Беседа о телекинезе, или На пороге 'Магической' физики

Проблемы и поиски

Беседа о телекинезе,

или На пороге "Магической" физики

"Считаю, что, опубликовав судебный отчет (см. "Дело о телекинезе" в "ТМ" № 5-7 за 1988 г.) о рассмотрении иска Кулагиной, вы сделали полезное, доброе дело. Внимательный читатель может теперь увидеть всю нелепость злобных высказываний в ее адрес, которые, вероятно, еще не раз появятся. Есть догматики (в том числе и среди ученых), не способные признать существование явления, кажущегося необъяснимым с позиций современных научных представлений. Они забывают, что и такое бесспорное явление, как свечение Солнца в течение тысячелетий, не находило объяснения. Не знаю, потребуется ли для понимания кулагинского телекинеза ждать новых открытий в физике или достаточно уже имеющихся сведений и объяснение будет найдено на пути изучения физических полей, окружающих человека, и познания экстремальных возможностей его организма. Но то, что явление, демонстрируемое Кулагиной, существует и не является фокусом, у меня сомнения не вызывает".

Другие книги автора Александр Николаевич Перевозчиков

О враче-психотерапевте А. М. Кашпировском говорят буквально все. Кто он — новоявленный мессия, удивляющий чудесами легковерных и умело посрамляющий недоверчивых? Или первооткрыватель нового направления в психотерапии? В чем состоит его феномен и что больше от его выступлений — пользы или вреда?

Первая часть выпуска посвящена рассказу о А. М. Кашпировском, вторая — содержит запись выступлений известных советских психологов, философов, медиков, журналистов, участвовавших в дискуссии «Телепсихотерапия — предел реального» в Институте философии АН СССР.

http://znak.traumlibrary.net

Феномены человеческой психики: на протяжении веков ни одна область наук о человеке не имела, пожалуй, столько явных сторонников и ярых противников. И по сей день в этой так и не обретшей официального статуса области науки вопросов гораздо более, чем ответов.

Автор предлагает своего рода научно-художественное исследование, в основу которого положены документы — исторические факты, свидетельства (подчас противоречивые) очевидцев, мнения ученых.

http://znak.traumlibrary.net

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

В этот сборник вошли статьи по литературному творчеству писателя Волкова Олега, которые были опубликованы им в личном блоге «Творчество как профессия» в популярной социальной сети «Живой журнал».

В своих статьях Волков Олег затрагивает вопросы, которые либо плохо освещены в статьях и пособиях признанных писателей, либо не затронуты ими вообще. Например типы писателей, типичные недостатки графоманов, самоорганизация и прочее. Так же даны рекомендации по книгам и пособия по литературному творчеству, которые автор счёл наиболее полезными для начинающих писателей.

Вторая книга дилогии. Версия 1.00.

Авторский сайт Волкова Олега: «Библиотека реалистичного фантаста».

Авторский коллектив:

В.Н. Басков, Г.Н. Бачурин, А.С. Еремин, А.В. Камянчук

Рецензент:

Главный специалист Министерства экономики и труда Свердловской области Н.П. Береснев

Устойчивое развитие Ирбитского муниципального образования. В 2-х ч. Часть 2. – Ирбит: ИД "Печатный вал", 2010. – 60 с.

ISBN 978-5-91342-010-7

Во второй части книги изложен стратегический план развития Ирбитского муниципального образования Свердловской области. Особое внимание уделено диверсификации сельской экономики, развитию несельскохозяйственных видов деятельности, сельскому туризму.

Для всех интересующихся проблемами устойчивого развития сельских территорий.

Время: реальность или иллюзия?

Гипотеза 1. Аналог «кротовой норы»

Одну из таковых еще в прошлом веке выдвинул ленинградский астрофизик Николай Козырев.

«Отчего светят звезды?», спрашивал он оппонентов. И сам же озвучивал стандартный ответ: «Оттого, что внутри происходят термоядерные реакции».

«Хорошо, - соглашался ученый. – Тогда давайте посчитаем, на сколько, к примеру, Солнцу, хватит зримых запасов топлива».

