Беседы (Омилии)

Беседы (Омилии)
Автор:
Перевод: Архимандрит Амвросий (Погодин)
Жанр: Православие
Год: 1993

Во время архипастырства в Фессалониках с амвона кафедрального храма свт. Григорий Палама произнес большую часть своих 63 омилий, подтверждающих его глубокую духовность, богословские дарования и преданность Церкви. Хотя омилии посвящены по преимуществу аскетико-нравственной и социально-патриотической тематике, в них находится место и для умозрений о нетварном Фаворском свете (в омилиях 34, 35 «На Преображение Господне»). Палама предпочитает говорить высоким стилем с тем, чтобы «лучше возводить распростёртых на земле, нежели низводить из-за них пребывающих на высоте».

Отрывок из произведения:

Омилия I. О сохранении мира друг с другом. Сказанная на третий день по прибытии Св. Григория Паламы в Фессалоники.

Омилия II. В Неделю притчи Господни о Мытаре и Фарисее.

Омилия III. На притчу Господню о спасенном блудном сыне.

Омилия IV. На Евангелие о Втором Пришествии Христовом и о милосердии и благотворении.

Омилия V. На Сретение Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в ней же говорится и о целомудрии и о противоположном ему зле.

Другие книги автора Григорий Палама

Трактат «Триады в защиту священнобезмолствующих» — главное произведение Григория Паламы (в 1995 переведен на русский язык В. Вениаминовым и издан в том же году в Москве издательством «Канон»).

Впервые на русском языке выходят в свет трактаты святителя Григория Паламы "О божественном соединении и разделении", "О божественных энергиях и их причастии" , "О божественном и боготворящем причастии", "Собеседование православного с варлаамитом", "О том, что Варлаам и Акиндин являются дихотомитами". Диалог "Собеседование православного Феофана с возвратившимся от варлаамитов Феотимом, или О божественности и о том, что в ней причаствуемо, а что непричаствуемо" выйдет в новом переводе. Редакция надеется, что работа по расширению и углублению знакомства с сочинениями святителя Григория будет сочувственно встречена читателями.

В состав тома включены:

Исповедание Православной веры святителя Григория Паламы.

Ко всечестной во инокинях Ксении, о страстях и добродетелях и о плодах умного делания.

Письмо к Акиндину, посланное из Фессалоники прежде соборного осуждения Варлаама и Акиндина.

Диспут с хионами.

Десятословие по Христианскому Законоположению.

Письмо своей Церкви.

Святогорский томос.

В книге собраны антилатинские сочинения святителя Григория Паламы (1296–14 ноября 1359), посвященные вопросу об исхождении Святого Духа: два «Аподиктических слова» и примыкающее к ним небольшое произведение «Против Векка».

Публикация данных сочинений, впервые переведенных на русский язык, существенно уточняет и расширяет представление российских читателей об аргументации православных богословов в их полемике с римо–католиками по одному из важнейших спорных вопросов, а также о самой методологии ведения полемики.

Книга предназначена для богословов, философов, историков и всех, интересующихся судьбами Церкви.

Среди творений свт. Григория Паламы особое место занимают его «Главы» («Сто пятьдесят глав, посвященных вопросам естественнонаучным, богословским, нравственным и относящимся к духовному деланию, а также предназначенных к очищению от варлаамитской пагубы»).

Общепризнано, что в «Главах» свт. Григорий достаточно систематично излагает самую суть своих богословских воззрений. И действительно, здесь в сжатой и насыщенной форме представлены сущностные черты учения о Святой Троице (в том числе, о различии сущности и «энергий» в Боге), сотериологии, учения о человеке и космологии Паламы. В целом можно сказать, что «Главы» являются одним из самых зрелых творений свт. Григория Паламы, ни в чем не уступая его известным «Триадам», а в ряде моментов и превосходя их.

Издатели надеются, что предлагаемая читателю публикация переводов святителя вызовет интерес богословов, религиоведов, философов, филологов, студентов духовных и светских учебных заведений, а также всех интересующихся наследием святоотеческой мысли.

«Антирретики», то есть «Слова возразительные», в которых опровергается учение Григория Акиндина, — одно из самых интересных полемических сочинений святителя Григория Паламы и самое объемное его произведение. В нем мы находим продолжение полемики, с которой читатель настоящей серии имел возможность познакомиться в томе, посвященном избранным трактатам св. Григория. Следует отметить, что Антирретики против Акиндина, несмотря на всю свою полемическую заостренность, представляют собой одно из самых замечательных изложений православного богословия обожения в его связи с христологией и учением об умном безмолвии. Недаром преп. Никодим Святогорец — сам великий знаток паламитского наследия, подготовивший на рубеже XVIII и XIX вв. первое в истории Собрание творений св. Григория, к несчастью, так и не увидевшее свет, — в своем переложении книги «Духовные Упражнения» указывает на Антирретики как на наиболее глубокое и дерзновенное изложение тайны обожения человеческого естества и одно из лучших толкований на слова апостола Павла о том, что «Бог будет всяческая во всем». Книга предназначена для богословов, философов, историков и всех, интересующихся судьбами Церкви.

