носить Семизвездный Венец - Корону Мира. Да, во всем мире не было равных юной Королеве, но печаль застыла в глазах всех, кто окружал ее. Ведь в тех преданиях, что никогда не лгут, говорилось: "Лишь по мужской линии продолжится род Огненных Королей, а если рождена будет девочка, быть ей последней Королевой, и с ее смертью иссякнет в Мире кровь Владык Огня, и память о древнем королевстве развеется прахом в книге Вечности." А она была последней Королевой, и все это знали, хотя никто не говорил ей об этом. И не знала Королева ни в чем отказа, и любое ее желание было законом для тех, кто ее любил, а кто мог, узнав, не полюбить ее? Так и росла она, не ведая предела своим желаниям. Сама правила своим королевством. Сама водила войска в походы, и в боях всегда была впереди. Слишком прекрасной и слишком гордой выросла она, даже для последней Королевы Огня, чей род был древней человечьего. И смеялась она, когда приближенные говорили, что пришла пора ей выбирать себе супруга. А ведь величайшие из Мудрецов, Воинов и Королей готовы были положить свои мечи к подножию ее трона. Все они смирялись перед ней, ведь ни мудрость, ни сила, ни власть не властны над тремя сущностями миров, одна из которых - любовь. И всем отказывала она, никого не считая достойным.

Владимир Заяц

Славные парни - первопроходцы

Чем дольше Витторио обследовал планету, тем в больший восторг приходил. Казалось, что кто-то специально подогнал все условия на ней под вкусы самого придирчивого и изнеженного землянина. Сочетание среднесуточной температуры и влажности приближается к комфортным. Воздух - бальзам, напоенный ароматом неведомых трав. Деревья похожи на земные, с той только разницей, что плоды на местных фруктовых деревьях намного крупнее и вкуснее. Цветы похожи на огромных бабочек, а бабочек легко спутать с прекраснейшими цветами. Зелень нежная, будто умытая дождем.

Никогда еще Вторжение не было столь бессмысленным. Или так только кажется?

Это была странная процессия - четверо спутников, бредущих в никуда.

Впереди шел Ройял Мичер, мой единокровный брат. Его костлявые руки боролись с ветром, пытавшимся содрать с него сильно поношенную накидку. Отвязавшись ненадолго от брата, ветер наваливался на Туртона, нашего бедного старого Туртона, которому и без того тяжело приходилось - он тащил на себе Кандиду. Увы, ему в этом не могли помочь без толку болтавшиеся третья рука и нога - последствия ужасного воздействия радиации. Со своими дополнительными членами, торчавшими из-под черного плаща, он был похож на жука.

Главный герой антивоенного романа «Самосожжение», московский социолог Тихомиров, оказавшись в заграничной командировке, проводит своеобразное исследование духовного состояния западного общества.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

– Да вот у Анны можно остановиться. У неё дочка в городе уже второй год, и хата большая, – водитель махнул рукой в направлении тусклого фонаря.

Иван сначала постучал по калитке и прокричал:

– Хозяйка-а! Есть тут кто-нибудь?

Казалось, ещё секунду назад дом был полон звуков, сквозь закрытые ставни пробивался наружу свет, но громкий вопрос словно все заморозил. Дом затаился, прислушиваясь к неожиданному гостю. Тишину нарушил женский голос:

– Дядя, милый дядя!… Ты не знал моего дядю!… Что это был за человек!

Они по-прежнему стояли в пробке. Кошелев успел сбегать за пивом. На заднем сидении таксикэба «Ситройон» разложили сырок, колбаску, хлебушек.

Дядя Матвей был глуп и потому на свое счастье не смог освоить серьезную профессию. Из него не вышло врача, инженера или даже издерганного снижением товарооборота продавца бытовой электроники. Долгое время он прозябал, не в силах обнаружить своего места сначала в советской, а потом и в рыночной экономике. Смирившись с участью презренного идиота он пошел в ту сторону, откуда в те годы с негодованием отворачивались тщеславные юноши, лелеявшие в себе предпринимательскую жилку. Он победил их. Он доказал, что это не он, а они – идиоты, и жилка здесь трепетно бьется вовсе не там, где она бьется там, на Западе.

Катин сидел в маленьком баре, затерянном на одной из улиц, прилегавших к Канал Стрит.

«После наступления темноты бродить там не советуют и в другие времена… А уж тем более сейчас…» – вспомнились ему слова служащего из «Рэдиссона». – «Мы говорим туристам: пусть вас не вводит в заблуждение то, что днем многие здешние улицы выглядят симпатичными и вполне безопасными. Вот пожалуйста…»

Служащий выложил на стол распечатанную из Интернета карту. Она была сплошь испещрена разноцветными кружочками, квадратиками и треугольничками.