Открыв тайну рождения первых цивилизаций, нам еще не удалось понять, почему эти цивилизации погибали. Почему на первые места выдвигались другие страны, о существовании которых прежде никто и не подозревал? Почему одни и те же страны не раз гибли, но затем снова возрождались к жизни? Нам еще необходимо разобраться в том, почему такие перемены совершались многократно на протяжении мировой истории и к чему они в конечном счете вели.

Книга известного историка Ю. В. Емельянова приглашает читателей совершить увлекательное путешествие в мир тайн древних цивилизаций, секретов их рождениям гибели на протяжении нескольких тысячелетий.

В книге освещается новейшая, постсоветская история Туркменистана, страны древней культуры, ставшей заложницей режима личной власти Сапармурата Ниязова - одного из современных диктаторов, ввергшего народ в бесправие, нищету и духовное рабство. В яркой публицистической форме автор рассказывает о карьере и тоталитарном правлении туркменбаши, “главы” всех туркмен, которых он обманул и которых до сего дня подвергает моральному, правовому и экономическому унижению.

Книга изобилует разнообразным фактическим материалом, позволяющим составить достаточно полную и правдивую картину того, что происходит сегодня в этом центрально-азиатском государстве.

Компьютеры, ЭВМ… Ныне это неотъемлемый элемент производства. В книге, написанной кандидатом экономических наук, раскрывается крайне противоречивый характер компьютеризации экономики Запада. С одной стороны, автор показывает, какие огромные возможности открывает применение ЭВМ для развития производительных сил общества, а с другой — каким образом это используется капиталом в своекорыстных интересах и оборачивается против трудящихся. Раскрывая эти вопросы, автор иллюстрирует их яркими фактами капиталистической действительности.

Рассчитана на читателей, интересующихся экономикой капитализма.

«Компьютер на каждое рабочее место» — такова цель, к которой стремятся ведущие фирмы США, Японии, Западной Европы, занимаясь техническим перевооружением управленческого труда. По прогнозам американских специалистов, к началу девяностых годов в сфере управления на каждое рабочее место будет приходиться в среднем 1,2 компьютера или терминала. Что это — дань моде или необходимость?

Врач-реаниматолог Рана Авдиш никогда бы не подумала, что незначительные недуги, сопровождавшие ее беременность, могут привести к большой кровопотере, внутриутробной гибели плода на седьмом месяце и ее клинической смерти. Оказывается, параллельно с беременностью развивалось опасное заболевание, которое врачи не сразу смогли распознать. Рана провела долгие месяцы в собственной больнице, борясь за свою жизнь, перенеся ряд серьезных операций и получив осложнения на внутренние органы. Почти никто, даже она сама, не верил в ее выздоровление, а тем более в то, что она сможет иметь детей. Эта история не оставит вас равнодушным!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

БЕССМЕРТНЫЙ

Новый день, а вернее - его утро, обладает тем свойством, что дарит мне плохое настроение. И поэтому я никогда не срываюсь с постели проснувшись, а лежу по меньшей мере несколько минут, стараясь убедить себя, что мир не так уж плох.

Мне становится лучше, если удается вспомнить что-то приятное из предыдущего дня. Но увы - мне не всегда везет - и единственным спасением будут новые, неожиданные и поразительные события в грядущем.

Бессонный патруль. Сборник.

Под общ. ред. Ш. Кабылбаева

Перед вами очередной сборник о делах и людях казахстанской милиции.

Все четыре раздела кнпги повествуют о преемственности лучших традиций советской милиции, об опытных и мужественных людях нелегкого милицейского труда, готовых придти на помощь попавшим в беду в любое время дня и ночи, в пургу и гололед.

Специальный раздел сборника посвящен теме психологического поединка преступника и следователя, показу высоких нравственных начал работников советской милиции.

Бхарата Натьяшастра

Перевод фрагментов с санскрита И.Д.Серебрякова по изданию Где-то между 2 веком до н.э. и 2 веком н.э.

О СОЗДАНИИ ТЕАТРА

Давным-давно высокомудрые пророки Атрея и прочие, укротившие страсти, пришли к добродетельному Бхарате, мастеру театра, во время перерыва в репетициях. Он тогда только что окончил чтение мантры и сидел окруженный своими сыновьями. Высокомудрые пророки, укротившие свои страсти, почтительно спросили у него: "О брахман, как возникла натьяведа, столь похожая на прочие веды, которую ты сочинил? И для кого предназначена она, сколько в ней частей, каковы ее размеры и как должно ее применять? Пожалуйста, расскажи нам подробно обо всем этом". Выслушав мудрых, так сказал им Бхарата в ответ:

"Библиотечка IP клуба", 1997 г.