Популярные книги в жанре Православие

1 Однажды, когда народ теснился к Нему, чтобы слышать слово Божие, а Он стоял у озера Геннисаретского,

2 увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети.

3 Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки.

4 Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова.

Доклад на Конференции «Проблемы российского либерализ­ма» в рамках комплексной программы «Первенцы свободы» к 175-летию со дня восстания декабристов. С.-Петербург, дек. 2000 г

В Стамбуле, когда выходишь из новых кварталов и пересекаешь мост по самой середине Золотого Рога, там, где на другой стороне гигантская автострада как бы по живому телу рассекает византийскую и турецкую плоть старого города, проходя под акведуком Валента, который столь по–римски, победно перешагивает ее, нужно свернуть направо и выйти на улицу, идущую вдоль Золотого Рога. Ныне это промышленный район, где обрабатывается древесина, которую привозят на судах из прибрежных лесов Малой Азии. Повсюду — лесопильные заводы, визг металла, вгрызающегося в стволы, грузовики, разъезжающие в пыли или в грязи, ангары, загроможденные досками. То там, то здесь с небольшого пустыря открывается вид на суживающийся залив, на пыльный скверик вдоль пристани, у которой всегда пыхтят тяжело нагруженные пароходики, обслуживающие побережье. Взгляд ваш добирается до старой стены Феодосия и улицы Гробниц, священной земли Эйюпа, где погиб при тщетной осаде города последний спутник Пророка. Баржи вытащены на берег, где среди старых бидонов они ожидают новой покраски. Летом, когда среди пузатых фелюг здесь купаются дети, платаны уже желтеют. Напротив, на другом берегу тихого водного потока, на холме, покрытом желтой травой и белыми стеллами, — мусульманское кладбище. У его подножия — судоверфи, грохот молотков по железу. На берегу, где

Протоиерей Петр Викторович Гнедич происходил из известной дворянской фамилии Гнедичей, давшей русской литературе знаменитого поэта и переводчика «Илиады» Н. И. Гнедича и писателя П. П. Гнедича (автора «Истории искусств»).

Петр Викторович родился в семье юриста в 1904 году, он получил высшее гуманитарное образование, работал в научных библиотеках, затем по непростым обстоятельствам времени перешел на экономическую работу.

Петр Викторович был одним из первых учеников возрожденных Московских духовных школ. В 1946 году он поступил в Московскую духовную академию, которую успешно закончил в 1949 году со степенью кандидата богословия.

Камень алмазъ по цвету сходенъ съ воздухомъ. Его носилъ первосвященникъ, когда входилъ во Святая святыхъ. А входилъ онъ трижды въ годъ: въ праздникъ Пасхи, Пятьдесятницы и Кущей. Онъ тогда полагался на груди первосвященника, когда онъ облекался въ подиръ, а сверху подира надевалъ верхнюю ризу (эпомиду). Эпомида же спускалась несколько ниже груди: ибо длина ея была пядень съ половиною. А съ правой и съ левой стороны повыше сосцовъ, где пришиты были два щитка, свешивались два смарагда. По средине же ихъ было явленіе [1]

Хранители непорочной нашей христіанской веры и ревнители славы Божіей, верные императоры [2] наши, имеющіе попеченіе обо всемъ, чтó угодно Господу и что полезно намъ христіанамъ, ныне же особенно сильно озабоченные делами церковными, при обсужденіи вопроса о назначеніи архіерея для этого царствующаго города своего, на мне остановили благочестивую мысль свою и приказали уведомить меня о томъ, что имъ угодно было остановиться на мне. Когда же я объявилъ, что недостоинъ этого и не делалъ имъ ни малейшей уступки, какъ не имеющій силъ поднять и понести это тяжелое иго, то они повелели представить меня предъ ваше лицо; такъ какъ и вы разделяете это ихъ желаніе. Итакъ теперь вы, мужи, боящіеся Бога и всегда имеющіе Его въ сердцахъ своихъ, называющіе себя именемъ Христа, истиннаго Бога нашего, то есть христіанами, выслушайте краткую апологію отъ нашего смиренія и ничтожества. Все, что я высказалъ уже въ свою защиту благочестивымъ и всеправославнымъ императорамъ нашимъ, выскажу и предъ лицомъ вашимъ. Мне страшно согласиться на такое избраніе, и отъ лица Божія я впиваю въ себя боязнь решиться на это такъ легко и безъ всякой осмотрительности, чтобы не подпасть страшному осужденію. Если сподобившійся услышать гласъ Божій, имевшій училищемъ небо, сделавшійся созерцателемъ рая, слышавшій неизреченные глаголы и пронесшій имя Божіе предъ лицомъ народовъ и царей, божественный апостолъ Павелъ, въ посланіи къ Коринфянамъ, говорилъ: да не како инымъ проповедуя, самъ неключимъ буду