Кирилл Соколов

--------------------------------------------------

ВОЗЬМИ В ДОРОГУ ВРАЧА.

Порт-Лигат, 1 августа

На исходе чудесного дня, Дали решил пристрелить Фрейда. Во-первых, он разочаровался в его психоанализе, а во-вторых, Дали не любил евреев. - Cher! (Он всегда обращался ко мне подобным образом) Я решил ликвидировать Фрейда. Нет больше сил терпеть его занудство! начал разговор Дали, как только подсел к столу, накрытому для вечернего чаепития. После продолжительной паузы, во время которой он наблюдал за моим лицом и шумно глотал прокисшие сливки, мистификатор всех времен и народов продолжил свою мысль, - Я избавлю мир от этого гнусного проходимца. Его психоанализ - бред сумасшедшего. Представляете себе, какое воздействие могут оказать его последующие работы на неокрепшее поколение? В конце концов, мои бедные родители нарекли меня Сальвадор, и теперь самое время для того, чтобы спасти человечество! Что верно, то верно. Дали всегда что-нибудь, да спасал. Будь то искусство к примеру. Теперь он хочет выступить в роли мессии, облагодетельствовать всех, но каким образом? - с помощью убийства? Я просто терялся в догадках и долго не мог вызволить из жестяной банки пару анчоусов для бутерброда, и чуть было не превратил эти нежные создания в крошево паштета, орудуя трезубцем позолоченной вилки. - Не надо так волноваться, Cher! Ведь это будет совсем особенное, далианское убийство! Я только припугну старого маразматика, выстрелив в него пакетами желтой и красной краски из старинного пистолета. Я не доверяю современным системам. Я рассчитываю на международный резонанс! Как вы можете понять, за время моего знакомства с выдающимся живописцем современности, я привык ко многим его выходкам, но его последнее заявление произвело на меня впечатление. Мы еще немного помолчали за столом. Я так ничего и не смог проглотить, зато Дали наворачивал за двоих. Поев, он откинулся на резную спинку высокого стула, швырнул подбородочную салфетку на пол (он питался крайне неаккуратно и к его экспрессивной манере поедания надо было приноровиться), и принялся накручивать правый ус на палец, искоса поглядывая на меня. После чего произнес: "Выезжаем завтра утром на рассвете. Мне не терпится поскорее покончить с этим делом". Вышел из-за стола в прекрасном расположении духа. Я слышал его грузные шаги во время восхождения по спиральной лестнице. Он насвистывал Вагнеровских Валькирий. Они сопровождали его по коридору и исчезли в его спальне, как только громко хлопнула дверь. Я вздрогнул, как от выстрела. Ему еще предстоит прозвучать. Вряд ли он отступит от замышленного. А ведь он даже не поинтересовался: смогу ли я сопровождать его в этом опасном путешествии? Его приобретенная бестактность действовала мне на нервы. Что значит: "Выезжаем завтра утром..."? Как будто я был его слуга. Прикажете паковать чемодан, господин Дали? Что он там себе думает? Может быть, он может распоряжаться мною на правах гения? Из-за своей исключительности он крайне невнимателен к людям. За время моего пребывания у него, он даже не удосужился выучить мое имя и называл меня этим дурацким Cher! Я вспомнил, что также он обращался к соседской собаке. Нет, всему же есть предел! Но ведь все равно я поеду с ним - интересно: как это все будет выглядеть наяву? Глядишь, и мое имя появится рядом с ним, пусть даже и в скандальной хронике света. Всю ночь я провел в беспокойстве. Ворочался до тех пор, пока моя простыня не превратилась в единый жгут, и получить из него простыню заново не представлялось возможным. Я зажег ароматизированную свечу и попробовал почитать. С трудом постигая суть написанного, я захлопнул книгу Захер-Мазоха и попытался сконцентрироваться на причинах, подтолкнувших моего экстравагантного друга к мысли взяться за оружие. Как всегда было трудно следовать далианской логике, но я попробовал восстановить звенья цепи. Формальным поводом могла служить статья в "Таймс", которую я имел неосторожность перевести моему другу около недели назад. Автор (еще один венский шарлатан) камня на камне не оставил от теории фрейдовской сексуальности, предложив новую концепцию в психологии. Это серьезно задевало самолюбие Дали. Он восторженно воспевал Фрейда и всю эстетику своего творчества подчинил мрачным глубинам подсознания. Ставил его теорию во главу угла и принимал как руководство к действию. Разругался в пух и прах со своим отцом из-за Эдипова комплекса. Оскорбил свою бедную мать, которая уже давно была в могиле. Кроме того, Дали постоянно подшучивал над Галой и довел ее до крайней степени нервного истощения. Теперь они почти не разговаривали друг с другом, и мне так и не удалось примирить их до сегодняшнего дня, хотя я и выступал в малоприятном качестве посредника их отношений. В самом деле, как можно было при посторонних с издевательским видом расспрашивать несчастную женщину о ее сексуальных переживаниях детства? Занималась ли она мастурбацией и как занималась? Хотела ли переспать со своим отцом? Да она и в глаза не видела собственного папашу! Утром я попытаюсь отговорить гения от безумной затеи. Мне и так хорошо жилось здесь на морском побережье - в уютной бухте, окруженной рассыпчатыми скалами. Зачем мне покидать этот рай и пускаться в авантюры? С Дали того и гляди - попадешь в историю, еще окажешься в тюрьме за соучастие. Но зря я рассчитывал на его здравый смысл. Наутро Дали торжественно спустился к столу. Помимо всего прочего, на нем был камзол фиолетового бархата, малиновые панталоны с оранжевыми подвязками и деревянные башмаки. Голову его венчала мушкетерская шляпа с гигантским страус иным пером. Прямо в головном уборе Дали присел на краешке стула и его поза выдавала крайнее нетерпение. Пока я ел лангуста в мадере, Дали изощренно подсмеивался над несчастным стариком. С лихорадочным блеском глаз рассказывал мне, портя аппетит, как именно он себе представляет проведение намеченной акции. - Красное и желтое, ха-ха! Как омар среди лимонов. Это здорово подойдет к венской бородке господина Фрейда! - витийствовал Дали, вращая нафабренными усами. Разгневанный таракан - вот он кто. Я попробовал переключить его внимание на что-то другое, менее агрессивное. Например, ему можно нарисовать картину наподобие шедевра "Шесть портретов Ленина на рояле", что будет равносильной заменой предполагаемому расстрелу. Куда там. Неужели я не понимаю принципиальной разницы между его картинами и настоящим действием? Я не понимал, за что тут же был назван тупицей. Дали редко приводил аргументы за или против своих смелых мыслей. Предпочитал не связываться с окружавшими его болванами, чтобы самому не отупеть. Он вскочил из-за стола, не дав мне докончить мой завтрак. Экипаж был заложен, и Дали объявил пятиминутную готовность. Я нехотя поплелся за багажом. Дали жил по собственным, им самим установленным правилам, всем остальным приходилось их принимать. Я решил следовать за ним до конца. Что будет, то будет. Его служанка, старая Анна, поставила на задник кареты две корзины с провиантом. Не хватало нескольких дорожных мелочей. Уговорились подкупить их в дороге. Можно было отправляться. Я обратил внимание Дали на небо Андалусии. Будучи абсолютно прозрачным 12 месяцев в году, оно вдруг заволоклось облаками, и со стороны моря можно было видеть движение грозовых туч. Это было дурное предзнаменование, и я предложил повременить с отъездом. - Пустяки, Cher! Над всей Испанией - чистое небо!, - произнес Дали и мы тронулись в путь. Дали путешествовал в колымаге, запряженной четырьмя першеронами. Встречные принимали повозку за катафалк и почтительно снимали широкие шляпы. Дали важно отвечал на приветствия. После первых раскатов грома он понес что-то бессвязное о 4-х всадниках апокалипсиса и о неминуемом возмездии за прегрешения. Я всерьез стал опасаться за его рассудок. Нельзя так долго ходить под палящим солнцем без головного убора.