1) Поелику Бога благого благодатью, отрекшись от сатаны и дел его, сочетались мы Христу, как в начале в бане пакибытия, так теперь снова в иноческих обетах, то будем соблюдать Его заповеди. Сего требует от нас не сугубый только обет наш, но и естественный долг; потому что, будучи исперва созданы Богом добрыми зело, мы и должны быть таковыми. Хотя грех, привзошедший от нашего невнимания, произвел в нас и то, что неестественно нам; но, по множеству милости великого Бога нашего, мы опять воззваны, обновлены страстью Бесстрастного, и искуплены ценой крови Христа Господа, избавясь таким образом от древнего праотческого преступления. Судя посему, если мы сделаемся праведными, то в этом не будет ничего великого; но тем паче будет достойно жалости и осуждения, если отпадем от правды.

Источник публикации - http://tapirr.com/ekklesia/chistyakov/vechn_grad/ind.htm

В электронной версии книги отсутствуют статьи: "«Господь хочет видеть людей счастливыми»", "Русские странницы", "«Нет совести без памяти»", "Ещё раз о Мандельштаме".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Я не знаю ни одного писателя, кроме Грэма Грина, представление о котором, составленное только на основании его книг, так бы соответствовало его реальному облику», — сказал как‑то Габриэль Гарсиа Маркес, признающий, что он многому научился у старшего собрата. И мы имели возможность убедиться в правильности суждения одного классика современной литературы о другом.

В сентябре 1986 года Грэм Грин прилетел в Москву, которую последний раз перед этим посетил почти четверть века назад — огромный срок, когда время так ускорило свой бег.

Многие послевоенные суды о "военных преступлениях" придали авторитетную правовую легитимность холокостной теории истребления. Самым важным из них был большой Нюрнбергский судебный процесс 1945–1946 гг., официально известный как Международный Военный Трибунал (МВТ) (International Military Tribunal (IMT)). Правительства Соединенных Штатов, Советского Союза, Великобритании и Франции судили самых известных из оставшихся в живых немецких руководителей как "главных военных преступников" за различные "военные преступления", "преступления против мира" и "преступления против человечности". Выражаясь словами Устава Трибунала, эти "нацистские заговорщики" совершили свои преступления как составную часть обширного "Общего Плана или Заговора". Помимо этого, одно лишь правительство США организовало еще двенадцать вторничных Нюрнбергских процессов, проведенных между 1946 и 1949 гг. Аналогичные процессы были проведены Великобританией в Люнебурге и Гамбурге и Соединенными Штатами в Дахау. Впоследствии было проведено много судебных процессов, связанных с холокостом, в Западной Германии, Израиле и Соединенных Штатах, включая широко освещавшиеся в СМИ процессы в Иерусалиме над Адольфом Эйхманом и Джоном Демьянюком. Тема обращения с евреями в Германии во время войны, заняла важное место на Нюрнбергском процессе. При обвинении подсудимых, Союзники особо подчеркивали, утверждаемое истребление шести миллионов европейских евреев.

Насколько были обоснованны, представленные в Нюрнберге доказательства для таких уничтожающих слов? Что подсудимые говорили в ответ на предъявленные обвинения? В данной работе автор подробно рассматривает общую достоверность свидетельств, цитировавшихся в Нюрнберге и других местах в подтверждение холокостной теории истребления, а также уделяет особое внимание основополагающему характеру этих процессов, сыгравших столь важную роль в "узаконении" теории холокоста.

Лучший сыщик из всех девятиклассников Дмитрий Блинков по прозвищу Блин во время летних каникул отправляется вместе со своим отцом в научную экспедицию для изучения места падения Тунгусского метеорита. В глухой тайге самолет, на котором они летят, терпит аварию. Митька вместе с попутчицей Линой выпрыгивают с одним парашютом. Круто? История только начинается! Дальше будет еще круче…

«Червь Уроборос» — героический «высокий» роман-фэнтези Эрика Рюкера Эддисона, впервые опубликованный в 1922 году. В книге рассказывается о затяжной войне между властным королём Витчланда Горайсом и лордами Демонланда в воображаемом мире, отчасти напоминающем скандинавские саги. Работа немного связана с поздней Зимиамвийской трилогией Эддисона, и иногда их все вместе называют Зимиамвийским сериалом.